home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 27

В Тануре мои планы мести подверглись серьезному испытанию, имя которому — лень. Эпизод с покушением не то, чтобы совсем изгладился из памяти, но приобрел черты тривиального события. Было бы из-за чего так суетиться! Черным вообще свойственно забывать неприятное, я и так почти год продержался. От позора меня спасало то, что фокус интереса с Искусников переместился на «ла-ла-ла», а они одного поля ягоды.

Полезность библиотеки Акселя себя исчерпала. Подработка для «надзора» тоже надолго не затянулась — загадочное имперское волшебство оказалось типичным Диктатом Воли, только запутанным до невозможности. Освобожденный от проклятья са-ориотец начал так лихо выбалтывать государственные секреты, что меня немедленно выставили за дверь со словами: «Большое спасибо!». Попытался возмутиться и в нагрузку словил двухчасовую лекцию Акселя на тему «магические практики И'Са-Орио-Та». Звучала она как дешевая страшилка для младших школьников, о чем старшему координатору тут же было сказано. Старик обиделся не хуже Шороха, надыбал мне кучу каких-то секретных отчетов и потребовал их изучить. В ультимативной форме. Спрашивается, кто меня за язык-то тянул?

В свободное время из реек и бумаги я мастерил воздушных змеев — одно из первых чудес, ставших мне доступными благодаря дяде Гордону (не потому ли алхимия всегда была мне ближе волшебства?). Сильный ветер с моря уносил змеев на недосягаемую высоту (рекорд — две веревки). Ради такой диковинки танурская ребятня готова была в лепешку расшибиться. Надо ли говорить, что все уцелевшие фрагменты поселка строителей я осмотрел за какие-то три недели, тогда как в обычном режиме на их поиск ушла бы пара лет? То же самое с местным знатоком преданий, который за возможность отремонтировать ходики конспективно пересказал мне все здешние суеверия. Больше в Тануре делать было нечего, следующим пунктом программы шел осмотр опорных точек грандиознейшего из Знаков, но отправляться в путь у меня не было никакого желания. Черный маг — птица упрямая. Как водится, желающих пнуть меня оказалось с избытком.

Первым был Аксель, которого появление в Тануре чужаков привело в дурное расположение духа.

— Пора бы уже гарнизонам на островах проснуться! — брюзжал он. — Их для чего туда поставили? Чтобы любую щепку плавучую испепелять. А нам тут чужие маги уже на голову лезут!

На мой взгляд, армейским спецам просто было влом долбить гражданских.

Мистер Райхан, молчаливо присутствовавший при всех наших разговорах, старательно прятал глаза — са-ориотцы ему не нравились, но кровожадности координатора он не разделял.

— Да, испепелять! — взвился Аксель, почувствовав осуждение. — Весной они рванут сюда всей оравой, воды за лодками будет не видно. Ничего-ничего, на министерском Круге я поставлю вопрос ребром! — координатор кончил мерить шагами библиотеку и перешел к делам. — Кстати, ехать мне туда через неделю. Оставлять библиотеку без защитных Знаков я не хочу, а снимать их каждый день для тебя будет некому. Придется тебе в твоих занятиях сделать перерыв, недели на две.

— Да я, в общем-то, закончил.

— Тогда другой вопрос, — старый колдун нахмурился, пошлепал губами, глубоко вздохнул. — То, чем ты занимался, имеет значение для всех черных, для безопасности страны, которой я служу. Так вот, не мог бы ты… Не счел бы ты меня достойным… В общем, поделиться результатами изысканий. Такие знания в одной голове не хранят!

Ах, какие церемонии, забери меня Король. Ладно, будет тебе откровение. Чтобы черный, да не похвалился? Я поставил глобус на стол перед Акселем.

— Имеется шестьдесят четыре объекта, являющиеся составными частями системы, определенно связанной с Потусторонним. К амулетам Литургии Света она подходит по дизайну и некоторым магическим особенностям, в любом случае, другой кандидатуры на постэффекты мирового масштаба нет. Непонятно, что она делает и как, пошел вред от того, что ее включили или наоборот — выключили, но я твердо знаю про три точки — Остров Короля, Суэссон, Полисант, по косвенным признакам подходят еще пятнадцать. — Я показал ему на глобусе выкрашенные красным отметины.

