home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



* * *

 

Нефедов с нежностью перебирал пальцами детали разобранного пистолета Стечкина, ставшего последнее время практически частью руки. Тяжелый, крепкий пистолет. И довольно-таки красивый. Была в нем мрачноватая элегантность холодной беспощадной смерти.

Сам по себе майор тоже выглядел неплохо. Хоть и относительно невысокого роста, он обладал мощью вошедшего в силу медведя. Широкая грудная клетка, квадратные плечи, длинные руки. Кожа Андрея была смугловатой - подарок от смешения всех возможных кровей, как и у множества граждан страны Советов. Здесь присутствовала и татарская кровь, и славянская, и что-то от народов Сибири и Кавказа. Черные вьющиеся волосы оставались коротко подстрижены - рациональность, не более того.

- Садись, друг, - негромко произнес Андрей вошедшему в комнату забытой на окраине Бендер-Аббаса развалюхи. - Я рад, что Аллах позволил тебе прибыть вовремя.

Молодой перс, как ему и сказали, осторожно присел на грубый табурет, стоявший рядом с дверью. После чего выпрямил спину и сложил руки на коленях, на какую-то долю секунды оказавшись донельзя похожим на радивого студента, слушающего лекцию.

Его звали Фарид. И в прошедшей гражданской войне он потерял семью. Отца, мать, двух братьев и сестру. И сейчас все, что ему было нужно - это месть. Месть, осуществить которую могли помочь русские.

К русским Фарид относился хорошо. По многим причинам. Одной из них было воспоминание про немолодого русского солдата, подкармливавшего его и его друзей в годы Большой войны, когда Иран был занят советскими и английскими войсками.

Другой причиной стало обучение. Советские люди научили его обращаться с оружием. Научили правильно двигаться и правильно думать. Научили его, как отомстить. И за это он был им очень благодарен.

Сидящего перед ним воина, с прикрытыми глазами перебирающего детали разобранного пистолета, Фарид побаивался. Потому что один из членов его, Фарида, тройки, немолодой уже курд как-то негромко посоветовал слушать внимательно и смотреть во все глаза. И то, как он это сказал, заставило молодого еще парня не отводить от "большого русского" взгляда.

Нефедов тем временем молчал. Он ждал прибытия еще двоих членов ячейки, напряженно раздумывая.

Первая настоящая операция на территории Южного Ирана. Первый серьезный укол по узурпаторам, не желающим отдать народу право на распоряжение собственной землей.

Планов Москвы, всей картины в целом, Андрей не знал. Лишь некоторые наметки плюс то, что подсказывали ему собственные аналитические способности и опыт. Очевидным для майора было только, что в деле каким-то образом замешаны курды.

Впрочем, приказ не требовал невыполнимого - речь шла о наказании, сиречь убийстве, генерала Теймура Бахтияра. Человек, ответственный за многочисленные преступления против курдов и неоднократные покушения на шаха, должен был умереть. И то, что его голову потребовали именно представители курдского населения, а не шах, Андрею виделось абсолютно ясным. Курды хотели гарантий перед переговорами. И одной из таких станет голова ненавидимого ими основателя САВАК.

Операция была сложна - генерала хорошо охраняли, в том числе и обученные американскими специалистами телохранители. На людях он практически не появлялся, по сомнительным местам не ходил… Вот только такие мелочи не могли служить оправданием для представителя Специального Управления "А" НКГБ СССР.

Подойти к вопросу устранения "цели" Нефедов решил аккуратно и последовательно.

Единственными местами, где генерал бывал регулярно, оставались штаб-квартира САВАК и его дом. Дом можно было исключать сразу - он находился в правительственном квартале, и подобраться к нему возможным не представлялось. Много охраны, американское посольство - традиционно для "горячих" стран охраняющееся чуть более чем хорошо…

А вот штаб южно-иранской службы безопасности располагался в отдельном здании, стоявшем на площади Свободы, появившейся после гражданской войны. Мрачная громада на полпути между портом и аэропортом напоминала всем жителям столицы Южно-Иранской Демократической Республики о том, какая организация является в стране главной.

Но легкой прогулкой данный вариант тоже не являлся. Бахтияр всегда перемещался в кортеже, в разных машинах, активно использовал двойников. Само по себе здание при этом оставалось настоящей крепостью. Будучи спроектированным фирмой из США, оно было готово отразить штурм целой армии или, как минимум, взять за свое падение обильную дань кровью, словно какие-нибудь там Рейхсканцелярия или Рейхстаг…

Одной из особенностей здания был подземный гараж. Именно там всегда останавливался кортеж генерала, не желающего стать жертвой снайпера. Кроме того, это же не позволяло определить, находится ли глава САВАК в здании вообще - кортеж частенько ездил и без него.

Тем не менее, только штаб-квартира и ее окрестности являлись константой. Дом генерала, как уже говорилось, оставался крепостью в крепости, а потому именно площадь Свободы должна быть орошена его кровью.

Нефедов вспомнил фотографии. Зрелище не для слабонервных. Он-то, конечно, своего насмотрелся еще на фронте. Немцы палачами были знатными, творившими такие зверства, что стыла кровь при одном их упоминании знающему человеку. Не удивительно, что Драгомиров их так ненавидел…

Майор улыбнулся уголком рта, вспомнив свою первую встречу с нынешним Генеральным Секретарем. Это было в сорок третьем, на фронте. Летчик-герой тем вечером слишком устал, чтобы обращать внимание на неприметных людей, грузящихся в транспортник. А капитан - тогда еще капитан - отошел от самолета буквально на пять минут - и едва ли не нос к носу столкнулся с засыпающей на ходу легендой. Драгомиров тогда буркнул что-то вроде "извините" и ушагал к казарме. Да и Андрей после о встрече особо не вспоминал - в немецком тылу были вещи и поважнее…

Как бы то ни было, иранская гражданская война "Север против Юга" оказалась богата на жестокость. Да и при подавлении восстаний и мятежей на южных территориях САВАК действовала не самым гуманным образом.

Тем временем в комнате появилось еще два человека. Тройка Фарида была в сборе.

- Ну что же, братья, пришло время для удара. И, Аллах свидетель, мы его нанесем.

 


* * * | «Эффект истребителя».«Сталинский сокол» во главе СССР | * * *