home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 30

Еще раз убеждаюсь, что нет в жизни счастья. По крайней мере, для черных. Четыре (всего четыре!) часа я пребывал в состоянии ничем не замутненной радости, глубокой удовлетворенности от достижения цели. Все загадки были разгаданы, все тайны мира доступны мне. А потом наступила расплата — крутой и безжалостный облом. С черными так нельзя!

Утром я, весь из себя гордый, повел мисс Фиберти показывать найденную диковинку. Фига! Все кладбище было оцеплено полицией, и посетителей заворачивали у ворот.

— Да у меня здесь дедушка!!!

Но жандармы остались глухи к негодованию черного мага. Смелые. Мисс Фиберти осторожно взяла меня за локоток.

— Эдвард, а не тебя ли они до сих пор ищут?

— Ха! Вот это тормоза.

— Не знаю, не знаю, — поджала губы моя компаньонка. — Как думаешь, собаки у них есть?

Мы плавно развернулись и свалили оттуда, потому что собаки — существа без фантазии. Где унюхают, там и будут искать. При этом я сам чувствовал себя бобиком, у которого изо рта вынули бутерброд.

— Мне надо туда!!!

— Держи себя в руках. Через неделю они успокоятся и снова начнут пускать посетителей.

— Угу. С киркой, фонарем и веревкой?

— Гм.

Вот именно, что «гм». Мне нужно было не просто попасть ко входу в тайник, но и принести инвентарь. Кто знает, что может потребоваться в подземелье? К тому моменту, когда власти НАСТОЛЬКО успокоятся, я могу попасть на кладбище уже как клиент.

— Вот что: не может быть, чтобы вход был единственный. К тому же, он слишком узкий и глубина не сто метров — зуб даю. А ведь Салем вывел из-под земли кучу народу.

Мисс Фиберти дернула бровью — про «ла-ла-ла» я ей пока не рассказывал.

— Что это, Томас? — О, мы серьезны.

— Одно древнее сооружение, я сам про него недавно узнал. Мировая Ось, чтоб ее!

— Обещай, что возьмешь меня с собой.

— Но, Клара…

— Обещай, тогда подскажу.

— Обещаю!

Мисс Фиберти печально посмотрела на меня из-под очков.

— Ну, мамой клянусь!

— Надо взять в магистрате карту водных горизонтов. Грунтовые воды — вечная проблема любых подземелий.

— Гениально!

За требуемым документом отправилась мисс Фиберти, как самая обаятельная, а я занялся купанием зомби (еще один мой сюрприз).

Рулон тонкой кальки, стоивший нам пятнадцать крон, я рассматривал вдумчиво и не торопясь. В отличие от владельцев водокачек, меня интересовали те места, где глубокой воды нет.

— Гм.

— Минимум три подходящих района. Мой, на территории Академии Эмпатов и на городской свалке, причем в Академии — самый большой.

— Раньше там располагалось святилище, считавшееся входом в Нижний мир. Его охранял орден Небесных рыцарей, ставший одной из причин Падения Гирейна. Я специально рылась в библиотеке после разговора с антикваром — их эмблемой был профиль парящей птицы, самое близкое к «крылышкам на звездном фоне» из того, что есть в геральдике. Правда, после упразднения ордена, никаких потусторонних врат не нашли, официально они являются элементом студенческого фольклора.

Оказывается, не один я с пользой дышал книжной пылью. А Аксель что-то такое свистел про бесполезность древних трактатов!

Поскольку ни один вменяемый черный не станет искать сокровища под взглядами любопытных эмпатов, над выбором пути я особо не маялся.

— В общем, так: на небеса меня не пустят — рылом не вышел, придется через помойку лезть.

Пока говорил — звучало красиво, а на месте выяснилось, что я себя таки сглазил: каменистый, лишенный грунтовых вод клочок земли облюбовала именно помойка (место, куда мисс Фибети с ее астмой попасть не светило). И то, что ее окружал совершенно неуместный в центре города лес, уже о многом могло сказать знающему человеку (что же тут творится летом, если даже склады поблизости строить не решаются?). Моя компаньонка погрустнела.

— Не огорчайся, Клара! — ее помощь могла мне еще пригодиться. — Все равно первый раз я буду только присматриваться. Боевой маг должен идти в подземелье первым и разведывать безопасный путь, так всегда делают. Потом мы вместе все там исследуем.

