home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 24

Империя Оствер. Грасс-Анхо.

30.03.1405.

Если бы рядом со мной был личный летописец, которому бы я смог полностью довериться, то про минувшие месяцы жизни Уркварта Ройхо, он написал бы примерно следующее: "Господин граф продолжал служить на благо родины, хранил преданность императору и собирал под свою руку верных людей". И это были бы правдивые слова.

После той памятной для меня ночи, когда я столкнулся с не самыми умелыми бойцами и агентами клана Умес, и кинул вызов старейшинам, минуло почти два месяца, а от врагов ни ответа, ни привета. Все было достаточно спокойно, и моя жизнь шла своим чередом, хотя событий в ней произошло немало, больших и маленьких, приятных и не очень, просто нейтральных и вызывающих интерес. И прежде чем перейти к сегодняшнему дню можно немного рассказать о том, что же случилось за это время.

Хорошего было немало, и это меня радовало. Нареканий по службе у меня не имелось, и вскоре, после проведения основного этапа операции "Сеть", я смогу покинуть команду Сима Ойсы, и вернуться в Черную Свиту. И это было хорошо. А помимо этого, вокруг меня начал сколачиваться костяк из верных людей. Само собой, это Дайирины, практически, родня, и порученцы по особым делам. Капитан Линтер, который после выполнения совместной работы с шевалье, перебрался в столицу и был принят мной на службу и, после неизбежного увольнения наемников, взял на себя охрану особняка. Его люди, опытные имперские ветераны, последовали за ним, и стали моими дружинниками. Ну и, конечно же, моя маленькая Служба Безопасности, в лице трех профессионалов из бывших тайных стражников Эрика Витима и двух подростков, которых Керн натаскивал на агентурную работу и разведку. И хотя, все эти люди, которые примкнули ко мне, получали от меня жалованье, и на их содержание уходила тысяча иллиров в месяц, затраты того стоили и я мог рассчитывать на то, что в трудную для меня минуту они прикроют мою спину. А затем, в будущем, когда я верну свой родовой замок и стану полноценным феодалом, каждый из них займет свое место рядом с графом Ройхо.

Однако это все будет потом, а пока все мы жили в своем небольшом мирке, и ждали нападения противника, которое все никак не происходило. И мной это было истолковано как добрый знак, говорящий о том, что Умесы ведут сбор информации и торопиться с решением "Дела Ройхо" пока не намерены. Чего-то подобного я и ожидал. Моя непомерная наглость вызвала интерес старейшин, которые, как я подозреваю, не совсем адекватные люди, живущие в своих фантазиях, считающие себя самыми умными и пытающиеся подстроить весь остальной мир под себя. Но мир не так прост, как кажется, и на каждую хитрую морду рано или поздно найдется мозолистый кулак, который докажет шибко умным республиканским вожакам, что не все решает хитрая интрига с прицелом на будущее.

Впрочем, речь пока не об этом. Главное, что заминка старейшин, а скорее всего, одного отдельно взятого главы семейства, дала мне возможность отыграть немного времени для того, чтобы завершить свои дела в столице, и спокойно уйти на север, где достать меня гораздо сложнее, чем в Грасс-Анхо. Тем более что республиканцы стягивают к своим границам войска, и готовятся вот-вот объявить войну империи, а потому, на время Умесам может стать не до графа Ройхо. И хотя, совершенно ясно, что в покое меня не оставят, ибо ради престижа, мести и поддержания грозной репутации, кровного врага надо завалить, до поры до времени, сметать мою скромную персону с игровой доски не станут. А когда Умесы постараются это сделать, то ликвидация будет проводиться на показ и красиво, мол, смотрите, какие мы насквозь продуманные, мудрые и ловкие.

