home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 28

В Финкаун я прибыл под аккомпанемент бесконечного дождя. Однако, зима. Контраст с побережьем был потрясающий: после моря воздуха и света — тусклый серый сумрак, многолюдная суета и тяжелый запах большого города. Настроение сразу испортилось.

И дались же мне эти Искусники! Что мне до их тайны? Тьфу на нее! Прочь отсюда, хоть на юг, хоть в Суэссон, там у меня, по крайней мере, свой дом… Воспоминания о покореженных останках мотоцикла немного привели меня в чувства. Отставить панику! Я — краухардец или как? Да у нас под Новый год такая погода еще очень неплохой считается. Но искушение отложить все расследования до весны было невыносимым.

— Томас, как ты похорошел! — всплеснула руками мисс Фиберти.

Да, глупо отрицать: я просто красавчик. Правда, густой загар на лице и руках делал меня похожим на фермера, но у людей древности это считалось особым шиком. Пусть все видят: вот идет человек, которому хватает денег для поездки на юг. Я покрутил головой.

— А что, босс никого не прислал?

— Он прислал меня, — мисс Фиберти возмущенно сверкнула очками. — Этот самоуверенный, невыносимый…

— Черный маг, — хмыкнул я и вынужден был прерваться для получения багажа. — Кстати, сейчас я — Эдвард.

— Хорошо, Эдвард.

Очевидно, Ларкес отчалил на то самое совещание, о котором не единожды упоминал Аксель. Предки в помощь! Мне его плотная опека ни в зуб не сдалась. Осталось получить обещанное имущество.

— Где вещи, о которых он говорил?

— В банковской ячейке. Поедем забирать?

— Нет, сначала закинем шмотки в номер.

Потому что чемодан с упакованным в него зомби начал разъезжаться, грозя превратиться в сумку с хвостом.

Мисс Фиберти покладисто кивнула. Мы вручили багаж носильщику и стали выбираться к стоянке такси, лавируя меж луж, от существования которых я успел отвыкнуть. Как и от смердящих автомобилей (стыд-то какой — алхимик машин чурается!), дороговизны фруктов и своеобразия городской выпечки, когда холодный плоский оладий гордо именуется «беляш». Все расстояния стали чересчур длинными, люди — слишком суетливыми, а помещения — душными и неприятно пахучими. М-да, вкус мой совершенно испорчен. Остается надеяться, что эффект рассеется со временем, иначе придется мне перебираться на юг.

Место под штаб я выбрал идеально — почти в центре старого города. С доступной мне точностью измерений можно было сказать, что вход в сердце «ла-ла-ла» — загадочное Убежище — находился где-то здесь. Других преимуществ у этой гостиницы не наблюдалось — снятый номер оказался не очень комфортным и для своих размеров слишком дорогим.

Первым делом я спрятал в шкаф чемодан с Максом и выставил портье за дверь. Вот теперь можно и поговорить.

— Что у него есть?

— Он забрал твой дневник…

Это ожидаемо.

— … и содержимое тайника твоего папы!

А вот это удар.

— Как он его нашел?!

— Заметил, когда доставал дневник. Там было какое-то неснимаемое заклятье.

Гм. Никогда не слышал о таких. Век живи — век учись. Интересно, а я бы это заклятье обнаружил?

— И что там было?

— Какая-то коробочка и в ней такая странная вещь, очень волшебного вида.

Все, сейчас умру от воспаления любопытства.

— Айда за ней!

Так состоялся мой первый в жизни визит в банк. Впечатлило. Небольшое здание было так плотно напшпиговано Знаками, периметрами и печатями, что становилось непонятно, кто позволил разместить его посреди города, и как столь разнородные проклятья между собой не ссорятся. А я-то посмеивался над магами-«стражевиками», мол, заторможенные типы без фантазии! Лично мне не удавалось понять, как можно последовательно наложить такие структуры, а, сплетая подобное за раз, можно и надорваться. И это — пошлый городской банк! Казалось бы, при чем тут «ла-ла-ла» — артефакт, занимающий полмира. Вот я его найду и буду делать с ним — что?

