home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 10

Когда писатели хотят накалить атмосферу в своем опусе, они пишут «тень Короля коснулась его сердца» (личное наблюдение — в одной из увиденных мной пьес герой произнес эту фразу десять раз). Так вот, фраза наверняка позаимствована из какого-то магического труда. Потому что, когда на пороге Дома Удавленника появился Чарак, тень меня действительно коснулась.

Одеждой старый некромант живо напомнил мне покойного дядю Гордона: балансирование на грани предписанного традицией и недоступного по деньгам, типичный деревенский «пинджак», застиранная сорочка и брюки с явными следами нескольких штопок. И это при его болезненной аккуратности! Кроме того, Чарак пришел один, а колдуны его уровня редко появляются на людях без сопровождающего — это такой компромисс с общественной системой, позволяющий обеим сторонам чувствовать себя в безопасности. Или он оставил свою тень в машине? Не может быть, чтобы старик шел сюда пешком! В общем, странностей в его появлении хватало.

— Ну, как дела, ученик? Наслышан о твоих подвигах.

— Знаете, наставник, из-за вашего недоделанного образования меня два раза чуть не убили!

Он хотел было возразить, но передумал и тяжело вздохнул:

— Вира?

Тут я отпал. Чарак не только признал свою вину, но и приносил извинения. Вам никогда не предлагал отступного четырехсотлетний маг?

— Согласен. Но для начала объясните, куда вы все так резко свалили? Абсолютно все!

— Это будет сложно.

Чарак нахмурился, собираясь с мыслями, потрясенным взглядом проводил мистера Флапа, принесшего нам чай, и, неожиданно, спросил:

— Ты перед поездкой в Финкаун не испытывал странного чувства, что туда ехать нельзя?

— Испытывал, — солидно кивнул я.

— И почему же поехал?

— А нефиг! — ну, не мог же я ему сказать, что дурака свалял? — И потом, наставник, мой вопрос — первый.

Чарак тяжело вздохнул.

— Видишь ли, у некромантов есть некоторые традиции, о которых я не успел тебе рассказать. В Редстоне нас так грубо прервали… Ты прочитал книги из оставленного мной списка?

Интересно, чем он думал, когда составлял тот список?

— Я не нашел их ни в одной библиотеке. Даже в закрытой «надзоровской».

— Гм, жаль. Так вот, чародеи, принимавшие участие в ритуалах Круга, образуют некий своеобразный клан, внутри которого обмен знаниями происходит очень быстро. Мы ведь доверяем друг другу жизни, соперничество в таком деле неуместно, чем сильнее и опытнее напарники, тем спокойнее чувствует себя некромант. Когда власти озвучили приглашение в Финкаун, одного из нас посетили смутные предчувствия, и он связался с остальными. Дар Предвидения нам не завещан, но когда один беспокоится — это его проблемы, а когда все одиннадцать…

Тут он едва удержался, чтобы не зыркнуть на меня. Да, да, в Круг входят не одиннадцать чародеев, а двенадцать, они не могли не знать, кого еще туда приплетут.

Так вот и узнаешь, насколько тебя ценят: деды стакнулись улизнуть, а меня — побоку. Да где бы они были со своим прошлым Кругом, если бы не я? Этим и заканчиваются всяческие «традиции» у черных: своя стая, свой клан — максимум, о чем мы готовы задуматься. Молодой недоучка для этих столетних пней в понятие «своего» не входил. Так чего же Чарак теперь-то приперся? Пиетет перед его опытом и мастерством во мне умер окончательно, но я решил дать ему выговориться — иного способа узнать, откуда дует ветер, просто не существовало.

— Мы решили перестраховаться, — как ни в чем не бывало закруглил дед.

Я глубокомысленно покивал. Чарак поерзал на стуле — ножки длинноваты, на его рост не рассчитаны, обычно на этом стуле Йохан сидит.

— Рад, что у тебя все закончилось благополучно. Но в твой дом меня привело другое.

Он жестом фокусника достал из внутреннего кармана пачку тонкой папиросной бумаги, расписанной цветной тушью, и разложил передо мной веером. Я мельком глянул на листы — рассеять мое раздражение таким примитивным отвлекающим маневром у него не получится.

