home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 4

— Ну, что скажешь? — спросил Алан, направляя машину между длинными шеренгами каштанов к главным воротам.

— По-моему, Элисон сильно испугана, а Джереми сильно злится. Она боится, что подметные письма направлены именно против нее, и опасается возможных действий мужа после установления личности автора. Он собирается нанять частного детектива.

— Вот как? — задумчиво пробормотал Алан. — Могу кое-что сказать ему по этому поводу. Конечно, его воля, но это нам не понравится. Эй, а это еще что такое?..

Кто-то ждал их в воротах. Фиона Дженнер шагнула вперед из пестрой тени последнего дерева и вытянула руку, останавливая машину. Налетевший ветерок разметал длинные светлые волосы. Мередит слегка опешила, будто перед ними предстало нечто необычное, если не сверхъестественное. Маркби остановился.

Девушка подошла к окну, наклонилась, по обыкновению прямо сказала:

— Хочу с вами поговорить.

В ответ Маркби только протянул назад руку, снял блокировку. Фиона изящно скользнула на заднее сиденье и плотно захлопнула дверцу. Алан и Мередит повернулись к ней.

Фиона смотрела на них с привычным юным высокомерием. Откинувшись на спинку, запрокинув голову. Спутанные длинные пряди лежат на плечах. Щеки розовые то ли от ветра, то ли от эмоций. Хотя, по мнению Мередит, вовсе не от смущения, что перехватила гостей.

— Думаете, найдете его? — спросила она.

Вопрос адресован суперинтенденту.

— Думаю, найдем, — ответил он. — Уйдет какое-то время, но обычно мы ловим таких шутников.

Гладкий девичий лоб на миг сморщился, Фиона принялась накручивать прядь на указательный палец.

— Думаете, ему деньги нужны? — Палец замер.

— Возможно. Ваш отец богатый человек.

На ее лице отразилось презрение, смешанное с каким-то тихим удовлетворением.

— Тогда он ошибся. Папа не заплатит. Он совсем не из тех. Мой отец — ярко выраженный председатель совета директоров. Если вам от него чего-нибудь надо, подайте письменное прошение в трех экземплярах, завизированное в канцелярии. Он сейчас просто в бешенстве.

— По-моему, вы тоже.

— Мне глубоко плевать, — фыркнула девушка. — Только знаете, из-за этого чертовски трудно жить дома.

— Конечно, дело весьма неприятное… — начал Алан.

— Вы не поняли, — перебила она, тряхнув головой. — Отца не знаете. Его бесит то, что он не может справиться с этой «внутренней» проблемой, по его выражению. Вынужден обратиться в полицию, к чужим людям. Когда Тоби сказал, что лично знаком с вами, папа сразу воспрянул, ухватился обеими руками. Вы полицейский, но не обычный. Понимаете, Тоби как бы проголосовал за вас. Вы как бы вошли в компанию. «Наш человек», — сказал бы папа. Любит, чтобы в каждой его компании дело шло гладко. Могу поспорить: работать под его руководством — адская мука. Он хочет, чтобы и в семье было гладко. Чтобы никаких проблем, никаких, черт возьми, препирательств. Просто живи себе и живи. Такова его позиция.

В тоне слышится горечь. Были скандалы в прошлом, предположила Мередит. Из-за чего? Может быть, из-за школы, куда ее отправили? Распространенный повод для раздоров. Или из-за друзей, с которыми она общалась? Из-за избранного рода занятий, который отцу не по вкусу?

— Я не сотрудник компании, — спокойно сказал Маркби. — Я такой же сотрудник полиции, как инспектор Винтер в Бамфорде. Пусть старше по чину, но точно такой же. Ваш отец с Тоби Смайтом должны это усвоить.

Желая слегка разрядить напряжение, Мередит проговорила:

— Ваш отец сильно обеспокоен и поэтому, видимо, нервничает. Люди часто срываются, сталкиваясь с неприятностями.

Фиона снова презрительно фыркнула:

— Хотите сказать, он за Элисон беспокоится? Она переживет. Папа предпочитает видеть в ней слабую девочку, которая нуждается в защите, но уверяю вас, Элисон крепче старых сапог!

Девушка выскочила из машины, хлопнула дверцей, махнула на прощание и направилась к дому.

— Так, — сказал Алан, заблокировав дверцу и двинувшись дальше. — Ну, и что это было?

— Ей не нравится Элисон, — с готовностью ответила Мередит. — Прямо не говорит, но вполне очевидно. Хорошо понимает, что ни отец, ни Тоби не должны догадаться. Только мне кажется, дело с подметными письмами вытащит из чулана другие семейные тайны.

— А как тебе сама девочка?

Мередит подумала, прежде чем ответить:

— Очень привлекательная, но строптивая. Может быть, просто слепок с папаши. Если сказать об этом, ей не понравится, но, по-моему, так. Письма взбудоражили семейную жизнь. — Мередит нахмурилась. — Надеюсь, Тоби не влюбился по-настоящему.

— Почему? — спросил Алан довольно резко. — Он вполне способен справиться со своими чувствами. — И жалобно добавил, маневрируя между ухабами: — Не знаю, входит ли этот участок дороги в частное владение. Если да, Дженнер мог бы раскошелиться на покрытие.

— Возможно, — заметила Мередит, — хочет обескуражить нежданных гостей и случайных проезжающих.

Алан на нее покосился:

— Проницательное замечание.

— Спасибо. У меня пока все на месте, как у Элисон, — отпарировала она. — Что касается Тоби, пускай в кого угодно влюбляется, только Фиона его прожует и выплюнет. Вдобавок они кузены в каком-то колене.

— Очень дальние.