Вопрос, между прочим, не тривиальный. Неклассическое волшебство нам в Университете, конечно же, преподавали, но у меня в то время были другие интересы, а интуитивного понимания проклятий для работы с древним артефактом может не хватить. Взять того же голема…

Служащий выложил длинный бронированный пенал на столик и удалился. Под стальной крышкой обнаружились мой дневник, потертый футляр в две ладони на цепочке и сложенный вчетверо листок бумаги. Я немедленно запустил дрожащие от жадности пальцы в загадочную коробочку. Внутри лежала пластинка словно бы из цветного стекла, покрытая сложным геометрическим орнаментом, но чувства подсказывали — эта вещь имеет одну природу с големами и выползнем. Здравствуй, «ла-ла-ла»! Папа, ты сволочь.

— Ты знаешь, что это? — мисс Фиберти привстала на цыпочки.

— Я думаю.

Из всего, описанного Салемом, фигулина лучше всего подходила под «ипон пропуск не поймешь, от чего (свистнут Лорри у кого-то из медиков)», только в «Слове» не говорилось про футляр и цепочку.

Чем больше я вертел в руках артефакт, тем сильнее росло мое удивление. Пластинка ждала прикосновения, тонкой вибрации ауры какого-то определенного человека. Очень хитро, если не давать эту штуку в руки волшебнику — я четко видел управляющие структуры и мог активировать их, не касаясь чувствительных элементов (а белый маг просто сымитировал бы нужный сигнал). Парадокс: пропуск был защищен магией, но не от магов.

Вторым сюрпризом стала записка от старшего координатора. Ларкес возвращал мое имущество без всяких предварительных условий и совершенно бесплатно. Это меня беспокоило: черный маг — альтруист лежал за гранью моих представлений о добре и зле. Что же он от меня хочет? Где-то непременно есть подвох.

— Искать надо, — резюмировал я.

— Что?

— Дверь. Это — ключ. Раз есть ключ, должна быть и дверь (для коробки он слишком крупный). Наверняка папаня ей часто пользовался, если держал эту штуку под рукой.

Что может быть лучше: оборудовать семейный тайник в коридорах «ла-ла-ла» и оставлять имущество под охраной неспящих големов! То есть, вполне возможно, что с интересующей меня тайной в моей семье работали на протяжении поколений. И почему я обо всем узнаю последним?

— Гм, — произнесла мисс Фиберти и я мог понять ее сомнения.

Даже если ограничить поиски старым городом, задача будет на века. Мало ли куда мог пролезть черный маг! К тому же, зимний Финкаун оказался еще более не приспособлен для поисков, чем летний и весенний. Так стоит ли связываться? Я так рассуждаю, как будто у меня есть выбор.

Лучший способ подвигнуть нашего брата к действиям — куда-то не пустить или что-то не дать. Вредоносная черная натура мгновенно встала в боевую стойку, и теперь остановить мой порыв можно было только ударом по голове. У древнего сокровища не было шансов! Начать искать его я планировал с прежнего места работы и всерьез рассматривал способы проникновения в Дом Короля, но хитроумная мисс Фиберти навела справки и выяснила, что во времена папиного правления резиденция НЗАМИПС располагалась в другом месте.

— Поначалу они сидели в казармах королевской гвардии. По описанию — сущие бараки, когда их снесли, никто не плакал.

Опа!

— Идем смотреть.

На месте предполагаемого кабинета отца находился мост и перекресток на восемь направлений. Я три раза перешел его в самом неудобном месте, вызывая гудки клаксонов и ругань водителей. Никаких тревожных ощущений не возникло.

— Слушай, а может книги под Бриллиантовой руной были? Впрочем, нет, Ключ это не объясняет…

— Трассу наверняка обследовали «искатели», — поджала губы мисс Фиберти. — Никаких скрытых проклятий тут быть не могло.

Похоже, след оказался тупиковым. Следующим пунктом шел осмотр местных подземелий.

— Ты как хочешь… э-э… Эдвард, но я туда не полезу, — заявила моя компаньонка. — Там сплошная канализация. Возможно, твой папа имел более крепкие нервы, но у меня астма!

Нервы — пофиг, важно, что я не мог представить себе боевого мага, шлепающего по нечистотам. Даже если изначально вход в тайник располагался там, его должны были заменить удобным, чистым подходом.

Карту городских катакомб архив не выдавал — эти сведения находились в сфере армейских интересов. Ах, да, мы же, вроде как, в состоянии войны с империей! Почему у всяких козлов свербит именно тогда, когда я собираюсь что-то сделать? Поубивал бы.

