home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 34

«Я чувствую себя инквизитором».

Эта мысль появилась внезапно, да так и осталась вертеться в уме. Или следовало думать: «Я знаю, что чувствует инквизитор»? Впервые за четверть века службы Конрад Бер не был уверен, что годится для своей должности.

Редстонское управление НЗАМИПС ломилось от задержанных. Не то, чтобы объявленных сектантами было слишком много, просто «надзор» никогда не ориентировался на работу с людьми и просторными застенками не располагал, а передавать дело в руки жандармерии министерство категорически отказывалось. Граждане не должны воспринимать аресты как массовый террор! По той же причине Бер не мог сбагрить арестованных на базу «очистки» — кто-то мог принять простой перевод за тайную расправу. Все должно было выглядеть так, словно «надзор» задержал обычных мистиков, и начальству было плевать, что дело зашло слишком далеко.

В коридорах гомонили родственники, пытающиеся выяснить судьбу арестованных, сновали посыльные и следователи с папками в руках. Поскольку места в подвалах не хватало, задержанных водили на допрос в новое крыло здания, и при появлении конвоя всякий раз приходилось разгонять народ. А через всю эту суету невозмутимо шествовали боевые маги, совершенно не желающие понимать изменившийся момент. Ну, дела у них тут и все!

— Я не понимаю, о чем вы говорите.

Паровоз тоскливо вздохнул. Сидевший напротив него мужчина сильно вздрогнул.

По-хорошему, Беру тут не место. Но хороших эмпатов, способных разговорить таких вот заключенных, не хватало, а формальности требовалось соблюсти.

— Вы обвиняетесь в том, что, полностью осознавая последствия своего поступка, провели над гражданином Питером Парсоном запрещенный ритуал изменения сознания, именуемый Лунное Причастие.

— Я не понимаю, о чем вы говорите…

— Отпечаток вашей ауры остался на потерпевшем, — черного мага в такой ситуации ни в чем убеждать не пришлось бы. — Я знаю, он не был идеальным, но он был человеком, а вы превратили его в инструмент. Во имя справедливости и жизни будущих поколений, волшебникам запрещено рассматривать людей в качестве… сырья.

— Я не понимаю, о чем вы говорите. Я не понимаю, о чем вы говорите…

«И что обидно, соседи, небось, сочувствуют этому мерзавцу. Пит Парсон — пьяница и дебошир, не дававший жизни жене и детям, после разговора с волшебником стал примерным семьянином без вредных привычек. Люди видят то, что хотят видеть».

— А то, что только строгое, нарочитое уважение к целостности человеческой психики является залогом существования магов, вы понимаете? Сейчас горожане благодарны вам за то, что вы избавили их от выходок Парсона, а завтра они разглядят, во что он превратился, и разговор пойдет другой!

Паровоз имел счастье лицезреть жертву запрещенного колдовства, ныне обитающую в тюремной лечебнице. Штатный эмпат в два счета продемонстрировал следствию лакуну сознания, заставляющую несчастного в определенных условиях цепенеть, совершать нескоординированные движения и даже задыхаться. По мнению эксперта, столь глубокое вмешательство не могло быть скомпенсировано, Пит Парсон был официально признан безумцем.

«В прошлом году на его глазах собаки до смерти искусали ребенка, и те же соседи негодовали, почему взрослый мужчина ничего не предпринимал. Интересно, как? Был ли бедняга законченной сволочью или ангелом под гримом, теперь нормального человека он напоминал только внешне. Но люди видят то, что хотят видеть».

— Я не понимаю. Я не понимаю…

— Хорошо, не понимаете. Но историю-то знать должны! Белые славятся своим любопытством. И про то, что деятельность Инквизиции включала в себя не только ловлю колдунов и борьбу с потусторонними феноменами, но и защиту таких как вы от гнева добрых горожан, вы непременно хоть раз читали. При любой неудаче люди начинают искать виновного на стороне и, естественно, находят. Думаете, законы — чья-то блажь?!

Задержанный молчал. Значит, слушает. Самые упертые экземпляры сектантов затыкали уши и пели псалмы, лишь бы заглушить голос разума. На взгляд Бера, убеждения, столь уязвимые для критики, не стоили выеденного яйца.