Излюбленный прием людей клана, подобраться к врагу вплотную, выждать удобного момента, и нанести удар, когда противник истощен и морально сломлен. Это весь смысл их жизни и основной прием. И даже в большой политике они придерживаются такой же тактики. За примером далеко ходить не надо. Известно, что именно Коцка была инициатором Последней Войны против Империи Оствер, и республика обещала выступить против нас сразу же, как только начнут Ассир и Асилк. Но когда королевства вступили в войну, восточные республики стали выжидать, и до сих пор, так и не начали боевых действий. И пока на Мистире полыхал пожар войны, они копили силы, готовились и дождались того, что значительная часть имперских сил с Эранги была переброшена против королевских войск. Так и в моем случае, для начала, старейшина постарается подвести ко мне агента, который встанет рядом со мной, а я, естественно, людей со стороны к себе не подпускать не стану. Кто со мной сейчас, тем и верю (конечно же, в рамках разумного), потому что они рядом с самого начала, а остальных придется просеивать сквозь мелкое сито и изучать подноготную каждого человека.

Это то, что касается лично меня, а что относительно событий вокруг, то их можно разделить на глобальные и обыденные. Глобальные, это те, которые затрагивают все государство или столицу, а обыденные, самые обычные повседневные происшествия. И о многом можно было бы рассказать, но мое внимание привлекало не все, а только то, что происходило в непосредственной близости или было у людей на слуху, так что я поведаю лишь о некоторых из них.

Империя продолжала воевать и пока, положение дел на фронтах для остверов было не благоприятным. Ассир, Асилк, Цегед и Арзум, медленно, но уверенно, наступали на северо-запад материка Мистир, и наши войска, цепляясь за каждую крепость, острог, форт или горку, откатывались вглубь имперской территории. Были потеряны два приграничных графства и несколько мелких владений, и великий герцог Кайяс постоянно требовал от Верховного Имперского Совета подкреплений и помощи в обустройстве сотен тысяч беженцев. Однако помогали ему не очень охотно, как я уже говорил, у каждого члена Верховного Совета имелся свой интерес, и только воля одного человека могла бы заставить государство работать в едином ритме и мобилизовать все свои силы ради общего дела. И таким лидером собирался стать наш молодой император, который уже подмял под себя практически весь Белый Город, активно восстанавливал численность гвардейских полков и создал еще две отдельные роты. Теперь, следующим его шагом должна стать назначенная на сегодняшнее утро зачистка Черного Города, в которой предстоит принять участие мне и многим другим офицерам и солдатам, привлеченным к участию в операции "Сеть".

Таковы большие события, а из мелких происшествий внимания заслуживают только три.

Первое, это, само собой, возвращение юной дочери баронессы Кристины Ивэр к матери. Шевалье Дайирины порученное им дело выполнили, и показали, что тактические задачи они способны выполнять самостоятельно. Но это и не удивительно, все-таки братья офицеры-пограничники, которые за время службы в имперском линейном полку многому научились. Второе, было связано с патлатым арбалетчиком, который готовился убить моего соседа барона Тангра. И поскольку планирующееся убийство аристократа, как выяснилось, по личным мотивам, связанным с женщиной и неразделенной любовью, меня никак не касалось, я занял позицию зрителя и с интересом наблюдал за тем, что же будет дальше. Ждал развития событий, и дождался. Барон Тангр приехал из провинции в столицу, некоторое время провел в своем доме, а когда выезжал, получил арбалетным болтом в паховую область. Стрелок скрылся, а барона спасли маги, однако он на всю жизнь остался импотентом. Ну, а третье событие, заключалось в том, что мой друг Виран Альера решил жениться, и его избранницей, что удивительно, оказалась моя старая знакомая графиня Клэр Генцер. Как они сошлись, не понимаю, ведь оба совершенно разные и не похожие друг на друга люди. Но чужая душа потемки, и копаться в ней не стоит, а потому я удовлетворился словами Альеры что это любовь, принял его поступок как данность и был приглашен на свадьбу, которая должна была состояться в конце весны, незадолго до моего отбытия на историческую родину.