Загадочный пропуск жег мне карман. Я был близок к тому, чтобы бродить по Финкауну день и ночь, тыча его во все щели. Так и умом тронуться не долго! Если бы Ларкес был в городе, я попытался бы выяснить, не ходил ли за папаней личный куратор, а так оставался последний шанс — мой незнакомый дядя. Если тайник действительно был семейным, то кому, если не старшему сыну, знать о нем? Плохо только, что делиться придется (это если он не растащил уже все и вся — специалист по сейфам вполне мог обойти древнюю защиту и безо всякого пропуска).

Я целый вечер медитировал, вспоминая адрес и телефон ближайшего родственника (позволять Четвертушке рыться в отчетах салемских братчиков мне отчаянно не хотелось).

Позвонил после обеда, рассчитывая, что сытый дядя будет добрее. Как же, как же!

— Здравствуйте! Это Ральф Тангор?

— Ну, допустим, — недружелюбно буркнула трубка.

— Я Томас, сын Тодера. Мне хотелось бы поговорить с вами о тайнике, который наше семейство имело в Финкауне…

Договорить мне не дали.

— Не знаю, кто ты такой, — злобно зашипел добрый дядюшка, — но если ты или твои дружки еще раз вздумаете доставать меня этим склепом, я вас там и прикопаю. Понятно?

— Сам дурак! — спокойно ответил я и повесил трубку. Похоже, не одного меня в семействе бортанули.

Однако район поисков сужается — кладбищ в Финкауне было не так уж много. В том числе и наше фамильное, а еще точнее: кладбище краухардского клана Тангоров, от моей семьи там лежало только двое. Склепов потомственные колдуны не строили, зато надгробия семейства занимали целую аллею. Простые прямоугольные плиты выглядели нарочито массивно, но, уверен, большинство из них скрывало под собой только урны с прахом — обычная картина гибели черного мага.

Снова сходил туда и хорошенько осмотрелся. Этакий маленький уголок Краухарда — сплошь знакомые фамилии.

— Вот ты в людях разбираешься, — мисс Фиберти по-прежнему таскалась за мной, — скажи, куда здесь можно было пойти, чтобы это не вызывало удивления?

— К могиле Арака, — пожал плечами моя спутница. — Это же кладбище новой династии.

— Пойдем, взглянем!

Над могилой знаменитого краухардца потомки выстроили небольшой мавзолей, который не притворялся, будто покойный находится здесь целиком — предметом поклонения служила круглая тумба. Вокруг плиты с изображением языков пламени стояли удобные, хотя и каменные скамейки. Я устроился на одной, мисс Фиберти — на другой. Ничего не происходило, если не считать того, что задница начала мерзнуть.

Логически рассуждая, это — не единственный погост в городе. Но, если бы папаня регулярно таскался по могильникам, у его коллег возникли бы вопросы, а тут — дела семейные. Вот уже двадцать лет кладбище числилось мемориальным, но попыток обрезать и застроить лакомый кусочек земли не предпринималось — черных магов у нас побаивались, даже мертвых. То есть, со времен Арака здесь никто не пытался рыть глубже, чем на два метра. Площадка просто идеальная, но при этом ничего, хотя бы отдаленно напоминающего подземелье выползня, мне на глаза не попадалось.

— Чего-то не хватает.

Мисс Фиберти тактично промолчала.

В итоге поиски «ла-ла-ла» стали сниться мне даже ночью. Где эти сукины дети могли спрятать вход?!! Прочесал весь старый город три раза, попал под дождь, промок и обозлился. Зима, чтоб ее, Новый год на носу! Сейчас сыро, а потом снег пойдет — вообще ворожить станет невозможно. Вернется Ларкес и я, как кретин, буду объяснять ему, что дела откладываются до весны. Оставался последний выход: обшаривать местность поисковыми проклятьями квадратно-гнездовым способом. Допустим, новую трассу можно исключить — там и без меня стадо колдунов топталось, а вот склеп Арака обследовать стоит.

Подумав, я решил не извещать о своих намерениях НЗАМИПС (как-то двусмысленно звучит — некромант хочет поворожить на кладбище). Тем более что никаких проблем кроме нарушения пресловутой техники безопасности не предвиделось: искательство — интуитивная способность всех черных, а если при ворожбе проявить фантазию, то проклятье будет бить метров на пятьдесят сквозь землю, как хороший прожектор. Да, магию творцы «ла-ла-ла» могли замаскировать, да, сверху могли все застроить, но шахту, поднимающуюся к поверхности из глубины, полностью спрятать невозможно. Сказано — сделано.