— Можно было бы предположить, что объекты размещены равномерно, на манер сети, хаотичны либо привязаны к границам суши…

— Круг, — пробормотал Аксель, — они очерчивают круг.

— Две окружности, — поправил я. — Меньшая находится на территории Ингерники (благо мы засидели целый континент), большая — проходит по И'Са-Орио-Ту и островам, как бы разделяя мир на две половинки.

— Экватор, — кивнул старик.

— Никакого намека на третье кольцо, дополняющее симметрию, нет. Вообще. Я предполагаю, что разговоры о «недостроенности» объекта велись для отвода глаз — «ла-ла-ла» именно такая, какой должна быть.

— «Ла-ла-ла»?

— Нормальное название, — я пожал плечами. — Эти окружности слишком правильные и описаны вокруг одной точки. Здесь, — у меня просто не нашлось другого названия, — располагается Мировая Ось.

Аксель дважды проверил координаты, прочитал название и скептически поджал губы.

— Невозможно! Финкаун — старый город, если бы там было что-то интересное, это давно бы нашли.

— В Суэссоне опорная точка заглублена на триста метров, а на равнине полезных ископаемых нет — просто так долбить землю никто не будет. К тому же, место, охраняемое «бип», особенно не раскопаешь. Помните, чем экспедиция в Полисант закончилась?

— Ты относительную высоту учитывал? — деловито уточнил Аксель.

— Ась?

— Этому глобусу на свалке место, — покопавшись, координатор вытащил из шкафа современного вида карту Ингерники расчерченную причудливо изгибающимися горизонталями. Мы склонились над изображением.

— Суэссон к Финкауну — плюс двести метров, — констатировал Аксель. — Значит, твоя «лала» где-то в ста метрах под землей, если ее строителей вообще интересовала барическая высота.

— Я же говорил!

— Все равно должны быть следы.

— Они и были, — я хмыкнул. — Помнится, Юдоль Обреченных выстроена на остатках древнего здания, как на фундаменте. Не думаю, что предки поступали так только на Острове Короля.

Аксель покусал губу.

— Вот что значит свежий взгляд!

Я счел это комплиментом и решился зафиксировать неформальный стиль нашего общения (если тянуть дальше, старик может расценить вежливость как скрытую враждебность). Не всякий маг может обращаться на «ты» к старшему координатору региона!

— У тебя книги про Финакун есть?

— Нету. Я теми местами никогда не интересовался. Но у твоего деда была неплохая библиотека, вероятно, она досталась Тоду.

— А ты говорил, что он там зря ковырялся! — попенял я старику.

— Каюсь, недооценил, — хмыкнул он (ждать от черного извинений было бессмысленно). А не поделиться ли мне с Акселем своей болью?

— Куда он мог все это запрятать, если в загородном доме тоже ничего нет? Я уже год над этим голову ломаю!

— Без понятия. Тодер вырос в Финкауне, он знал город лучше, чем ты — алхимию. Тайник был надежным и наверняка — фамильным, с началом Реформации все семейные ценности, скорее всего, снесли туда.

— Любят мои родичи это дело. Тайники, в смысле.

— Краухардцы! Нычки делать — в крови, временем не лечится. — Мы понимающе заухмылялись.

— Собираешься со мной в Финкаун? — ввернул я как бы между делом (идея делить с кем-либо находки мне не нравилась).

— Нет уж, мне и Круга Дебилов за глаза хватит. На северо-западе свой координатор есть, к нему и обращайся. Поверь мне, парень, от этих мировых проблем никакого дохода, одни убытки!

— Верю, — не стал спорить я.

— Пусть Райхан тебе билет закажет. Хочешь, пошлю его с тобой?

— Не надо! Думаю, Ларкес все равно ко мне кого-нибудь приставит. А двух кураторов за раз я не вынесу.

Однако идея поручить Райхану заказ билетов была не плоха — он бы, по крайней мере, это сделал, а не отложил «до понедельника». Ну, что там скрывать: понравился мне танурский курорт. Кто от такой халявы добровольно откажется?

Тут словно кто-то понял, что первое предупреждение действия не возымело, и принялся за меня всерьез.

Аксель снова прискакал в библиотеку (я как раз кемарил над описанием достижений са-ориотской магии — феерический бред) и стал допытываться:

— Кто-нибудь знает, что ты здесь?

— Нет. Иначе какой был бы смысл прятаться!