— Она слишком молода, а ему под сорок.

— На мой взгляд, не так много. Тебе под сорок, ты старухой себя не считаешь, конечно. Мне сорок пять, я намерен считать себя молодым до конца. Как все прочие, — фыркнул Алан. — Внешне меняешься, а внутри ничуть, правда?

— Не желаю блуждать по метафизическим лабиринтам. Говоря о разнице в возрасте между Тоби и Фионой, я имею в виду, что сейчас это, может быть, незаметно, а позже проявится.

— Не имеет никакого значения. Посмотри на Джереми с Элисон. Он как минимум на двадцать лет старше жены. Многие семейные пары превосходно живут при значительной разнице в возрасте.

— Хорошо. Если хочешь, на самом деле меня беспокоит, что Тоби влюбился в Фиону, которая вполне может оказаться автором писем.

— Ах! Несмотря на то, что имеет? — Алан кивнул назад на поместье.

— Отчасти именно поэтому. Полагаю, она нас остановила для конфиденциальной беседы не только потому, что сыта по горло семейными неурядицами, но и потому, что ее встревожило твое участие. Не рассчитывала на это. Тоби преподнес сюрприз, объявив о знакомстве с местным высокопоставленным полицейским, который женится на его старой подруге, то бишь на мне. Отец ухватился обеими руками, по словам Фионы. Бьюсь об заклад, она не обрадовалась.

Алан пожал плечами:

— Возможно. Но если она пишет письма, разве дала бы понять нам, что Элисон ей не особенно нравится? Было бы довольно глупо.

— Или ей просто хватает ума держаться откровенно и честно, чтобы глаза тебе отвести.

— До чего ты подозрительная, — хмыкнул Алан. — Тебе надо быть полицейским.

Проехали мимо коттеджа, замеченного по пути в Овервейл. Мередит присмотрелась поближе. Вокруг раскинулся ухоженный сад. Клумбы вскопаны перед весенней посадкой. Крыжовенные и смородиновые кусты покрылись новыми листочками. Женщина развешивает белье на веревке. Остановилась, пристально глядя на автомобиль с пассажирами. Тут из-за дальнего угла вывернула знакомая фигура. Мередит опознала Стеббингса, прежде чем машина проехала дальше.

— Видно, здесь живет садовник, — заключила она. — Думаешь, коттедж тоже принадлежит Джереми?

— Вполне вероятно. Возможно, коттеджи для работников расставлены повсюду вокруг поместья. Если так, полагаю, они предоставляются на срок службы.

— Не слишком приятно, — пробормотала Мередит, — пользоваться служебным жильем. Всякое бывает. Стеббингс может потерять работу, уйти на покой, наконец, умереть. Что тогда будет с миссис Стеббингс? Останется бездомной? Не особенно радостная перспектива.

— С другой стороны, — указал Маркби, — вряд ли садовник платит ренту. Кстати, довольно странный малый. Напоминает Старого Морехода.[6]

— Согласна: длинная седая борода, горящие глаза и прочее, — рассмеялась Мередит.

Алан вернулся к прежней теме:

— На каком основании ты подозреваешь Фиону? Кроме общей неприязни.

— Я не говорю, что она мне неприятна! — воскликнула Мередит. — Признаюсь, теплых чувств не питаю. С грубой прямотой заявляю, что она обладает всеми признаками испорченной балованной девчонки. Может быть, это не только ее вина. Абсолютно ясно, что в прошлом бывали крупные скандалы. Хотелось бы разузнать о ее матери. Жива? Замужем за другим? Ушла от Дженнера или он ее бросил? Или они расстались по взаимному согласию? Сколько лет было Фионе в то время и как она отнеслась к разводу? Не поэтому ли невзлюбила Элисон?..

— Еще деньги, — задумчиво проговорил Маркби.

— Помнишь, Джереми обмолвился, что молодым всегда что-нибудь нужно, поэтому вполне естественно ссужать их деньгами. Несмотря на язвительное замечание насчет прошения в трех экземплярах, Фиона, по-моему, получает наличные в руки, когда пожелает. Такой стильный прикид стоит немало. Интересно, она вообще где-нибудь работает? Хоть волонтером в какой-нибудь благотворительной организации?

— Не могу представить, как она варит суп на кухне или обстирывает больных и бездомных, — признался Алан. — Хочешь не хочешь, а мысль о будущем не выходит из головы. Например, сколько получат Фиона и Элисон по завещанию Джереми.

— Постой, посмотрим, что мы имеем. — Мередит принялась загибать пальцы. — Допустим, Джереми дает Фионе деньги. Может быть, начал расспрашивать, на что они тратятся. Может быть, ей нужны деньги на какие-то тайные цели. Может, она сидит на наркотиках…

— Возможно, только нет оснований так думать. Известно, что на улицах полным-полно всякой дряни. Известно, что толкачи наркотиков охотятся за отпрысками богачей. Нанюхаться кокаина перед вечеринкой — нынче распространенный молодежный и даже не молодежный обычай. Но серьезная зависимость?.. Не похоже, — заключил Алан. — Никаких признаков.

— Ладно, — согласилась Мередит, хотя лишь на время. — Тогда признай, что Джереми буквально помешан на своей жене. Наверняка сполна обеспечил ее по завещанию. У него слабое сердце. Плюс волнение из-за подметных писем. Вполне может отдать концы, и шантажист надавит прямо на Элисон. — Она помолчала. — А может быть, ему в первую очередь нужны не деньги. Он о них пока не упоминает. Может быть, просто хочет дискредитировать Элисон, заставить ее пострадать. Из мести.

— За что?

— Возможно, за брак с Джереми?

— Значит, ты снова вернулась к Фионе.