— Ладно, пес с ними, с законами, тут все ясно и в протокол занесено. Вы мне другое скажите: почему ударить Парсона по морде, когда он издевался над женой, вы не могли, а вышибить ему мозги — запросто? Дело ведь не в его благе, а в том, что он мог дать сдачи, верно?

Белый сосредоточенно сопел. Нельзя давить на него сильней — замкнется, убедит себя в том, что злые полицейские его не любят. Вопрос был не в сути обвинения (Оковы Избавления этот тип себе уже обеспечил), а в том, что делать с приговоренным дальше. НЗАМИПС не имел возможности решить проблему так же просто, как Инквизиция.

«Как это ни жестоко по отношению к жертве, но большинство из этих дураков смерти не заслуживают. Моя задача — узнать имя того, кто научил его запретному, кто первый сказал „можно“».

— Если человек хочет избавиться от вредных привычек и недостатков характера, ему в этом поможет эмпат. Задача окружающих — помочь ближнему осознать проблемы и проявить волю. А подстригать человеку мысли, сообразуясь со своим чувством прекрасного, может только самовлюбленный идиот, не сознающий собственной ограниченности.

Задержанного увели в камеру, размышлять над своим поведением. Паровоз, отслуживший верой и правдой четверть века, чувствовал невыносимое желание подать в отставку. В виске ледяной булавкой пульсировала боль. «Надо лечить нервы! Пойду к Кевинахари».

Эмпатка, тоже участвовавшая в допросах, немедленно принялась поить старого знакомого зеленым чаем.

— Рапорт напишу, завтра же! — вслух ругался Паровоз. — Будто мало было нам работы. Что могут наши инспектора сделать с этим сбродом? У нас другой профиль, мы раскрываем конкретные преступления по конкретным следам, а не заговоры по наводке. Это задача для политического сыска!

— В этом все дело, — втолковывала ему Кевинахари. — Дело совершенно, абсолютно, несомненно политическое, именно поэтому для Михельсона так важно запихнуть его под юрисдикцию НЗАМИПС.

— Политика! — брезгливо выплюнул капитан.

— Она самая, — подтвердила эмпатка.

— Заигралось наше руководство, вот что! Клоунам в Сенате тесно стало, людям на голову лезут.

Кевинахари засмеялась и замахала на него руками, вид веселящейся белой был довольно необычен.

— Ты сам не понял, что сказал, Конрад. Подумай, что начнется, если борьба с Искусниками станет политической! Сейчас все, на что они могут рассчитывать, это избежать тюрьмы, а так на кону будет стоять власть.

Бер представил себе сектанта, избирающегося в мэры, и горячо раскаялся в бранных словах.

— Что же мне делать, Дана? Я скоро их бить начну, а у меня кулак тяжелый. Бредят ведь, и видно, что бредят! И совсем не слушают того, что я им говорю.

Кевинахари вздохнула.

— Я не знаю. Есть мнение, что общение с мистиками приводит к физиологическому поражению мозга. Может, тюрьма заставит их встряхнуться, а может — гуманнее усыпить.

Услышав от белой такое заявление, Паровоз понял, что его проблемы — это хомячки.

«Надо бы не усердствовать в допросах, а то количество поручений будет только расти. Кто бы мог подумать, что я начну тосковать о нежитях, фальшивых амулетах и магах-уголовниках!»

Сказано — сделано. Через неделю политика тихого саботажа увенчалась успехом (а может — следователи, наконец, наладили работу), Бер смог вздохнуть свободней и начал разбирать накопившиеся дела. Потрясенный арестами город немного притих, но студенты по-прежнему дебоширили, заезжие аферисты продавали горожанам обереги из коровьих копыт, а мэр судился с «надзором» относительно развалин на речном острове (инспектора требовали либо снести руины до основания, либо навесить на них отвращающие знаки).

Два дня Паровоз раскидывал бумажные завалы, почти не выходя из кабинета. Отвыкшие от начальственной руки подчиненные, ворча, заново впрягались в работу. На четвертый день арестованные сектанты перестали казаться такими уж страшными… Жизнь налаживалась.

Офицер инструментального контроля оторвал Бера от полуденного чаепития и изучения анекдота на четырех страницах — подробнейшего изложения обстоятельств ссоры уважаемого семейства пекарей и не менее уважаемого боевого мага. Даже не понятно, кому из них давать по шее: булочнику, пытающемуся ограничить жизненное пространство черного, или колдуну, слишком уж цепляющемуся за свои инстинкты. Пока пострадавшим было только тесто — оно кисло.