Вот, такова была жизнь вокруг меня и приставших ко мне людей. А день сегодняшний начался с того, что, приказав дружинникам не расслабляться и готовиться к тому, что возможно, в городе будут беспорядки, еще до рассвета я покинул дом и прибыл в казарму Черной Свиты. Здесь, вместе еще с двумя десятками офицеров, лейтенантами и корнетами, я облачился в свои доспехи, надел на голову шлем, и отправился к правому крылу Старого Дворца, где влился в строй офицеров из гвардии, городской стражи и имперских линейных полков.

Нас было больше сотни человек, и в четыре шеренги мы встали перед массивным полутемным зданием дворца. Все подготовленные командой Ойсы координаторы операции "Сеть" были в сборе, и вскоре появился граф Руге и мой начальник. Эти два человека прошлись вдоль строя, и канцлер императорского двора произнес краткую напутственную речь, суть которой сводилась к тому, что мы, верные воины императора, должны очистить Черный Город от воров и бандитов, а мирных граждан принудительно сопроводить в лагеря для перемещенных лиц.

После этого, сказав все, что был должен, граф Руге покинул нас, а вперед вышел Ойса, который начал инструктаж. Что он скажет, я знал, сам над инструкцией работал, а потому, сделав каменное лицо, хранил спокойствие, вдыхал в себя свежий утренний воздух, ловил краем уха отдельные слова и предложения начальника, и сам себе их мысленно комментировал.

— Каждое подразделение должно следовать намеченному плану, — говорил Ойса.

"Это само собой, — думал я, — без этого никак".

— Ваша миссия состоит в том, чтобы контролировать работу воинских частей и соединений и не допускать случаев мародерства или беспричинного насилия.

"Ага, все правильно. Но порядок будет сохраняться только до тех пор, пока бандиты не начнут драться. А когда прольется первая кровь, как удержать солдат? Никак. Они станут давить даже малейшее сопротивление, и будут в своем праве, с ворами чикаться нельзя, особенно, на их территории. И мелкое мародерство не остановишь, солдатики имеют право на трофеи. Другое дело офицеры, вроде меня или командиры подразделений. За нами обязательно станут наблюдать тайные стражники, и потому, все мои мечты о том, чтобы самому погреть руки на уничтожении воровских группировок, остаются мечтами. Жаль, конечно, но рисковать не стоит".

— Главное, порядок и дисциплина.

"Так точно!"

— При обнаружении материальных ценностей они должны быть переданы под ответственность агентов канцелярии императорского двора.

"А если кто чего не сдаст, тот вместо наград получит по башке. Плавали, знаем".

— Воровские малины, хавиры и дома криминальных авторитетов должны быть осмотрены не по одному разу, и в каждом подобном месте, после его зачистки, необходимо оставить крепкий караул под командованием ответственного сержанта.

"Ну да, отнорков и потайных ходов в Черном Городе столько, что за одни сутки все не обнаружишь, и затаившиеся по схронам бандосы выползут только тогда, когда придут команды факельщиков и строители, которым предстоит разрушить самые ветхие здания и засыпать подземные ходы".

— Обращаю ваше особое внимание на то, что к оцеплению могут подъезжать важные чиновники и влиятельные господа из Белого Города. Таких людей за охранный периметр не пропускать. И ваша дополнительная задача, как офицеров-координаторов операции "Сеть", состоит в том, чтобы разрешать все конфликты с аристократами на месте".

"Лично я, все вопросы улажу, знаю, кто есть кто, и сам в столице некоторое уважение имею. А вот какой-нибудь рядовой незнатный капитан, если на него сильно надавят, может отступить, и я его могу понять. Одно дело воров в капусту крошить, а совершенно другое остановить какого-нибудь важного чиновника, аристократа или управленца Торгово-Промышленной Палаты. Порой, это чревато неприятными последствиями".