— Ну ладно, вернулась. Считаю главной подозреваемой. Возможно, ею движет и месть, и шантаж. В данном случае цели полностью совпадают.

— Откуда ей были известны факты, изложенные в ходе процесса? Дженнеры утверждают, что ни Фионе, ни Тоби ничего не рассказывали, пока не открылась история с письмами.

Алан взял на себя роль адвоката дьявола. Известно, когда Мередит вцепится зубами в какое-либо предположение, то очень быстро набрасывает вокруг него своеобразную искусную картину. В этом смысле у дилетантов всегда преимущество перед профессионалами, связанными по рукам и ногам реальными свидетельствами. Однако у нее ясный и проницательный ум. Даже если ее теориям недостает фактической основы, они редко оказываются непоследовательными.

— Ты сам сказал, что дело публичное, — нетерпеливо напомнила Мередит. — И по-прежнему отвергаешь все мои идеи. Давай послушаем твои.

— Подозреваю ли я Фиону? Пока слишком рано говорить об этом. Я не готов ткнуть в кого-нибудь пальцем, но и никого не могу исключить. Включая, кстати, твоего друга Тоби.

— Что?.. — Мередит ошеломленно уставилась на Алана. — Но ведь это смешно! Какой мотив у него может быть? Он попросил меня привлечь тебя к следствию…

— Разумеется. Это был бы не первый случай двойного блефа. Точно так же, как игра Фионы, которая остановила нас у ворот, как ты сама заметила минуту назад. Что касается мотива, скажем так: он влюблен в девушку, чего ты опасаешься. Влюбленные мужчины способны на самые странные вещи.

В машине воцарилось зловещее молчание.

— Все равно смешно, — выдавила, наконец, Мередит сквозь зубы. — Я Тоби знаю. Зачем ему это надо, скажи на милость? Вдобавок его даже в стране не было. Элисон непременно запомнила бы, если б письма пришли из Пекина.

— Я не говорю, что он их писал. И все же может быть причастным. Они вместе с Фионой могли состряпать некий план.

— Тоби любит Джереми и Элисон! Алан, это безумная мысль.

Подъезжая к окраинам Бамфорда, Маркби решил сменить тему и ткнул пальцем в окно:

— Технопарк «Уотерсмит».

Мередит взглянула на ряды невысоких кирпичных построек.

— Романтичное название для прозаичной промышленной зоны.[7]

— Раньше здесь была ферма, — пояснил Алан. — Потом землю продали под застройку. По-моему, под проект Дадли Ньюмена.

Он имел в виду местного застройщика и предпринимателя.

— Вполне в его стиле, — сухо бросила Мередит. — Ничто не доставляет ему такой радости, как загромоздить поля и луга кирпичами.

— Он даже перенес сюда свои строительные склады. Может, заедем? — предложил Алан. — Отыщем ту самую «Деревенскую простоту», посмотрим садовую мебель.

Он поставил машину на площадке со знаком «Только для посетителей», вышел и показал на склад по ту сторону от стоянки.

— Вон там торгуют канцелярскими принадлежностями. Я у них купил коробку бумаги. Представь, сколько розничных и оптовых магазинов снабжают бумагой один только Бамфорд…

«Деревенская простота» отыскалась в дальнем краю технопарка в невысоком строении с вывеской, где под названием фирмы помельче было указано: С. Пул и Э. Притчард. Небольшой продольный двор завален досками, бревнами, готовыми изделиями. Перспективным покупателям приходится лавировать с осторожностью. Кругом щепки, готовые впиться в разиню. У входа стоит помятый белый фургон с логотипом фирмы на боку.

Мередит с Аланом осмотрели разномастное скопище столов и стульев. Видимо, фирменным знаком служил «натуральный» вид дерева с кусками коры, сучками, мелкими изъянами.

— Сделано неплохо, — оценил Алан скамейку.

— У нас плохо не делают, — прозвучал сзади голос. — Мы мастера. Гордимся своей работой.

В поле зрения возник моложавый мужчина тридцати с лишним лет с редеющими волосами и очень светлыми бровями. За ухо заткнут огрызок карандаша.

— Вы хозяин? — осведомился Маркби.

— Вместе с партнером. Я Стив Пул. — Алан пожал протянутую руку в трудовых мозолях. — Хотите заглянуть в мастерскую? — спросил Пул, кивнув на строение.

— Хотим. Только что видели вашу мебель в садах Овервейл.

Светлые брови дрогнули.

— Гарнитур изготовлен по заказу мистера Дженнера. Любой заказ выполним. — Он повернулся, повел посетителей в мастерскую.

Внутри прохладно, стоит запах дерева, слышен стук молотка. Пол покрыт тонким слоем опилок, стружками, щепками и окурками, несмотря на табличку «Не курить». В углу мужчина возится с чем-то вроде кормушки для птиц.

— Это Тед, — сообщил Пул. — Владелец другой половины.

Тед оставил работу, поднял голову. Нам нем, как и на деловом партнере, пыльная рабочая одежда, они примерно ровесники, однако рядом составляют ошеломляющий, даже комичный контраст. Пул бледный, вялый, унылый — вылитый ослик Иа, по мнению Мередит. У Теда, напротив, озорная круглая физиономия, нос картошкой, кудрявые светлые волосы, деревенский загар и красные щеки. В отличие от угрюмого Пула, Тед — явно душа любой компании. Что и хорошо и плохо.

— Здравствуйте, — радостно кивнул он. — Чем можем помочь? — Широко улыбнулся, продемонстрировав щербину между передними зубами, что усилило его сходство с головами на карнизах средневековых храмов, которые гримасничают, взирая свысока на беспомощных прихожан.