— Тогда почему Ларкес позвонил мне с просьбой передать тебе весточку?

Я открыл рот и закрыл.

— Харлик — скотина!!! Заложил земляка, а понтов-то сколько было, понтов!

— Он-то тут причем? — не понял Аксель.

— Должен же я был сообщить семье, что жив! А в Краухарде телефон не в каждом доме. И даже не в каждой долине, хотя с этим у нас борются.

Аксель поморщился.

— Так вот, заботливый ты наш, Ларкес зовет тебя в Финкаун, хочет вещь какую-то вернуть. Я бы на твоем месте отказался — этот тип жутко скользкий.

Проигнорировать призыв и потерять свое имущество? Вдруг Ларкес мой дневник нашел! Черные маги ничего не боятся, даже региональных координаторов, и свои вещи никому не уступают. Черный сказал — черный сделал. Я был готов выступать через два часа.

На экспресс меня провожали неизменный куратор и переодетый в гражданское жандарм, безропотно тянущий на себе баул с упакованным в него зомби. С лица мистера Райхана последнее время исчезло выражение мученика за веру — то ли притерпелся ко мне, то ли радовался втихую, что я вот-вот уеду. А главное — он не возражал ни против зомби в багажном вагоне, ни против использования служилого человека в качестве носильщика, ни против того, что я добросовестно выгреб и унес с собой остатки снадобий, выданных Акселем. Оказалось, мысли куратора были направлены на другое.

— У меня есть вопрос, сэр, — смущенно прокашлялся он. — Можно мне написать о вас статью? Сейчас большой интерес к… некромантам. — Запретное слово он выговорил, хотя и понизил на нем голос.

— Можно! — великодушно разрешил я. Почему нет? Книгу обо мне уже писали.

Мистер Райхан повеселел.

— Приезжайте еще, сэр! Летом у нас хорошо.

— Непременно. Как только вы с са-ориотцами разберетесь.

— Удачи вам! — с чувством произнес куратор.

Я хмыкнул и полез в вагон, устраиваться. Настроение у меня было боевое, цель просматривалась хорошо. Еду в Финкаун, забираю свои вещи, по-быстрому разыскиваю семейный тайник, выясняю, что находится в центре у «ла-ла-ла», а потом… Кажется, все начиналось с желания устроить пакость Искусникам. Точно, так и поступлю! Сомнений в своей способности разгадать древнюю загадку у меня не было. Поймите правильно, магия может проявляться любым образом, но если люди берутся что-то делать руками, то результат всегда имеет характерные черты. А то, что до сих пор не нашли… Значит, не там искали!

Билет в купе-люкс Райхан мне не купил, но ехал я все равно один — зимой через Полисант путешествует не так уж много народу, а желающих всю дорогу смотреть на колдуна нет вообще. За окном проплывали позеленевшие и похорошевшие после осенних бурь холмы, плавно и без остановок. Белый Халак напомнил о себе небольшим торнадо, упорно кружившим вокруг ничем не примечательного холма. Если подумать, то Ингерника сплошь покрыта следами старых магических катастроф. Интересно, в других странах дело обстоит так же? Впрочем, если бы в статистике проявления потусторонних феноменов были какие-то закономерности, аналитики НЗАМИПС их давно бы обнаружили.

Меня не покидали мысли о некоторых странностях, на которые я не стал обращать внимание Акселя, во избежание ненужных вопросов. Творцы «ла-ла-ла» знали толк в черной магии (один блудный Источник чего стоит), но при том «Слово о Короле» повествовало о ком угодно — ангелах, нежитях, «тынц» и «бип», только не о колдунах. Даже пресловутый Салем, хотя приемы «чистильщиков» использовал, магом очевидно не был. А теперь (внимание!) что могли понять в гигантском проклятье люди, никакого представления о чародействе не имеющие? Правильный ответ: ровно столько, сколько им скажут. На мой взгляд, это обстоятельство полностью перечеркивало ценность «Слова», что бы там Шорох о нем ни думал.

Кто бы знал, до чего мне опротивели эти тайны! Сплошное издевательство над черным магом: загадками обложили со всех сторон и дразнят.

Шорох неожиданно объявился и транслировал мне образ парня на коне и в широкополой шляпе. Почему-то он был уверен, что это должно меня уязвить. Причину я не разобрал, и это его особенно позабавило. Нежить с принципами, моралью и чувством юмора! Куда катится мир?

