home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 14

День проходил за днём. Преодолев холмы, отряд выбрался в долину Сэв — широкую равнину, что занимала всю центральную часть Самбро. Проехав по тракту минуя Ламбрэ — третий по величине город Самбро, они переправились на пароме через Великий Лар, превосходящий протяжённостью все земные реки. Даже Амазонка претендовала бы лишь на второсортный приток. Лар пересекал весь Западный материк с северо-запада на юго-восток, беря своё начало в Северных Пиках (сравнимых разве что с Гималаями). Чтобы пересечь его, парому понадобилось почти три часа! А противоположный берег представлял собой лишь полоску на горизонте. Да, воистину, эта река велика!

…Паром медленно сокращал расстояние до противоположного берега. Его приводили в движение десять мужчин, крутящих огромное колесо с натянутой на него верёвкой. Все как на подбор широкоплечие, с буграми мышц, перекатывающихся на руках и спине при каждом синхронном движении, с обветренными лицами от постоянного пребывания на свежем воздухе, с бронзовым загаром…

Не став вдаваться в глубокое изучение способа передвижения, Ярослав с восхищением разглядывал открывающийся с палубы вид.

— Впечатляет… Не правда ли? — раздался голос за спиной.

— Да, Максо… Ты прав. Это впечатляет! Такой величественной реки я не видел никогда.

— Разве ты не бывал здесь?! — с лёгким изумлением поинтересовался вор, опершись на перила рядом с Яром. И тут же сам себе ответил: — Да, точно, ты ведь всё это время пробыл в Ильмасе… Неплохая страна.

— Да, неплохая… — Ярослав судорожно пытался придумать способ увести разговор от столь скользкой темы. Но Максо, как видимо, совсем и не хотел пускаться в разговоры о маленьком южном консидле.

— Но Самбро мне нравиться больше. Огромная страна, обширные земли, много людей, много…

— Того, что плохо лежит, — не удержался Яр.

— И это тоже, — криво усмехнулся Максо. — Не одобряешь?

— А я имею на это право?! Не мне тебя судить. Каждый сам выбирает путь.

Максо не смог сдержать какой-то недоверчивой, но тем не менее тёплой улыбки.

— И всё-таки красиво здесь! — произнёс он после минутного молчания.

— Красиво… — как эхо отозвался Мстиславский, не в силах оторвать взгляд от начинающегося заката. Огненно-красный пылающий диск величественно опускался в бесконечные воды Великого Лара, окрашивая их алым пурпуром. Волшебное зрелище. Чарующее.

"Красиво!"

…Стены кабинета тонули во мраке. Освещён был только изящный столик на резных ножках. По обеим его сторонам стояли глубокие кресла. В одном из них сидел человек. Ещё молодой, русоволосый, с бездонными голубыми глазами и чувственными губами с лёгким изломом. Красив и изящен. Да, именно таким был известный самберский ловелас и дуэлянт, герцог Лютьер Ре'марье де Тепс. В его жизни существовало только три страсти: одна — это женщины, другая — всё изящное, сюда можно отнести и первую, ибо нет ничего более изящного в мире, чем женщины. Ну а третья, и, пожалуй, самая главная страсть — это любовь к своей стране. Да-да, интересы страны в его жизни стояли намного выше интересов личных.

Вот и сейчас, пренебрегая встречей с очередной своей прекрасной "жертвой", он ожидал важного гостя. Гостя, чьи жизнь и благополучие напрямую связаны с будущим Самбро. Гостя, за которого он готов отдать свою жизнь…

Дверь бесшумно отворилась, и в кабинет вошёл мужчина, одетый во всё чёрное с серебряной отделкой. Ещё пара шагов и он попал в круг света, исходящего от витого канделябра на столе. Высокий, широкоплечий и стройный; короткие черные волосы чуть отблескивают синевой, а серые глаза смотрят прямо и открыто. Не красавец, но есть в нём что-то, что неминуемо притягивает людей и заставляет их идти за ним. Наверное, "внутренний свет".

Герцог поднялся навстречу и протянул руку. Гость ответил на рукопожатие, затем оба сели в кресла. Вошедший слуга поставил на стол поднос с вином и фруктами, немедленно удалившись.

Только после этого они нарушили молчание:

— Рад тебя видеть живым и невредимым Лютьер!

— И я рад. Но ты безумно рискуешь, приехав в столицу. Надеюсь, тебя привели сюда достаточно серьёзные дела. Сейчас не время попусту рисковать и подставляться…

— Самые что ни на есть серьёзные. Надо встретиться с несколькими людьми.

— А нельзя было встретиться с ними за пределами Виньеры?

— Перестань, Лютьер. Ты похож на истеричную даму, — гость успокаивающе улыбнулся.