Гости спросили разрешения посмотреть на его работу, и Тед отошел в сторону, уткнув руки в боки.

— Не столько кормушка, — восхищенно вздохнул Алан, — сколько жилье, о котором можно только мечтать!

Дно плоское, небольшие столбики по углам поддерживают крышу в китайском стиле с загнутыми вверх углами, покрытую тонкими деревянными планками. Вокруг бежит резной декоративный фриз.

— Дизайн практичный, — объяснил Тед. — На крышу можно подвешивать корм: кусочки мяса, орехи в сетке и прочее. Только это не домик. Нельзя там гнездиться. Не для того предназначено.

— Конечно, — слегка смутился Маркби. — Понимаю. Только я не шучу. Просто хочу сказать, что работа прекрасная. У меня в заднем саду есть кормушка, по сравнению с этой совсем примитивная.

Тед протянул руку, погладил конек крыши почти с нежностью.

— Я хорошо работаю. Чтобы можно было гордиться, понимаете? Если желаете, могу сделать скворечник. Только не ставьте его над кормушкой, приятель. Пустая трата денег и времени. Гнездящейся птице нужна тишина и покой, кроме ласточек и дроздов, которые, сидя на яйцах, ищут рядом еду.

— У вас есть каталог? — поинтересовалась Мередит.

Тед взглянул на Стива, который почесал лысеющую макушку и покачал головой:

— Еще не доставили из типографии. Если хотите, оставьте свой адрес, я вышлю.

— С удовольствием.

Стив вытащил из-за уха карандаш и спросил:

— Есть какая-нибудь бумажка? Если нет, не важно, у меня в конторе полно.

Видно, контора находится за перегородкой. Но у Мередит в сумке блокнот. Она вырвала чистую страничку, взяла у Стива карандаш, записала адрес и фамилию.

Стив внимательно прочитал, свернул листок, сунул в карман, вернул карандаш на место за ухом.

— Спасибо, что все показали, — поблагодарил Маркби хозяев.

— Заходите еще!

Тед и Стив, стоя рядом, смотрели, как они уезжают.

— Знаешь что, Тед? — сказал Стив, когда машина скрылась из вида. — Я этого типа знаю.

— Да? — удивился Тед, беря молоток и присвистывая сквозь щербину в зубах.

— Это коп, — неодобрительно скривился Стив. — Не люблю их. Всегда не к добру рядом вертятся.

Молоток ударил по гвоздю, Тед прервался и повернулся к партнеру:

— Почему? Тебе не о чем беспокоиться, правда? Что за коп? Откуда ты знаешь?

— Видел раньше, много лет назад. Он бамфордским участком заправлял. Был тогда старшим инспектором. Потом, слышно, пошел на повышение, уехал, перебрался в большую контору под Чертоном. Должно быть, теперь важная шишка, — фыркнул Стив. — Хитрые эти копы. Никогда не выдадут, за кем охотятся, когда их встречаешь вне службы. Знают, что люди их не привечают. Позволил своей женщине написать имя и адрес, а сам не дал. Митчелл ее фамилия. — Стив похлопал по карману с запиской. — А он Маркби. Как думаешь, что делал в поместье Овервейл?

Тед передернул плечами, безошибочно ударил по шляпке гвоздя. Выбрал другой, спокойно приладил и снова занес молоток.

— По-моему, — продолжал Стив с нараставшим недовольством, — старик Дженнер вряд ли будет иметь дело со всякой мелочью. Если у него проблема, кликнет самого главного, тот побежит как миленький!

Бух! Молоток промахнулся, врезавшись в дерево. Тед чертыхнулся.

— Перестань болтать по Дженнера и копов. Я сосредоточиться не могу. Чуть не отбил себе пальцы! — Он поднес ушибленный палец к губам.

— Ладно, ладно, — миролюбиво буркнул Стив. — Никакой закон не запрещает болтать и не любить копов. Ну, я пошел.

— Можно убирать со стола, миссис Уиттл, — сказала Элисон в субботу утром. — Вряд ли Фиона спустится к завтраку.

— Не пойму, — проворчал ее муж, — почему молодежь по утрам так долго валяется в постели. Казалось бы, должны пошевеливаться. Сил полно, Бог свидетель.

— Фиона как раз пошевеливается, — сказал Тоби, ухватив последний тост с подхваченного миссис Уиттл подноса. — Я ее уже видел, — неразборчиво прошамкал он.

Дженнер взглянул на часы.

— Видел? Господи помилуй. Всего половина десятого. Если встала, почему к нам не спустилась?

— Куда-то убежала, — сообщил Тоби.

— Убежала? — Дженнер с женой удивленно уставились на кузена. — Куда? — потребовал Дженнер ответа.

Тоби тряхнул головой.

— Не имею понятия. То есть, думаю, на утреннюю пробежку. Она была в спортивных штанах и красной ветровке, бежала трусцой от дома. Часов в восемь или чуть позже. Я из окна ванной видел. — Он проглотил кусок и опечалился. — Если б сказала, что побежит, я бы встал пораньше, вместе пробежались бы.

— Ты ее в восемь видел? Для пробежки полтора часа долговато. Вокруг поместья бегает, что ли? Впрочем, пожалуй, радоваться надо, что форму поддерживает, — пробормотал Джереми, встал, взял газету, и тут в холле послышался шум, а вскоре заглянула запыхавшаяся миссис Уиттл.

— Стеббингс явился, — доложила она. — Я велю ему снять сапоги, а он поднял скандал. Все равно не позволю топтать чистый пол грязными сапожищами! Говорит, срочно должен вас видеть, сэр. Дело безотлагательное.

