home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 4

Представляя оружейную де Крона, Ярослав не поскупился в эксплуатации своей бурной фантазии. Но абсолютно не ожидал, что всё окажется так просто. Оружейная представляла собой большую, просторную комнату на втором этаже баронского замка (она даже не была заперта!.. хотя, судя по тому, что Яр уже видел, люди обожали Алексимо, и никто бы и не додумался лезть туда без его разрешения). На стенах расположились ножи, кинжалы, луки, арбалеты, сюзерены… нашёлся даже один хлыст. Вдоль оных на подставках красовались щиты, многочисленные виды мечей, алебард, кистеней в виде шаров с шипами и не только, копий, топоров и многих других колюще-режущих предметов, о названии, точных назначении и способе использования которых, Ярослав даже не подозревал. Плюс ко всему этому в оружейной наличествовали несколько полных комплектов доспехов более всего похожих на старые консервные банки со следами явных попыток "вскрытия". К счастью, насколько Яру уже стало известно, доспехи на Дрэгаре не одевали уже несколько столетий. Так, стояли для красоты… и памяти — чтоб никто не забывал, что война штука реальная.

Мьерго чуть улыбнулся, заметив лёгкое удивление и нескрываемое восхищение в глазах странного гостя барона. Начальник охраны о многом догадывался, ещё о большем подозревал, но не считал нужным сомневаться в здравомыслии Алексимо Ре'дьяго де Крона — если уж тот кому-то доверяет, то это многого стоит.

— Выбирайте. Только не ошибитесь.

Мстиславский легко понял — его снова проверяют. Мысленно выругавшись, он приблизился к одной из стен и принялся разглядывать ножи. Он брал каждый из них вне зависимости от внешнего вида, вертел, разглядывая, проверял балансировку, возвращал на место и приступал к следующему. В конце концов, остановившись на небольшом, чуть больше ладони прямом клинке, выполненном из матово-чёрного металла. Рукоять витая, из белого рога, чуть сужающаяся в средней части. Гарда с характерным изгибом к клинку, что позволяло принять удар на нож. Ножны деревянные, обтянутые чёрной кожей.

— Хм-м… Двулезвийный, ромбического сечения, да ещё и из червега… А у вас недурной вкус.

— Из червега? — переспросил Ярослав, решив не заострять внимание на всём остальном.

— Червег — металл. Очень прочный. Легко поддаётся заточке… Очень редок и, соответственно, неимоверно дорогостоящ.

— Да-а… Я всегда знал — у меня губа не дура, — Ярослав не удержался от усмешки. — Надеюсь, Алексимо мне это простит.

— Если барон пустил вас сюда, то да. Ибо здесь практически любая вещь в чём-то да уникальна…Но не будем отвлекаться. Выбирайте дальше.

В течение следующего получаса были выбраны неплохой двуручный меч, комплект метательных ножей, арбалет и парные клинки.

— Ну вот, осталось только одно.

— Да, меч. Вот только не знаю, какой предпочесть: одноручный или

полуторный.

— Хотите, я дам вам совет?

— Да, конечно.

— Меч необходимо выбрать вашей руке, а не голове. Опробуйте прежде всего рукоять. Она должна лежать в ладони, как влитая. А лезвие стать продолжением руки, причём таким же подвижным.

Яр лишь кивнул, взяв в руки первый меч…

Мьерго отошел к окну. Солнце как раз рассталось с землей, посылая подруге прощальный луч, и отправилось в свой ежедневный дозор. Сверкая начищенным оружием на плацу тренировались воины барона. Начальник охраны так увлекся их слаженными выпадами и блоками, что совсем забыл, где находится.

…- Вот этот.

Мьерго вздрогнул и резко обернулся. Глаза мгновенно нашли Ярослава. Он держал в руке белое, широкое лезвие меча, длиной около восьмидесяти — девяноста сантиметров, а толщиной миллиметров пять. Вдоль полотна на обеих сторонах клинка шли долы, служащие для облегчения веса и стока крови, а само лезвие покрывал странный узор. Нечто среднее между растительным, морским и ещё каким-то. Рукоять же выполнена из матового тёмно — синего, чуть серебристого металла, неизвестного происхождения. В центре крестовины, с чуть загнутыми внутрь концами, красовался выпуклый, округлый чёрный камень, более всего напоминающий оникс.

