home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 12

День выдался хлопотный. Все началось вечером, когда кто-то швырнул кирпич в стеклянную дверь парикмахерской в центре Бамфорда. Похоже, не ради ограбления. Табличка в витрине уведомляла прохожих, что дневная выручка не хранится в салоне. Кассовый аппарат остается открытым, каждому сомневающемуся видно, что он пуст. Вызванный на место владелец подтвердил, что никто не воспользовался сушилкой для волос, не забрал с полок бутылки со спреем и гелем. Возможно, решила местная полиция, нашалил возвращавшийся домой гуляка, который сейчас просто где-нибудь дрыхнет. Когда проснется, прошлое будет покрыто туманом. Даже если его найти и предъявить обвинение, он все будет отрицать, потому что ничего не помнит.

Констебль Уоллес сидел возле салона в патрульной машине в семь тридцать утра. Ждал коллегу, который еще занимался с владельцем. Рядом с парикмахерской уже открылся газетный киоск. Прибывают мальчишки-разносчики, забирают пачки газет, уезжают на велосипедах. Движется постоянный поток покупателей, нуждающихся в утренних новостях или сигаретах на день грядущий. В данный момент все спокойно. Из киоска вышла девушка и направилась к Уоллесу, наклонилась к окну, просигналила, что хочет поговорить. Он опустил стекло. Узнал в ней продавщицу газет с длинными неухоженными волосами и мордочкой как у терьера. Зовут, кажется, Черри.

— Эй, — сказала Черри Бассет вместо приветствия.

— А? — буркнул в ответ Уоллес. — Чем могу помочь?

Она вытаращила глаза, словно услышала невероятную глупость.

— Ничем. У меня для вас информация.

Уоллес просиял, кивнув на разбитую дверь.

— Насчет хулиганства?

Черри окинула дверь взглядом, на секунду задумалась, стоит ли уделять вопросу внимание. Явно не стоит.

— Нет.

— Тогда что? — недовольно уточнил Уоллес.

— Пропал мой парень Даррен Стеббингс. Вы должны его искать.

— Знаю, — кивнул Уоллес. — Ты его видела?

— Нет, конечно, — фыркнула Черри. — Если бы видела, то не пропал бы, правда? Я бы знала, где он. Хотя есть одна мысль.

— Да ну? — Настала очередь Уоллеса усомниться в ее умственных способностях.

— При последней встрече он мне заявил, что знает, где взять деньги. Ничего не объяснил. Может, в этом все дело.

— Не спросила, где он их собирается взять? — скептически проворчал констебль.

— Нет, — ответила Черри. — Потому что не знала, что он пропадет.

— Хорошо, — устало кивнул Уоллес. — Вернусь в участок — доложу.

Из салона вышел коллега в сопровождении владельца.

— Сначала с этим разберемся, — сказал он.

— Ладно. — Черри тряхнула взлохмаченными волосами. — Только не говорите, что я вам не сообщила.

— Каро! — кликнул жену Майкл Фоссет, стоявший во дворе у черного хода. Чтобы войти в дом, надо снять сапоги — легче крикнуть.

— В чем дело?

Каро выглянула в дверь. Она сидела за компьютером, составляла счета, а ее оторвали от дела. Держа в одной руке очки, а в другой лист бумаги, прищурилась на мужа под бившим в лицо солнцем.

Он улыбнулся при виде ее, не потому, что в ней было что-нибудь смешное, а просто от радости. Каролайн в молодости была очень хорошенькой и, на его взгляд, до сих пор такой осталась. Конечно, прибавила в весе, и волосы начинают седеть, но в его глазах та же. В последние годы, когда все идет кувырком, ферма медленно, но неуклонно превращается в убыточное предприятие, а будущее выглядит еще печальнее, только одно заставляет его шевелиться: жена и семейная жизнь. Мысль о возможной угрозе тихому счастью пугает до ужаса. После смерти Фионы Дженнер опасения крепнут.

— Я тут думал об овцах на земле Джерри Дженнера. Пожалуй, их надо сюда перегнать. Почти все утро придется угробить. — Супруги сами вели хозяйство, иногда пользуясь помощью пожилого работника, который сегодня отсутствовал. «Снова спину прихватило», как обычно после поздней выпивки в «Перьях». — Я тебе нужен, пока не начал?

— Нет. — Каро покачала головой. — Если вдруг увидишь Джереми или Элисон…

— Всеми силами постараюсь не видеть.