Она еще не договорила, как возникла костлявая фигура, лохматая голова и заросшая физиономия Стеббингса. Он был без прорезиненной куртки, в одной рубашке под толстым вязаным пуловером с дырами на локтях, в намокших до колен штанах. Мокрые носки оставляли темные следы на паркете. Садовник проигнорировал всех, кроме хозяина.

— Пойдемте, сэр. Там… несчастье. — Он долю секунды помедлил перед последним словом, мельком взглянув на сидевших за столом.

Дженнер резко оттолкнул стул и хрипло спросил:

— Что? Где?

— Неподалеку. — Лицо замкнулось в упрямой маске. — Там сами увидите, сэр.

— Говорите, Гарри, что за глупости! — неожиданно приказала Элисон.

— Не хочу дурную весть доставлять, мэм, — уперся Стеббингс.

— Ну, хватит, выкладывайте! — рявкнул Дженнер.

Стеббингс пожал плечами:

— Юная леди, сэр… Мисс Фиона…

Тоби и Элисон бросились к нему с испуганными криками.

Задержавшаяся в холле миссис Уиттл услышала:

— В чем дело, Гарри Стеббингс?!

Но садовник не собирался ничего рассказывать, повернулся и пошел. Все последовали за ним. Нетерпеливо дожидались, пока он обуется у кухонной двери. Джереми Дженнер злился все сильней.

— Говорите! Что случилось? Где моя дочь?!

Стеббингс, не ответив, вышел в дверь, остальные бросились следом, прямо через лужайку вниз к озеру. После трех солнечных весенних дней поднялся ветер, принеся с собой отголоски прошедшей зимы. Небо затянуло тучами. Озеро лежало под ним тусклым серым диском, поглощая, а не отражая свет. Вблизи послышалось хлопанье крыльев. Это казарка поднялась с воды, полетела к загону для лошадей. Над загоном развернулась обратно к озеру, приземлилась на островок посередине.

— Спайки волнуется! — воскликнула Элисон. — Фиона пострадала, Гарри? Почему вы молчите?

— Ради бога, — завопил Джереми, — что с моей дочерью?! Вы оглохли, Стеббингс?!

Тоби заметил что-то впереди и рванул бегом мимо садовника к озеру. Стеббингс следил за ним, бормоча проклятия в бороду. Дженнер с женой тоже бросились вперед. Лабрадор Бет едва поспевал за хозяевами. Добежав до озера, супруги увидели Тоби, стоявшего на коленях рядом с прорезиненной курткой садовника. Валявшаяся на земле возле причала, она что-то прикрывала.

Дженнер остановился, схватил жену за локоть.

— Нет, Эли, стой здесь. Пожалуйста. Придержи собаку, — отрывисто приказывал он.

Перепуганная Элисон повиновалась, схватив пса за ошейник. Стеббингс замер на месте. Дженнер направился к куртке, держась прямо, как штык, всем своим видом показывая, что понимает, какая перед ним тяжелая задача, но он намерен решить ее правильно.

Тоби приподнял куртку. Все увидели длинные светлые волосы, рассыпавшиеся по земле, и мокрую красную ветровку. Тоби взглянул на подходившего Дженнера. Лицо его было пепельным.

— Фи… Фиона… — запнулся он. — Она…

— В воде плавала, сэр, — врезался хриплый голос Стеббингса. — Я зашел по колено, вытащил, курткой накрыл, чтобы проклятая птица не заклевала. Позвонил по мобильнику сыну, велел мешок принести, поймать чертову тварь. Уже должен бы подойти, — недовольно добавил садовник, вглядываясь в даль.

— Сыну позвонил?! — Дженнер упал рядом с дочерью на колени, совсем сдернул куртку. Фиона лежала на животе. Голова повернута в сторону, открытые глаза слепо смотрят на пучки травы. — А скорую не вызвал?.. — бешено добавил он, а потом безнадежно спросил: — Тоби, умеешь оказывать первую помощь? Искусственное дыхание…

— Слишком поздно, сэр, — ровным тоном объявил Стеббингс. — Она умерла. Лицом в воде лежала. — Он неожиданно протянул руку, сочувственно коснулся плеча хозяина. — Я старался привести ее в сознание, сэр, воду выкачать. И ничего не вышло. Поэтому пошел в дом вам сказать.

— И не сказали, правда? — окрысился Тоби. — Мямлили насчет несчастного случая. Мы думали, она что-нибудь повредила, ногу подвернула… Такого не ждали!

— Пап! — Никто не слышал, как к ним подошел юноша, нервно остановившийся в нескольких шагах. — Я мешок принес. — И протянул мешок из дерюги.

— Хорошо, — коротко бросил его отец. — Долго добирался. Сядь в лодку, греби к острову и попробуй поймать эту птицу.

Даррен попятился к причалу, не сводя испуганного взгляда с тела Фионы.

— С ней все в порядке? — вымолвил он.

Дженнер взглянул на него с перекошенным в отчаянии лицом:

— В порядке? Нет, черт возьми, не в порядке! Она мертва!

Даррен влез в лодку, с ужасом глядя на Дженнера. Отец отвязал канат, и паренек погреб к острову, где Спайки патрулировала берег.

— Как это могло случиться? — ошеломленно спрашивал Тоби. — Из лодки выпала или с причала упала? Она плавать умеет…

Стеббингс прокашлялся, неуклюже взмахнул длинными руками, как крыльями.

— Есть еще кое-что, сэр.

— Что? — Голос Джереми сорвался, когда он взглянул на садовника. — Что еще?

— Это я голову повернул вот так набок. Если повернуть в другую сторону, там что-то вроде раны.