— В случае обнаружения важных криминальных авторитетов или агентов иностранных разведок, портреты которых вам были показаны ранее, необходимо не допустить их смерти, и после захвата сразу же передать этих людей в руки дознавателей.

"Это уж как получится. С кем столкнешься, не угадаешь. Один может сам в плен сдаться, а другой, подлец такой, неволе предпочтет смерть, и будет в своем праве. Все равно после пыток на плаху потянут, так лучше уж в бою погибнуть".

— Операция начнется в десять часов утра.

"Все по плану. Пока пехотные подразделения к Черному Городу выдвинутся, вот тебе и время".

— Вы обязаны оказывать полное содействие господам магам.

"Кто же спорит? Маги это хорошо. У серьезных воров могут быть магические артефакты, как охранные, так и наступательные, а чародеи помогут их обезвредить".

— Но в то же самое время вы должны за ними присматривать.

"Мы за ними, а они за нами. И все вместе мы смотрим за городскими стражниками и имперскими пехотинцами. Контроль со всех сторон".

Сим Ойса говорил около получаса, до тех пор, пока дворцовые колокола не стали отбивать шесть часов утра. На краткий миг, наш начальник замолчал, а когда звон стих, он отдал команду:

— Получить предписания!

Появились постоянные сотрудники Ойсы и я подошел к Каю Кэмпи, который вручил мне пакет подписанный моим именем. Внутри были документы, в которых было сказано, что как офицер-координатор я прикомандирован во 2-й батальон 49-го линейного пехотного полка, который через один час должен встретить в районе моста Две Сестры через реку Ушмай и проводить это подразделение в Маршальский район Черного Города. А помимо этих бумаг там же находилась полная роспись того, что должен был делать батальон и лично я. Это все формальности, которые в принципе, были лишними, так как командир батальона подполковник Смел и я, уже были знакомы, и что нам делать, мы знали. Однако бюрократию никто не отменял, и если что-то, вдруг, пойдет не так, Ойса всегда прикроется тем, что инструктаж был и для успеха операции "Сеть", лично им, было сделано все возможное. Поэтому, я молча взял предназначенные мне документы и уже через полчаса вместе еще с несколькими гвардейцами и парой стражников находился у широкого транспортного моста Две Сестры.

С реки задувал свежий ветер. Столица просыпалась, и многие прохожие с интересом смотрели на офицеров в доспехах и при оружии, которые стояли на мостовой и чего-то ждали. Горожане не понимали, что сегодня произойдет, но вопросы нам никто не задавал. Ожидание было томительным, но в назначенный срок на левом берегу реки появились стройные колонны 49-го полка. Солдаты, которые вчера отдохнули, а сегодня узнали о том, что им предстоит сделать, двигались бодро и четко. Стройные колонны закованных в железо латников со щитами в руках спускались вниз. Ласковое весеннее солнце сверкало бликами на оружии, латах, касках и начищенных умбонах. Командиры рот и батальонов шли впереди или сбоку своих подразделений, и вид идущих выполнить волю императора войск, вселял в сердце уверенность, что все получится так, как задумано. И хотя я понимал, что идеала не бывает и, в любом случае, будут неожиданности и масса неприятных моментов, в тот момент мне хотелось верить только в самое лучшее.

Батальоны полка, все пять, один за другим начали переходить на правый берег. Лейтенант Черной Свиты шевалье Кайтер, пристроился к 1-му батальону. Я дождался прохождения передовой колонны и, пожелав удачи остальным своим "коллегам", направился ко 2-му батальону. Подошел к комбату, несколько сутулому пожилому дядьке с роскошными седоватыми усами, ударил правым кулаком по своему панцирю и, дождавшись, пока подполковник Смел остановится, доложился по всей форме:

— Господин подполковник, лейтенант Черной Свиты Ройхо! Прикомандирован к вашему батальону как офицер-координатор!