— Это — схемы ритуала, который секта Искусников недавно пыталась провести в северной глубинке. Ритуал известный, называется — Литургия Света, именно с него когда-то начался Белый Халак. Спросишь, почему сохранилось описание? Никто не думал, что его удастся реализовать без древних амулетов, а их после падения Халака уничтожили. Да вот нашелся какой-то гений артефакторики…

Я не удержался и поглядел на схемы — исторический раритет, однако. Было такое ощущения, что рисунок переводили на кальку с какого-то оригинала, а потом раскрашивали тушью вручную. Да, в белой магии я — не авторитет, но что-то знакомое в линиях мне почудилось, просто метод изображения непривычный. В схеме просматривались структуры, обозначающие ворованные Источники (с некоторых пор я узнаю их где угодно). Какую угрозу все это может представлять, было не понятно.

— И в чем подвох? — ну удержался я. — На взгляд — какой-то трансмастер, довольно мощный, но и только.

— Не считая того, что контактные амулеты заменили ритуалом, который можно проводить на расстоянии? — поднял бровь Чарак.

Меня не впечатлило: оружейное проклятье на шесть жертв — среднее по нынешним меркам. В последней войне с Каштадаром, как я слышал, щиты врагов пробивали ценой десятков жизней. И ничего — мир устоял.

— Подвох, юноша, в том, что после проведения Литургии Света количество регистрируемых потусторонних феноменов резко сокращается, где-то даже сходит на нет. Плохо только, что не на долго — максимум лет на сто.

— Не понял.

Чарак покровительственно улыбнулся.

— Странно, учитывая, что последствия чего-то подобного ты мог лично наблюдать. Пятнадцать лет назад случился локальный, ничем не объяснимый минимум активности Потустороннего. За время затишья в Ингернике успели вдвое сократить боевые отряды НЗАМИПС, а в Арангене «надзор» и вовсе упразднили. Зато, когда ситуация стала возвращаться в нормальное русло, мало не показалось никому. В Суэссоне это не так заметно — шахты не позволяли спецслужбам расслабиться, а в центральных районах «чистильщики» бьются из последних сил. Власти близки к тому, чтобы объявить среди черных мобилизацию. И это притом, что в Ингернике колдунов не жгли, в И'Са-Орио-Те ситуация намного сложнее, похоже, что империи не устоять. Надо объяснять, что происходит, когда период спокойствия затягивается на поколение?

Забавно, но не более. Хотя, то, что саориотская империя теперь — рай для черных магов, следует держать в уме. Между прочим, они там очень неплохо жили, а мою будущую башню можно оформить не только серебром…

— Ты меня слушаешь?

— Ась? — действительно, отвлекся. — Я-то тут при чем?

Чарак сжал губы, но ругаться не стал. Он явно пытается меня подтолкнуть к чему-то, еще бы понять — к чему.

— Если Искусники реализуют свой план, все черные окажутся под угрозой! Преследования не минуют никого, особенно, если возглавят их бывшие сектанты.

Для меня это означало лишь «здравствуй, Краухард». Потеснить черных на моей туманной родине не удавалось никогда и никому. Другое дело, что не все там выживают…

— Я правильно понял, что «надзор» им все поломал? Хорошо работают ребята! Путь дальше действуют в том же духе.

Чарак помолчал, собираясь с мыслями.

— Они не все знают.

— Так расскажите им!

— Среди чиновников могут оказаться агенты секты.

— Тогда не говорите им ничего! Думаю, они и сами во всем разберутся.

Чарак сердито засопел. Интересно, что же он все-таки от меня хочет?

— То, что мы сообщим им о древних амулетах, потребует немедленного действия. На дело все равно пошлют тебя, как единственного реального некроманта в более-менее приличной физической форме. Ты предпочтешь дожидаться приказа?

А вот это он зря сказал. И по моей физической форме зря проехался — я, между прочим, из-за них здоровье потерял!

— Совершенно верно. За выполнение приказа мне заплатят деньги. Это — во-первых, а во-вторых — они ничего не смогут мне приказать, я больше не работаю в НЗАМИПС.