Она немного успокоилась, а я глубоко вздохнул и тут же осознал свою ошибку — дышать нужно было через рот, мелко-мелко. Ограда помойки еще даже не показалась из-за деревьев, но присутствие этого чудесного места уже ощущалось вполне — казалось, что воздух приобрел не только запах, но и вкус. Работа в «Биокине» и общение с Йоханом не подготовили меня к тому, что я обонял — над помойкой висела Вонь с большой буквы. Легкий ветерок приносил испарения волнами, и от этого они воспринимались гораздо отчетливей. На ветках сыто каркали вороны, но хоть мух по зимнему времени не было.

Скажем прямо: если бы ни мисс Фиберти, ожидавшая от своего героя подвигов, я наплевал бы на любимую тайну Искусников ядовитой слюной. Удовлетворение любопытства не стоит таких жертв! По мере приближения к цели моя решимость стремительно иссякала. В конце пути, словно надругательство над здравым смыслом, меня встречали кованые ворота с начищенной (а может и позолоченной) медной вывеской. Выяснять, как официально называется эта помойная куча, у меня не было не малейшего желания. К Шороху!

Сторожа охотно указали направление на домик директора (а я-то надеялся, что меня прогонят). Шик кончился сразу за оградой. Вдоль дорожки рядами тянулись длинные бурты гниющих отбросов, стыдливо прикрытые вощеными полотнищами. Несмотря на зимнюю пору, воздух был теплым и влажным, в неглубоких канавах поблескивала беловатая жижа. Сразу за буртами (тоже рядком) располагались покрытые зеленой плесенью сараи с длинными трубами, отданные во власть природникам, тут же под навесами громоздились цилиндры устаревших бродильных чанов (куда же без них!). Помойка окружала это место со всех сторон.

Дальнейший путь я решил спросить у кого-нибудь из персонала. Долго стоял перед дверью в плесневелый сарай, не решаясь прикоснуться к покрытой изумрудными разводами ручке. Меня спасло появление одного из местных — мага-природника (я теперь узнаю их по глазам) — он вышел навстречу, держа в руках большой жестяной лоток с чем-то белым и шевелящимся.

— Здравствуйте!

— Правда? — удивился он.

— Если хотите, можете заболеть, — разрешил я.

— Э-э… И вам всего хорошего!

М-да, персонал здесь соответствующий.

— Как мне найти директора?

— Вон там, — белый энергично взмахнул лотком, едва не обдав меня его содержимым.

— Спасибо.

Повелитель помойки гнездился в аккуратном кирпичном домике. Жизнерадостный розовощекий толстячок пил кофе и заедал его бутербродом с мясом и зеленью (меня аж замутило). На столе перед ним лежали проспекты фирмы «Биокин» с выкрашенными в веселенькие цвета бродильными чанами.

— Интересуетесь нашей продукцией? Я сотрудничал с «Биокином» при создании этих малюток.

Директор подскочил и протянул мне руку (черному!), в другой он по-прежнему сжимал бутерброд. Совсем они здесь одурели.

— Мистер Блох, к вашим услугам! Они действительно так хороши, как здесь пишут?

— Даже лучше. Свирепая конструкция! Но обязательно заказывайте установку и наладку.

Мистер Блох мечтательно улыбнулся.

— Одна только упрощенная процедура очистки стоит того, чтобы заменить наших монстров.

Я был с ним отчаянно согласен, хотя в таком месте, как это, преимущество может оказаться незаметно. Как мне получить от мистера Блохи разрешение копаться в его гнилой вотчине без помех и свидетелей?

— Вы являетесь представителем фирмы?

— Нет, теперь я веду новый проект, — тут меня посетило вдохновение, — контроль над запахами.

Брови директора помойки удивленно поползли вверх.

— Разве такое возможно?

— Конечно. Хотя пока что не в промышленных масштабах. Например, можно полностью защитить от проникновения посторонних ароматов небольшое помещение, при этом движение чистого воздуха сохранится.

Глаза мистера Блоха заблестели от вожделения.

— Да, это было бы…

Все, теперь он — мой.

— Я бы мог устроить вам такое, в индивидуальном порядке (понимаете, исходный патент принадлежит армии), если вы позволите мне провести на вашем предприятии кое-какие исследования.

— Да, да, конечно! А сколько это будет стоить?

— Для вас — бесплатно. В качестве рекламной акции.

Мы ударили по рукам, в буквальном смысле слова. Наверное, ему здешними испарениями мозги вынесло — тискать черного! Я произвел первичный замер магических эманаций вокруг домика и поспешил прочь. На полпути к выходу работники свалки освободили один из буртов от покрытия и теперь перегружали его содержимое в длинные телеги. Вот когда я резко пожалел, что не заначил армейский амулет химической защиты!!! Впрочем, не факт, что он бы меня спас: вокруг потревоженной бурой массы висел такой плотный смрад, какой ядовитые са-ориотские снадобья не могли дать в принципе. Защитные проклятья просто свернулись бы от перегрузки. Встретив меня, мисс Фиберти слегка поморщилась.