— Вы уверены? — в голосе Мьерго проскользнуло удивление.

— Да. А что?

— Да нет, ничего. Просто кто бы ни брал этот меч в руки раньше, он постоянно откладывался прочь — все считали его жутко неудобным… Даже я. Интересно… Но, если он вам подходит…

— Я сделал всё, что ты мне сказал. И мне понравился именно он… Знаешь, этот клинок как будто бы греет ладонь… Ну, конечно, это мне просто так кажется.

— Ну, не знаю — не знаю… Ладно, как бы то ни было это ваш выбор. А сейчас можно идти. Мы взяли всё, что нужно.

… - Мой урок будет предельно краток, — произнёс Тэпер Варшек, как только Ярослав вышел во внутренний двор. — Сражаться с противником, владеющим парными клинками, заведомо проигрышный вариант. Максимум чего вы сможете добиться — это остаться в живых. Поэтому мой вам совет — постарайтесь сделать всё, что в ваших силах, чтобы не допустить прямого столкновения. Но уж если так случилось, и другого выхода просто нет — убейте, ещё до того как он возьмётся за оружие.

— Это всё, чему вы можете меня научить?

— А чего вы ещё ждёте? — чуть удивлённо приподнял бровь Варшек.

" Впервые вижу эмоции на его лице… Что ж, кажется, можно себя поздравить — в этой негласной войне у меня первая победа!"

— Я?! Ну, например, того, чтобы вы оправдали хотя бы половину розданных вам похвал, — спокойно произнёс Ярослав.

Лёд в глазах Тэпера полыхнул недобрым светом:

— Значит, вы считаете себя способным противостоять мне? — тихо спросил он.

— Пусть не сразу… но почему бы и нет?!

Конечно, Яр не ощущал уверенности в своих словах, но ему почему-то безумно хотелось вывести этого типа из себя.

— Ну что ж…Тогда приступим, — Варшек неспеша достал из ножен за спиной два чуть кривых, длинных клинка, более всего напомнивших Ярославу катану — японский меч, когда-то виденный им в музее. И быстро, без единого звука напал на самоуверенного ученика…

Уже через несколько секунд тот понял, что решил поиграть с самой Смертью…Тэпер Варшек был вездесущ. Сплошная стена стали атаковала Яра. Он не мог и помыслить о нападении. Нужно было постоянно следить, чтобы не лишиться какой-либо части тела…

Раньше ему казалось, что Мьерго — непобедимый противник… Теперь же он и думать об этом забыл. Нет, начальник личной охраны барона — великолепный воин, но на фоне Варшека!.. Бесполезное сравнение! Они слишком разные!..

…Когда через мгновение (так, по-крайней мере, показалось Ярославу) один меч Тэпера оказался у сердца Яра, а другой — у горла, он лишь вздохнул с облегчением. Тяжёлое дыхание душило, пот заливал глаза, руки ломило от усталости, а тело — от мелких царапин, оставленных ему на память Мастером парных клинков.

— Ну, как?

— Не очень-то… — криво усмехнулся Яр. — Приношу извинения за излишнюю самоуверенность.

К его удивлению Тэпер тоже улыбнулся.

— Люблю людей способных признавать свои ошибки. К тому же ты неплохо держался. Редко кто может выстоять столько времени против меня… Да ещё и с одним мечём.

— Это значит, ты будешь меня учить?

— Да, — после недолгой паузы произнёс Варшек.

Губы Ярослава сами по себе расплылись в довольной улыбке.

…- О, Небо! По-моему у вас дар к фехтованию, — Мьерго упрямо отказывался перейти на "ты". — Я ещё не видел человека, который после недели тренировок смог бы делать то, что вытворяете вы!