Тоби вместе с кузеном Джереми в ужасе уставились на тело. Дженнер протянул руку и сразу отдернул. Тогда Тоби тихонько сказал:

— Я сам. — Обхватил голову Фионы ладонями, повернул лицом вверх.

Волосы упали, обнажив порванную кожу и легкую вмятину на левом виске.

— Головой ударилась, — прокомментировал Стеббингс. — Что-то вроде того.

Они совсем забыли об Элисон, которая сидела и слушала, а при последних словах садовника пронзительно вскрикнула. Все оглянулись, видя, что она закрыла лицо руками и раскачивается всем телом. Пес толкал ее носом, добиваясь внимания, но Элисон словно погрузилась в забытье.

Дженнер бросился к ней:

— Успокойся, дорогая. Может, лучше домой вернешься… — Она как бы не слышала. Он легонько отвел от лица ее руки, тревожно окликнул: — Элисон!..

Она бросила на него дикий взгляд.

— Опять то же самое, да? Фиона мертва, и умерла точно так же, как тетушка Фреда!

К прибытию Алана Маркби сцена была полна народу. Членов семьи не видно, кругом полиция, включая Джессику Кемпбелл, легко узнаваемую по коротко стриженным темно-рыжим волосам. Вдобавок мелькает Стеббингс с пареньком, видимо сыном Дарреном, будущим фотографом знаменитостей. В руках у него большой дерюжный мешок с объемистым содержимым.

Маркби оставил машину под каштанами и направился к озеру. Джесс Кемпбелл заметила его и шагнула навстречу.

— Странный случай, сэр.

— Да, — буркнул он, сунув руки в карманы, стоя на ветру с растрепанными светлыми волосами. Потом вытащил руки, добавив помягче: — Возможно, гораздо более странный, чем кажется в данный момент. Я хотел попросить вас провести расследование по поводу писем с угрозами, адресованных Элисон Дженнер. Теперь в семье внезапная смерть, а у меня врожденная неприязнь к совпадениям. Кто ее обнаружил?

Джесс махнула рукой на Стеббингсов:

— Садовник. К сожалению, он переместил тело, что, впрочем, понятно. По его словам, девушка лежала в воде лицом вниз. Он думал, есть шанс откачать ее, и поэтому вытащил. Пытался реанимировать, но безуспешно. Накрыл курткой и пошел к родным.

Маркби кивнул. Теоретически мертвое тело нельзя передвигать до прибытия полиции, но люди, естественно, пытаются спасти жизнь при малейшей возможности. Жаль, что Фиона находится не на том месте, где была обнаружена. Придется полагаться на показания Стеббингса. Лучше бы еще кто-то присутствовал на месте для подтверждения. Отсюда возник вопрос:

— Мальчик с ним был?

— Сын? Нет, в момент обнаружения тела его рядом не было. Здесь была крупная птица, канадская казарка. Видно, живет на озере. Начала клевать тело, поэтому Стеббингс накрыл его курткой, позвонил к себе домой по мобильному, попросил сына прийти с мешком, поймать птицу. Скорую не вызывал, говорит, видел, что она мертва. Отцу тоже не позвонил, посчитал своим долгом лично пойти. Чудаковатый тип. Так и сделал, привел всех сюда. Птица по-прежнему мешала, ее только недавно поймали. Она перелетела на остров. — Джесс ткнула пальцем. — Парень доплыл туда в лодке, начал ловить, она перебралась обратно на берег. Они с отцом гонялись за ней практически до приезда полиции. Поймали минут за пять до прибытия первой патрульной машины. Она в мешке. Пока сажали, рвалась и кричала, а потом притихла.

Маркби совсем упал духом. Осталось ли на месте необъяснимой смерти хоть что-нибудь нетронутое до прибытия полицейских?

— То есть не только лодка двигалась с места, а еще садовник с сыном бегали по берегу, отлавливая птицу?

Джессика поняла, о чем речь.

— Боюсь, что так. Кругом масса следов. Парень дважды спотыкался и падал, по его признанию. Все это на земле отпечаталось. До того здесь топтался сам Стеббингс, потом Дженнеры и еще некий Смайт. — Она сделала паузу. — Как я понимаю, вы знакомы с семейством, сэр?

— Совсем недавно познакомился. Вчера был у них на ланче, так как они хотели поговорить со мной насчет писем. Это была моя первая и единственная встреча с Дженнером и его женой. Патологоанатом присутствует?

— Доктор Фуллер едет. Местный врач уже был, засвидетельствовал смерть. Я застала его по приезде. Его попросили помочь миссис Дженнер.

Джесс договаривала на ходу, пока они приближались к телу.

— Девушка получила удар в левый висок, — продолжала Джесс. — Доктор Фуллер наверняка с первого взгляда скажет, смертельный или нет. Конечно, возможно, она утонула. Может быть, села в лодчонку и выпала. При этом могла удариться головой. Я запросила ныряльщиков для осмотра озера.

Джесс задумчиво посмотрела на рябь на воде.

— Стеббингс вошел в воду, чтобы вытащить тело. Видно, у берега неглубоко. Не знаю, как дальше, однако до острова надо добираться на лодке. Садовник клянется, что, когда пришел, лодка была привязана. Парень отвязал, когда поплыл за птицей. Вряд ли девушка решила купаться в одежде, и подозревать самоубийство нет оснований.

Маркби задумался.

— Вчера мы все спускались сюда, осматривали озеро. Погибшая девушка, Фиона Дженнер, не ходила из-за той самой канадской казарки. Птица раньше на нее нападала. Строго охраняла свою территорию. Поэтому странно, что она здесь погибла. Избегала этого места.

— Доктор Фуллер прибыл, сэр, — доложил один из полицейских.