— Сэр, у нас вспышка восьмого класса, между Розовым сквером и Часовой улицей.

— Подробней!

— Характер заклинания определить не удается, но магия белая.

Бера такое уточнение ничуть не успокоило — волшебство безобидным не бывает. Белые заклинания редко разрушительны, но у них есть другая неприятная черта — они лучше действуют на живые организмы.

«Розовый сквер и Часовая — почти центр города, людей от туда быстро не выгонишь. Хорошо, если дело ограничится сбродившим пивом, а что, если горожане ухохочутся до смерти или исчешутся до костей?»

Паровоз был на месте инцидента через семь минут, не из глупого эпатажа — костюм высшей защиты в управлении был по-прежнему один (проклятые бюрократы!). Ошибиться с расположением эпицентра выброса было нельзя: два перепуганных жандарма мужественно караулили домик ярко-канареечной окраски (кажется, там находилось какое-то кафе), а благоразумные горожане спешно покидали улицу. Бер отпустил пролетку, в которую немедленно набились пассажиры.

— Докладывайте!

— Ну, дык, ворожат, — особым красноречием жандарм не отличался. — Хозяин гврит — посетитель. И сбег, хозяин-то.

— Много пострадавших?

— Мы внутрь, того, не заходили.

Поведение жандармов это было разумно — их штатные обереги могли защитить, в лучшем случае, от пожелания сдохнуть. Оперативная группа задерживалась.

«Паника началась, толпа улицу запрудила. Ладно, все равно кто-то должен идти на разведку. Хорошо, что это не стационарный Знак! Дело не может быть слишком сложным».

Паровоз решительно взялся за ручку и медленно отварил дверь, покрытую карминовыми и изумрудными разводами. Предательски звякнул колокольчик.

Кафе носило следы поспешного бегства посетителей (перевернутые стулья, сдвинутые столы), но разбитой посуды не было — белые с золотой полоской чашки водили хороводы под люстрами, вставшие на ребро тарелки плыли косяком. Пол стал синим, абажуры выцвели до бирюзовых разводов, материя на стенах украсилась причудливыми завитками лилового, оранжевого и травянисто-зеленого. И только беленый потолок упрямо сохранял первоначальный цвет — известь плохо воспринимает магию.

«М-да, о вкусах не спорят. Но смысл?!! Может, это такая странная акция устрашения? Так, вроде, Искусники клоунадой не увлекались».

Паровоз осторожно пробирался через зал, косясь на столовые приборы, вставшие дыбом над скатертями и колышущиеся в такт. Ополоумевший кофейник пытался склевать остатки хлеба на подносе. Зачарованные нашивки на мундире капитана светились все ярче.

За столиком в углу сидел источник всех неприятностей — щуплый, прилично одетый юноша лет двадцати, смотревший на творящийся бардак широко открытыми глазами. Чисто белыми, без радужки и зрачка. Для того чтобы понять происходящее, Беру не были нужны никакие эксперты.

«Ситуация класса А-два: маг на грани коллапса Источника» — мрачно определил он. — «Студент Университета, инициирован в этом году, контроля над магией — никакого, блокиратор с собой не носит. И что мне с ним делать?» Убалтывать свихнувшихся чародеев полагалось эмпатам.

Вокруг столика в изломанных позах лежали два парня, по виду — одногодки волшебника. Паровоз подавил желание подойти и проверить, живы ли они. Сейчас важнее всего маг. Черного в такой ситуации достаточно было пристрелить, а с этим придется возиться — белый Источник не отторгается миром, поэтому эффект от него держится дольше.

«Даже мертвый, он сумеет создать всем проблемы. А у меня блокиратор во флаконе! Надо переходить на порошок».

Справочники в такой ситуации рекомендуют разговорить пострадавшего, но на практике все оказывается гораздо сложней — большинство тем одержимых магией не интересовало, а бить и пугать воплощенное проклятье не рекомендовалось.

— Рыбками увлекаешься? — Паровоз кивнул на танцующие чашки. — Гуппи? Меченосцы?

— Цихлиды, — чуть слышно выдохнул молодой маг. — Красивые, правда?

— У меня племянница анемон держит, — доверительно сообщил капитан. — Только маетное это дело, морской аквариум!

