home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 12

…Перезвон гитары. Ненавязчивая мелодия, льющаяся прямо с улицы. В окно проникает лунный, призрачный свет. Ярослав медленно повернул голову. Он лежал на своей койке, поверх одеяла, в форме.

"Странно… Неужели уснул?.. Караул совсем вымотал… Кто это там играет?.. Не Лёха ли?" — мысли текли размеренно и лениво. Не хотелось ничего. Даже шевелиться. Но, тем не менее, Яр спрыгнул со второго яруса, выплеснул на голову воду из ковша и вышел во двор.

У небольшого костерка сидели пятеро. Лёха, Стас, Димка, Толян и Никита. Лёшка, держа в руках гитару, медленно перебирал струны. По кругу ходила фляжка. Ярослав принюхался — пахло спиртом.

— О! Кто это у нас, наконец, проснулся?! — обрадовался Толян. — Садись, Ярик.

— Мы тут…поминаем, — неуверенно пояснил Никита.

Ярослав подбадривающее улыбнулся парню — тот был самым молодым среди них, из последнего призыва. Сел к костру. Протянул отчего-то холодные руки, чуть касаясь языков пламени.

"Тоскливо. Хоть вой…"

— Ярик, спой, — попросил Стас, в очередной раз пригубив из фляги.

— Что? — бесцветный голос.

"Хоть вой…"

— Ту самую. Что Ромка любил.

" Почему я не умею плакать?"

Лёшка поудобнее перехватил гитару и заиграл. Ярослав, глубоко вздохнув, поднял голову к небу.

"Хоть вой…"

— И снова солнца закат я вижу перед собой,

И не орёт наш комбат и не зовёт идти в бой.

Я вырезаю ножом на деревянном бруске имя твоё!

Мы с пацанами сидим на рыхлой, чёрной земле

И вспоминаем друзей, павших на этой войне,

И думаем об одном, что у кого-то из нас будет пуля в виске!

Война! Бесконечная стрельба над головой,

И лежит в сырой земле товарищ мой.

Талисман сжимаю крепко я в руке, тихо плача при луне.

Прошу тебя я пойми, что нет моей здесь вины,

Что нет назад мне пути, я сам хотел бы уйти!

И я прошу об одном, о самом дорогом — любовь мою сохрани!

Нам предстоит завтра в бой, жестокий и роковой.

И будет вновь наша кровь проливаться рекой.

А если переживу, то ожидает меня дорога домой!

Война! Бесконечная стрельба над головой,

И лежит в сырой земле товарищ мой.

Талисман сжимаю крепко я в руке, тихо плача при луне.

Война! [21]

Тишина… Где-то раздались шаги караульного. Как всё-таки тяжело терять друга! Как всё-таки тяжело просто кого-то терять!

Тишина… Лёха задумчиво прошёлся по струнам гитары.

Тишина… Прощай Ромка! Пусть земля тебе будет пухом.

Тишина…

С каждым днём Ярослав всё больше узнавал об этом странном для него мире, стараясь не делать своё незнание очевидным — это вызвало бы нездоровый интерес со стороны его спутников. Хотя Алексимо и так всё знал, его люди не задавали вопросов, впрочем, наверняка догадывались о том, кто он. А Максо… Ал утверждал, что даже если вор узнает, всё равно не выдаст. По крайней мере, пока не отплатит своему спасителю. Но Яр всё равно был начеку. Если уж затеяли Игру — её следует довести до конца. Именно поэтому все вопросы, накапливающиеся у него по дороге, Ярослав задавал лишь вечером, Алексимо, наедине. Иногда чертовски трудно было удержаться, но…

Так было и сегодняшним днём. Они всё ещё не миновали лес, когда где-то после полудня под его высокими густыми кронами раздался удивительный звук. Казалось, чей-то волшебный голос вдруг затянул песню, переливающуюся подобно птичьей трели. Через некоторое время к нему присоединился второй, затем третий… Ничего даже отдалённо похожего Ярославу никогда не доводилось слышать. Каждый новый голос вплетался в предыдущий. Всё это звучало настолько нереально и феерично, как будто из-за грани фантастического сна!

Дивная мелодия пронизывала воздух: она появлялась и исчезала, приближалась и удалялась. Голоса угрожали и успокаивали, говорили о красоте и о смерти, восхваляли вечную жизнь и оповещали о её ужасах.