Патологоанатом направлялся к ним с саквояжем в руках. Маленький кругленький человечек, похожий в своем защитном комбинезоне на детскую игрушку. Впечатление усиливала жизнерадостная улыбка, которая не сходила с его лица ни при каких обстоятельствах.

— Доброе утро, доброе утро, — приветствовал он детективов. — Ну, что у нас тут?

Они отступили, пропустив доктора. Тот склонился над телом и вскоре объявил:

— Удар нехороший, но что смертельный, сомневаюсь. Вскрытие сделаю как можно скорее. Уже связались с офисом коронера?

— Сейчас иду, сэр, — ответила Джессика.

— Тогда, если коронер даст разрешение, сегодня же и проведу. — Фуллер выпрямился. — В эти выходные у нас знаменательное семейное событие. Необходимо со всеми делами покончить.

Конечно, сегодня Страстная суббота. Алан сообразил, что забыл об этом начисто. Впереди пасхальные каникулы. Не только Фуллер, но и все прочие наносят визиты родным, собираются в праздник с друзьями. Это относится и к команде, задействованной для расследования. Чувствуя себя виноватым, он вспомнил, что нынче они с Мередит должны обедать у его сестры Лоры. Ее муж Пол опытный повар, пишет статьи и книги о кулинарии. Обед у них всегда изысканный, Пол посвящает все утро изобретению деликатесов на кухне. Повара, как правило, темпераментны, и зять Алана не исключение. Если они вообще доберутся сегодня до них, то сильно опоздают. Обед будет испорчен.

Хорошо иметь родственников, рассуждал он, однако семейные связи имеют свои недостатки. Вчера они с Мередит обсуждали Дженнеров. Теперь посмотрим на доктора Фуллера. Хорошо известно, что патологоанатом человек семейный. У него три дочки, талантливые музыкантши, которых Маркби боится до ужаса. Сам он лишен музыкального слуха, по крайней мере, большой разницы в мелодиях не улавливает, поэтому беседа с любой девочкой Фуллер для него смертная мука. Зная о его музыкальной некомпетентности, они обращаются с ним с вежливым, но сочувственным снисхождением, как с неизлечимым инвалидом.

— Вы в доме были? — обратился он к Джессике.

— Пока нет, сэр. Когда я приехала, мистер Дженнер был еще здесь. И с ним местный врач. Дженнер опознал тело и после того, как врач констатировал смерть, умчался в дом. Миссис Дженнер явно не в себе, поэтому гость семьи мистер Смайт тоже увел ее, так что я супругов не видела. По-моему, именно мистер Смайт повел к миссис Дженнер врача.

Маркби помолчал и сказал:

— Поскольку в пятницу я сидел за одним столом с ними, пожалуй, пойду принесу соболезнования. А вы потом снимете показания.

Домоправительница с покрасневшими глазами провела его в кабинет, где сидели Джереми Дженнер и Тоби. Дженнер с серым лицом выглядел на все свои шестьдесят восемь лет. Алан уже видел подобные следствия внезапного горя. Всегда чувствуешь жалость, но, глядя на человека, который только что был сильным и уверенным, осознаешь катастрофичность события. Дженнер похож на персонажа греческой трагедии. Показалось даже, будто он ниже ростом, когда поднялся приветствовать визитера. Элисон рядом с ним не было.

С появлением постороннего Джереми собрался с последними силами, приняв нормальный вид, по крайней мере внешне. Ясно, что сделал над собой сверхчеловеческое усилие. Он пожал суперинтенденту руку, выслушал соболезнования стоически.

— Как ваша жена? — осведомился Маркби.

— Жена?.. — Дженнер на миг вскинулся, словно услышал недопустимый вопрос. Потом тряхнул головой. — Потрясена, конечно. Ужасно. Наш семейный доктор дал ей успокоительное.

Значит, Джесс Кемпбелл не сможет сегодня снять с Элисон показания, а может быть, и завтра тоже. Возникает предчувствие, что следствие застопорится. Разумеется, это несправедливо, но трудно избавиться от искушения приписать все несчастья присутствию здесь Тоби Смайта. Где бы он ни был, беды следуют за ним по пятам. Впрочем, подобные мысли недопустимы, нельзя позволять личным предубеждениям застилать глаза.

— Как я понял, вы виделись с инспектором Кемпбелл, — сказал Алан.

— С молодой женщиной? Да. Неужели ей будет поручено следствие? Это не несчастный случай. Нет. Это дело рук ненормального, писавшего проклятые письма! Он виновен.

Тоби сидел на подоконнике, наклонившись вперед, крепко сцепив руки. С этой наблюдательной точки видны сады, и, хоть озеро не просматривается, наверняка заметно движение полицейских машин. Он поднял глаза и тихо вымолвил:

— Фиона одна к озеру не пошла бы. Птицу боялась.

— Не пошла бы даже на условленную встречу? — уточнил Маркби.

— Нет. В любом случае, с кем ей встречаться в такой безбожно ранний час?

— Тоби видел, как моя дочь выходила из дома в восемь с небольшим, — пояснил Дженнер. — Предположил, что отправилась на утреннюю пробежку. Видно, где-то столкнулась со злоумышленником. Может быть, с автором писем. Может быть, он шатался вокруг и шпионил за нами. Явно сумасшедший.

— На сумасшествие часто ссылаются в оправдание, но оно редко бывает подлинным, — заметил Маркби.

— Тем не менее, — упорно настаивал Джереми, — вам наверняка в голову приходило, что мою жену преследуют, анонимки предусмотрены планом злобной безумной кампании, предпринятой против нее этим… субъектом. — Он умолк, не в силах вымолвить слово. Только безнадежно махнул рукой.