Где-то рядом шевельнулся чужой Источник. Злится, злится старик, едва может удержать себя в руках. Думал, придет и будет вертеть молодым щенком, как захочет. Я призвал Силу, практически не скрываясь, отворил канал Источника на всю мощь. Имею право! Мой дом окружен периметрами в шесть слоев, даже если мы устроим здесь дуэль по всем правилам, амулеты инструментального контроля не шевельнутся, а то, о чем «надзор» не знает, не сможет и покарать. Старику не следовало приходить ко мне в одиночку.

Чарак сидел без единого движения минут пять. Дело ведь не в мощи Источника (она у нас приблизительно равна), а в стиле обучения. Старик мог быть сколь угодно хорошим некромантом, но боевой маг из него посредственный, иначе он не утек бы из Редстона из-за какого-то дурацкого покушения. А меня учил сам Эдан Сатал, Чарак не мог этого не знать. Наконец, я смилостивился и отпустил Силу.

— Я понимаю твои чувства, — в голосе старого некроманта не было и тени эмоций, он стал чем-то похож на Ларкеса с его кукольной мимикой. — Твоя жизнь была подвергнута опасности, ты недоволен. Соглашение невозможно до тех пор, пока не выплачен долг. Что ты предложишь в качестве виры?

Я гнусно улыбнулся. Это была последняя его ошибка.

— Вот моя вира — я не хочу больше никого из вас видеть! Никогда.

— Это неразумно, надеюсь, ты передумаешь и предложишь что-нибудь еще. Я подожду.

Чарак встал и вышел, не прощаясь, оставив свои разноцветные рисунки на столе. Если он таким образом надеялся заронить в мою душу тень сомнения, то просчитался. Был бы я хуже воспитан, еще бы и плюнул ему вслед, однако, схемки не выкинул, по причине природного краухардского скопидомства, а аккуратно сложил и засунул в дневник (надо будет оформить там специальный кармашек для таких вот сувениров).

Не знаю, на что рассчитывал старик, когда приходил ко мне: идея заставить черного работать задарма — тема для анекдотов. Может, он полагал, что на слово «Искусники» я выполню команду «кусь»? Откуда ему было знать, какой ужасной была моя месть за покушение в Финакуне! Для сектантов нет ничего хуже, чем угодить живыми в лапы НЗАМИПС, а их главарь до сих пор видит гигантских муравьев, где можно и где не можно. Или Чарак рассчитывал на авторитет учителя? Так я у него в учениках проходил два месяца, не больше, какой тут может быть авторитет!

От души плюнув на странного визитера, я занялся своими делами, благо их у меня было до затылка. Всякие там древние амулеты, вкупе с Искусниками и Белым Халаком, в два счета выветрились из головы. Я искренне полагал, что после тех приключений, которыми сопровождалась моя служба в НЗАМИПС, любой черный маг имеет право жить спокойно если не до конца дней, то очень и очень долго. Собственно, так бы все и получилось, не имей дурные сектанты свое мнение на этот счет.

Зима прошла тихо. Приближался момент истины — пора было решать, имеют ли разработки Йохана право на жизнь.

В тот день я с самого утра возился у резервуаров — хотел убедиться, что ежи не прогрызут бетонное ложе насквозь. Исключительно энергичные сволочи! Сверлить они не сверлят (тут Йохан хватил), а вот скребут неутомимо, погружаясь в любое твердое основание с неизбежностью раскаленного утюга, угодившего на лед. Надеюсь, в следующем поколении наш природник сумеет привить им чувство вкуса. Весеннее солнышко прогрело воду, обитатели прудов оживились, и гора камней в рабочем бассейне начала стремительно опадать. Еще неделя и можно будет слить реагент для оценки эффективности каскада.

Когда со стороны усадьбы донесся громкий хлопок, я поежился — слишком уж звук напоминал взрыв в недоброй памяти шахте, разве что грохота камней не было. Чем они там занимаются без меня? Над крышами поднялись клубы черного дыма. Мысленно представив все возможные причины шума, я плюнул на ежей и отправился выяснять, в чем дело.

Блестели осколки выбитых стекол, почти у самого дома в землю зарылась покореженная мотоциклетная рама. В воздухе облаком висел чадный смрад горелого мяса и паленой резины. Тусклое пламя лениво лизало обтянутый каучуком обод, вокруг валялись куски обгорелой плоти и, как-то совершенно неуместно, эмалированный тазик с орнаментом из зайчиков. По дороге, с ревом, удалялся грузовик на широких шинах, на каком только и можно одолеть непролазную суэссонскую грязь.

