home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 14

Я нашел себе занятие поинтереснее, чем ловля психопата-любителя — сел изучать оставленные Чараком схемы. Попытки разобраться в загадочном ритуале Искусников затянулись далеко за полночь. Сделал вывод: и эти тоже сумасшедшие.

За всю ночь экспресс простоял в общей сложности минут пятнадцать, на одной из станций почти все полицейские сошли, убийцу так и не поймали. Неудачники! Поскольку интерес властей беспокоил меня гораздо сильнее черномагических проклятий, настроение сразу улучшилось. Я решил насладиться остатком путешествия по полной: спать до обеда, пить пиво и все свободное время проводить за разглядыванием пейзажей. Красота!

В итоге, проспал часа три, проснулся от омерзительного ощущения, что рядом кто-то водит железом по стеклу. Оказалось, Шорох желает пообщаться (будильник недоделанный!). Едва удержался, чтобы не шугануть назойливое чудище. Впрочем, жаловаться грешно: после того как монстр обзавелся вторым карманным магом, меня он почти не беспокоил — развлекаться за счет Сатала было гораздо безопаснее. «Ну, чего тебе, ошибка природы?»

Оказалось, монстр беспокоится (за меня, между прочим, беспокоится!), но после третьего раза шутка уже не смешна. Далеко впереди на нашем пути скрывалось нечто, закрытое магическими щитами так плотно, что даже Шорох не мог под них подсмотреть. Спрашивается, причем тут я? Притом, что странное явление гнездилось аккурат на каком-то разъезде, и мы двигались, как говорится, лоб в лоб.

Посоветовал ему скрыться на время: не выспавшийся черный маг — хуже всякого проклятья. Перепутать меня с белым невозможно было даже спьяну, пришлось просить мисс Фиберти заказать завтрак от своего имени и много-много кофе. Ночью я считай, что и не ложился. Образ белого трещал по швам, но с этим мы разберемся позже. Итак, что у нас есть?

Те, кто прячется под щитами, опасны для меня, только если их интересует данный конкретный экспресс. Но зачем кому-то тратить столько сил и средств (черная магия — штука не дешевая) ради раскрашенного самовара на колесах? Глупый вопрос. Конечно, из-за колдуна-убийцы! Некогда ходило поверье, что черный, вкусивший крови, теряет разум подобно зверю-людоеду, возможно, кто-то разделяет это заблуждение и сейчас. Жандармы облажались и смотались, что еще могут сделать власти для поимки преступника? Устроить облаву, но только не на ходу, иначе им придется бегать по поезду, несущемуся на всех парах, швыряясь проклятьями, арбалетными болтами и еще фиг знает, чем, в окружении гражданских. Нет, разумнее набрать побольше сил, остановить экспресс, разом вытолкнуть пассажиров из вагонов и досмотреть. Спрашивается, причем тут засада на разъезде?

Определить в толпе всех инициированных черных не составит труда, и я неизбежно попаду в число арестованных. Нет, уголовного дела не заведут — отпечаток ауры на месте преступления не мой, но ржач будет страшный. «Ха-ха-ха! Смотрите, черный в белые переписался!» Если в засаде сидят армейские маги (существа болтливые и беспардонные), новость за сутки облетит всю Ингернику, и мне останется только удавиться от стыда. И это не оглядываясь на тех, ради кого был устроен маскарад… Предки, ну чем я перед вами провинился?!!

Есть только один шанс совладать с ситуацией — выцапать мерзавца раньше, чем власти начнут захват. Живым и здоровым — чтобы мог под протоколом подписаться. Времени в обрез.

Первым делом — Шорох. И пусть не говорит, что не может указать того, кто убил алхимика! Оказалось, может, но с точностью плюс-минус полвагона — мешают защитные знаки под обшивкой. Придется идти самому. У меня, в отличие от жандармов, была зацепка — жуками-зомби я уже занимался и знал, какое воздействие оказывает на заклинателя данный конкретный тип ворожбы. Обычно спецэффекты проходили часов за восемь, но, если повезет, что-нибудь в глаза да бросится.