— Вам понятно, что будет произведено вскрытие тела? — мягко спросил Алан.

Дженнер сморщился:

— Думать даже не хочется. Хотя надо так надо. Знаю. — Он переглянулся с Тоби. — Фиону ведь еще ударили по голове. Жену это особенно поразило. Это… как бы точная копия смерти Фреды Кемп. Возможно подобное совпадение? — Дженнер невесело рассмеялся. — Не думаю. Вот что я вам скажу, Маркби. Где-то рядом маньяк, и он нас преследует.

Алан внимательно смотрел на него.

— Никто больше не выходил из дома до завтрака? Только ваша дочь?

— Никто. Господи помилуй, мы должны доказать свое алиби? Я не выходил. Ручаюсь, жена тоже.

— И я не выходил, — вставил Тоби. — Видел Фиону из окна ванной. Открыл створку, чтобы выпустить пар. Если б знал, что она отправится на пробежку, встал бы раньше и с ней побежал. Все было бы в порядке. — Он горестно сморщился. — Фиона сейчас была бы жива. Была бы!..

— Естественно, ход дела контролирую я, — объявил Маркби. — Однако на месте следствие будет вести инспектор Кемпбелл. Она скоро зайдет с вами поговорить. Расскажите ей все, что сказали мне, и любые другие подробности, какие припомнятся. Доверьтесь ей полностью. На прежнем месте службы она проявила себя в высшей степени достойным специалистом. Она у нас новенькая, но я абсолютно уверен, справится успешно.

При этом в глубине души Алана шевельнулось сомнение. Почему? Кемпбелл уже заслужила блестящую репутацию. Может быть, это зависть? Она молодая, только начинает карьеру. Он почти завершает. Прошлые успехи привели к повышению в чине, в результате чего он почти все время сидит за письменным столом. Гораздо лучше быть на месте действия. Да, черт возьми, он завидует Джессике Кемпбелл!..

— Мне это не нравится, — отрезал Дженнер. — Чересчур молодая. Мне нужен человек с опытом. Вы говорите, новенькая?

— Это даже хорошо, — улыбнулся Алан. — Новенькие обычно сильно стараются. Не беспокойтесь. Я буду присматривать.

— Надеюсь, будь я проклят! — Дженнер побагровел, опомнился и выдавил: — Простите. Я сам не свой. Разумеется, вы позаботитесь, чтобы все необходимое было сделано.

Маркби оставил имение и медленно поехал в Бамфорд. Поэтому его не оказалось у озера, когда один констебль крикнул Джесс Кемпбелл, что неподалеку от воды виден след шины.

— Вот, мэм, — указал он. — Не слишком хороший.

След почти не виден. Либо Даррен, либо его отец, гоняясь за птицей, совсем его затоптали.

— Случайно или нарочно? — вслух подумала Джессика.

— Прошу прощения? — озадаченно спросил констебль.

— Я пришлю фотографа и криминалистов, чтобы сняли слепок, — сказала она. — Молодец, что заметили.

Маркби ткнул пальцем в кнопку звонка и услышал в доме жужжание. Электроника. Нажмешь кнопку, включается сигнал, загорается красненький огонечек. Проблема в том, что не всякий раз получается. Поэтому он постоянно прислушивается, зажужжало ли.

На этот раз сработало, послышались быстрые шаги Мередит. Она распахнула дверь, всем своим видом выразив облегчение.

— Я уже забеспокоилась, куда ты подевался. Почти два. Лора звонила: Пол дергается, хочет знать, когда ставить суфле. Она думала, ты дома или я знаю где, а я ответить ничего не смогла. Она к тебе домой звонила, не получила ответа, автоответчик выключен. Это было час назад. Я думала позвонить тебе на мобильник, но возникло жуткое предчувствие, что тебя куда-то вызвали и обед накрылся.

— Прости за опоздание, — извинился Алан, следуя за ней. — Позвоню, извинюсь перед Лорой и Полом, но сейчас меня поход в гости не обрадует.

Мередит обратила внимание на его тон и общее настроение.

— Что случилось?

Он горестно улыбнулся:

— Вечно мне суждено доставлять дурные вести. В данном случае они касаются Дженнеров. К сожалению, твоя главная кандидатка на роль автора анонимок мертва.

— Фиона?..

Ореховые глаза расширились, краски схлынули со щек. Алан инстинктивно подхватил Мередит.

— Ничего… — сказала она, но для уверенности вцепилась в его руку. — Ужас… Бедная девочка. Бедный Тоби… Джереми, Элисон… все. Что стряслось? Несчастный случай?

— Чтобы точно сказать, надо дождаться результатов вскрытия. — Алан рассказал про удар по голове и что Фиону нашли в озере. — Совсем как Фреду Кемп.

Проследил за реакцией. Мередит отвернулась, лица почти не видно, ладонь в его руках дернулась.

— Чувствую себя ужасно, — тихо проговорила она. — Жалею обо всем, что о ней говорила, обвиняла в авторстве писем… Ты сказал, строю теорию, не имея фактов, правда? Конечно. Как глупо.

— Не огорчайся, — ласково сказал он. — Никто этого не ожидал. Ни у кого из нас не было фактов. До сих пор нет. — Алан отпустил Мередит, задумчиво глядя в окно у нее за спиной, хотя вряд ли видел небольшой уголок заднего двора. — Обычно рассылка анонимных писем не приводит…

Мередит смотрела ему в глаза, растирая плечи, как будто замерзла.

— К чему? Думаешь, это убийство? — серьезно спросила она.

— Да, — кивнул он, переводя взгляд с окна на нее. — Весьма вероятно.


Глава 3 | Дорога к убийству | Глава 5