Отряд резко остановился, сам, без команд. От неожиданности Ярослав проскакал дальше, но остановил коня и вернулся, ничего не понимая. Все молчали и явно никуда не торопились.

Голоса звучали недолго, а потом также постепенно смолкли — замолчал один, потом второй, затем третий… Наконец, смолк последний и воцарилась тишина.

Отряд ещё некоторое время молча потоптался на месте, а потом как ни в чём не бывало поехал дальше. То, что произошло, видимо, никого не удивило.

Ярослав весь оставшийся день сгорал от любопытства, но лишь после ужина смог спросить у Алексимо, что же это было.

— О! Я совсем забыл тебе рассказать. Это — "лесной" народ.

— "Лесной" народ?! Но кто это?

— О них мало что известно. Но всё, что знаю, я сейчас расскажу. Во-первых, они не люди, то есть не совсем люди. Они похожи на нас — высокие, стройные, необычайно красивые. У них белая кожа, неподдающаяся загару, волосы цвета пламени, раскосые глаза с вертикальными зрачками. Наверняка видят в темноте, — тут Ал в упор посмотрел на Ярослава. — Кстати, глаза у них цвета Солнца или его камня, ализара [22]. Как у тебя.

— Цвета Солнца? Янтаря?! Правда? Интересно было бы посмотреть. У нас на Земле это довольно-таки редкий цвет глаз, даже скорее оттенок… А тут целый народ! Но, подожди. Почему ты говоришь так, словно цвет глаз и волос — это отличительная черта? Неужели, во всём Дрэгаре нет других рыжих и янтарноглазых?!

— Ты что ещё ничего не понял? Какие цвета волос и глаз ты до сих пор видел?

— Я?! Ну, брюнетов, шатенов, блондинов. Карие, голубые, чёрные и пару раз зелёные глаза… Но я всё равно не понимаю!

— Знаешь, иногда ты кажешься мне ужасно недогадливым. Да, никто из людей не обладает, как ты говоришь, рыжими волосами и янтарными глазами. Да, это отличительная черта лесного народа! И если у обычного человека есть либо волосы, либо глаза такого цвета — это означает только одно — он полукровка и наравне с человеческой кровью в его жилах течёт и их желтая кровь. Хотя лично я такого никогда не видел. Говорят, их очень мало. Дело каждого верить в это или нет. Например, если бы я не знал, что ты из другого мира, я бы мог подумать, что, наконец, встретил одного из них. Так что не удивляйся, если кто-нибудь назовёт тебя полукровкой.

— Ну, ничего себе! — Ярослав с трудом усваивал полученную информацию.

— Уши у них заострены кверху. Слух — потрясающий. Они отличные охотники — всё видят, всё слышат, стреляют так, что все наши лучники против них, что малые неразумные дети. Очень ловки и смелы.

— И где же они живут?

— В лесах. Лесной народ не признаёт наших границ, они вне их. У них собственное государство, по крайней мере, в нашем понимании. Ими правит король и его подруга — хотя мы и зовём её королевой, на самом деле она нечто вроде мага…ведьма! Насколько нам известно, они не всегда составляют супружескую пару. Но правят вдвоём. Оба эти "поста" передаются по наследству. Кстати, некоторые называют это народ "солнечным".Вот, пожалуй, и всё.

— А этот звук?

— Это рог. Этим звуком лесной народ предупреждает, когда переходит наши дороги.

— Но почему?

— У нас что-то вроде договора — они не трогают нас, а мы их. Мы даже сталкиваться стараемся поменьше.

— Странно…

— Ничуть. У каждого народа своя жизнь, свой Путь.

Больше Алексимо ничего не мог рассказать о "солнечных". Но зато выяснилось много другой "позабытой" информации. В том числе и существование некоего Ордена Хранителей, занимающегося поисками детей с магическими способностями, отбором талантливых и способных и доставкой их в Страну Магов. А самое главное, выполняющего функцию земной инквизиции, а именно занимающегося уничтожением всех шарлатанов, в меньшинстве своём дурящих людей, ну а по большей части являющихся просто-напросто пропущенными детьми или признанными недостойными обучения. Именно так оберегался приоритет в магии. Одевается этот Орден в красные одежды с чёрной молнией на плащах. Они отличные войны и подчиняются только Ордену Магов. Обычные смертные старательно избегают всяческих встреч с Хранителями.

И кто мог знать, что уже на следующий день Ярославу придётся столкнуться с ними и испытать мастерство этих воинов на себе?!

