home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 2

Империя Оствер. Йонар.

18.04.1404.

Таверна "Сержант Йен" была переполнена. Очередной отряд йонарских наемников готовился к отбытию на фронт, и уже завтра с утра, он будет в городе Устио. А пока бойцы догуливают последние часы, выпивают, закусывают, в меру шумят, и тискают местных "жриц свободной любви", которых, обычно, в эту таверну не пускали, но сегодня вечер особый, и хозяин, сам в прошлом лихой вояка, пошел на уступки клиентуре. Все нормально, хороший вечер в неплохом месте, где можно не напрягаться и не ждать спонтанного конфликта, во время которого есть вариант схлопотать под ребро десять сантиметров острой стали. В уголке наигрывают легкую мелодию два музыканта, гитарист и скрипач. С кухни доносятся аппетитные запахи жареного мяса и специй. А в обеденном зале слышатся шаги, бульканье разливаемого по кружкам вина и пива, чавканье, покашливания, взвизгивание женщин и приглушенные разговоры.

Мы с Вираном Альерой, моим другом, и Нунцем Эхартом, тоже не чужим мне человеком, с которым немало было пройдено и пережито, сидели за угловым столиком, и ждали нашего нового куратора из подпольной организации, с условным названием "Имперский Союз". Каждый из нас понимал, что в жизни грядут перемены, и нам дадут очередное задание, наверняка, опасное, и Виран с Нунцем строили предположения о том, куда же нас занесет. Они перебирали сотни вариантов, и порой даже крепко спорили. А что касается меня, то я уже примерно знал, что нас ожидает, а потому не суетился, вел себя спокойно и, прижавшись спиной к покатой каменной стене, вытянул под тяжелым дубовым столом ноги, закрыл глаза и, находясь в блаженном состоянии покоя, вспоминал прошлое…

Все началось с того, что три с половиной года назад я был человеком иного мира, который называется Земля. И в результате одного хитрого магического действия, слепки моего разума и души попали в тело уже практически мертвого молодого дворянина по имени Уркварт Ройхо. Я смог сжиться с новым телом, волею несчастливого случая стал графом из древнего рода, и угодил на учебу в военный лицей со странным для меня названием "Крестич", где провел тридцать шесть месяцев, которые закалили меня и сделали сильнее. А когда обучение было окончено, я превратился в номинального лейтенанта наемного отряда "Рейдеры Плетта", и отправился на войну, с которой вместе с Вираном, выбрался только три дня назад. Нам повезло, мы не сгинули в горниле сражений, а выжили, смогли выбраться к перевалам через Маирский хребет, и вернуться в Йонар, столицу великого герцога Ферро Канима, город, который мне очень нравился и немного напоминал оставшийся в далеком прошлом родной Новороссийск.

В Йонаре, нашего возвращения не очень-то и ждали. Командир наемного отряда, в котором мы числились, уже списал нас в расход, и когда Виран и я, в потертых и грязных брезентовых горках и с рюкзаками на плече, вошли в трактир "Сержант Йен", то мы попали на свои поминки. Полковник Плетт, наш однокурсник Эхарт, отрядный маг Ярни, лейтенанты Катлис и Марис Радо и два рядовых бойца, стояли перед столом с кружками вина в руках. Плетт предлагал помянуть павших товарищей, а тут мы нарисовались и, естественно, нам обрадовались, хотя полковник незлобливо пробурчал, что вот, теперь придется платить нам деньги за поход.

Потом была гулянка, ванна с теплой водой, чистая одежда и женщина, одна из миловидных служанок трактира, которая помогла мне расслабиться. А вчера с утра, после того как Плетт расплатился с нами, он объявил, что вскоре нам троим, Эхарту, Альере и Ройхо, организацией "Имперский Союз" будет дано новое задание. В чем оно заключается, полковник не знал, и только сказал, что до сегодняшнего вечера, мы можем отдыхать.