— Да ладно тебе. Ничего такого я не делаю, — Ярослав с еле слышным вздохом потянулся. Всё тело болело. Хотя это состояние стало уже привычным.

— Да вы просто ничего не понимаете!.. У вас прирожденный талант Ярослав, это редкий дар и им можно гордиться. Но не забывайте, талант — ничто без практики!.. Ладно. Отдохнули? — Яр нехотя кивнул. — Тогда поехали дальше… — Мьерго вскочил на ноги, поднял меч и отсалютовал противнику.

Теперь занятия шли одни за другими. Одноручный меч, метание ножей, двуручник, стрельба из арбалета и лука, парные клинки… Ярослав раньше и помыслить не мог, что столкнётся со всем этим! Возвращаясь с тренировок первое время, он просто падал на кровать и "уходил в небытиё". Но постепенно Мстиславский заметил, что нагрузки уже не утомляют. Наоборот, скорее они ему просто необходимы. Ярослав давно не был в таких прекрасных физической и, что наиболее важно, психической формах. На занятиях он отдыхал и телом и душой, каким бы абсурдном это не казалось!

День проходил за днём, и Яр всё больше привыкал к этому необычному на его взгляд миру. И постепенно, сам того не замечая, свыкался с мыслью о жизни здесь…

…- Да, с этим у тебя явно хуже, чем со всем остальным. Я тебе уже сколько раз повторял, что эта вилка для рыбы, а не для мяса! Так что положи её на место и не суйся с ней, куда не следует!.. Итак, продолжим. Гелсем, прикажи сменить блюда.

— Я уже не могу больше есть!

— А тебя никто не заставляет! Не хочешь — не надо.

Но не успел Ярослав облегчённо вздохнуть, как барон де Крон продолжил:

— Не ешь, просто показывай, какой прибор ты возьмёшь для того или иного блюда.

— Вот, чёрт!

— Не знаю, что это значит (хотя не думаю, что что-то хорошее), но это абсолютно ничего не изменит! Поэтому за работу, давай, не тяни!

…- Да, танец — это тоже очень важный элемент дворянского воспитания. И тебе придётся этому научиться!

— Может не надо? — с надеждой поинтересовался Ярослав.

— Надо — надо. Назад пути уже нет.

— Но это же абсурдно учиться танцевать с тобой!

— Прости, но в замке из женщин только прислуга, а она, знаешь ли, танцам не обучена. Так что молчи, терпи и учись быстрее! Мне это особой радости тоже не доставляет!

Ярослав с искренним восхищением и любопытством рассматривал замок де Крон. Родовая крепость поражала своим величием и статью. Расположенный на естественном возвышении замок представлял собой цилиндрический донжон [7], окружённый прямоугольной стеной, увенчанной зубцами с бойницами [8]. Углы крепости усилены угловыми башнями полуцилиндрической формы, а входные ворота защищены барбаканом [9]. Между воротами и юго-восточной башней высится пятая. И, наконец, шестая делит северную, наиболее уязвимую сторону на две части. Все башни замка господствуют над крепостной стеной и верхней внутренней дозорной галереей. Бойницы располагаются не регулярно, а вразбивку для улучшения зоны поражения при стрельбе. Вход защищают мощные двухстворчатые деревянные ворота, усиленные металлическими накладками, и металлическая же решётка.

Внутри замок ничуть не разочаровывал. Большая кухня, главный зал и трапезная с многочисленными гобеленами на стенах расположились на первом этаже. Выше — огромная библиотека, личный кабинет барона, династическая галерея и даже небольшая музыкальная комната. На третьем этаже — жилые комнаты. Примыкая к донжону, под прямым углом друг к другу устроились казармы и конюшня, выходящая во внешний двор. Внутренний служил ристалищем.

С южной, свободной от построек стороны раскинулся восхитительный парк, центром которому служил прямоугольный фонтан с причудливо изогнутым драконом, извергающим вместо пламени струи кристально чистой воды. Где-то в глубине парка затерялась уединённая беседка, окружённая несметным количеством красочных цветов.