Прозвучало жестоко, хотя не из-за грубости или равнодушия. Просто своих забот хватает. Невозможно взваливать себе на плечи чужие несчастья. Бедный Дженнер. Страшно потерять дочь. Фоссеты послали цветы и письмо с соболезнованиями по инициативе Каро. Пойдут на похороны, когда они состоятся. Что еще можно сделать? Смерть в семье — личное дело. Даже насильственная, от преступной руки. Полиция приходила на ферму с расспросами, не видели ли они чего необычного незадолго до происшествия. Незнакомцев? Подозрительных автомобилей? Нет, не видели. Если бы Майкл увидел машину на своей территории, обязательно расспросил бы, в чем дело. Год назад возникли неприятности с местными юнцами, которые устраивали собачьи бои на дальнем участке. С тех пор он постоянно присматривает, не вернулись ли. Поэтому точно никого не видел.

— Мне их искренне жалко, — пожал он плечами, — но что можно сказать? Надеюсь не столкнуться ни с ним, ни с ней.

Каро заволновалась:

— Будь осторожен.

Это что-то новое. До трагедии в поместье Овервейл она ничего подобного не говорила. Жизнь на ферме уединенная, нечего нервничать и беспокоиться, живя далеко от людей. Однако в знакомой картине возникла неприятная деталь. Опаснее собачьих боев и травли барсуков собаками. То и другое запрещено законом и гадко, хотя в деревнях постоянно встречается. Новая угроза другая — коварная, личная. До сих пор безликая. Насколько известно, никто пока с ней не сталкивался. Но все ощущают ее присутствие.

Майкл свистнул собаке и отправился. Жена проводила их взглядом, вернулась к компьютеру, предварительно закрыв на ключ заднюю дверь. Тоже новшество.

Со смертью Фионы возникли также другие заботы, кроме личной безопасности. Не одна Доркас Стеббингс боится, что обстоятельства переменятся. Аренда дополнительного пастбища у Дженнера — надо честно сказать, за ничтожную плату, — сильно выручает Фоссетов, и Майклу есть о чем подумать, шагая по полям. Он пользуется этим участком с тех самых времен, когда Дженнер купил Овервейл. Джереми эта земля не нужна, он только рад, что за ней сосед ухаживает, и Майкл за эти годы уже начал считать ее собственной. Но, возможно, Дженнеры не пожелают остаться здесь после гибели юной Фионы. Может быть, новый владелец поместья не пожелает сдать землю в аренду или пожелает, существенно повысив ренту. Майкл нахмурился. В данный момент нелегко будет справиться с новой финансовой проблемой.

Собака — шестилетняя черно-белая бордер-колли по имени Мардж — бежала впереди. Бриджет, дочка Фоссетов, окрестила ее в честь героини рисованного телесериала. Бриджет проводит школьные пасхальные каникулы у деда с бабкой. У Майкла с Каролайн не бывает каникул. Слишком много дел на ферме. Даже если бы было время, на кого оставить скотину. Бриджет это знает, охотно бывает на ферме во время каникул, но после случившегося поблизости убийства было решено, что лучше ей навестить родителей Каролайн в Северном Уэльсе. Славная девочка, хотя плата за школу пробивает огромные дыры в бюджете. Фоссеты медленно, но верно движутся к краху. Как бы Каролайн ни жонглировала цифрами на компьютере, факт остается фактом.

Мардж внезапно вильнула налево. Майкл ее окликнул, однако неизменно послушная собака не отреагировала. Забегала кругами, низко опустив голову, поджав хвост, явно беспокоясь.

Ее привлекло что-то лежавшее на земле. Погибшая овца? Майкл зашагал туда по пружинистой почве. Собака подняла голову, гавкнула и стала ждать хозяина, охраняя место.

Он присмотрелся, подойдя поближе. Не овца. Снова кликнул собаку, построже, и на сей раз она подошла.

— Жди тут, Мардж, — приказал хозяин, и колли легла на землю.

Сначала Майкл вроде бы разглядел кучу старой одежды. Люди без всякого стеснения выкидывают хлам на полях и лугах. Без конца натыкаешься на сгоревшие автомобили, старые кровати и холодильники, пластиковые мешки с бытовым мусором. Что с этим делать фермеру, по мнению устроителей незаконной помойки? Платить за уборку, вот что. Как будто в пяти милях вниз по дороге нет общественной свалки, где можно спокойно выбросить отходы. Просто лень доехать. Что касается однажды обнаруженной сгоревшей машины, то она была угнана, по догадке полиции, в неких преступных целях.

