home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 32

Долгожданное знакомство с «ла-ла-ла» как-то сразу не заладилось.

Обстановка зала, в который перенес меня хитрый подъемник, ничуть не походила на подземелье выползня или тронутый тлением, но по-прежнему надежный купол Города Наблы. Где-то строители сэкономили или поспешили, но тут все буквально разваливалось под собственным весом. Не слабо, если учесть, что пол просматривался вниз этажей на пять! Но разве может подобное устрашить черного мага? Я просто принес побольше досок и веревок.

Вы когда-нибудь пробовали забраться с ногами в карточный домик? Ощущения непередаваемые. Путь до первого дверного проема занял два дня. Голубые зачарованные фонари не давали возможности оценить прочность конструкции на глаз, продвигаться вперед пришлось, тщательно все ощупывая и простукивая. Версия дурного строительства нашла подтверждение: стоило миновать какую-то черту, как пол перестал прогибаться под ногами, а из-под обшивки стен проступили броневые плиты, какие я видел издали на Острове Короля (вблизи они казались еще солидней). Почему было не уложить их с самого начала? Между прочим, свод может и провалиться, а наверху целый город стоит!

Хвалиться перед мисс Фиберти было решительно нечем — все увиденные мной помещения были опустошены еще в доисторические времена. Никаких таинственных надписей, забытых реликвий или, на худой конец, разговорчивых скелетов нигде не наблюдалось. Амулет-«прищепка» не давал почувствовать запах пыли, но на вид все вокруг оказалось скучное, ободранное и в дырках. Скоро я встал перед дилеммой: пробираться вниз, на уровень «минус сто», на котором, по предположению Акселя, должны располагаться конструкции древнего артефакта, или заняться поисками папиного тайника. Дело решилось само — на третий день охрана «ла-ла-ла» сподобилась отреагировать на мое появление.

Я как раз стоял на перекресте и ломал голову, какое направление выбрать. И тут до меня донесся перестук шагов — звук, совершенно неуместный в заброшенном подземелье. Резонно заподозрив подвох, я призвал Источник. Вовремя! По два голема вылетело из коридоров спереди и сзади, еще один выкатился откуда-то сбоку, будь моя реакция чуть хуже, и они разорвали бы меня в клочья, наплевав на магию. Звеняще-тонкие управляющие плетения взметнулись им навстречу как бы сами собой. Мне удалось ошеломить и остановить врага, но это был предел — даже могучему некроманту не так уж просто разпятериться. Контроль ускользал, я потел от напряжения, а големы упорно пытались продолжить начатое. Когда тускло поблескивающее лезвие зависает у тебя перед зрачком, мимо успевает пролететь не только вся жизнь, но и некоторые полезные мысли. Уверен, их создатели как-то управляли ими без магии!

Дрожащей рукой я вытянул из-под куртки пропуск и последним усилием активировал, а потом отпустил бесполезный Источник. Пятеро конструктов с минуту пялились на меня чем-то, что заменяло у них глаза, а потом выстроились гуськом и таким строем ушли по коридору. Я подумал и зашагал следом. Ведь куда-то же они идут?

Големы проложили себе путь через шахту неработающего подъемника — без подсказки его можно было искать лет двадцать, а то и двадцать пять. В металлических стенах предусмотрительные строители вырезали полукруглые углубления в размер руки — очень удобно, если не смотреть вниз. А впрочем, чего я в этих шахтах не видел? Жаль только, страховочную веревку привязать не к чему. Я поправил на носу амулет-прищепку, сдвинул фонарь так, чтобы он хоть немного освещал путь и полез следом за конструктами.

Гладкий металлический колодец уходил вниз на неизвестную глубину (верхний его конец тоже не просматривался). Двери, выводившие на этажи, оказались плотно закрыты — между створками не проходило даже лезвие ножа, не то, что ломик. Миновав пять опечатанных ярусов, я начал сдержанно волноваться. Наконец, внизу показалась преграда: кабина подъемника, то ли упавшего на дно шахты, то ли — застрявшего над бездной. Впрочем, выдержала она пятерых големов — выдержит и меня! В крыше кабины чернел люк.

Спеша на встречу со мной, конструкты разжали двери подъемника, а, возвращаясь, любезно оставили их открытыми (мне пришлось бы тут возиться не один день). Протиснувшись через покореженные створки, я победоносно улыбнулся.