Нас такой расклад устроил полностью, и мы отправились в город. Альера намеревался посетить элитный бордель для богатых йонарских граждан. Эхарт хотел отправить немного денег престарелой матери, которая бедствовала. А я направился на восточную окраину города, в гостиницу господина Ирсы, которая не раз служила мне временным пристанищем, и где меня могли ожидать письма. Кроме того, в голове крутилась думка, что по дороге, моя скромная персона заинтересует людей из Тайной Стражи Канимов, и я смогу пообщаться с бароном Анатом Каиром, еще одним моим куратором, которого, наверняка, должно было заинтересовать, куда и зачем вдоль Маирского хребта ходил отряд полковника Плетта.

Однако слежки за мной не было, по крайней мере, я никого не обнаружил, а самому искать барона Каира, было не с руки. И прогулявшись по спокойному мирному городу, которого уже многие сотни лет не касались войны и смуты, я просто отдохнул душой и, навестив гостиницу Ирсы, убедился в том, что прогулка была не зряшной, и на мое имя, действительно, имелась почта, одно приглашение на праздник. Послание было написано почерком очень хорошо знакомой мне девушки, которую звали Инна Пертак. Месяц назад моя бывшая любовница вышла замуж, и теперь приглашала меня на семейный праздник. Все честь по чести, без всяких задних мыслей, стандартное приглашение для друга. Но имелась одна серьезная закавыка, которая меня изрядно озаботила. Если раньше Инна подписывалась фамилией своего отца, то теперь она именовалась по мужу. И подпись уведомила меня, что отныне ее зовут баронесса Инна Каир.

"Да ну нах! — мысленно воскликнул я. — Не может такого быть, чтобы провинциалка из заштатного Герцогства Мариен захомутала самого начальника Тайной Стражи Канимов. Тут даже ее красота и ум не помогут. Тем более что мой куратор, в любом случае, знает, с кем она спала до того, как стала фрейлиной великой герцогини Магды, и выводы из этого обязательно сделает. Опять же, совпадение чрезвычайно странное, я хотел увидеть барона, а тут такой случай. Да уж, судьба крутит людьми, как только хочет".

Впрочем, еще раз обмозговав ситуацию, я решил, что выводы мои поспешны. Семья Каиров весьма многочисленна, имеет несколько ответвлений, и не ограничивается одним "Жалом Канимов", и вполне могло так случиться, что мужем моей подруги является не сам Грозный Анат, а кто-то из его ближайшей родни. И расспросив господина Ирсу, я узнал, что да, не далее как месяц назад женился старший сын барона, которого звали Рагнар, и сейчас он вместе с молодой супругой проживает по адресу указанному в моем приглашении, особняк Каир, набережная. А приглашение принесли не далее как вчера вечером, примерно через пять часов после того, как мы с Альерой вышли из городского телепорта.

Полученная информация кое-что прояснила, и я решил принять приглашение баронессы Инны Каир. Благо, пока я свободен, а на кармане имеются деньги. Так что на празднестве молодой четы Каиров я не буду выглядеть бедным попрошайкой из провинции, и смогу соответствовать облику йонарских дворян. Кроме того, есть думка, что о приглашении знает "Жало Канимов", и он считает, что я появлюсь в его родовом особняке.

Итак, решение было принято, и из гостиницы Ирсы, взяв наемный экипаж, я незамедлительно отправился в один из самых престижных городских магазинов готовой одежды. А ближе к вечеру, когда на улицах появились фонарщики, зажигающие масляные светильники, напротив особняка Каиров, остановилась карета, из которой вышел молодой симпатичный дворянин. Рост метр восемьдесят, волосы русые, глаза голубые. Одет в распахнутый на груди светло-серый шелковый камзол, в разрез которого проглядывала белоснежная рубашка. На ногах свободные оттенка кофе с молоком брюки и отличные ладно скроенные яловые сапожки, а на поясе широкий армейский ремень и ножны с боевым ирутом. В общем, это был я, собственной персоной, пока еще лейтенант наемного отряда "Рейдеры Плетта", граф Уркварт Ройхо, который имел при себе приглашение на праздник, и выглядел как небедный аристократ. И хотя на обновки было потрачено целое состояние, тридцать пять "иллиров", я посчитал, что деньги в данном случае пыль, а вот показать себя необходимо с самой наилучшей стороны.