Как ни противно, лучше бы это был мусор. Однако это тело. Видно, какой-нибудь старый бродяга скончался от переохлаждения, сердечного приступа или по другой естественной причине. Смерть часто посещает деревню, как правило поражая скотину. Правда, однажды был найден старик в шалаше из веток и тряпок, такой исхудавший, с такой потемневшей и загрубевшей от ветра, дождя и въевшейся грязи кожей, что смахивал на мумию. Но сейчас перед ним не бродяга. После убийства Фионы Дженнер замаячила вероятность другой катастрофы и теперь показала лицо.

Майкл упал на колени у тела, лежавшего вверх лицом с раскинутыми в стороны руками. Он определенно узнал парнишку, сынка Гарри Стеббингса. Как его… Дэвид? Нет, Даррен, вот как. Мертв, двух мнений быть не может. И не по естественной причине. На футболке кровь.

— Проклятье! — тихо вымолвил он.

Взял мертвого парня за запястье, с усилием заставив себя дотронуться до липкой кожи. Поднять можно, но трудно. Майкл выпустил руку, встал, огляделся. Что сюда привело несчастного дурня? Зачем Даррену Стеббингсу тащиться через поле? Впрочем, по краю пастбища идет колея, тянется дальше, пересекается с той, что проложена вдоль лесной опушки. Может, по ней пришел, может быть, нет. Гораздо важней, что пришел еще кто-то. Внезапно возникла чисто отцовская мысль: слава богу, что Бриджет нет дома! Правильно сделали, отослав ее в Уэльс. Вполне могла здесь прогуливаться… И на месте мальчишки лежала бы дочь!..

Следом за этой мыслью пришла другая. Последняя капля. Вторая смерть означает, что Дженнеры непременно уедут. Майкл заколебался, задумался на безумную долю секунды, не спрятать ли где-нибудь тело… И одернул себя: это глупо, его все равно обнаружат… и эгоистично до омерзения. Смерть гораздо важнее фермерских неурядиц.

Он вытащил из кармана мобильник, позвонил в полицию. Потом сообщил Каролайн о случившемся. Она отреагировала сдержанно и повторила, чтобы был осторожен. Майкл заверил, что убийца давно унес ноги. Парень холодный, окоченевший, как камень.

— Держи дверь на замке! — приказал он.

— Она заперта, — ответил тихий голос.

Для Маркби и Джесс Кемпбелл дурная весть была в высшей степени нежелательной. Оба тут же подумали, что следовало поторапливаться с розысками Даррена. Прозвучал тревожный звонок, все вроде бы старались его отыскать.

— Значит, плохо старались, — мрачно буркнул Маркби.

Теперь сержант Прескотт везет Джесс на место происшествия. Едут молча, Джесс лихорадочно соображает, что эта новая смерть означает.

Прескотт сказал лишь одно:

— Если он умер там, в полной глуши, неудивительно, что мы не нашли беднягу.

Возможно, сержант таким образом предлагает утешение. Знает, о чем она думает. И прав в определенном смысле. Обыскивать мили открытой земли — дело долгое. Когда человек пропадает, его начинают разыскивать среди знакомых, в местах, где он часто бывает. Никто даже не подумал, что Даррен, хотя он живет в деревне, или именно потому, что живет, станет ни с того ни с сего бродить по холмам и долинам. При любой возможности он рвался в Бамфорд, где его в первую очередь и искали.

Проехали мимо коттеджа Стеббингсов. Когда въезжали в ворота поместья Овервейл, из-за столба вынырнул человек и остановил машину, встав посреди дороги. Это был сам Стеббингс, дикий, косматый, махавший руками, будто их дергал за ниточки невидимый кукловод.

— Черт возьми, — охнула Джесс.

С садовником они пока не общались. Намеревались увезти тело, когда будут сделаны снимки и его осмотрит патологоанатом, затем пригласить отца в морг для официального опознания. Похоже, не выйдет.

Стеббингс заковылял к машине, наклонился к окну и, когда Джесс опустила стекло, прохрипел:

— Что случилось? Вижу, полиция едет. — Он махнул рукой в сторону особняка. — Не насчет моего парня? Вы нашли его?