На западе примостились кладовые.

Как ни странно, но, не смотря на полнейшее отсутствие междоусобиц, замок был великолепно защищен и подготовлен к любым неприятностям. Даже подъёмный мост через заполненный водой ров не держали опущенным без крайней необходимости. И, хотя войн здесь давно не видели, к ним были явно основательно подготовлены.

Ветер нехотя шевелил кроны деревьев. В саду сегодня было оживлённо. Барон Алексимо Ре'дьяго де Крон объявил общий сбор для своих лучших воинов и, по совместительству, учителей Ярослава Мстиславского.

Беседка еле вмещала всех желающих. Сам барон, Мьерго, Тэпер и Норес расположились на скамейках, а Ларс с Гилсом примостились на перилах.

— Ну, что вы можете мне сказать? Как успехи?

— Если по правде, — неспеша произнёс Мьерго, — он намного лучше, чем я предполагал. Техникой боя на мечах он уже овладел. Причём, очень даже неплохо. И это всего-навсего за две недели тренировок!

Алексимо чуть удивлённо приподнял бровь. Начальник охраны, несмотря на свою молодость, великолепный воин и добиться его похвалы крайне сложно. Тем более человеку ранее не сталкивающемуся с таким оружием как меч. Но уж если он говорит "неплохо", значит, у Ярослава несомненный талант.

— Я бы просто сказал, что он очень упрям и напорист… Настоящий ученик настроенный серьёзно. Если так и дальше пойдёт, из него может что-то получиться.

— Как бы ученик не переплюнул учителей, а Тэпер? — хохотнул Ларс, пытаясь втихаря вырезать на перилах беседки имя очередной подружки.

— Сомневаюсь… Хотя, мало ли где Недра забурлят ![10]

— Даже так?! Ну, что ж… Рад. Продолжайте в том же духе. Я хочу, чтобы он умел всё, чему только способен научиться. И не жалейте его. Выжмите на все сто!

Де Крон легко поднялся и вышел из беседки, оставив после себя чуть задумчивое молчание.

— Как бы он нас не выжал, — через некоторое время покачал головой Гилс Зальмо.

— Ну, как тебе учителя? — спросил де Крон, выпуская колечко дыма. Сегодня ему захотелось выкурить трубочку — другую.

— Они все очень разные. У каждого свой сложный характер… Нужно очень постараться, чтобы найти с ними общий язык, — Ярослав неотрывно следил за плещущимся в бокале ямиром, сам старательно создавая волны — крутя кубок в руках.

— И ты считаешь, тебе это удаётся?

— Надеюсь на это. Кстати, Алексимо, я давно хотел у тебя кое-что спросить.

— Давай.

— Разве Мьерго не слишком молод для начальника охраны? — Яр отставил кубок и перевёл взгляд на барона, сидящего в кресле напротив. Они расположились в библиотеке у огромного, выложенного коричневым камнем камина. За окном уже стемнело, и шел небольшой дождь. — Я всегда считал, что на эту должность ставят ветерана, побывавшего во всевозможных стычках и вышедшего из них с достоинством…

— Ах, вот ты о чём! — Ал улыбнулся. — Ну что ж, это давняя история, но, пожалуй, её можно тебе рассказать. Да и не только её одну. В конце концов, ты же должен знать своих учителей.

Ярослав чуть подался вперёд, весь, обратившись в слух.