Я остановился на тротуаре, кинул вознице экипажа серебряный нир, отпустил его, и огляделся. Справа ласковая синева теплого Исарийского моря. Впереди широкий проспект и сама набережная, по которой гуляют беспечные горожане, а слева особняк Каиров. Огромный пятиэтажный дом, огражденный от города высоким каменным забором, по виду декоративным, а на деле, наверняка, способным выдержать не один удар мощного осадного тарана или магический взрыв. Проход на территорию особняка, широкие двустворчатые ворота из причудливо и красиво изогнутых чугунных прутьев, был открыт. Рядом с ними стояли четыре слуги в ливреях, лица невозмутимые, а глазки скользят по моей фигуре вверх и вниз, и пытаются собрать обо мне всю, какую только возможно, информацию. Так что, слуги, наверняка, из одной весьма интересной местной организации, под названием Тайная Стража, тут к гадалке не ходи, и так все ясно.

"Ну, что же, неплохо живет подруга дней моих суровых, — подумал я. — Пока все мои поверхностные размышления подтверждаются, а что будет дальше, посмотрим".

Подойдя к воротам, я протянул слуге свое приглашение, и представился. После чего, по широкой аллее, меня проводили в особняк, и вскоре я оказался в просторном и ярко освещенном "вечными светильниками" бальном зале, где уже находилось не менее полусотни гостей, как правило, молодых женщин и мужчин, на фоне которых я выглядел вполне неплохо. И первое что я сделал, это представился хозяину и хозяйке этого праздника, которые находились в центре зала.

Сделав несколько десятков шагов, я приблизился к ним и, воспользовавшись тем, что Инна и Рагнар были заняты другими гостями, внимательно рассмотрел их. И надо сказать, увиденным остался доволен, так как на первый взгляд эта пара подходила друг к другу просто идеально.

Она, красивая и уверенная в себе женщина, брюнетка с шикарными волосами, точеной фигуркой и высокой грудью, которую я так любил ласкать. Одета в белоснежное шелковое платье, на груди дорогие украшения, а на голове сложная и весьма интересная высокая прическа. Выглядела бывшая дочка наложницы и "домашнего" барона, настолько непринужденно, словно всю жизнь вращалась в высшем обществе. И в целом, можно было сделать вывод, что она счастлива, и находится на своем месте.

Он, крепкий молодой мужчина с короткой прической, веселым румяным лицом, и широкими плечами, типичный оствер с древних картин. Одежда простенькая, темно-коричневый камзол, брюки как у меня, и такие же сапожки, на поясе стандартный ирут, видно, что не церемониальный, на гарде зарубки от ударов, хотя оплетка рукоятки новая. По виду, настоящий воин, по собранной за день в городе информации тоже. Как и я, Рагнар закончил "Крестич", только на пять лет раньше, а теперь занимает в армии Канима должность специалиста по деликатным поручениям. И он не рядовой исполнитель, а глава местных диверсантов. Никто не знает, сколько бойцов экстракласса, средневековых спецназовцев, в распоряжении великого герцога, но думаю, что их никак не меньше полусотни. Впрочем, не об этом речь, а о Рагнаре. Я о нем свое мнение сложил, и оно было хорошим. Так что главное, лишь бы он обо мне ничего плохого не подумал, а то мало ли, вдруг, ревность взыграет, и нехорошо может получиться, злые слова, дуэль, и чья-то смерть…

Наконец, гости передо мной, отошли от хозяев, и наступил мой черед. Я сделал шаг вперед, поклонился чете молодых Каиров, и произнес дежурное приветствие. Мне тоже ответили вежливо и учтиво, и Рагнар с Инной, явно, были мне рады. Это внушало уверенность в том, что вечер сложится хорошо и, слегка прикоснувшись губами к ручке хозяйки, я сказал:

— Прошу прощения, что не смог присутствовать на вашей свадьбе, дела.