Джесс мгновенно приняла решение:

— Поступило сообщение об обнаружении тела. Точно пока ничего не известно. — Наверняка фермер Фоссет при опознании не ошибся, но для полной уверенности подтвердить должен кто-то из членов семьи. — Идите домой, пока мы разберемся, — предложила она. — Как только я смогу что-то сказать, сразу вам сообщу. Может быть, Даррен тут вообще ни при чем.

Еще не договорив, она поняла, что сделала ужасную глупость.

Стеббингс взорвался:

— У меня сын пропал! Теперь найдено тело. Чье, черт побери?! Я с вами поеду.

Он дернул ручку задней дверцы. Прескотт мигом выскочил, чтобы помешать, но Джесс его остановила. Садовник определенно будет сопротивляться, выйдет скандал. Дело и так уже плохо.

— Хорошо, мистер Стеббингс, поехали. Только, пожалуйста, слушайтесь нас. Сначала мы взглянем на тело и, если сочтем необходимым…

— Я с вами… — упрямо твердил он.

Прескотт открыл заднюю дверцу, позволил ему сесть. К несчастью, сосредоточившись на садовнике, полицейские не заметили его жену. Она, вероятно, увидела проезжавшую мимо коттеджа машину и выбежала на улицу. Вид нелепый в кухонном фартуке с выложенными на лбу кудряшками седеющих волос. Женщина молча открыла другую заднюю дверцу и плюхнулась рядом с мужем.

— Нет, миссис Стеббингс, прошу прощения! — воскликнула Джесс. — Ваш муж поедет с нами и…

— Я не выйду, — глухо объявила она. — Вы меня не прогоните.

Сержант Прескотт, зная, что требуются три крепких констебля, чтобы засунуть в патрульную машину пьяную девчонку, пробормотал:

— Тяжело будет, мэм. Если муж…

— Иди домой, Доркас, — приказал Стеббингс.

— Нет, Гарри, — упрямо ответила жена.

Муж понял.

— Она не уйдет.

Джесс подавила вздох.

— Хорошо, миссис Стеббингс, но, когда приедем, попрошу вас остаться в машине, понятно?

Майкл Фоссет ждал возле тела, сидя на земле, обхватив руками согнутые колени. Собака лежала рядом. Сторожим мертвеца, думал он. Слышал о древнем обычае, согласно которому умершего нельзя оставлять одного. В небе кружили птицы. Вороны. Чуют внизу мертвечину. Хорошо, что они с Мардж с утра обнаружили тело. Иначе его раньше отыскали бы вороны, а он не раз видел, как они до костей объедают мертвую овцу. Удивительно, что ночью не учуяли лисы. У лис острые зубы, и в еде они неразборчивы.

Прибыли полицейские. Остановились на краю поля, направились к ожидавшему Майклу, который поднялся им навстречу. Мардж тоже встала.

— Его зовут Даррен Стеббингс, — сообщил Майкл вместо приветствия подошедшим констеблям. Оба молоденькие, пожалуй, не старше погибшего парня. Одного, видно, тошнит. — Тело окоченело, — добавил он. — Должно быть, всю ночь пролежало.

Полицейские посовещались, послышалось слово «пропавший». Позвонили, запросив поддержку. Вскоре начали собираться самые разные люди. Один из констеблей отвел Майкла в сторону для дачи показаний. Он попросил разрешения уйти, но его попросили остаться еще ненадолго — скоро будет инспектор, возможно, захочет с ним поговорить.

Явившийся минут через десять инспектор оказался молодой женщиной с короткими рыжими волосами. Она явилась не одна — с ней могучий сержант, и, что хуже всего, рядом топчется Гарри Стеббингс. Вид у инспектора и сержанта усталый: видно, боролись с садовником, одержавшим победу.

Майкл испытывал смешанные чувства. Разумеется, жалость, а вместе с тем смущение и стыд. Смерть должна оставаться чисто личным делом. А они стоят, глазеют на лежащего мальчика, сына Стеббингса, юного, беззащитного, некрасивого и безжизненного. Наблюдают, как отец бросает первый взгляд на мертвое тело. Это надо делать за закрытой дверью, в торжественной обстановке, среди цветов и свечей. Впрочем, все это сантименты, а тут грубая жизнь.

Стеббингс смотрел долго, безмолвно, потом сказал коротко:

— Он, — и отвернулся.