— Я знаю Мьерго уже десять лет. Его отцом был граф Сьюзер де Пирр. А матерью — известная на то время в Виньере [11] арфистка Лисабель. Как ты, наверное, понял, Мьерго — бастард. Отношения его родителей продолжались очень долго — восемь лет. За это время Сьюзер успел жениться. Но законного наследника так и не получил. Он уже был уверен, что передаст титул любимому сыну, но тут Лисабель неожиданно скончалась. А его законная супруга объявила о беременности. Всё это было невовремя, события навалились на него скопом. Сьюзеру просто ничего другого не оставалось, как забрать Мьерго к себе и воспитывать вместе со своим законным наследником. И всё, может, и было бы ничего, если бы супруга не увидела в этом угрозу для своего сына. Ведь Мьерго — старше. Сьюзеру пришлось приложить немало сил, чтобы уберечь первенца от неприятностей, но, в конце концов, его сердце не выдержало и он слёг. Поняв, что с его смертью ждёт Мьерго, он вызвал меня к себе. В молодости мы были очень дружны, да и в Виньере наши дома располагались по — соседству. Сьюзер попросил меня присмотреть за сыном, продолжить его воспитание и я не смог ему отказать. В тот же вечер я забрал Мьерго с собой. А ночью Сьюзер, как будто исполнив последнее, что держало его в этом мире, скончался.

С тех пор Мьерго всегда со мной. Сначала он был учеником, после стал одним из солдат гарнизона дома… А потом настали тревожные времена. Я был изгнан из столицы и, если бы не Мьерго, не знаю, как бы всё обошлось. Незаметно он стал самым доверенным моим человеком. Он очень умён, а в купе с талантом воина, Мьерго для меня просто незаменим. К тому же он из тех немногочисленных людей, которым я не побоюсь доверить самое ценное, чтобы это ни было.

— Хм… А что насчёт остальных?

— Тэпер. Он — единственная тёмная лошадка среди моих людей. Появился лет восемь назад, ещё в столице. Он — ильмасец. Пошёл ко мне наёмником, но остался насовсем. Варшек ничего не рассказывает о себе, никогда. Поговаривают, что он дворянин, но то ли был за что-то изгнан, то ли сам почему-то ушёл. Не знаю, правда, верить этому или нет… Прошло время, и он женился, у него появилась дочь… — Алексимо вдруг замолк, помрачнев. — Хотя об этом, пожалуй, не стоит. В общем, он необыкновенно талантлив, но чрезмерно скрытен. Я доверяю ему.

— Прозвучало как приговор! — Яр усмехнулся. — Кажется, для тебя главным показателем является доверие?

— А разве может быть иначе?!

Ярослав лишь пожал плечами.

— Норес — сын кузнеца. К слову, одного из лучших в Виньере. Ещё мой отец делал у него заказы и всегда оставался доволен. Норесу пророчили продолжить дело отца, но он мечтал совсем о другом. Мы знали друг друга ещё с детства, он младше меня всего на двенадцать лет. Я сам попросил отца разрешить ему в тайне тренироваться. Сначала он был не в восторге, но когда понял, что за талант скрывается в сыне кузнеца, нашёл ему лучшего учителя — Мастера двуручного меча. Норес так и не пошёл по стопам отца. Сам, став Мастером, он попросил меня (моего отца тогда уже не было в живых) взять его в гарнизон городского дома — мечтал быть воином. Я не нашёл причины ему отказать. Правда от услуг лучшего кузнеца пришлось отказаться — он так и не простил ни сына, ни меня.

Ларс — потомственный солдат. Его семья долгие годы служит нашему роду и живёт в замке де Крон. Он — вечный шутник и весельчак. За всю свою жизнь видел его серьёзным лишь раз, когда умерла его мать. Мне иногда кажется, что Фъерко просто не может грустить, иначе сойдёт с ума… Ведь он намного глубже, чем хочет показать.

Гилс — сын моего поверенного в столице. Мальчик с самого детства проявлял небывалые способности в обращении с арбалетами. И меня попросили принять его в качестве салсемма [12]. Я не разочарован.

— Мнда-а… Интересные истории. Каждая по-своему. Кажется я стал понимать их намного лучше, чем раньше. Спасибо, Алексимо.

— Да, ладно. Не за что. Надеюсь всё, что я тебе сейчас рассказал, пригодиться.

…Вода лениво катила свои волны. Кроны деревьев тихо шелестели. Воздух был ясен и чист. Ласково светило солнце, щекоча ресницы. Ярослав открыл глаза. Он и Алексимо совершали конную прогулку и набрели на эту поляну с небольшим озером в центре. Решили отдохнуть и Ярослав, видимо, задремал.