— Интересно, какие? — Рагнар слегка прищурился.

— Поиск в районе Маирских гор, — короткая пауза и пояснение, — с юго-восточной стороны.

— Так значит, граф, вы были на войне?

— Немного, — я пожал плечами. — Особо хвалиться нечем, но пришлось по горам побегать, и идти на прорыв из окружения в составе армейской группы полковника Мурманса.

— Это уже рекомендация, — старший сын "Жала Канимов" уважительно покивал головой.

За мной выстроилась очередь из гостей, и я покинул хозяев. После чего, отправился гулять по залу и знакомиться с людьми из свиты великого герцога. Здесь слово, там кивок, тут тост за победу, и так пролетела пара часов. Я вышел освежиться в пустынный сад, присел на скамейку, вдохнул напоенный цветочными ароматами ночной воздух, и вскоре увидел Инну, которая, явно, двигалась за мной следом. Мои предположения подтвердились, она остановилась передо мной, мило улыбнулась, а затем разместилась рядом. Около минуты мы помолчали, и я спросил ее:

— Ты счастлива?

— Да, — она ответила без раздумий и таким уверенным тоном, что этим было сказано все.

— Я искренне рад за тебя, и желаю вашей семье всего самого наилучшего.

— А не ревнуешь?

— Только если самую чуточку, — я усмехнулся. — Меня сейчас другое заботит. Как твой муж относится к тому, что мы старые друзья?

— Он уверен, что ты мой спаситель, и только.

— А его отец, что думает?

— Не знаю. Но я хотела с тобой о нем поговорить. Я слышала, как старый барон при разговоре с сыном пару раз упоминал твое имя, и говорил, что за тобой нужно постоянно присматривать и не выпускать тебя из виду. А вчера он сказал, что ты в городе и попросил меня написать тебе письмо с приглашением на праздник. У меня на сердце неспокойно. Ты что-то натворил?

— Нет, все в порядке. У нас с "Жалом Канимов" свои дела. Он имеет на меня некоторые виды, и от этого его интерес, — я улыбнулся, постарался выглядеть беззаботно, и поинтересовался: — Кстати, а по какому поводу праздник?

— Я беременна, а у Каиров это событие. Как только у женщины появляются первые симптомы и подтверждение от целителей, устраивается праздник на счастье.

— Ну, поздравляю тебя, госпожа баронесса.

Инна тоже улыбнулась, и у нас завязался легкий и ни к чему не обязывающий разговор, который, к сожалению, продлился всего несколько минут. В саду появился один из местных служителей, и чтобы домочадцы не подумали лишнего, молодая госпожа Каир, кивнув мне, по боковой дорожке, незаметно удалилась в дом. А слуга, как оказалось, искал меня, и пригласил пройти за ним. Все было понятно, появился старый барон, который хотел меня увидеть, и я без споров последовал за переодетым в ливрею тайным стражником.

Через пару минут я оказался в просторной каминной комнате, которая была обита светло-синим атласом. Здесь на широком диванчике, рядом с которым стоял столик с бокалами и несколькими темными бутылками, у горящего камина расположился попивающий белое вино барон Анат Каир. С нашей последней встречи он не изменился, все тот же среднего роста брюнет с самым обычным лицом, каких на улице города, присмотревшись к ремесленникам или рыбакам, можно увидеть сотни. Но как всегда, барона выделяли глаза, сильный, почти гипнотический взгляд которых, многим развязывал языки.