— Я просто беспокоюсь за твою жизнь и за общее дело.

— Я понимаю.

— Ты, наверно, устал с дороги. Я приказал приготовить тебе комнату. Ты ведь остановишься у меня?

— Да, спасибо. Ты прав, мне нужно отдохнуть. Завтра много дел.

Фернандо стоял на балконе, отведённой ему комнаты, устремив взгляд вниз, на столицу. Он не видел её уже пару лет и был рад снова оказаться здесь. Осталось совсем немного времени, и он снова вернётся сюда. Вернётся победителем. Почти все дворяне уже на его стороне, работает большая агентурная сеть, собрана огромная армия, ещё несколько месяцев и всё. Но необходимо лично поговорить с парой человек. Именно ради этого Фернандо и вернулся в столицу, вопреки всем возражениям Леля. Хотя на самом деле причин так рисковать не было, встретиться с этими людьми можно было где угодно. Вот только инстинкт подсказывал будущему монарху, что сейчас он должен быть именно здесь, что в ближайшее время должно что-то произойти и ни в коем случае нельзя пропустить этот момент. Момент, который может многое изменить в его планах. Многое, если не всё. Поэтому он и здесь, поэтому он не покинет Виньеру пока не узнает…чего?.. он пока ещё и сам не понимал, но был уверен, что скоро всё выяснится.

Ярослав с удовольствием потянулся и чуть приподнялся на локтях. Вокруг, куда не посмотри, раскинулось широкое поле. Высокая, сочная трава чуть колыхалась, исполняя "песню" для друга-ветра. Рубиново-красные цветы алели каплями крови. На лазурном небе за всё утро не появилось ни облачка. Благодать!

Рядом раздались чуть слышные шаги. Мстиславский оглянулся и, к своему удивлению, обнаружил прямо перед собой носки сапог. Легко опознав их владельца, Яр поднял глаза. Виктор стоял, устремив взгляд вдаль на беспокойное изумрудное "море", чуть опираясь на посох.

— Сегодня будет гроза.

— Ты уверен? Что-то не очень похоже. На небе ни облачка. Да днём жарища будет, как бы до деревни доехать!

— Тем не менее, Ярослав, будет дождь. Сильный. А насчёт крыши над головой — до темноты доедем. Правда, если вообще выедем, — маг хитровато усмехнулся, посмотрев прямо на "племянника" барона Ре'дьяго.

— Да, выедем — выедем! Просто хорошо здесь, тихо, красиво так!..

— Да. Целое поле кровянок. Знаешь, есть легенда, что впервые эти цветы появились на месте смерти одной прекрасной девы.

— Правда? Ничего не слышал об этом… Расскажи. Ну, если не трудно.

— Да чего уж тут трудного, — Виктор легко опустился рядом на примятую траву. Устроил длинный резной посох к себе на колени. — Давным-давно, когда на Дрэгаре ещё не было людей, но обитали другие народы, жил доблестный воин, был он отважен, но скрытен и нелюдим. Прямо-таки опасался приближать к себе кого бы то ни было. Всё время один, всё время в скитаниях… Однажды, он встретил незнакомку — то ли спас её от кого-то, то ли просто случайно столкнулся — об этом легенда умалчивает. Но известно, что та дева полюбила воина всей душой, готова была пойти с ним хоть на край земли. Однако он отверг её, прогнал, запретил даже приближаться к себе. Но дева не послушалась и, несмотря на то, что слова его причинили ей невыносимую боль, не покидала избранника ни на минуту. Она, в своём роде, преследовала воина. Но её вела любовь, нерушимая как сам мир. Всё это продолжалось очень долго, не один год. Он пытался прогнать деву, а она всё так же следовала за ним. Иногда воин вдруг заговаривал с ней тепло, ласково, с улыбкой — быть может, начинала таять стена льда, что он воздвиг вокруг себя… Но это никогда не продолжалось долго и он снова ожесточался. Не известно, чем бы закончилась эта история будь у этих двоих больше времени. Но у них его не было. В один вечер всё изменилось. К воину пришёл старый, заклятый враг. Он долго искал возможность убить героя. И вот, наконец, встретился с ним "один на один". Воин никогда не отказывался от боя. Не отказался и в этот раз. Это и стало его ошибкой. Враг оказался слишком коварен — он был готов на всё для достижения цели. И в момент, когда воин меньше всего этого ожидал — был абсолютно поглощен боем, — из ближайших зарослей пришла смерть. Там находился сообщник его врага — лучник, в нужный момент пославший стрелу в воина. Наверное, он не должен был пережить ту ночь. Однако судьба распорядилась иначе. Стрела вылетела, но нашла не ту цель. За долю секунды до выстрела, дева всё поняла. Почувствовала ли сердцем, увидела ли душой… Она успела. Успела закрыть собой своего избранника. Смерть взяла другую жертву. В миг, когда стрела пронзила деву, ледяная стена вокруг воина рухнула. Он понял, что любил её. Любил всем своим существом. Но боялся. Боялся именно этого — потерять её навсегда. Поздно. Осознание всего этого пришло слишком поздно!.. Дева умирала на его руках, улыбаясь. Наконец, она смогла сделать для него хоть что-то. Она дождалась тепла в его глазах, дождалась прикосновения его губ, дождалась слов любви… Дева умерла счастливой. Воин уничтожил обоих напавших на него. Но, когда вернулся к телу возлюбленной, он не нашёл его. Вместо этого вся поляна, на которой она спасла его ценой собственной жизни, оказалась усеянной кроваво-алыми цветами. Воин провёл на этой поляне несколько дней и ночей и, как только смыкал глаза, слышал её голос, чувствовал её присутствие… Будь он слабее духом, он бы умер на том же самом месте. Но наш герой не смог себе этого позволить — любимая умерла для того, чтобы жил он! И он ушёл. Никто не знает, что стало с ним дальше. Известно лишь, что где бы воин в последствии не проходил, везде оставались такие же поля кровянок — как будто дева сопровождала его. С тех самых пор, кровянки считаются цветами влюблённых, олицетворяют неразделённую любовь. Также эти цветы служат признанием — если кто-то получил букет или венок из кровянок, значит, чьё-то сердце "обливается кровью" от любви.