Я потратил пятнадцать минут драгоценного времени, чтобы более-менее справиться с нервами и снова войти в образ.

— Клара, будь добра, найди кого-нибудь полицейского и скажи — убийца едет в одном из двух первых вагонов. Лучше, если полицейским будет инспектор Графт.

— А он там едет? — уточнила мисс Фиберти.

— Едет. Я иду туда — нужно подстраховать наших легавых. Возможно, мне придется раскрыться.

Она кивнула и умчалась. Я взял из наших запасов два больших золотистых яблока и отправился спасать мою бедную репутацию.

Первые два вагона традиционно — плацкарты. Там отчетливо попахивает дымом, ветер то и дело бросает в окна отработанный пар, а гудки паровоза среди ночи способны разбудить мертвого. Зато билеты сильно дешевле, поэтому пустых мест не бывает. Я вдыхал запах пота, дешевого одеколона и жареной курицы, гадая, когда стал обращать внимание на такие мелочи. Белый, бредущий по проходу и рассматривающий людей, не вызывал ни каких вопросов. Особенным везением было то, что мистер Даккер со своей дочуркой ехали в первом вагоне, а не во втором — не пришлось объяснять, зачем мне нужно дальше.

Установить личность некроманта оказалось не сложно. Все признаки контакта с насекомьей сущностью налицо: руки колдуна подергивались в непроизвольных скребущих жестах, глаза смотрели перед собой, зато движения головы приобрели необычную размашистость. Выходит, мои восемь часов были весьма неплохим показателем! Сойти с поезда, не привлекая внимания, он не мог, но у него был сообщник — невзрачный юноша с невыразительно физиономией. Вероятно, они изображали что-то вроде убогого родственника под опекой. Не останавливаясь рядом с подозреваемым, я прошел к месту, где сидели Даккеры.

— Здравствуйте! — вручить яблоки Нэнси — пусть жует и молчит. — Проводники говорили, что пассажирам дадут бесплатный завтрак, но, видимо, их руководство передумало.

Я сел так, чтобы краем глаза смотреть в проход. Дочурка Нэнси впилась зубами в золотистый плод и пробормотала что-то невнятное.

— Спасибо, — поблагодарил мистер Даккер. — Я не рассчитывал, что мы задержимся в пути на двенадцать часов.

Мне оставалось только печально покивать.

— Вы знаете, что произошло? — встрепенулся сосед с верхней полки.

— Мне ничего не рассказывают, — это нормальное состояние для белого.

Между тем некромант подал спутнику какой-то знак, встал и пошел в хвост вагона. Может, ему отлить приспичило? Нет, не похоже.

— Извините, — я посмотрел на Даккера большими честными глазами, — тетушка просила меня сразу же вернуться.

Вопросов не возникло.

Ах, как скверно! Выгонять некроманта на преследователей в мои планы не входило — беготня по вагонам в исполнении армейского мага запросто могла окончиться катастрофой. Нужно действовать резко — подкрасться, вырубить мерзавца, а потом уже придумывать объяснения.

Я заглянул в соседний вагон через стеклянные двери тамбура. Колдун быстро возвращался, он уже вызвал Источник и двигался с мрачной целеустремленность. Что-то подсказывало мне, что пропускать его к паровозу будет плохой идеей. Я терпеливо ждал, дружелюбно улыбаясь, и даже помахал ему рукой. Ну, приспичило мне с человеком пообщаться! Некромант пинком распахнул межвагонную дверь и, не глядя, швырнул в назойливого белого что-то примитивно-ошеломляющее. Все равно, что палец показал. Я сходу врезал ему в бубен. Вредоносный колдун пробкой вылетел обратно в тамбур, крепко приложился обо что-то головой и остался валяться там, тупо хлопая глазами. Подозреваю, что дело было не столько в силе удара, сколько в неожиданности (учитывая, кто именно съездил ему в челюсть). Искушение отпинать ногами источник моих неприятностей было мучительно сильно, но я не мог позволить себе участвовать в драке, этом волнующем, увлекательном, но чисто черном развлечении — ко мне и так накопилось слишком много вопросов. Тут прибежал армейский спец, сгреб злодея за шиворот и вопроса о том, кто именно поколотил задержанного, больше не существовало. Я аккуратно переступил кучу малу из колдунов и величественно поплыл дальше, подобный большому белому облаку. Свалил, проще говоря, оттуда.