— О-о-о! Граф Ройхо! — чуть обернувшись к двери, поприветствовал меня "Жало Канимов", и кивнул на диван: — Садись Уркварт, поговорим.

— Здравствуйте, господин барон.

Присев, я посмотрел на начальника Тайной Стражи, а он, налив в стеклянный бокал вина, протянул его мне. Мы выпили, и Каир вздохнул:

— Давненько мы с тобой не виделись Уркварт.

— Да-а-а, — смакуя хорошее вино, согласился я, — больше года с той поры минуло.

— Вот и поведай мне, как ты жил все это время.

— Без учебы?

— Конечно, про нее я все знаю. Начни с того момента, когда ты прибыл в трактир "Сержант Йен".

— Ну, раз хороший человек спрашивает, — приняв игру барона, сказал я, — то можно и рассказать.

Я налил себе еще вина, и повел свой рассказ. Интерес "Имперского Союза" к военному лицею "Шайгер" и древним боевым методикам. Сбор отряда. Краткая характеристика на полковника Висана Плетта. Поход вдоль Маирского хребта. Бой с ассирами, мои последующие скитания по горам, окружение Первой Юго-Восточной армии и прорыв к перевалам. В общем, изложил барону официальную версию, в целом правдивую, но, умолчав о том, что я стал магом-воителем, и во мне сидят четыре кмита, в каждом из которых спит готовое к применению заклинание. Говорил я убедительно и без запинок, и как мне показалось, начальник Тайной Стражи мне поверил. На неточностях он меня не ловил, а по окончании моего десятиминутного повествования, задал по теме похода только один риторический вопрос:

— Значит, тайны "Шайгера" по-прежнему не разгаданы?

— Да, — подтвердил я.

— Наверное, это и к лучшему, — вздохнул Каир, и спросил: — Что вам дальше готовят, известно?

— Точной информации нет. Нам дали сутки отдыха, и приказали завтра вечером быть в трактире Йена, где мы получим новую задачу.

— Понятно, — барон слегка кивнул, и сказал: — Я имею некоторые сведения о том, что вас ожидает.

Барон замолчал, и я задал тот вопрос, который он ожидал:

— И что это?

— Командировка в столицу и вступление в Черную Свиту.

— А это что за формирование такое? Банда, наемный отряд или секта?

— Ха-ха! — рассмеялся Каир, и рукавом халата утерев выступившие на глазах слезы, сказал: — Ну, и насмешил ты меня Уркварт. Нет, это не банда, не наемники и не секта, хотя во многом, данное формирование будет на них походить. Это новая гвардейская рота, военная свита императора и его личная охрана на поле боя. Марк Четвертый, видимо, с подачи своих сторонников, решил наращивать мускулы и набивать кулаки. Как быстро он начнет ими размахивать, неизвестно, но в любом случае, медлить не станет.

— У нынешней гвардии плохая репутация, — заметил я. — Не хотелось бы мне в ней служить. Может быть, отказаться?

— Ни в коем случае. Это будет гвардия новой формации, и твоя репутация не должна пострадать, а со временем, нахождение в первом составе Черной Свиты подкинет тебя вверх, разумеется, если ты останешься жив, и не погибнешь где-нибудь на дуэли.

— Или если меня ваши убийцы не прикончат.

— Великий герцог Каним в столичные дела вмешиваться не станет.

— Почему? — удивился я.

— Политика, Уркварт, — Анат Каир поставил свой бокал на стол и посмотрел на огонь. — Проклятая политика.

— А подробней нельзя объяснить, в чем дело?

— Нет, слишком много времени это займет. А если кратко, то расклад следующий. Каждый великий герцог стремится оторвать от соседа кусок территорий и людей, а на Эранге их всего двое, в столице и окрестностях Витим, а на всей остальной территории, практически все феодалы, за редким исключением, стоят за Канима. И ослабление Эрика Витима, а именно против него будет направлен самый первый удар императора и его сторонников, выгодно моему сюзерену. Поэтому он суетиться не станет, хотя присматривать за Марком Четвертым будут, и если он начнет чрезмерно наглеть, его остановят.