— Отлично! — Смел мотнул головой, и красный гребень на его шлеме качнулся в такт движению. После чего подполковник встал рядом со строем, продолжил движение и подбодрил своих офицеров: — Ротные не зевать! Правое плечо вперед!

— Правое плечо вперед! — продублировал приказ комбата командир передовой роты, и колонна свернула от моста налево.

Я встал рядом с комбатом и подстроился по его шаги, и он, покосившись на меня, спросил:

— Все без изменений?

— Так точно, господин подполковник! Работаем по Маршальскому району. Одна рота перекрывает выходы с четырех улиц: Камтас, Инсвир, Логеррас и Питцер. Две остальные начинают зачистку. Штабной взвод в резерве.

— Как думаешь, драться придется? — Смел задал мне вопрос, которым уже интересовался при нашей прежней встрече.

— Да, — в ответе я не сомневался. — Район старый, не раз перестраивался, и в нем проживает больше десяти тысяч человек, из которых около тысячи, так или иначе, состоят в какой-либо криминальной группировке. Значит, просто так они не сдадутся. И если мы хотим избежать больших потерь, то должны действовать по плану. Оцепление и незамедлительный удар по зданиям, которые являются штаб-квартирами и местами проживания местных авторитетов. Таких домов всего три, два на улице Инсвир и еще один на Питцер. Сопротивление давим жестко и хватаем вожаков. Дальше проще, без лидеров братва попробует прорваться к районам ТПП, но это будет неорганизованный натиск, который ваша пехота сдержит.

— А если бандиты все же прорвутся?

— Вокруг нас будет еще одна линия оцепления из городских стражников.

— А ты уверен, что стражники выйдут на свои позиции вовремя.

— Конечно. Наверняка, они уже на месте.

— Это хорошо, что отвечаешь без запинки и сомнений, — полковник удовлетворенно кивнул. — Значит, план, действительно, хорошо проработан.

— Не сомневайтесь, господин подполковник, все продумано и учтено.

Комбат ничего не ответил. Под удивленными взглядами горожан мы продолжили свой путь и, примерно, без двадцати минут десять, были на месте. Первая рота разделилась на четыре взвода и солдаты, обходя Маршальский район, стали перекрывать выходы из района. Вторая рота направилась на улицу Инсвир, где она была должна взять опорные пункты двух группировок. Штабной взвод во главе с подполковником остался на месте. А я, вместе с третьей ротой, парой присоединившихся к нам городских стражников и молоденьким магом из школы "Торнадо", которые на месте оказались раньше батальона, двинулся к резиденции авторитета по кличке Перец, лидера банды под грозным названием "Стервятник".

В общем-то, мне этот вор и даром не нужен, и бегать с мечом наголо по улицам мне не интересно, да я и не должен. Но у канцелярии императорского двора к этому человеку был особый интерес. А значит, его обязательно следовало взять живьем, и мне предстояло этот процесс проконтролировать, а то пехотинцы разбираться не станут, авторитет он или просто так, мелкий шнырь, прирежут вора, и концов не найдешь. Где он живет, мы знали очень хорошо, подходы к его двухэтажному и недавно отреставрированному дому были изучены, и солдаты прекрасно понимали, что они должны были делать. И поэтому, лишь только мы оказались перед крепким серым зданием, которое было окружено небольшой зеленой изгородью, командиры стали отдавать команды. Два взвода перекрыли улицу, еще один обошел особняк Перца с тыла, а остальные бойцы начали атаку.

— За Анхо и империю! — рявкнул ротный, здоровенный светловолосый мужик.

— А-а-а! — поддержали его солдаты.

— Вперед!