Волшебник едва заметно кивнул.

— Мне папа обещал такой на выпуск. Папа… — Губы юноши дрогнули, а парящая над столами посуда тихо зазвенела.

— А тебя как зовут? — уточнил Бер, стараясь не зыркать по сторонам.

— Леон Ризольти.

Недостающая часть головоломки со щелчком встала на место.

«Отец — Антуан Ризольти, камера двадцать два. Обвиняется в незаконной магической практике, запрещенном волшебстве, подстрекательстве к мятежу».

Семьи сектантов — это была одна из тех тем, к которым НЗАМИПС еще даже не подступался. Все знали, за что арестован Ризольти-старший, а сын его — вот он, и тоже маг. Даже если соседи и знакомые проявили тактичность (или — побоялись связываться), парня окружал целый Университет нахальных студентов, способных довести до нервного срыва мраморную статую. И вот теперь, наслушавшись от сокурсников насмешек, начинающий волшебник готовился закончить жизнь, так, как подобает настоящему Искуснику (в его понимании).

«Малолетний дебил! Господи, зачем ты делаешь этих юнцов такими идиотами?»

Всевышний, поминаемый Искусниками к месту и не к месту, тактично промолчал. «Главное — говорить с ним. Только так он сможет восстановить контроль».

— Ты хочешь вырасти таким как папа?

Юноша собрал на лбу маленькую складку.

— Я не знаю. Он хороший. Почему все так?

— Без понятия, — признался Бер. — А тебе не кажется, что пугать людей волшебством нехорошо?

Но маг не пожелал поддерживать изменившуюся тему. Взгляд Леона снова уплывал — белый Источник, замутненный эмоциями, проецировал вокруг себя хаотичные искажения, и первой их мишенью становилось тело хозяина. Еще немного, и оно превратится всего лишь в придаток, фитиль для ослепительной вспышки света.

«Смертное проклятье посреди города… Не этого ли уничтожителя ты мне пророчила, Алонза?»

— А хочешь — врежь мне по морде! — в отчаянии предложил Паровоз. — Ты же обижаешься на нас из-за отца, а я — начальник редстонского «надзора». Правда-правда! Так месть будет адресной и посторонние не пострадают!

Столь необычное предложение пробудило гаснущую мысль. Маг с сомнением покосился на капитана и Бер в кой-то веки пожалел о своих габаритах — бить такого трудно чисто психологически. «Значит, все дело в возможности получить сдачи?»

Студент осторожно потыкал капитана пальцем и тяжело вздохнул — драться у него не получалось. Паровоз выудил из кармана флакон с блокиратором и протянул буйному волшебнику, тот без возражений выпил. Зачарованные нашивки мундира на глазах приобретали вид обычной меди — магия рассеивалась.

Взгляд у юноши стал более осмысленным и унылым. Паровоз, наконец, сделал то, что не давало ему покоя с самого начала: проверил у пострадавших пульс. По крайней мере, сейчас они были живы, а оценить масштаб повреждений без помощи целителя капитан не мог. Несостоявшийся злодей сдержанно всхлипнул — у него начиналась истерика. Бер представил, как потащит парня в управление, в камеру, набитую вполне реальными сектантами…

— Шел бы ты домой, а когда потребуется, я тебя вызову.

Волшебник обреченно кивнул.

— Давай я тебя провожу! — вынырнула из-за спины капитана Кевинахари. — Блокиратор может дать побочные эффекты.

«Ах, ты…!»

Паровоз попытался испепелить эмпатку взглядом. Подумать только, он тут из кожи лез, работал не по профилю, а она подслушивала за углом! Кевинахари возмущение коллеги начисто проигнорировала. Вот и работай с такими.

На выходе из забегаловки уже клубился затянутый в мундиры народ. К Беру пристал молоденький оперативник, едва не подпрыгивающий от переполнявшего его служебного рвения.

— Сэр, как будем оформлять задержание — терроризм или покушение на убийство?

Паровоз смерил умника хмурым взглядом, прикидывая, как бы половчее сорвать на нем злость.

— Вы видели того, кто совершал нелицензированную ворожбу?

— Нет, но отпечаток ауры…

— Вы его уже сняли?

— Нет, сэр, — стушевался оперативник, почувствовав, наконец, глубину начальственного раздражения.