Я упаковал все необходимое для ворожбы в заплечный мешок (благо забубенной сложностью проклятье поиска не отличалось) и отправился на кладбище. Днем. Мисс Фиберти выражала оправданное сомнение:

— Э-э… Эдвард, тебе не кажется, что жандармы арестуют тебя как минимум за хулиганство?

Но закусившего удила черного разумными доводами было не пронять.

— Пока я буду что-то согласовывать, ляжет снег и работать с пентаграммой без спецсредств станет невозможно. А кто мне их даст? И потом, о папином тайнике узнает туева хуча народу. Дядька Ральф наверняка захочет долю, а с какой стати? Он мне даже не помог. Нет, сделаем все тихо и быстро.

Мой план был предельно прост: вечером захожу, прячусь среди могил, ночью — колдую, а утром ухожу, как ни в чем не бывало. Красота! Всеми возможными методами сокрытия ворожбы я владел в совершенстве, да и кому придет в голову искать следы пентаграммы посреди кладбища?

Весь день было ясно и морозно, а под вечер на город наползла тяжелая хмарь, что меня тоже устраивало. Я прошел через центральные ворота прямо со своим мешком, и никаких вопросов это не вызвало (черный!). Избежать внимания редких посетителей тоже оказалось несложно — ранние сумерки скрыли меня от посторонних глаз. Целый час после закрытия я добросовестно изображал статую, а потом решил, что — пора.

Откуда мне было знать, что прошлой ночью кто-то пытался разворотить мавзолей Арака, и теперь небольшой коллектив кладбищенских сторожей усилили нарядами жандармов?

Я, как честный колдун, выбрал для ворожбы пересечение двух главных дорожек (ровно, просторно и следы быстро затопчут), разложил посеребренную столешницу (купленный у антикваров прибамбас для бытового волшебства) и начал расчерчивать полноценный Знак с Якорем и накопителями. Дальше разметки основных линий дело не зашло — в кладбищенской тишине раздались неторопливые шаги. Я прислушался и осознал пренеприятный факт: местные сторожа решили сделать обход подведомственной территории. Вот ведь ответственные не в меру! Придется переползать в какой-нибудь боковой проход.

Сборы заняли время — нужно было упаковать ценные снадобья практически на ощупь и при этом их не перепутать. Закончив, я оглянулся проверить, не забыто ли что, и похолодел. За день мраморные плиты промерзли, и влажный городской воздух лег на них толстым слоем инея. Как я мог не заметить, что он хрустит у меня под ногами?! На искристом белом покрове отчетливо просматривались мои потуги в магической геометрии.

Я подавил лихорадочное желание скрести камни — такой шум даже мертвых поднимет, а голоса сторожей слышны уже вполне отчетливо.

Спокойно! Ну, кто же будет ночью на кладбище смотреть под ноги? Стараясь не шуршать и не скрипеть, я зашел сторожам в спину и принялся ждать. Увы, среди них идиотов не оказалось: в месте, где наши пути пересеклись, патруль остановился, послышались возбужденные голоса, замелькали лучи потайного фонаря. Я не стал дожидаться, когда они сделают круг почета и выйдут на меня. Сваливать надо! Фиг с ним, с тайником, свобода дороже.

Про идею заночевать на кладбище можно забыть — возбудившиеся охранники до утра будут шарить по могилам. Будь проклята спешка, из-за которой я не подготовил ни одного приличного пути отхода! Надо было, хотя бы, ограду проверить — где она ниже, где удобней через нее перелезть.

Угар последних дней начал отступать и мысли потекли в совершенно другом направлении. Задним числом затея с ворожбой посреди города казалась мне сущим помешательством. Общаясь с боссами, я как-то подзабыл, что значит для черного нарушить закон. Сейчас мне это напомнят… В том, что Ларкес за меня вступится, я практически не сомневался, но последний раз мои невинные шалости окончились пятью годами контракта с НЗАМИПС, и Сатал меня к этому тоже так ненавязчиво поощрял. Знал же, что благотворительность черных — странный сказочный прикол! Второй раз не дамся.