Выставив перед собой щиты, пехотинцы рванулись по дорожке к дому, и толкнулись в закрытую дверь. После чего, не долго думая, бойцы схватили заранее подобранное на улице бревно и несколькими мощными ударами свалили препятствие. Тут же изнутри вылетела пара стрел и арбалетный болт. Но все эти метательные снаряды ударились в железо, и хотя болт пробил защиту одного из солдат, тот отделался легким ранением. Кто-то выкрикнул ругательство, из дома тоже ответили матом, и имперцы вломились в дом. Звон клинков. Предсмертные крики и всхлипы. Мольбы о пощаде. Добивающие удары. И первый этаж занят.

На полминуты все стихло. Пехотинцы показали свое умение действовать сообща, и часть охранников Перца была перебита. Сам авторитет с ближними телохранителями в это время находился на втором этаже. И когда первые солдаты начали подниматься по широкой лестнице наверх, их встретили не случайные стрелы и вооруженные чем попало бандиты, а серьезное сопротивление. На проходе, полностью перекрывая его, стояло четверо закованных в глухую броню воинов с треугольными щитами и короткими мощными шестоперами в руках, по внешнему виду, настоящие земные рыцари века эдак четырнадцатого, позади которых, несколькими ступенями выше, расположились арбалетчики.

— Шир-хх! Шир-хх! — вниз полетели болты. Вскрикнули раненные, и вступивших в ближний бой солдат встретили латники, которые отбили их натиск без особого труда.

Глядя на это, я понимал, что авторитет что-то задумал, видимо, есть у него какой-то способ отхода. По крыше? Нет. Дом не соприкасается с соседними зданиями. По стене? Тоже не вариант. Кругом оцепление. Впрочем, возможно, он и не собирается бежать, а уничтожает какие-то документы. Все это не существенно, а важным является то, что если он сбежит или успеет уничтожить компромат, мне выразят свое неудовольствие, а я хочу покинуть группу Сима Ойсы тихо, спокойно, без криков и обвинений в некомпетентности. Значит, надо было действовать и, обернувшись к магу, я спросил его:

— Заслон сбить сможешь?

— Через две-три минуты. Мне настроиться надо.

Молодой маг, видимо, привлеченный к операции свежеиспеченный выпускник Академии, от вида крови, был бледен, и я, сплюнув на пол, решил, что на него надежды нет. И взяв в помощь нескольких солдат, я подскочил к мощному дубовому столу у входа и, подняв его перед собой, начал наступление на латников. В столешницу ударили короткие арбалетные стрелы. Она содрогнулась, но выдержала. Болты не пробили толстое дерево и, поднявшись на один пролет вверх, мы уперлись в латников, которые попробовали столкнуть нас вниз. Это им не удалось и, отпустив деревянную защиту, я присел на корточки, и увидел перед собой, обутые в обшитые стальной проволокой сапоги, ноги противника. Мои руки прошли под деревом и схватили противника за обувь. Резкий рывок на себя, и латник рухнул вниз. Строй противника был порушен, пехотинцы рванулись вперед, и в сутолоке их короткие корты оказались более действенным оружием, чем шестоперы. Снова хрипы умирающих бойцов и льющаяся по ступеням кровь. И перепрыгнув через стол и трупы, я рванулся вслед за солдатами, которые погнали стрелков.

На втором этаже снова бой. Перед покоями авторитета, на небольшой баррикаде из стульев и комода, собралось около десятка преданных ему людей. Это новая заминка. И я опять вмешиваюсь не в свое дело. Выхватываю ирут, протискиваюсь вперед, и мой панцирь принимает в себя метательный нож, который отскакивает от металла и отлетает назад.

— Бей! Круши! — выкрикиваю я во все горло.

— Бей! — привычно поддерживают мой яростный клич солдаты.

Наш строй давит на врагов, которые дерутся не хуже профессиональных вояк, и мы сбиваем их с баррикады. И пока солдаты преследуют противника по коридорам и многочисленным комнатам, вместе с двумя воинами я вошел в просторное помещение, которое, как я знал, являлось кабинетом Перца.