— Все ясно, господин барон, благодарю за разъяснения.

— Не за что, со временем, ты все равно бы разобрался, что и к чему, а я всего лишь сэкономил тебе время и дал толчок в правильном направлении.

Все что хотели обговорить, мы обсудили. Повисла немного неловкая тишина, и настало время, когда я должен был уйти. Но перед этим я поинтересовался:

— Наши договоренности относительно герцога Грига и освобождения моей родни из плена, все еще в силе?

— Разумеется, а иначе бы ты тут не сидел.

— И когда мы начнем действовать?

— Наша служба уже работает на севере, а ты вступишь в дело только следующим летом, таков предварительный план, одобренный Ферро Канимом.

— В таком случае, я могу быть свободен?

— Конечно. Только ответь мне на пару личных вопросов и можешь идти. Ты готов к откровенному разговору?

— Да, господин барон.

Каир почесал указательным пальцем правую щеку, искоса посмотрел на меня, и спросил:

— Какие у тебя были отношения с Инной Пертак, моей невесткой?

Понимая, что таиться смысла нет, я ответил прямо:

— Близкие. Какое-то время мы даже делили постель.

— А сейчас?

— Дружеские.

— И не более того?

— Именно так, только дружба, и ничего больше.

— Ты осознаешь, что если вмешаешься в дела моей семьи, то умрешь?

— Само собой. Но я и так не встану между Рагнаром и Инной, я слишком ценю ее дружбу и понимаю, что у этой пары настоящая любовь, и они счастливы.

— Ну, что же, я удовлетворен. Можешь идти, Уркварт Ройхо. — Я встал, поклонился барону и направился к двери, а он сказал мне вслед: — Кстати, люди из "Имперского Союза" знают о твоих отношениях с Инной. Они наводили об этом справки и, наверняка, будут в курсе того, что ты был здесь в гостях. Но ты не переживай, официально, в данный момент я нахожусь далеко отсюда, и параллель между нами провести сложно.

— Мне все ясно, — не оборачиваясь, ответил я, и покинул салон.

После этого, еще около часа я провел в бальном зале, покушал морепродуктов, потрепался с одним из офицеров-кавалеристов местной армии о достоинствах дарнийских жеребцов, и посмеялся с молодыми и симпатичными девушками из свиты великой герцогини Магды. А затем, распрощавшись с молодой четой Канимов, я вернулся в трактир.

Так прошел день вчерашний, а сегодня я отдыхал, и только раз отлучался из трактира, для посещения городского банка, откуда перевел все мои деньги и драгоценности в его столичное отделение. И теперь, я сижу и гадаю о том, что нас ожидает, морально готовлюсь к путешествию в столицу, и слушаю Эхарта и Альеру.

— Эй, Уркварт, — прерывая мой покой, Виран слегка толкнул меня в бок, — проснись.

— Что случилось? — открывая глаза, я посмотрел на Альеру. — Куратор пришел?

— Нет. Просто ты без движения уже целый час сидишь, и мы подумали, что наш друг Ройхо уже того, перенесся в иной мир.

— Не дождетесь, — усмехнулся я.

Виран хотел сказать что-то еще. Но появился наш, уже бывший, командир полковник Плетт, а с ним рядом шел невысокий и верткий пожилой мужчина, личность которого нам всем была очень хорошо известна. Это был Конн Нагер, учитель по фехтованию военного лицея "Крестич", человек, который научил нас очень многому. И я не удивился, когда оказалось, что он и есть наш новый куратор. Ну и, конечно же, не был обескуражен тем фактом, что уже завтра нам предстоит отправиться в город Грасс-Анхо и стать воинами Черной Свиты императора Марка Четвертого.


Глава 1 | Черная свита | Глава 3