Вот оно, сердце артефакта! Время повернуло вспять, передо мной простирались владения не тронутого ржавчиной металла, незамутневшего стекла и чистых, без единой пылинки, коридоров. Дышалось удивительно легко (впрочем, снимать «прищепку» я не рискнул). На стенах показались знакомые по подземелью выползня знаки и печати — металлические инкрустации, рисунки из разноцветного стекла или камня. Только здесь они не были пустыми, а слабо перемигивались в свете зачарованного фонаря, словно недавно кто-то напоил их Силой. Может, это город наверху оказывает такое воздействие?

По-хорошему, надо было поворачивать назад — судя по хронометру, я болтался под землей уже четыре часа. Но мной овладел азарт. Сегодня Тангор не уйдет без добычи!

Я начал выбирать дверь, которую открою. Выбрал, открыл, оказалось — туалет. Представил: черный маг, вынесший в качестве трофея флакончик окаменевшего мыла. Чтоб вас!..

В ответ на мое возмущение обозначился Шорох и начал насмехаться. И что характерно: пока я рылся на помойке, нежить старался в моих мыслях не задерживаться, хотя, если задуматься, что ему помойка. Обругал проклятого монстра, как мог. В ответ получил намек, что стоит внимательнее рассматривать знаки на дверях. Да в «Слове о Короле» таких знаков вообще не было! Если он такой умный, пусть скажет, где здесь есть, что взять. Нежить помедлил (что уже был прогресс — обычно вопросы о «ла-ла-ла» он игнорировал) и предложил найти самые большие двери (по крайней мере, так я истолковал посланный им образ).

Я шел по плавно изгибающемуся коридору, бдительно оглядываясь по сторонам и подозревая со стороны Шороха очередную подлость — все двери были приблизительно одинаковые (да что там — один в один!). Вариантов выбора направления не существовало. Големы куда-то подевались. Все шло к тому, что я совершу круг почета и упрусь в собственные следы.

Радиальный коридор появился из темноты внезапно. Представлял он из себя не просто проход, а скорее — разрез, пересекающий сразу три кольцевых яруса. Смысла в такой архитектуре не просматривалось, а значит, он наверняка был — умные люди зря выпендриваться не станут. Я осторожно спустился вниз (не забывать — это все тысячу лет назад строили!). Интуиция черного подсказывала мне наличие под полом пустоты и энергии. Для «ла-ла-ла» слишком рано — пройдена в лучшем случае половина пути до отметки «минус сто». И чего тут только предки не напихали!

Подумав, я пошел в сторону предполагаемого центра сооружения. Вообще, забавная тут планировка: верхняя часть комплекса отчетливо смещена относительно нижней. Как они отсюда выбирались-то? А может, так и жили под землей. Размышления о причинах такой нарочитой путаницы прервало появления той самой Большой Двери. Единственная створка выходила из стены на высоту всех трех ярусов и округло изгибалась, что заставляло предположить впереди какой-то барабан или ступицу колеса. Нельзя такие вещи алхимикам показывать! У меня от попыток представить конструкцию целиком перед глазами цветные конфетти запрыгали. Немедленно полез внутрь. Фига! Дверь была устроена в три слоя, каждый — в метр толщиной и последний, как водится, закрыт наглухо. А может, это никакая не дверь и там все до самого конца заполнено слоями металла? Представил, как в этом рулоне стали что-то незаметно смещается, и я застреваю посередине. Тьфу! Даже выдержка черных имеет какой-то предел.

Зато другой конец коридора заканчивался тривиально — широким пандусом и просторным залом с остатками кресел и светильников. Шикарной отделки, россыпей золота или залежей артефактов не наблюдалось, зато здесь лежало нечто большее — труп. Наконец-то появился кто-то, кому я могу задать мучающие меня вопросы!

Я прикоснулся к останкам, ловя самый последний миг жизни этого человека: мягкое кресло, негромкое шуршание вентиляторов, приглушенный свет огней и темнота за спиной, неожиданно наполняющаяся звуком и движением. Короткая, но очень сильная вспышка страха. Я не прилагал усилий для того, чтобы забраться в память покойника, но она неожиданно стала разворачиваться передо мной сама, подобно содержимому древней книги. Это был самый первый убитый Шорохом человек. Монстр неожиданно вспомнил его, и обстоятельства случившегося начали подниматься из безумной глубины лет.

Интересно, когда Салем уводил отсюда своих людей, знал ли он о наличии наблюдателей? В запретной части убежища скрывалась группа контролеров, фиксировавшая происходящее и (как я подозреваю) устраивавшая мелкие каверзы. И вот, когда сотни людей, наполнявших коридоры убежища кипением чувств и мыслей, ушли, чудовище впервые осознало себя чем-то особенным. Что самое забавное: они знали о его существовании, но возможностей нежитя себе не представляли. И потребностей тоже, к слову говоря — Шорох хотел есть.