— Печальная история.

— Да. Мы слишком часто понимаем, что нам поистине дорого, лишь когда теряем это. Наверное, это один из негласных законов Природы.

— Вполне может быть.

Оба помолчали, наблюдая за всё увеличивающимися "волнами" трав.

— Видно, на самом деле будет дождь — ветер всё сильнее, — через некоторое время произнёс Ярослав, чтобы хоть что-то сказать.

— Будет.

Ре'мьеро перевёл взгляд на собеседника, тот так и не поменял положения, всё ещё сжимая посох в руках. Высотой чуть больше полутора метров, из чёрного дерева, резной — покрытый то ли узорами, то ли непонятными письменами он не выглядел обычным, но, тем не менее, сейчас казалось невероятным, что внутри у него скрывается лезвие меча.

— Что-то хочешь спросить?

— Ну, да. Твой посох…

— Да?

— Никогда не видел ничего подобного. Я ведь не ошибся — это своего рода ножны?

— Не ошибся. Да, это ножны. Внутри скрыт меч, — Виктор взялся за посох двумя руками и, совершив резкое движение, извлёк лезвие клинка. Обёрнутая разноцветными ремешками верхушка оказалась двуручной рукоятью длинного узкого меча, также покрытого замысловатым узором. Лезвие его не преминуло засверкать на солнце. Остальная часть посоха-ножен осталась в другой руке мага. — Я сделал его сам. И посох, и меч. Он заговорён — нет, не от поражения, от кучи других, мелких, но не менее важных вещей: кражи, затупления лезвия, банальной потери, воздействия воды и прочих природных стихий. Всего и не перечислишь. Он со мной уже лет шесть…

— Ты не плохо с ним управляешься. Немного странная техника…

— Это оттого, что я практически всему учился сам. Начальная база была слишком скудной. Что в технике боя, что в магии. Хватал везде понемногу, дорабатывал сам, что-то придумывал… И, как видишь, пока ещё жив, — Виктор усмехнулся.

— Ладно, меч. Но как ты освоил магию?

Недостойный не спешил отвечать. Яр уже начал подумывать, что зря затронул эту тему, но маг всё-таки заговорил. Тихо, не спеша, чуть растягивая слова, словно сам он был где-то далеко. Вполне возможно, что так оно и было.

— Природный дар. Он послужил мне фундаментом. Какие-то душевные встряски также давали толчки к его развитию. Плюс у меня есть один маленький талант — из вороха подделок и безделушек я всегда могу выбрать поистине важные и полезные книги и амулеты. Ну и, конечно же, тренировки, благо Хранители мне в этом очень помогают!

Ярослав не успел ничего ответить. Трава снова зашуршала.

— Ярослав, Виктор, вы собираетесь проваляться здесь весь день?! Или мы всё же попробуем выехать?!

Алексимо явно был на взводе. В голубых глазах поблескивали характерные огоньки, не предвещающие провинившимся ничего хорошо. Как не хотелось Ярославу шевелиться, он поспешил встать — знал наверняка, когда Ал в таком настроении, лучше сделать так как он хочет — во избежание тяжких телесных повреждений. И ещё надо подумать чьих…

А ветер уже беззастенчиво завывал и гнал пыль прямо в лица посмевшим пойти против него…


Глава 13 | Дрэгар | Глава 15