— Ну, так займитесь своим делом! А я займусь своим. «В чем бы оно ни заключалось»

Подумав, Паровоз решил, что сегодня долг велит ему отправиться домой, к жене, наконец-то бросившей работу в бухгалтерии. Милое воркование миссис Бер позволит ему забыть о неприятностях, а не вываливать на головы подчиненным безадресную злость. Для дела — очень полезно!

Весь следующий день Паровоз принимал поздравления коллег с удачно проведенной операцией, а к вечеру позвонил Ларкес, велевший подчиненному сидеть в управлении и не пытаться изображать из себя пособие для некромантов. Едва обретенная свобода сделала ручкой.

И вновь — комната для допросов, которую Бер успел изучить лучше, чем свой кабинет. Состояние — смертная скука. Спрашивать о чем-то Антуана Ризольти было заведомо бесполезно — один из руководителей редстонского отделения секты твердо стоял за своих, а выдумывать тему для бессмысленной нейтральной беседы капитан считал ниже своего достоинства. Задержанный, очевидно, воспринимал причину молчания как-то по-своему, потому что поерзал немного и заговорил первым.

— Я слышал, что вчера у Леона вчера были проблемы с «надзором».

«Он слышал! Интересно, откуда? Придется менять охрану в подвале: наверняка эмпаты из заключенных кого-то разговорили».

— Нелицензированное волшебство, повлекшее за собой нанесения вреда здоровью и порчу имущества, — любезно пояснил Паровоз.

«Хотя насчет порчи можно поспорить — в то кафе теперь хорошо народ за деньги пускать. Тарелки, говорят, так до сих пор и летают. Уникальный артефакт!»

— И что вы намерены делать?

— При чем тут я? — удивился капитан. — Пострадавшие заявления не пишут, хозяин забегаловки готов отступиться, если ему оплатят ремонт. — По правде сказать, благородство виновников конфликта Бера приятно удивило. — Ваша семья весьма состоятельна, так что, до суда дело, скорее всего, не дойдет. Но пожизненный надзор ваш сын себе обеспечил.

— Это затруднит мальчику карьеру…

— Этот мальчик чуть полквартала не вынес! Черным за такое полагаются Оковы Избавления или армейский контракт. Бессрочный, между прочим! А вы тут про карьеру… гм… разговариваете.

Ризольти помолчал.

— Это из-за меня, — выдавил он, наконец.

— Да! Но не в том смысле, который вы держите в уме. Ваш пример внушил Леону мысль, что абсолютных запретов не существует. С этим искушением он будет бороться всю оставшуюся жизнь, поэтому надзор — самое малое зло, которое его ожидает. Надеюсь, наше вмешательство не запоздало.

Встретив суровую отповедь, Ризольти заткнулся, и Паровоз об этом ничуть не жалел. Почему некоторые воспринимают его слова, как откровения говорящей собаки? И это — белые, которые, по идее, за самой гориллообразной внешностью должны уметь видеть суть. До конца положенного на допрос часа оставалось еще двадцать минут.

— Что вы хотели бы знать? — тихо поинтересовался Ризольти.

Бер не испытывал иллюзий: вряд ли прожженный сектант расчувствовался настолько, чтобы сдать сообщников. Поэтому Паровоз спросил о том, что его давно интересовало.

— Зачем вы это делаете? Всегда хотел об этом спросить.

Ризольти криво улыбнулся.

— Вам этого не понять.

— А вы меня испытайте!

— Представьте себе мир, в котором Потустороннее не отравляет людям жизнь. Мир пускай без магии, но зато простой и понятный, такой, в котором можно безбоязненно гулять при луне и входить в темные комнаты, спать, не будучи окруженным защитным периметром…

Бер задумался. Предложенная Искусником реальность вырисовывалась в его уме достаточно четко.

— И почему вы решили, что тот мир будет чем-то отличаться от этого? Кстати, если общество утратит необходимость обеспечивать граждан жильем, города наполнятся бродягами и ночными бандитами. Вряд ли вы сможете спокойно гулять под луной, так или иначе.

— Вы не понимаете…

— Все я понимаю! Такова природа людей, она от исчезновения магии не изменится. Или люди в вашей сказке не предусмотрены?

Искусник не ответил.

— Ладно, — Паровоз хлопнул ладонью по колену (ситуацию с подвалом можно было толковать как повод закончить эту комедию нафиг). — Радует, что выяснять, какой мир лучше, нам не придется. С сектой покончено!