Золотая Гавань в середине зимы — тихое и скучное место. Тем неожиданнее было наблюдать, как мимо окна медленно проплывает подвесное кресло с визжащей от восторга детворой. Алех немедленно высунулся наружу.

— Ра-аньше т-такого н-н…

— О, да, — вздохнул старший куратор. — Местные черные сделали эту штуку, чтобы ездить к себе на верхотуру, но город выкупил сооружение. Отдыхающим нравится. Сейчас городской совет ищет алхимика, который сможет построить такое же для подъема на средние ярусы. Быстро, дешево, опорные столбы можно поставить практически где угодно, а уж какой оттуда вид!

— М-мне х-хотелось бы по-окататься, — признался белый.

— Многие так и делают. Крона за круг, если брать абонемент на семидневку, выходит четвертной в одну сторону.

— В-вряд ли мы за-адержимся на столько, — белый с сожалением оглядел разложенные на столе бумаги. — Н-надо работать.

Мимо окна проплыл строго одетый джентльмен с тросточкой и саквояжем.

— Добрый день, господин Рион! — пропел старший куратор. В ответ черный лениво повел бровью и пошевелил пальцами.

Когда местный чиновник ушел, спутник Алеха (то ли — помощник, то ли — надзиратель) заглянул в бумаги.

— Собираетесь поехать в Танур? Человека Братства звали мистером Окли.

— С-смысл? По-одождем, когда Томас за-акончит и ра-асспросим его.

— И вы думаете, что черный так просто поделится с нами…

Белый удивленно воззрился на спутника.

— П-почему «просто так»? А-а слава? М-может, е-э-ему нужно что.

— Логично, — нахмурился мистер Окли.

— Н-не д-думайте о-об этом, — посоветовал ему белый.

— Почему?

— Вы т-тупой.

В дверь небрежно постучали. Не дожидаясь разрешения, в комнату вошел черный маг почтенного возраста и уважаемой должности — старший координатор юго-западного региона. Судя по тому взгляду, который заработал мистер Окли (Да, ты тупой!), весь разговор колдун отлично слышал.

— Доброго дня, г-господин Аксель, — учтиво поклонился белый.

Мимо проплыл какой-то тип, заинтересованно заглядывающий в окно учреждения (от городского офиса НЗАМИПС до подвесной дороги было метров пять, а запретить людям смотреть по сторонам не мог даже «надзор»).

— Тому, кто делал геодезическую привязку, надо голову отвернуть! — рыкнул разъяренный маг. — Я не говорю про безопасность. Целый день над головой болтается какой-то народ!

— Н-не стоит, — примирительно протянул Алех, — д-дело в за-аказчиках.

— Или в том, кто им идею подал, — поморщился господин Аксель. — Придется щиты на окна ставить. — И тут же, без перехода. — Вы изучили отчет?

— Д-да, спа-асибо!

— Это не значит, что я позволю Братьям Салема орудовать в моем регионе!

— Д-даже в мыслях н-не и-имели.

— А если такие мысли все-таки появятся, — координатор прищурился на мистера Окли. — Проблемы у вас будут и без Фарфорового Господина, обещаю.

Старший координатор покинул комнату, умудряясь при своем невысоком, в общем-то, росте явственно давить на окружающих.

— О-о ком это он? — заинтересовался Алех.

— Не берите в голову, — поморщился мистер Окли. — У нас лаборатории в северо-западном регионе. Братья были неосторожны.

— Это п-послужит вам у-уроком, — назидательно заметил белый. — За-акон надо у-уважать.

Алех вернулся к изучению отчета куратора Райхана. Белому магу было интересно наблюдать, как суховатые записи превращаются в драматическую повесть о герое-одиночке с незначительными изъянами в характере. Из пространных описаний и подмеченных куратором оговорок Алех пытался выцедить капли истины, эликсиром которой координатор Аксель с ним делиться не спешил (черный явно знал больше, чем указано в отчете).

Характер белого требовал ясности и понимания. Странные события прошлого, находки салемского Братства и разные небезобидные древности, готовые за себя постоять, все это рисовало смутные контуры Тайны, за которую не жалко отдать жизнь. Собственно, многие и отдали. Ведь не может же быть, что эти люди умерли зря?


Глава 26 | Монтер путей господних | Монтер путей господних