Я тупо пытался осознать произошедшее. Первым делом глаз нашарил Полака и Йохана, белый держался хорошо. Мчаться за целителями не потребуется — у меня с этой публикой сложные отношения. Рона дома нет, значит, по методу исключения, валяющаяся посреди двора нога могла принадлежать только мистеру Флапу.

Они убили моего зомби, робкое, безобиднейшее существо! Кто мог совершить такое варварство?!! И зачем? Если произошедшее — попытка шантажа, то пугать черного — глупейшая идея, любому жителю Ингерники это понятно. Тогда — что?

Я подошел к жалобно причитающему Йохану, призвал Источник и попытался прощупать дымящиеся обломки на предмет остаточной ауры. Увы, только зомби! Взрыв имел чисто алхимическую природу. Надо будет осмотреть то место, откуда бомбу кидали.

Йохан, наконец, заметил меня, и на его лице отразилось невероятное облегчение.

— Ох, Том, мы так испугались! Думали, тебя убили.

Все правильно: моя одежда, мой мотоцикл и рост похожий, бомба предназначалась мне, а мистер Флап просто неудачно подвернулся. В таком случае, вопрос «кто» отпадает — не так уж много народу готово покуситься на жизнь черного мага, и боевики секты Искусников лидируют тут с приличным отрывом. Странно только, что они так облажались… То есть, что ж это выходит: я на мертвеца похож?!!

Первым порывом было посмотреться в зеркало, вторым — догнать и испепелить мерзавцев. Но… Мой мотоцикл уничтожен, обзавестись грузовичком я так и не сподобился. Четвертушка вернется не раньше пяти, а пускаться в погоню пешком — верх идиотизма. Телефона в Доме Удавленника до сих пор не было, единственный вариант — бежать на ближайшую ферму, расположенную в пяти километрах, и просить транспорт (там телефона тоже нет). Если у злоумышленников есть минимально проработанный план отхода, они будут сидеть дома и пить чай задолго до того, как я начну их разыскивать. И фиг лишь смысл метаться?

Впрочем, им это не поможет — я буду преследовать их последовательно и методично (надо брать пример с сектантов — долбить любого, кто не туда чихнет). Покуситься на жизнь черного мага, испортить его имущество! Я уже не говорю про мистера Флапа, которому пришлось умирать второй раз (надеюсь, он не понял, что с ним произошло). Зомби обладал воистину ангельским характером: он слушался людей беспрекословно (и меня — в первую очередь), безропотно выполнял всю черную работу по дому (которой теперь придется заниматься и мне), помогал Йохану в организации садика на заднем дворе (природник всех достал своими грядками). Не знаю, каким он был при жизни, но теперь участвовать в простых домашних хлопотах ему безумно нравилось. И мыть мой мотоцикл мистер Флап взялся совершенно добровольно, а за все труды получил зажигательную бомбу. Хуже только убийство белого!

И тут мое тело пронзила волна тошнотворной внутренней дрожи, которую я теперь научился распознавать. Предчувствие беды. Искусники не станут придерживаться принятых у черных правил (об этом следовало задуматься уже давно), а мне не по силам быть всегда и везде. Я ведь знал, что они придут, и все равно прошляпил. Теперь, если продолжать в том же духе, под удар попадет моя семья. Долго ли сектантам украсть ребенка? Джо не удастся отсидеться в Краухарде, а малышей-белых не засунешь в карман — необходимость бояться и прятаться станет для них травмой на всю жизнь. Но и оставлять покушение безнаказанным нельзя — бездействие отнюдь не гарантировало безмятежность. Кто знает, что ненормальные измыслят в следующий раз! Я слишком многое ценю в этом мире и этим уязвим. Что же делать?

Глупый вопрос! Если они не знают причины своих бед, то и нанести ответный удар не смогут. Я окинул оценивающим взглядом разметанные по двору клочки плоти и постановил:

— Придется мне ненадолго умереть.