— Эдвард, я думаю, что тебе лучше не садиться в трамвай.

— Да пофиг! Пойдем отсюда скорее, у меня до сих пор глаза слезятся!

В этот момент мои мысли были как никогда далеки от цели поисков.

Продышавшись и всучив прачкам оскверненную помоечными испарениями одежду, я понял, что вотчина мистера Блоха защищена от вторжения черных даже лучше, чем мемориальное кладбище — ни один колдун туда два раза не сунется. А некромант — может! И дело не в данном слове (тоже мне важность!), а в самом факте наличия этого возмутительного места — городской помойки. Нет, и не может быть такой стихии, которая привела бы боевого мага в смятение. Вонючие отбросы оскорбили черного действием! Их ничтожность следовало доказать. Вместо того чтобы промурыжить восторженного олуха и взять свое, ничего не отдав, я на следующий же день занялся обещанным директору волшебством. Кстати, и наработки керпанских лабораторий пригодятся.

Создание отвращающего запахи периметра требовало тонкого расчета и изящной реализации — он было ровно вдвое сложнее защитных армейских амулетов (у людей, знаете ли, не такое уж плохое обоняние). Я корпел над схемами потоков три дня, почти не прерываясь на еду и сон. Откуда-то объявился Ларкес и стал допытываться, не нужно ли мне чего-нибудь (он явно что-то замышляет!). Потребовал от него доступ на полигон местной «очистки» и немедленно его получил (ну точно, это заговор). Раскрывать ему свои секреты мне отчаянно не хотелось, показывать местонахождение семейного тайника — тем более. Пусть думает, что я разрабатываю новое проклятье и хочу заработать на нем деньги! На старых секретах свет клином не сошелся.

Ларкес выслушал мою версию, но, как мне кажется, ни слову не поверил. Вместо этого, глянув на диаграммы, старший координатор вскользь поинтересовался, не преподавали ли нам в Университете многоконтурные знаки. Нет, даже не слышал о таких, но помощи просить не собираюсь (я, вообще-то, алхимиком собирался быть, у меня на глупости элементарно времени не оставалось). Ларкес пожал плечами и ушел, а мне пришлось испытывать потустороннюю копию библиотеки Акселя в действии. Шорох был полон скепсиса, тем не менее, упоминание о многоконтурной ворожбе я нашел, посрамив обоих (и нежитя, и колдуна). Оказалось, что повторить зубодробительный уровень банковских проклятий изумительно просто: нужно всего лишь использовать одновременно две-три вспомогательных пентаграммы (для среднего «стражевика» — неподъемная задача, а для некроманта — простое упражнение в сосредоточенности). Единственной трудностью являлась необходимость учесть взаимное влияние Знаков, производимая, до некоторой степени, интуитивно. Поставленная задача стала вполне решаемой.

Базовые Печати будущего периметра были готовы через неделю, сколько они стоили на самом деле — Шорох разберет, но я извел на них половину наворованных в Керпане ингредиентов (плевать, все равно у них истекал срок годности). Заключительная ворожба на помойке заняла полдня, зато результат выглядел так, что и творцам «ла-ла-ла» показать не стыдно. Тончайшее кружево трехмерного периметра оплело здание, присутствуя на самой границе восприятия, безвредное для массивных тел и непроницаемое для взвесей.

Но, естественно, мистер Блох оценить этой красоты не мог, а запах из его домика никуда не делся.

— Готово! Теперь осталось дезодорировать помещение.

Я вынул из футляра стеклянную трубку, расписанную Знаками — аналог ранних экспериментов по созданию поглотителя. Через пару минут воздух приобрел тот суховато-стерильный привкус, который был знаком мне по лаборатории. Я заткнул трубку деревянными пробками и вернул в футляр.

— Дезодоратор можно использовать многократно, при потемнении стекла — промыть мыльной водой, раз в год показывать магу. К сожалению, периметр можно обслуживать только на месте. А сколько запросит черный маг за визит на помойку, страшно даже думать.

Мистер Блох настороженно потянул носом, потом подошел к окну и, поднатужившись, распахнул створки. Наверное, их не открывали с момента строительства.

В лицо нам ударил холодный безвкусный воздух, но по сравнению со смрадом помойки это был прорыв (я только сейчас заметил, что от моей одежды отчетливо попахивает).

— Это просто чудо! — прошептал растроганный директор.