Я затаил дыхание, стараясь не вспугнуть поток чужих воспоминаний, то, к чему монстр так долго не хотел меня подпускать. Здесь было рабочее место контроллера, на темную стену передо мной каким-то хитрым алхимическим образом выводились изображения разных частей убежища, сведения о перемещении персонала. Этакая предельно усложненная версия конторки сторожа. Сама действующая часть артефакта воспринималась покойным как расположенная снизу и справа. Следующий раз туда пойду.

Зато теперь я знаю, что возьму в качестве трофея — кости! Разве для некроманта может быть что-то более ценное? За такой подарок старые пни будут мне ноги целовать, а лично Чарака заставлю плясать вприсядку.

Я скинул на пол манатки и стал прикидывать, как ловчее скрутить у мумии череп, не обсыпавшись при этом могильным прахом с ног до головы. Попытки дергать мертвеца за макушку ничего не дали — внутри он был напичкан какой-то алхимической фигней, крепившейся прямо на позвоночник и не позволявшей разобрать его без помощи кусачек. Просто кощунство ломать загадочную штуку, даже не осмотрев ее! Нужно притащить сюда побольше света, набор инструментов, дрель… Выберусь на поверхность — сразу список напишу.

Пока я витал мыслями в счастливых мечтах, события продолжали развиваться. Вид конторки сторожа неуловимо изменился, в тяжелой тишине убежища раздался неприятный, дребезжащий звук.

Для алхимика последнее дело обнаружить, что механизм что-то делает сам и непонятно — почему. Это дело надо пресекать в зародыше! Допустим, усвоить личность покойника без ритуала Круга я не мог, но метод, которым здесь объявляли чрезвычайное положение, понял отлично. Вон та тускло переливающаяся клавиша означала, что охранный периметр снова сработал, и големы начинают прочесывать в поисках нарушителей весь комплекс снизу доверху.

А что, если там — представители властей? Пропуск какое-то время хранился в НЗАМИПС и они могли успеть его скопировать. Куча трупов «надзоровцев» в одном со мной подземелье не способствует долгой жизни, особенно, если кто-то вспомнит о моем умении управлять конструктами. Вряд ли среди пришедших есть сильный некромант, значит, големы их порвут, а отвечать за это буду я, как вечный крайний.

«Слышь, чудище, зови бойцов назад! Что значит — как? Молча! Можно подумать, ты за мной не подглядывал. Кто из нас присутствует в каждой точке мира? Я до этих уродов просто не дотянусь — они уже на верхних горизонтах. Не надо мне втирать про таланты! Ты когда в ритуал Круга вмешивался, о таланте думал? Некромантией, некромантией их. Делай, что хочешь, но охрану останови!» Однако надо бежать туда.

Завладеть черепом не получилось. Оставалось открутить пару пальцев — себе и Ларкесу (все равно собрать Круг без высочайшего дозволения не удастся). Ничего, потом вернусь, и будет в библиотеке некроманта достойное пополнение. Рысью промчался до шахты подъемника и полез наверх (пять этажей над темной бездной!). Едва успел забраться, как Шорох полыхнул паникой — пришельцы оборонялись. И все бы ничего, но дурацкая бездонная память нежитя сообщала, что именно это действие служит предвестником чего-то ужасного. Так что, ко всем моим проблемам добавилась инфернальная истерика монстра. «Убери охрану, дурень, людей я сам вынесу! Рухнет же все!!!»

Пришельцев вытеснили за пределы ядра комплекса, в прочности которого я не сомневался (те, внешние горизонты специально делались на скорую руку). Против нового врага големы оказались неэффективны, но прыгающие по стенам двухсоткилограммовые туши могли нарушить равновесие конструкции и тогда у меня над головой окажется метров двадцать ржавого железа и камней. Второй раз в жизни оказаться погребенным заживо — это перебор!

Шорох отчаянно пытался воздействовать на конструктов, а ведь год назад он о них даже думать отказывался. Вот что страх животворящий с нелюдями делает! Я приготовился объяснять боевым магам из НЗАМИПС, что они где-то в чем-то не правы. Пол заметно вздрагивал. Не успеваю, ох не успеваю!

Я метнул вперед ошеломляющее некромантическое плетение, вслепую, наугад. Черным эта фигня не повредит, а големов может притормозить немного. Как ни странно, это подействовало — Шорох завладел управлением конструктами и сообщил, что враги быстро удаляются к выходу.

«Дай им дорогу! Они будут рады ноги унести, а на поверхности я объясню им ситуацию популярно».