— Вы ошибаетесь, — чуть слышно проговорил сектант и Бер превратился в слух. — Вам удалось разгромить последователей Посвященного Хаино, но далеко не все разделяли его взгляды. Есть Посвященные, которые отказались приносить клятву верности его делу, в работе нашей организации они не участвовали.

— Где? Сколько их? — хрипло переспросил Бер.

— Я не знаю, — спокойно сообщил Искусник. — Мне известно только, что трое из них живут за пределами Ингерники, так что дотянуться до них у вас не получится. Братство будет жить!

Сектант посмотрел на Бера со сдержанным торжеством, в виске капитана снова забилась ледяная иголка. Паровоз представил себе последние двадцать лет, повторяющиеся снова и снова: мнимый покой, бесполезное трепыхание и ложная победа. Глядя в глаза Искусника, он позволил себе увидеть такое будущее, осознать его… и ухмыльнулся.

— Ну, в этот раз вас остановили до того, как вы успели серьезно напортачить. Хотя, вряд ли ваш Хаино последует примеру Салариса и примет яд. А на тот случай, если вы питаете какие-то иллюзии, запомните — мы тоже не собираемся никуда уходить!

Философствующий сектант сердито поджал губы.

Сказанное Ризольти было единственным ценным фактом, добытым Бером за все время общения с заключенными. Логично, что и заплатил за него он дороже всего. Очерченная Искусником картина то и дело возвращалась в мысли, но об этом Паровоз особо не переживал — он знал способность некоторых эмпатов внедрять в сознание людей навязчивые идеи. Это как насморк — само пройдет.

«Есть вещи, на которые можно повлиять, а есть стихия. Маяться над тем, что то ли будет, то ли — не будет, это не наш путь. Разве я не делаю все, что можно? Ну, так пусть все будет так, как будет! Сил нет, достали уже…»

По странному стечению обстоятельств, главный виновник страданий капитана находился всего в паре километров от него. На лавочке в привокзальном сквере сидел старик, едва ли похожий на свои недавние изображения. Бессчетные прожитые годы словно воспользовались минутой потрясения и догнали мага: его лицо избороздили глубокие морщины, выцветшие глаза подслеповато щурились, тонкие, почти прозрачные запястья заметно дрожали. Рядом на скамейку опиралась удобно изогнутая палка — непривычный, но совершенно необходимый предмет.

От вокзала подошли двое молодых людей, в которых трудно было с первого взгляда признать белых — слишком решителен шаг, слишком энергичны движения. При взгляде на старика их поведение неожиданно изменилось, ни дать, ни взять — двое заботливых родственников, пришедшие проводить патриарха. Бродящий между скамеек жандарм их нисколько не беспокоил.

— Есть три билета на проходной поезд, правда, в разных вагонах. Остин предлагает купить их перед самым отъездом.

Старик кивнул.

— Хорошо, но билет будет только один. Здесь мы расстанемся.

— Почему?! — молодые люди не могли скрыть потрясения.

— Я… допустил ошибки. Мой разум утратил ясность, а чувства — остроту. Пришло время передать дело в руки молодых. Это ваш мир, вы родились в нем, и несете ответственность за его будущее. Дело Света и Справедливости ляжет теперь на ваши плечи.

— Но как же вы, Учитель?!

— Я не должен привлекать к вам внимания. Все, кто общался со мной за последний год, сейчас схвачены или в бегах. Мы не должны рисковать последними силами. Не беспокойся, Остин, я смогу о себе позаботиться. Возможно, когда шум уляжется, мне удастся вернуться, но в ближайшее время вам придется рассчитывать только на себя.

Молодые люди выглядели печально и немного обиженно.

— Ну-ну, разве это самое важное достижение учителя — подготовить себе смену? Помните, люди по-прежнему зависят от вас. Первое время вам придется быть очень осторожными.

Через полчаса родственники посадили на поезд дряхлого старика, единственным багажом которого был кожаный сундучок, установленный на деревянную тележку. Трудолюбивый паровоз начал путь из зимы в лето, и, по мере того как зелени за окном вагона прибавлялось, тупая усталость покидала белого. К нему возвращалась Сила, медленно, но возвращалась.


Глава 33 | Монтер путей господних | Глава 35