Внезапно распахнулась дверца патрульной машины, стоявшей у леса, оттуда выскочила женщина и побежала, спотыкаясь о кочки, издавая пронзительные крики, как чайка, кружащая над морем. Майкл с ужасом узнал Доркас Стеббингс. Зачем она здесь, ради всего святого? Хотя, может быть, попросту отказалась ждать дома.

По мере приближения Майкл ее хорошо разглядел. Неизменный старый сарафан, в воздухе мельтешат неестественно белые руки, должно быть, в муке. Что-то стряпала, когда пришла страшная новость.

Полицейские двинулись наперерез, но она увернулась. Гарри с инспекторшей гоже попробовали поймать, и тоже безуспешно. Человеку не под силу остановить непреодолимый бешеный натиск. Доркас уже увидела труп, голос повысился до поросячьего визга на подходе к бойне. Она рванулась вперед, все кинулись ее оттаскивать, но руки успели обхватить застывшее тело, стараясь прижать к груди дитя, как в раннем детстве, когда сын падал, искал у нее утешения. Но труп остался холодным и неподатливым в объятиях.

— Оставь, Доркас! — крикнул садовник, схватив жену за руки.

— Прошу вас, миссис Стеббингс, — умоляла инспектор. — Пожалуйста, нельзя трогать…

— Нельзя? — завопила Доркас. — Нельзя трогать собственного ребенка?..

Ее оттащили, она мельком заметила Майкла и прокричала:

— У нас детей забирают! Забрали девочку мистера Дженнера, теперь моего мальчика! Где ваша дочка?

— У дедушки с бабушкой, — услышал он свой голос как бы со стороны.

Женщина издала долгий стон.

— У вас еще остался ребенок! Моего забирают… Теперь у меня ничего больше нет!..

— Господи помилуй, — пробормотал Майкл, обращаясь к инспектору. — Разрешите уйти? Я сделал заявление. Жена одна дома. Надо вернуться. Вы знаете, где меня найти.

Она разрешила, он заторопился прочь от невыносимой сцены, собака засеменила следом. Но все равно слышал дикие крики отчаявшейся матери. Хорошо бы заткнуть уши наглухо, только не поможет. Она потеряла рассудок, в панике думал Майкл.

Один из констеблей направился к Джесс Кемпбелл, стоявшей возле тела.

— Уоллес, мэм, из бамфордского участка, — представился он. — Нас нынче утром вызвали по поводу взлома, и, когда мы там были, подружка его объявилась. Хотела мне кое-что сообщить.

— Прошу прощения, — сказала позже Джесс. — Конечно, это недопустимо.

Она только что описала сцену возле тела Даррена. Маркби слушал внимательно, не перебивая, однако вид у него был укоризненный.

— Знаю, тело должны были доставить в морг, потом вызвать отца для официального опознания. А Стеббингсы заметили патрульную машину, проезжавшую мимо коттеджа. Поняли: что-то случилось. Он ждал у ворот поместья, выскочил на дорогу. Пришлось признать вероятность обнаружения сына, и он настоял, что поедет. С виду был вполне спокоен. На женщину я не рассчитывала. Она нас увидела, выбежала из коттеджа, пока я говорила с мужем, и влезла в машину. Я не смогла приказать Прескотту ее высадить. — В голосе прозвучали жалобные нотки.

— Разумеется, это недопустимо, — подтвердил Маркби. — Хотя обстоятельства порой бывают сильнее. Врач позаботился о миссис Стеббингс?

— Да. Дал что-то выпить. Она… просто совсем помешалась. Я бы тоже на ее месте. Страшно было смотреть, как она нянчит…

— Ну ладно, — резко оборвал Джесс Маркби. — Мы постоянно видим страшные вещи. Такая работа. Мне тоже плохо. Я забрал у несчастного дурачка камеру, и он жутко расстроился.

— Как считаете, что он задумал? — спросила Джесс. — Мы снова говорили с Черри Бассет. Она повторяет одно: Даррен заявил, что знает способ раздобыть деньги.

— Шантаж, можно поспорить. Я конфисковал аппарат, он решил другой купить. Знал, что сделанные снимки чего-нибудь стоят. Пошел к кому-то и рассказал. Этот «кто-то» и есть убийца. Мальчишка умом не блистал. Не думал об опасности, только о деньгах.