Последний раз что-то кракнуло, загрохотало, но стены устояли и наступила тишина. Я перешел на шаг. Кем бы ни были те тупые вояки, что едва не уничтожили величайшую археологическую находку современности, пройти через свалку они не могли. Про кладбище никто, кроме Фиберти, не знает, остается Академии Эмпатов. Просто фестиваль какой-то! А не пытался ли Аксель увести из-под моего носа Мировую Ось?

На перекрестке меня ждал управляемый Шорохом голем — нежить хотел показать что-то забавное (со своим страхом перед неуязвимыми машинами смерти он успешно справился).

Задним числом я думал, стоило ли его к этому поощрять. Теперь от него одной голубой лампочкой не отмахаешься — в распоряжении монстра оказалась вполне материальная сила. Вон, как ловко он големом рулит, словно всю жизнь на двух ногах ходил! С другой стороны, если кому и доверять такую силу, так это бессмертному существу с принципами, моралью и чувством юмора (в Ларкесе, например, я был не уверен). Теперь за сохранность «ла-ла-ла» (а заодно и папиной заначки) можно не беспокоиться — руководимые Шорохом, големы станут вдвое эффективней.

Для приличного некроманта эти штуки все равно опасности не представляют, если потребуется — всех по банкам рассажу.

Ситуация складывалась патовая: Сэм не падал вниз, но и забраться наверх тоже не мог. У Лаванды от обиды даже слезы на глаза наворачивались — она чувствовала себя обезьянкой, схватившей слишком большой банан. Можно было встать и уйти, для этого достаточно разжать руку, сжимавшую запястье непутевого Искусника. Логика требовала оставить сектанта во власти чудовищ и спастись, но, в отличие от Хаино, белая-шпионка пойти на такое не могла. Убить еще туда-сюда, но хладнокровно оставить без помощи… Собственное воображение свело бы ее в могилу вернее любого проклятья. «Придется пропадать».

И потянулись то ли — минуты, то ли — часы (от страха она совсем потеряла чувство времени). Воображение рисовало картины будущего одна ужаснее другой, как водится, реальность отказалась иметь что-либо общее с человеческими фантазиями.

Спустя вечность пол снова задрожал. По коридору плыл шарик тусклого зеленоватого света, а следом за ним шагал давно ожидаемый босс. Правильно, даже у подземных монстров должен быть главный! Новое чудовище тяжело пыхтело, топорщилось щупальцами, а его голову охватывало бледно-фиолетовое свечение. Как и полагалось, от хозяина подземелья исходил тошнотворный запах разложения.

— И какого фига я сюда бежал? — поинтересовалось исчадье мрака. — Они же ни разу не «надзоровцы»!

Стоящий рядом монстр вполне по-человечески пожал плечами.

С глаз Лаванды словно спала пелена (с белыми так бывает — восприятие вдруг начинает играть в игры). Перед ней стоял юноша лет двадцати пяти, по всем признакам — черный, в удобном, хотя и немного запачканном комбинезоне. За спиной у него свисал рюкзак и моток веревки. Проклятье-светлячок работало вместо фонаря — в зачарованном свете, очевидно, юноша не нуждался.

— Помогите! — выдохнула Лаванда, понимая, что применительно к черному это слово звучит немного глупо.

Юноша, однако, торговаться или насмешничать не стал, впрочем, лично напрягаться — тоже. Вместо этого он обратился к стоящему рядом чудовищу.

— Ну, чего ждешь? Вытаскивай их!

И монстр повиновался.

Очень скоро люди оказались на безопасном расстоянии от провала. Сэм лежал без чувств. Черный попинал его с нескрываемым злорадством.

— Вставай, сволочь! Я тебе говорил, чтобы ты мне на глаза не попадался?

И, обнаружив, что несчастный не подает признаков жизни, подсунул ему ботинок под нос.

— Фу-у!

Разглядев своего спасителя, Сэм по-звериному взвыл и чуть сам не прыгнул разлом (Лаванда успела его схватить буквально в последнюю секунду).

— Тебя нет! Нет!!!

— Это тебя сейчас не будет, — обозлился черный. — А ну, колитесь, что вы здесь делали?

Лаванда была опытной шпионкой и всегда умела определить грань разумного риска — врать этому юноше она не решалась (может, потому, что монстры маячили у него за спиной). Стоит ли цепляться за использованную легенду?

— Мы — правительственные агенты! Внедрились в ряды Искусников, чтобы развалить секту изнутри.

— Чо, правда? — усомнился черный.