Удивительное чувство — спать на чистом воздухе, чувствовать траву и нагретую за день землю, видеть голубое небо и густые кроны деревьев над головой. Красиво, тихо, хорошо… Хотя Ярослав не в первый раз спал под открытым небом, в этот раз все было не так. В этом мире всё по-другому, иначе. Словно здесь реальность, а на Земле некачественная копия.

— Проснулся? — Алексимо, устроившийся неподалёку закинув руки за голову, чуть повернулся к нему.

— Да. Я давно задремал?

— Нет, около часа назад. Ничего. Помню, в детстве я часто сюда убегал и просто засыпал. Наверное, здесь такая атмосфера, успокаивающая, я бы даже сказал умиротворенная.

Оба ненадолго замолчали.

— Кстати, я давно уже хотел у тебя спросить… — Ярослав быстро потянулся и сел.

— О чём?

— Ты мне уже много чего рассказал, но ни слова о вашей религии.

— О религии? Что ты имеешь в виду?

— Ну, в кого вы верите, поклоняетесь… — Яр замялся, пытаясь "нащупать" правильные слова. — Есть ли у вас Высшая сила?

— Ах, вот ты о чём. — барон усмехнулся. — Пытаешься провести аналогию с вашим хриси-христи..?

— Христианством. Да.

— Как же тебе объяснить, — де Крон явно задумался. — Мы верим в Жизнь и Смерть. То, что одна просто обязана сменять другую и наоборот. Это вечный Круговорот Бытия. Верим, что это Мать Природа дала нам жизнь, но она же имеет полное право забрать её назад. Верим, что Небо даёт нам силы и веру в лучшее. А Недра впитывают всё самое злое, негативное. Верим, что сам Дрэгар помогает и защищает нас… Мать Природа и наш мир — это и есть наша Высшая сила. Я, например, никогда не поверю в какое-то Высшее сверхсущество, управляющее нами.

— Интересно… Но знаешь, это намного ближе мне, чем религия моего мира.

— Так может тебе и не стоит возвращаться? Тебе ведь здесь нравиться!

— Каким бы хорошим не был ваш мир, я здесь чужак, льего! Как у нас говорят: в гостях хорошо, а дома лучше.

— Ну, как знаешь, — Алексимо легко вскочил на ноги. — Вставай, поехали. Я ещё многое хочу тебе показать.

Ярослав поднялся одним плавным движением. Мстиславский всегда поддерживал себя в хорошей физической форме, но, с тех пор как он попал в умелые руки лучших бойцов барона, Яр чувствовал небывалый подъем сил, казалось, ему все по плечу.

— Я готов.

— А завтра можем поехать на охоту…

— Почему бы и нет?! Я не против. Главное, чтобы ты не нашёл ещё кого-нибудь, — Ярослав усмехнулся.

— Это уж точно. Мне и тебя с головой хватает.

— Прямо-таки с головой?! — деланно возмутился Яр.

Де Крон засмеялся в голос. Но его спутник вдруг посерьезнел:

— Алексимо, я тебе не в тягость?

— Да брось ты. Наоборот. Я давно так весело не проводил время. Ты внёс в мою скучную жизнь что-то новое, интересное. Мне приятно с тобой общаться, помогать тебе в "освоении" Дрэгара… У меня нет сына, не кому передать свои знания и умения, но теперь появился ты и мне нравится вкладывать в тебя какую-то частичку себя.

— Ал, у меня никогда не было отца, но, если бы мне дали возможность выбирать, я бы выбрал такого как ты, — смутившись, Ярослав быстро вскочил в седло и погнал коня в галоп. Он чувствовал себя не в своей тарелке. Непривыкший выражать чувства — для него это было в новинку — Яр всегда был скрытен. И вот он как будто меняется, меняется под влиянием этого мира, общения с бароном и его воинами, да и просто меняется…

Барон де Крон улыбнулся. Теперь он понял, кого ему напоминал этот парень — самого себя в юности. Такой же красивый, сильный, смелый до безрассудства, гордый, упорный, преданный и верный своему делу. Правда, некоторые его качества скрывает эта странная замкнутость, пелена недоверия, которая постепенно тает под влиянием их зарождающейся дружбы.