— Магия, — уточнил я. Не будем упоминать, сколько народа работало на мой маленький триумф.

Он всплеснул руками.

— Что я могу для вас сделать?!

— Я изучаю возможные условия применения наших амулетов. Мне нужно обследовать территорию вашего предприятия, взять пробы грунта, продукции…

— Берите все!!!

Мысленно показав кукиш эмпатам и координатору, я приступил к поискам ла-ла-ла. Работники помойки мне охотно помогали. Еще бы нет! Самым активным я дарил «прищепку» на нос, пускай не избавляющую от запахов целиком, но, по крайней мере, дающую возможность дышать свободно. Нет, поймите правильно — эти ребята были привычны ко всему, но есть вещи, от которых невозможно получать удовольствие.

Как и следовало ожидать, вход в подземелье находился под одним из буртов. А когда мне что-нибудь доставалось просто? Пришлось ждать, пока помои дойдут «до кондиции». Я упросил директора не засыпать бурт заново, выдав феерический бред относительно необходимости замера потенциала фоновых колебаний в третьей фазе Луны. Мистер Блох был на все согласен.

Новый год прошел скучно и без подарков, среди снежной круговерти, дальних огней и попыток горожан устроить фейерверк. Праздновать что-то в толпе под мокрым снегом не хотелось совершенно. Мисс Фиберти занималась чем-то своим, а я тихо помирал от воспаления жадности — единственного, что мешало мне добраться до цели немедленно. Если бы не оно, можно было бы тупо сходить в Академию и предложить эмпатам раскрыть тайну Искусников вместе. Учитывая отношение белых к секте, все с воплями разбежались бы, дав мне возможность знакомиться с «ла-ла-ла» и потрошить папин тайник без помех. Заинтересованность старшего координатора тоже не следует недооценивать. Можно же договориться о разделе трофеев! Уступлю Ларкесу пару диковинок, зато смогу добраться до тайника через кладбище, не жертвуя сапогами и не травмируя органы чувств. От позорной капитуляции меня спас посыльный: вход в древнее убежище был свободен. Знакомство с «ла-ла-ла» входило в активную фазу.

Директор финкаунского предприятия по утилизации и рекуперации смешанных бытовых и коммунальных отходов пребывал в отличном расположении духа. На столе перед ним стояла корзинка с домашней выпечкой и чашка свежесваренного кофе с малой толикой кардамона. Тончайшие ароматы смешивались в воздухе, делая зимний день немного светлее и теплее. Подумать только, еще недавно он вынужден был жевать свой завтрак, словно лошадь — сено, мерно двигая челюстями и стараясь не принюхиваться!

Одним из условий контракта директора была необходимость проводить не менее трех четвертей рабочего времени на вверенном его заботам предприятии. Мистер Блох понимал сомнения отцов города: какой-нибудь безответственный молодчик мог манкировать своими обязанностями ради личного комфорта. А так каждый бригадир знал, что раз в неделю директор непременно посетит его рабочее место во время утреннего или послеобеденного обхода, потому все выполняли свои обязанности на совесть — городские власти очень хорошо платили. Вот только этот запах…

Но на днях произошло чудо: общество повернулось лицом к своим верным сынам. А как еще охарактеризовать эту удивительно востребованную армейскую разработку? Директор не был эгоистом — злоупотребив средствами, он заказал господину Тангору полсотни амулетов-«прищепок» (пока черному что-то нужно на свалке, с ним можно было договориться за разумные деньги). Обвинения в растрате мистер Блох не опасался — приглашенный целитель клятвенно подтвердил, что купленные проклятья не просто «забивают нос», а реально защищают носителя от вредных мусорных испарений. На здоровье граждан не экономят! Со следующей недели защитная магия станет неотъемлемой частью снаряжения мусорщика. Работники голосовали за проект обеими руками, даже скупердяи из городской управы не смели возражать, носить «прищепки» отказались только маги-природники, впрочем, никто не собирался на них равняться.

От радужных мыслей директора отвлекло шевеление за окном — перед домом стоял неожиданный посетитель, прижимающий к лицу носовой платок, и смотрящий перед собой остекленевшими глазами. Да, на некоторых атмосфера предприятия оказывает именно такое действие. Сколько раз мистеру Блоху приходилось объяснять, что мусор невозможно закапывать до бесконечности, что их метод ближе всего к природе, кроме того, дает массу полезных продуктов… Все без толку! Директор поспешно натянул сапоги, запахнул куртку и привычным жестом укрепил на носу защитный амулет. Пришло время познакомиться с гостем.

— Здравствуйте, сэр, вы ко мне?