Сам авторитет, краснолицый сухопарый старик в шелковом полосатом халате, находится здесь. На полу стояла большая жаровня, а вор выкидывал из сундуков стопки бумажных листов и кидал их в пламя. Жадный огонь пожирал бумагу, наверняка, с ценной информацией, и надо было прекратить уничтожение важных документальных свидетельств. Но прежде чем это сделать, следовало добраться до Перца, а он был прикрыт двумя мечниками, по виду наемниками, которые, с обнаженными ирутами в руках, бросились навстречу мне и пехотинцам.

— Ваш левый, мой правый! — выкрикнул я солдатам, и мы с противником схлестнулись.

В длинном выпаде мечник попытался достать меня в голову, но я блокировал его смертельное движение ирутом, и одновременно с этим, поворотом всего тела ушел в сторону. С наемником следовало кончать быстро, и я не медлил. Мощный и быстрый диагональный удар от правого плеча вниз. Клинок противника встречает мой и опускается к низу. И прыгнув вперед, двумя ногами, я ударил вражеского мечника грудь, которая не была прикрыта доспехами. Я действовал быстрее наемника, и он не ожидал, что я поступлю нестандартно. Сильный удар опрокинул его, и он покатился по полу прямо в жаровню. Я тоже на ногах не удержался, все-таки на теле двадцать килограмм металла и в доспехах изображать акробата получается плохо. Мой копчик соприкоснулся с ковром, и резкая боль пробежала по всему телу. Было дело, я даже вскрикнул, но мой звук был заглушен диким ревом вражеского бойца, который упал лицом в огонь, и меня никто не услышал.

Крик боли и ярости моего противника разнесся по помещению, и я быстро встал. Солдаты к этому времени подранили второго мечника, которого загнали в угол, а что дальше следовало делать мне, вопроса не возникало. Два широких шага вперед. Добивающий удар в голову врага, который выполз из костра, и длинный прыжок вперед, на вора. В последний момент Перец обернулся и попытался отскочить. Но сделать этого он не успел. Мое тело ударило его в грудь, а рукоять ирута соприкоснулась с головой старика. Он рухнул на пол, а я поверх него. Полежал, огляделся, убедился, что все в порядке и снова оказался на ногах.

— Господин лейтенант, — обратился ко мне занавеской вытирающий свой окровавленный корт солдат, — что нам дальше делать?

— Потушите костер, — я кивнул на раскатившиеся по помещению дымящиеся угли, посмотрел на Перца и добавил: — Этого связать и передать под личную ответственность командира роты.

— Есть!

Ответ пехотинцев, которые, наверняка, подумали о том, что за захват авторитета, да еще при свидетеле, офицере гвардии, им что-то обломится, последовал незамедлительно, и они приступили к выполнению приказа. Ну, а я, с клинком в руке, подошел к окну и, не высовываясь, чтобы не получить болт от своих же арбалетчиков, искоса посмотрел на раскинувшийся немного внизу Черный Город. По дальним улицам передвигались серебристые змейки, колонны солдат. В паре мест полыхали пожары. А на реке Ушмай виднелись черные точки речных галер, которые были должны перехватывать всех, кто попытается выбраться из бандитских районов по воде.

"Операция началась, и пока все идет по плану, — подумал я. Затем развернулся лицом в комнату, посмотрел, как солдаты из кувшинов заливают огонь, и сам себя дополнил: — Но впереди еще целые сутки и куча проблем".

Одновременно с этой моей мыслью в кабинет вошел один из пехотных сержантов и с ним пара солдат. Рядовые связали пленного авторитета, и потащили его на улицу, а сержант сказал:

— Ваша милость, вас вызывают в расположение командного пункта подполковника Смела. Что-то случилось и требуется ваша, — он запнулся, и с трудом выговорил: — консультация.

Кивнув, я вложил меч в ножны, поправил черный форменный плащ, и направился вниз. День обещал быть утомительным и хлопотным.


Глава 23 | Черная свита | Глава 25