До ограды было уже рукой подать, что меня остановило, не знаю — то ли интуиция, то ли Шорох что-то такое почуял, несмотря на обилие магии вокруг — но идти вперед вдруг резко расхотелось. Я стоял между могилами, прислушиваясь к далекому городскому шуму и пытаясь понять, что меня беспокоит. Впереди раздался скрип, словно кто-то переступил с ноги на ногу. Засада! Тихо-тихо разворачиваемся и ходу отсюда. Мой маневр немедленно разгадали, «Уходит!» — азартно вскрикнул молодой голос, и погоня сорвалась с места в карьер. Короля вам в печень!!!

Я мчался по кладбищу, уже не заботясь о следах и не пытаясь затаиться. Ну, нет во мне таланта к пряткам! Оставалось положиться на быстроту ног и попытаться оторваться от преследователей, сделав круг. К несчастью, ребята в засаде сидели горячие и бежали они налегке, да и с планировкой погоста (в отличие от меня) не поленились ознакомиться. Меня уверенно отжимали от ограды. А еще мне целитель напрягаться не велел…

Я решительно свернул на знакомую аллею (хоть какая-то фора!), зайцем проскакал по надгробиям и юркнул между купами побитых морозом хризантем. Ну, предки, теперь действительно выручайте! Не получается бесшумно ходить, буду ползать. Медленно, на карачках я двинулся между оград и цветов, надеясь, что в заплечном мешке ничего не звякнет. За моей спиной загонщики перекликались со встречной группой, организуя прочесывание окрестностей.

Нужно действовать резко или тихо склеить ласты — пусть берут. Найти убежище. Увы, ни облетевшие деревья, ни аккуратные надгробия возможности спрятаться мне не предоставляли. Помнится, когда я плевал в потолок мавзолея Арака, меня еще удивили такие каменные полки между колоннами, мол, какой маньяк их туда затаскивал. Точно! Если уж там найдут, то везде найдут.

От аллеи Тангоров до цели напрямик было рукой подать — короткий бросок через кусты или пробежка по небольшому скверу с пересохшим фонтаном. Шуршание веток неизбежно привлекло бы внимание врага, поэтому я выбрал дорожки. Пять минут тыкался в темноте об скамейки и непонятные ограждения, костеря местный персонал. Нежитей не боятся!!! Гуще фонари надо было ставить, гуще! Попутно выяснилось, откуда сквер — здесь был выход скальной породы, могильщики поленились долбить ее ради дохлых колдунов. Я решительно полез по камням — времени оставалось в обрез.

И тут мне стало очевидно, что причиной основания кладбища была вовсе не могила Арака. Усыпальницу знаменитого краухардца пристроили к гораздо более интересному для предков объекту — этой самой скале, половина из которой не была камнем в прямом смысле этого слова. Подо мной был материал голема, сомкнувшийся в плотную, неразличимую в темноте массу.

Я подавил желание наколдовать светлячок (только отпечатка моей ауры здесь не хватает!) и полез в мешок в поисках спичек (да, ношу с собой! Зажечь свечи я способен и так, но подстраховаться никогда не мешает). Азарт пересилил все резоны, пламя серной спички дрожало под моими пальцами, открывая обычный серый базальт. Изведя целый коробок, я определил находку как плоский камень трех метров в диаметре без видимых отметок.

Преследователи перекликались в сквере, в мавзолее Арака тоже кто-то негромко разговаривал (вряд ли мне позволят лазить там по колоннам). Техника безопасности летела к Шороху. Я вознес мысленную молитву неизвестным богам и разбудил знаки на стеклянной пластине. То, что казалось камнем, вскипело и прогнулось вниз, подобно капле меда. Через мгновение я сидел в темноте, тишине и холоде где-то во чреве гор. Темнота пахла полынью. А спичек-то у меня больше и нет.

Главное, держать себя в руках и не пытаться колдовать в таком месте — лимит глупостей на сегодня исчерпан. На чувство времени тоже полагаться не стоит — есть все шансы выскочить прямо под ноги разгоряченным поисками сторожам. Как же мне узнать, когда будет пора? Я принялся считать в уме, подражая метроному, и не останавливался, пока не дошел до двадцати тысяч (вот когда понадобились навыки медитации!). Потом снова активировал ключ.

Древнее устройство послушно вынесло меня на поверхность. Преследователи ушли, небо на востоке серело, но до рассвета было еще далеко. Немного осовевший от обилия впечатлений, я отправился к выходу с кладбища по кратчайшему пути и тупо перелез через ворота.


Монтер путей господних | Монтер путей господних | Глава 29