Лагерь готовился ко сну. Ужин уже прошёл и Ярослав сидел в тени могучего дуба и наблюдал. Алексимо укладывался, Мьерго давал последние указания Ларсу. Фъерко будет первым караульным на сегодняшнюю ночь. Другие двое тоже занимались делами: Норес точил двуручный меч, а Тэпер играл на губной гармошке какой-то грустный мотив. Было как-то чересчур тихо. В лагере определённо кое-кого не хватало. Но, к сожалению, он уже никогда не сможет посидеть со всеми у костра…

Мьерго оставил в покое свою "жертву" и крадущейся походкой обошёл лагерь, в последний раз проверяя всё ли в порядке. А потом лёг у огня, не убирая далеко меч — он всегда спал как кошка, вполуха. Весельчак Ларс, напевая какую-то фривольную песенку (видимо, в попытке разрядить обстановку), жонглировал ножами. Всё было спокойно.

Максо сидел у костра и возился с арбалетом. Повинуясь какому-то внутреннему порыву, Ярослав поднялся, подошёл к вору и сел рядом. Через несколько секунд тот поднял голову и посмотрел на Яра:

— Что-нибудь случилось?

— Да нет. Просто хотел тебе сказать…там, когда на нас напали разбойники, ты… действовал мастерски… Но как ты в него попал? Его же совсем не было видно!

— Очень просто. Я проследил направление полёта стрелы, учёл силу ветра и вектор отклонения, — Лемс вдруг замолчал, а потом продолжил уже с широкой улыбкой на лице: — Вообще-то, самое главное, немного удачи. И всё. А вот вы…

— Нет-нет, Максо. Давай на "ты".

Одиночка кинул на него удивлённый взгляд.

"Кажется, я сделал что-то не то. Может ли вор обращаться к дворянину на "ты"? Конечно, нет! Ну и ладно, черти с ними, с этими правилами! Что сделано, то сделано!"

— Ну что ж… Ты!.. действовал великолепно. До сих пор не понимаю, как ты сумел справиться с тем великаном.

— Если честно, я тоже, — Ярослав усмехнулся. — Просто, когда я понял, что всё, это конец…меня обуяло такое чувство злости, что я… Я даже не помню толком, как всё случилось.

— Да? Может, это своего рода второе дыхание?

— Вряд ли. Когда Зао был мёртв, всё закончилось. Дальше я сражался с ясной головой. Раньше со мной случались неконтролируемые всплески ярости, но тогда всё было по-другому. Это было всего лишь дважды, но про оба раза я бы предпочёл забыть. Они были…более масштабны, если можно так сказать.

Оба немного помолчали, излишне внимательно рассматривая танцующие языки пламени.

— Кстати, где ты учился фехтовать? В Ильмасе?

— Да, я прожил там какое-то время, — "Вот чёрт, я же почти ничего не знаю об Ильмасе! Надо бы пораспрашивать Ала. Не дай бог, Максо меня о чём-то спросит! К тому же, я даже не говорю на ильмаском, хотя по легенде прожил там почти всю жизнь!"

— Сразу видно их технику. Я всегда считал, что она гениальна. Чего только стоит использование сразу двух рук во время боя!.. Но мне она не хочет даваться. Да и вообще, я и меч плохо ладим, — лёгкая усмешка скользнула по губам вора.

— Да ладно тебе.

— Нет, я серьёзно. Вот арбалет это да! И ножи. Я ими все, что хочешь, сделать могу. А меч…нет, — Максо на некоторое время замолчал, словно раздумывая, а потом нерешительно произнёс: — Непривычно сознаваться в неумении, но… Ярослав, а ты не мог бы меня немного поучить, может с твоей помощью у меня что-нибудь да получиться.

— Конечно, Максо. В любое время.

— Отлично! Как насчёт завтра?

— Хорошо. А сейчас я пойду немного прогуляюсь.

— Куда ты собрался, на ночь глядя?

— Да я тут, недалеко. Я быстро, — Ярослав поднялся: — Скоро вернусь.

Он тихой неспешной походкой отошёл от костра, кивнул Ларсу и вошёл под кроны деревьев, уже тонущих в сумраке приближающейся ночи. Яр не понимал, что его тянет. Но с тех пор как оказался в этом мире, он целиком отдался интуиции. Вот и сейчас он просто шёл, не задаваясь вопросом "зачем", и всматривался в полумглу леса…


Глава 11 | Дрэгар | Глава 13