— Да! Мы должны были помешать одному вредоносному ритуалу, но нас разгадали и бросили здесь.

Похоже, это прозвучало убедительно (характера Хаино их нечаянный спаситель не знал).

— Что за ритуал? — полюбопытствовал юноша.

— Было сказано, что здесь спрятан источник черной магии, но я не стала бы слепо доверять словам Посвященных.

Черный задумчиво помолчал, а потом хмыкнул.

— Ну-ка, давайте на ноги и — вперед! Сдам вас в «надзор», пусть у служивых голова болит.

Лаванду такой поворот дел вполне устраивал. Повинуясь командам неожиданного спасителя, они двинулись к выходу, причем, явно не туда, откуда пришли.

— Эх, Шорох вас побери! — неожиданно воскликнул колдун и успокаивающе помахал рукой чудовищу. — Образно говоря. Опять не нашел папины шмотки!

— Ваш папа что-то здесь забыл? — уточнила Лаванда.

— Спрятал. Впрочем, это не ваше дело. Шагайте быстрей!

Двое коротали ночь у костра в парке и по-прежнему упорно молчали. Ларкес сбивал ветви деревьев маленькими шаровыми молниями, а мисс Фиберти подкладывала хворост в огонь. Уходить первым никто не хотел. Поток телег мусорщиков иссяк до утра, среди деревьев зажглись скверно зачарованные фонари с голубыми проблесками, источавшие запах тухлых яиц (городские власти отчаянно экономили, но оставить окрестности помойки совсем без света не решались). Трескучего мороза не ожидалось, но холод чувствовался.

Со стороны свалки показалась припозднившаяся компания, которую мисс Фиберти сначала приняла за семью. Однако при ближайшем рассмотрении коротышка, которого вела за руку неброско одетая женщина, оказался взрослым человеком.

— Шагай-шагай, Искусник недоделанный! — заявил очень знакомый голос. — Привык, понимаешь, на черных кататься.

— У него шок! — вмешалась женщина.

— А у меня — радикулит.

— Мы — правительственные агенты, за помощь нам вы получите награду.

— В конторе Ларкесу расскажешь.

— Томас? — всхлипнула мисс Фиберти. — Томас!!!

Один из путников обернулся и свернул к костру напрямую через сугробы.

— О! Полевой трибунал в сборе. Эй, агенты, гребите сюда!

Следом за черным к костру подтянулась странная парочка — коротышка с блуждающим взглядом и удивительно решительная белая, практически волокущая его на себе. Всех троих окружал плотный помоечный дух, и Ларкес незаметно надавил манок — пускать их в свой лимузин он не собирался. В конце концов, зачем еще нужны группы быстрого реагирования?

— Томас, где ты был?!! — возмутилась мисс Фиберти, но голос у нее предательски дрожал.

— Не сердись, Клара, — примирительно мурлыкнул черный и женщина растаяла (Ларкес почувствовал укол зависти — ему никогда не удавалось так легко уклониться от скандала). — Там внизу был настоящий дурдом! Толпа белых устроила драку с охраной комплекса, чуть все не развалили. А я знал, что они белые? Ну, долбанул их, чем всегда. Заметь — никто не умер! Кстати, они через Академию Эмпатов лезли. Чем там охрана занимается? Вот этих на себе тянуть пришлось — команда слабонервных. Божатся, что правительственные агенты.

— Полковник Килозо? — попытался угадать Ларкес.

— Так точно, сэр! — встрепенулась белая.

— Старший координатор северо-западного региона. По моим сведениям, вы работали в одиночку.

Новоявленный полковник мгновенно сменила позицию:

— Мальчик был вовлечен в деятельность секты против воли!

Ларкес пару секунд обдумывал ситуацию, а потом проницательно прищурился. Под этим взглядом коротышка быстро вернулся к реальности и заныл.

— Он меня убьет!

— Кто? — хором спросили черные.

— Леон Хаино, — пояснила белая. — Они — родственники.

— Не бойся, маленький! — Ларкес изобразил такую улыбку, от которой даже Тангора передернуло. — Я успею убить его первым.

Но мисс Фиберти уже не было дело до разборок магов.

— Давайте, наконец, пойдем в тепло! Мы ждали вас восемь часов, у меня воспаление легких будет!

Тангор, не долго думая, выбрался обратно на дорогу и зашагал по направлению к жилью, мисс Фиберти поспешила за ним. Белая уговаривала бывшего сектанта не плакать. Ларкес пошел последним — он собирался устроить группе быстрого реагирования сюрприз. Пусть знают, кого они заставили ждать!


Глава 31 | Монтер путей господних | Глава 33