Джесс Кемпбелл не сумела управиться на месте происшествия, решил Маркби. Нельзя было близко даже подпускать Доркас Стеббингс. Но лежало бы мертвое тело на том самом месте, если б сам он не отобрал фотокамеру? С этим ему придется жить дальше.

— Сосредоточимся на компьютере, — сказал он.

Компьютер Даррена и другие фотографические принадлежности перевезли из импровизированной лаборатории на чердаке в управление и передали эксперту. Эксперт, молодой азиат, поднял голову, взглянув на суперинтендента и инспектора.

— Все просто, — объявил он. — Многие снимки с цифровой камеры хранятся на жестком диске компьютера, остальные на флешке.

— Можно посмотреть? — спросил Маркби.

— Конечно. Какие проблемы?

Картинки одна за другой всплывали на мониторе. Фиона Дженнер в бикини раскинулась у бассейна. Фиона Дженнер идет, сунув руки в карманы, длинные волосы развеваются на ветру. Фиона Дженнер верхом на лошади.

— Отец не знал, что снимки хранятся в компьютере, — рассудила Джесс. — Иначе приказал бы Даррену их уничтожить. Мальчик был влюблен в Фиону, правда?

— Она была самой доступной ему знаменитостью, — с горечью заключил Маркби.

Картинки мелькали, пошли другие, снятые не в поместье. Кажется, на автостоянке у какого-то паба. Сам паб на дальнем плане выглядит знакомо.

— «Перья»! — воскликнул Маркби. — Известно, что Фиона была там как минимум раз.

В кадре несколько человек. Главным образом молодые парни в одинаковых белых футболках с одинаковым слоганом на груди.

— Игроки в дартс, — кивнул Алан. — В «Перьях» был матч в тот вечер, когда там видели Фиону.

На другом снимке члены местной команды в футболках с названием паба. Среди них две-три девушки.

— Вот она! — Джесс ткнула пальцем в монитор. — Смотрите, кто-то ее загораживает, а лицо хорошо видно. Это Фиона Дженнер! Могла прийти с каким-то местным игроком.

— А это, — сказал Маркби, — Тед Притчард из «Деревенской простоты». Возможно, совпадение. Постоянно выпивает в «Перьях». Или играет в местной команде. Или познакомился с Фионой в поместье, когда доставлял садовую мебель…

— …разговорился, пригласил выпить, — подхватила Джесс, — сходить вместе на матч…

— Но почему она согласилась? — пробормотал Маркби. — Наверняка не ради его компании. Она не нуждалась в мужском обществе, за исключением Тоби, который к тому же родственник. И вряд ли, по-моему, увлекалась игрой. Что же их могло связывать?..

На экране возникла другая картинка. Алан узнал колею на опушке, где он разговаривал с Гарри Стеббингсом. На ней стоит белый фургон, а рядом увлеченно беседуют Тед Притчард и Фиона Дженнер.

— Вот! — вскричал он. — Надо немедленно поговорить с Тедом Притчардом! Поехали в «Деревенскую простоту».

Было время ланча, поэтому Алан сперва свернул к «Перьям». Паб стоит на пути от регионального управления к технопарку «Уотерсмит». Как известно, Тед время от времени здесь выпивает в обеденный перерыв. Однако сегодня его не оказалось, Долорес Форбс не видела клиента. Дрожа от любопытства, она предложила детективам выпить за счет заведения. Выслушала отказ с разочарованием. Страшно хотелось узнать, зачем им понадобился Тед Притчард, хотя бесплатное угощение — это уж, пожалуй, чересчур…

Приехав в технопарк, они встретили у «Деревенской простоты» Стива Пула, партнера Теда.

— Тед обедает, — объяснил Стив. В блеклых глазах вопрос. — Зачем он вам?

— Надо кое-что уточнить, — неопределенно ответил Маркби. — Где он может быть?

— В «Перья» загляните. Ходит туда выпить пинту, закусить сэндвичем.

— Уже заглядывали. Его там нет.

Стив почесал лысеющую макушку.

— Тогда, должно быть, на велосипеде уехал.

— На велосипеде?..

— Ох, Тед заядлый велосипедист, — кивнул Стив. — Форму поддерживает. Едет домой за велосипедом, колесит милю за милей, пока не вернется к работе. — Он махнул на проселочную дорогу за парком. — Наверняка где-то там.


Глава 11 | Дорога к убийству | Глава 13