Скрутили уголовника очень вовремя: всего через полчаса поезд затормозил, и я мог полюбоваться, какая горячая встреча нас ожидала. Казалось, армейские маги собрались здесь все (действительно — все), а, учитывая, что даже такой толпой они в состоянии действовать слаженно, передо мной предстала действительно необоримая сила. И все из-за какого-то примитивного убийства, и только потому, что его совершил некромант. Не такие уж мы страшные!

Зато, какое наслаждение было наблюдать за армейскими спецами, круто обломавшимися с обещанным развлечением! Их мысли были понятны без слов, по одним только жестам. И вот они там стоят, ругаются, а я ме-е-едленно уезжаю вдаль.

Когда все возможные неприятности остались далеко позади, настроение у меня стало типично белое — солнечное и радостное. Может, образ начинает давить на мозги? Тьфу, тьфу, тьфу! Я послал к Шороху маскировку, пил пиво и жевал бифштексы. Хорошо! Руководство чугунки в качестве моральной компенсации выдало пассажирам бесплатный обед. Съел и его тоже. Сидел в купе круглый, сытый и довольный.

Очень вежливо, кланяясь и извиняясь, ко мне просочился Графт. Инспектора одолело любопытство — он хотел знать, как я сумел вычислить колдуна. Пришлось сделать одухотворенное лицо и неопределенно поболтать рукой в воздухе.

— Видите ли, некоторое время я жил в городе Редстоне, широко известном своим Университетом. Там удивительно много вдумчивых, образованных людей с высокой культурой и тонким умом. В одной фирме со мной работал черный маг, милейший юноша, но к концу вечеринок он становился… немного разговорчивым. Однажды он объяснил присутствующим принципы некромантии, в теории, естественно. Чтобы пробудить останки, заклинатель должен восстановить образ усопшего внутри себя, безвозвратно пожертвовав для этого частью собственной сути. Если покойный — человек, попытка закончится для некроманта безумием, полным вытеснением личности. Насекомые проще, но принцип не меняется. Наш преступник держал в голове триста жуков. Естественно, что он вел себя немного странно! Типичные тараканы под шляпой.

Инспектор глубокомысленно кивнул.

— А как вы догадались, в каком вагоне его искать?

Ссылаться на Шороха я не мог, но вопрос этот предвидел.

— Я ходил навещать мисс Нэнси Даккер, она как раз едет в первом вагоне. Милейшая девушка! Очень общительная. Человек подходящей внешности сидел совсем рядом, но, — надеюсь, смущение у меня получается без тени насмешки или самодовольства, — поначалу я не решался вмешиваться в работу полиции.

Вот так. И будем надеяться, что у инспектора не хватит терпения выяснить, сколько раз я туда ходил. Разговор с дочуркой Нэнси даже меня устрашает, а тут дело раскрыто, преступник арестован, медали ждут в конторе. Зачем докапываться до несущественных мелочей?

А если вопросы все-таки возникнут, через сутки я сойду с поезда, верну себе нормальный цвет и — поминай, как звали.

Инспектор без всякой задней мысли пожелал мне удачи и отправился составлять свой отчет.

— Томас, какой ты умный! — вздохнула мисс Фиберти, едва дверь за гостем закрылась. Ох, просто бальзам на сердце! Все-таки, я не ошибся с выбором спутницы.

— Да, я практически гениален, — к Шороху ложную скромность.

— Но… Ты действительно ищешь эту… — она поморщилась. — Мировую Ось?