Алексимо вскочил на коня и направил его вслед Ярославу.

Солнце медленно опускалось за горизонт, вальяжно тянулись от него золотистые лучи. Всё вокруг фантастически преображалось. Всё выглядело и звучало по-другому, совсем не так как днём.

Ярослав стоял на балконе Западной башни, и всё это великолепие было как на ладони. Он не успевал удивляться первозданной красоте местной природы. Совсем не так как на Земле.

" У нас трава уже не может быть такой зелёной, небо таким синим, а цветы такими яркими", — Ярослав оттолкнулся руками от каменных перил, с трудом отвёл взгляд и направился в библиотеку.

С утра в замок прибыл гонец и Алексимо не выходил из кабинета весь день. Пришло время узнать, в чём дело. Яр уже отлично ориентировался в замке и мог без труда бродить где угодно, не боясь заблудиться. Поэтому он спокойно отправился вниз по ступеням, через арки, по коридорам, минуя ненужные ему повороты.

Дойдя до дверей кабинета, он постучал и, дождавшись ответа, вошел. Барон сидел за столом, перебирая бумаги, и был явно чем-то озабочен.

— Ну, а теперь рассказывай в чём дело! Что за новости привёз гонец? Почему это ты заперся в кабинете и не выходишь, а?! Чего молчишь, говори?! — Ярослав плюхнулся в соседнее кресло.

— Гонец привёз тревожные вести.

— В чём дело? — Яр сразу же посерьёзнел.

— Я же тебе говорил, что Самбро — монархия. Ей правит один из потомков старой династии де Къердо — Его Величество Лехандро Ре'верден. Его отец — Мартенью Ре'верден — умер пятнадцать лет назад, оставив корону, доставшуюся его прямому наследнику, которому было тогда всего шестнадцать лет, и самую главную проблему — незаконнорожденного сына, девятилетнего Фернандо, воспитание которого он поручил своему лучшему другу начальнику дворцовой гвардии Берде де Люньи.

Лехандро так и не сумел стать хорошим правителем. Кроме того, он люто ненавидел брата — генерал де Люньи впал в немилость, но продолжал оберегать бастарда. Фернандо рос, впитывая ту атмосферу ненависти и отверженности, что окружала семью, в которой он воспитывался. Говорят, именно из-за генерала, лишённого "милости короля", он и поклялся забрать у неблагодарного, по его словам, братца всё, что у того есть, используя любые средства и возможности и вернуть человеку, который не побоялся ничего лишь бы исполнить просьбу своего друга и короля, то положение в обществе, которого тот был лишён. Будучи в возрасте четырнадцати лет он послал письмо брату, где и высказал всё в письменном виде, не побоявшись прямого противостояния. Правда, после этого Фернандо исчез из дома своего опекуна. Но это не помешало ему собирать в тайном месте недовольных властью нынешнего короля. А таких даже при хорошем правлении много, а при том, что происходило у нас, просто огромное количество…

Ярослав слушал внимательно, не перебивая, впитывая информацию как губка. Ему всё было интересно, он всё хотел знать.