Сатал не обязан был селиться в Редстоне, даже наоборот — сильным черным свойственно держаться друг от друга подальше, но для перевозки семьи нужно было создать надежное гнездо, такие вещи с бухты-барахты не делаются. Однако прошло уже больше года, а никакие шаги к переезду не предпринимались. Сатал ловил себя на мысли, что наличие неподалеку решительно настроенного колдуна кажется ему весьма разумным. Что за ерунда? Мисс Кевинахари такое поведение мага не удивляло, но спрашивать совета у эмпатки бывший координатор считал ниже своего достоинства. Черный должен уметь разбираться со своими проблемами сам!

Ответ на невысказанный вопрос пришел неожиданно: чувство самосохранения принуждало мага стать частью иерархии, оставлять потомство под защитой себе подобных, терпеть дискомфорт ради предсказуемости будущего. Долгие часы, проведенные наедине с чудовищем, давали о себе знать: разум еще не усвоил урок, а подсознание навсегда запечатлело чувства волшебников, потерявших все только потому, что им нужно было спать. Сатал, рожденный в более-менее спокойные времена, думал и действовал как умудренный потерями столетний колдун. К сожалению, причина для познания себя была печальной.

Легкое беспокойство привело мага в кабинет начальника. Это казалось естественным — мимо старшего координатора никакие бедствия пройти не могли. Сотрудники офиса держались нервно, что только укрепило Сатала в подозрениях.

Непривычно растрепанный Ларкес, пригорюнившись, сидел за столом и рассматривал графин характерной формы. Прозрачная жидкость сохранилась лишь на самом дне сосуда и в маленькой хрустальной стопочке. Запах спирта витал в помещении: вероятно, маг не только пил из стаканов, но и кидался ими. Как на это реагировать, было непонятно. Ларкес заметил визитера, хотя и не сразу.

— Не получилось, — с пьяной серьезностью сообщил он.

Сатал почувствовал острую потребность позвать Кевинахари, но, по ее же словам, Ларкес патологически не доверял эмпатам. Оставалось ждать в надежде, что старший координатор выскажется определеннее. Вместо разговоров хозяин кабинета подтолкнул гостю стандартный бланк телефонограммы.

Офис суэссонского НЗАМИПС сообщал, что такого-то числа, около одиннадцати ноль-ноль, подрывом мощного взрывного устройства в своем доме убит бывший сотрудник «надзора», маг-аниматор Томас Тангор. Ведется следствие. Сатал прочитал бумажку несколько раз — молодой колдун, до сих пор называющий его учителем, никак не представлялся ему в мертвом виде. Разум и интуиция опять вошли в клинч.

Старший координатор шмыгнул носом. Сатал настороженно покосился на него: в таком состоянии черные маги способны чудить, некоторые — бьются в истерике, а иные — впадают в буйство. Одно точно — после такого концерта координатором Ларкес не останется, а Саталу удивительно не хотелось разгребать проблему в одиночку.

— Что собираешься делать?

— А что тут сделаешь? — удивился пьяный маг. — Он умер, его больше нет.

— Например — найти виновных и отомстить.

— Я двадцать лет искал и мстил. А толку? Его снова убили.

Сатал решил не сосредотачиваться на странной этимологии слова «он». Маг порылся в доставшихся от Шороха воспоминаниях — нужно было сказать что-то нестандартное, способное пронять черного из того поколения, к которому принадлежал Ларкес.

— Ты не один! — почти процитировал Сатал. — А он вернется. Сильные духи всегда возвращаются, снова рождаются среди живых. Вместе мы сможем встретить его достойно.

— Да! — неожиданно встрепенулся Ларкес. — Так и будет, я знаю. Я видел доказательство! Мы будем стараться еще больше!!!

Сатал слегка отодвинулся от невменяемого колдуна. Особой мощью нынешний старший координатор не обладал, но баек про то, как его оппоненты умирали, не успев дотянуться до Источника, ходило предостаточно. Однако Ларкес повел себя на удивление разумно — немного покопавшись в столе, он вытащил оттуда пузырек без этикетки, накапал в стакан ярко желтых капель и, не найдя, чем разбавить, выпил так. Судя по выражению лица, на вкус капли были омерзительны.

— Через полчаса собираемся в малом конференц-зале, — проморгавшись, сообщил Ларкес, — собери старших по отделам, будем формировать рабочую группу. Такая выходка не должна остаться безнаказанной!


Похождения мага-рецидивиста | Монтер путей господних | Глава 11