Думаю, немного откровенности делу не повредит.

— Мисс Фиберти, не важно, что мы ищем, главное, что одновременно с нами ЭТО ищет еще кое-кто. И «кту» не обломится!

Министр Безопасности Михельсон редко обращался к кому-то с личными просьбами. Он придерживался мнения, что у хорошего руководителя подчиненные сами делают все, что надо, и даже немного больше, но у всякого правила бывают исключения. Сегодня господин Михельсон пригласил к себе старшего координатора северо-западного региона для очень важного, конфиденциального разговора.

— Господин Ларкес, вы уже знаете о ситуации на границах с империей?

Колдун утвердительно кивнул:

— И'Са-Орио-Т готовится к войне с соседями, в первую очередь — с нами. Дату начала назовут, как только военные фракции кончат грызться за будущие трофеи.

Вот так, никакой недосказанности. Впрочем, Михельсон никогда не сомневался в способности Ларкеса получать информацию.

— На первый взгляд, безумная идея. Их боевая магия отстает от нашей на десятилетия, даже в лучших образцах. Что касается общей подготовки, то они элементарно не способны защитить свою территорию, не говоря уже о захвате чужой. Каково ваше мнение, почему они так осмелели?

Ларкес старательно собрал на лбу задумчивую складку.

— Какое-то новое оружие?

Министру понравилось, что маг говорит в предположительном ключе — нехорошо, когда данные вытекают из управления, как из дырявого ведра.

— Вот именно. К счастью, армейская разведка сумела добыть его образцы до начала активных боевых действий. Оружие имеет алхимическую природу — это ядовитый газ. Чрезвычайно, чрезвычайно ядовитый. И в первую очередь он отбивает у людей способности к магии.

Министр сделал паузу, давая собеседнику время осмыслить ситуацию.

— Воинственные ничтожества, — голос мага сочился презрением, но лицо оставалось невыразительно-спокойным, — уступить потусторонним феноменам треть территории, а потом побираться у соседей.

Было бы странно ждать другой реакции от черного — ни бояться, ни сочувствовать они не умеют.

— Добавьте к списку глупостей гонения на колдунов, прошедшие одновременно с нашей Реформацией, и вы поймете, почему они так отчаянно нуждаются в новых территориях, хотя и их неспособны удержать.

— Я бывал в Са-Орио, — равнодушно сообщил Ларкес. — И представляю себе их общественное устройство.

— Тогда вы представляете, как важно найти средство противостоять этому оружию? Ни жертвы, ни месть, ни доводы рассудка имперский генералитет не остановят.

— Что я могу сделать? — если мага и взволновало услышанное, то внешне это никак не проявилось. Господин Михельсон помедлил, заново переживая события последних дней.

— Недавно был убит алхимик, ведущий специалист по смешанным техникам. Он должен был стать сердцем группы разработчиков, которой предстояло объединить для решения возникшей проблемы алхимиков и магов. В отсутствии человека, способного мыслить сразу в двух плоскостях, на быстрый результат надеяться не приходится. Эксперты считают, что замена возможна, — министр внимательно посмотрел на старшего координатора, ему показалось, что Ларкес слегка напрягся. — В вашем регионе последнее время патентуют интересные разработки на стыке магии и алхимии, взять, например, эту краску-хамелеон. Меня уверяют, что коллектив, сумевший реализовать такую интересную идею, справится и с проблемой нового оружия.

Ларкес едва заметно кивнул, но не ответил.

— Я хочу, чтобы вы нашли этих людей и предложили им работу, на любых условиях. Все надо сделать в обстановке глубочайшей тайны. Вы понимаете?

— Я найду его, — спокойно кивнул маг. — И сотрудничать он будет.

Министр дернул бровью, но развивать тему не стал. От его внимания не укрылась странная оговорка старшего координатора. Тем лучше! Если маг уже знает того, кто им нужен, поиски много времени не займут.


Глава 13 | Монтер путей господних | В поисках неприятностей