Взгляд незнакомца сфокусировался на директоре и тот осознал, что до прострации тут далеко — маг пребывал в астрале (или как там это у них называется), очевидно, изучая устроенную вокруг дома ворожбу. Свободной рукой пришелец достал и продемонстрировал жетон НЗАМИПС.

— Мне нужен Томас Тангор.

— Следуйте за мной, я покажу дорогу!

Директор знал, в каких случаях надо проявить вежливость. Кроме того, он сомневался, что господин Тангор задумал что-то противозаконное — такой блестящий молодой человек не станет размениваться по мелочам.

— Он там, но просил его не беспокоить.

В узкой долине между холмами отбросов расположилась импровизированная палатка из вощеного полотна и каких-то палок (если знать, сколько деревяшек маг затащил внутрь, можно было решить, что она заполнена ими до верху). Как бы ни были любопытны люди, ни один из работников свалки не решался подглядывать за волшебником. Невысокий «надзоровец» пару секунд рассматривал установленный Тангором шатер.

— Спасибо, я уже все видел.

Оставшийся безымянным визитер развернулся и зашагал в сторону ворот.

Мистер Блох пожал плечами — если черный не желает провожатого, директор напрашиваться не станет. Ему и так на сегодня хватает впечатлений: над головой мага, раздувая полы плаща и теребя платок, раскручивался маленький торнадо. Черные, они такие нервные.

Ларкес покидал городскую свалку не в панике, но очень-очень быстро. Старший координатор не мог понять, почему Тангору приспичило искать упомянутую Акселем «Мировую Ось» именно здесь, тем более что его отец по таким сомнительным местам не шастал.

«В его распоряжении был весь город, да что там — весь мой регион, а он предпочел зарыться в отбросы! Не скрыт ли в этом какой-то смысл, метафора происходящему?» Тем более что успеха юноша достиг — осмотренный Ларкесом шатер был пуст. «И это странное ощущение, что магии нет, а пальцы покалывает».

Подгонять автомобиль к воротам свалки старший координатор не решился — провоняет. Пришлось идти пешком через парк, выслушивая вороний гай и борясь с ощущением, что из-за забора свалки кто-то насмешливо смотрит в спину.

«Что за детские комплексы! Нет ничего позорного в нежелании нюхать мусор. Тангор и тот, вон, амулетами обложился. Ловко придумал, шельмец!»

Старший координатор сделал себе пометку раздобыть это забавное носовое приспособление — исключительно полезная вещь. Особенно учитывая, в каком виде обычно предстают перед следствием жертвы запрещенного волшебства.

Впереди показалась граница парка, и колдун вздохнул свободнее. На единственной очищенной от снега скамейке (для кого их сделали? Тут же не гуляет никто!) громоздилось нечто, напоминающее большой мешок с ножками. Старший координатор подошел ближе.

Странное нечто оказалось женщиной. Мисс Фиберти, помимо пальто одетая в шаль, три шарфа и две юбки, и недружелюбно следила за приближением колдуна.

— Добрый день!

Ларкес присел на скамейку (дорожки в парке чистили отвратительно, и низкорослый колдун устал месить ногами снег). Женщина насторожено потянула носом и отодвинулась от него, вероятно, демонстрируя личную неприязнь.

— Вы знаете, куда отправился Тангор?

— Вы первый!

— Что — первый? — не понял маг.

— Расскажите все, что знаете!

— А не слишком ли многого вы хотите? — усомнился координатор. Мисс Фиберти яростно сверкнула очками.

— У меня есть все основания считать, что кучка посвященных утаивает от общества важнейшие сведения. Я собираюсь всеми силами бороться с этой нетерпимой ситуацией!

Господин Ларкес мелко затрясся и заперхал, только очень хорошо знавшие старшего координатора люди могли догадаться, что он заливисто смеется. Сейчас его собеседница просто опешила.

— Вот и попал я в Посвященные! — отсмеявшись, покачал головой маг. — Никто ничего не утаивает. Летописей прежних времен осталось мало, но кости говорят под руками некромантов и черным такого свидетельства достаточно. А вот люди до недавнего времени отказывались верить голосам предков. Ну, и кто после этого виноват в своем невежестве?

— Я с некромантами не знакома! — раздраженно огрызнулась мисс Фиберти.

Старший координатор смерил ее внимательным взглядом и сделал вид, что ничего не слышит. Так и сидели — довольный собой колдун и обиженная на него дама. Короткий зимний день догорал, с неба сыпал мелкий колючий снежок. Тангор не возвращался.


Глава 29 | Монтер путей господних | Глава 31