— …Лехандро всегда был сложным человеком, с быстро меняющимся настроением и, соответственно, мнением о людях. А после того как он принял корону, всё стало ещё хуже. Его действия противоречивы, фавориты в мгновение ока становятся врагами государства, лишаясь не только имущества, свободы, но часто и жизни. Дворец превратился в бочку с разрыв-травой (что маги продают за баснословные деньги), готовую взорваться в любую минуту. Мне ещё крупно повезло, помня мои заслуги, дружбу с его отцом и, пусть и минимальное, но всё же участие в его собственном воспитании, Его Величество Лехандро просто сослал меня в мой собственный замок без права выезда за пределы пусть и обширных, но всё-таки ограниченных владений, вместо того, чтобы казнить или приговорить к тюремному заключению, как многих других тогда. Ну ладно, не будем сейчас об этом. Фернандо… О Фернандо неслышно было все эти десять лет. Многие думали, что он погиб. Другие — что он давно отказался от своей сумасшедшей затеи — за всю историю Самбро не пережил ни одного переворота. Династия де Къердо — вторая по счёту династия Самбро. Первая, де Зардьё, полностью погибла около шести сотен лет назад в войне с Рединсом — государством, ныне являющимся северной провинцией Самбро. Третьи же считали, что Фернандо затаился, собирает силы и ждёт наиболее подходящего момента для решительных действий. По всей видимости, третьи и оказались правы.

— В смысле?

— Понимаешь, некоторые дворяне, и я в том числе, уже давно держим нейтралитет, но присматриваем за происходящим. Так вот, один из моих товарищей на востоке, граф Михель Ре'дьёр, отправил гонца с сообщением о появлении в окрестностях его земель странных людей в чёрных с серебром одеждах. А это цвета дома Ре'гардьё, рода, из которого происходила Кларисинья — мать Фернандо, умершая, когда сыну не было и пяти лет. И это ещё не всё. Люди в подобных одеждах замечены по всей территории Самбро. Пока ещё не понятно, чего они добиваются, но уже ясно, что что-то начинается и возврата не будет. И вскоре нам, нашему негласному обществу, предстоит сделать выбор — за короля или за Фернандо.

— Знаешь, судя по тому, что ты мне рассказал, я бы предпочёл Фернандо.

— Дело в том, что и я тоже.

— Так почему же ты тогда так обеспокоен?

— Да ведь я тебе уже говорил! — Алексимо резко откинул крышку небольшой резной шкатулки, стоящей на краю стола, достал свою любимую трубку и стал постукивать ею по подлокотнику кресла. Он явно нервничал. — У нас никогда не было междоусобных войн и я немного боюсь последствий… Да-да, боюсь и не стыжусь в этом признаться. За всю историю Дрэгара только в Ильмасе происходила насильственно-вооруженная смена династий. Около трёхсот лет назад народ поднял восстание, требуя свержения Акрем саль Тороба, парема, то есть правителя. К челяди присоединились недовольные из знати, в основном молодняк. Долгая и выматывающая междоусобная война закончилась смертью парема и превращением Ильмаса из монархии в консидл — вид правления, где во главе государства стоят пять выборных представителей, трое от знати, остальные от народа. Огромный спад в экономике, многочисленные человеческие жертвы, потери территории, к слову сказать, Самбро неплохо тогда воспользовался критическим положением соседа, оттяпав себе приличный кусок побережья, — всё это отодвинуло Ильмас назад на долгие годы. Этот случай до сих пор служил отличным примером для всех. Но теперь… Не знаю, решится ли Фернандо так рисковать.

— Я тебя понял. Да, друг на друга, брат на брата, сын на отца… Тяжело. Наша планета не раз переживала подобное. Но, если это неминуемо, лучше выбрать достойного товарища и сражаться за благородные цели. Как бы патетично это не звучало.

— Наверное, ты прав. Я просто до сих пор не могу свыкнуться с мыслью о грядущих переменах. Но ты меня немного успокоил, — барон чуть улыбнулся. — Я всё больше и больше удивляюсь тебе. И благодарю счастливый рок за то, что он свёл нас вместе.

— Да ладно тебе…

— Нет, правда. Я не шучу. Но ты-то сам, что станешь делать, если начнётся война?

— Не знаю. Это не мой мир и не моя война. Свою, гм-м, — Яр на секунду замялся, — междоусобную я уже отвоевал. Но и стоять в стороне я не смогу. В общем, посмотрим, что дальше будет.

— Посмотрим. А пока давай-ка выпьем, успокоимся. А, Яр?

— Почему бы и нет?! Не откажусь.


Глава 3 | Дрэгар | Глава 5