home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 14

 

Их было двенадцать. Двенадцать человек, имеющих более чем веские причины для мести. Курды, персы, арабы и даже азербайджанец. И во главе них - русский командир. Офицер, который поведет их на смерть.

Нет, шансы выбраться всегда остаются. Но в этот раз они выглядели особенно плохо. Потому, что с недавних пор в составе кортежа шефа САВАК появился грузовик с солдатами. Еще восемь бойцов с автоматическим оружием. Учитывая, что и без того в кортеже было три машины - пусть и легковые, но по три-то охранника в них сидело (два - в машине самого генерала), включая водителей - и американский бронетранспортер, атака на маршруте казалась самоубийством. Но даже и это не являлось основной проблемой. Самым главным и, пожалуй, что и неразрешимым вопросом был другой: как узнать, едет ли Бахтияр в машине?

Единственным вариантом в таком случае оставалась атака генерала на пути из штаба САВАК, с площади Свободы до дома, поскольку в обители "объекта" агентов у Нефедова не было, в отличие от здания южно-иранской службы безопасности…

Впрочем, шансы на успех у диверсионной группы имелись, и довольно неплохие.

Вооружены бойцы были до зубов: несколько ППШ, два пулемета Дегтярева и даже противотанковое ружье Симонова, находившееся в распоряжении самого Андрея. Плюс американская базука, прямиком с армейских складов - в конце концов, солдаты и офицеры в охране тоже хотели хорошо и сытно кушать…

План был прост до безобразия - человек Нефедова в САВАК звонком в неприметную лавку кодовой фразой подтверждал наличие в кортеже генерала, после чего Андрей занимал позицию с ПТРС.

Дальше все элементарно: расстрел головного бронетранспортера из ружья, из базуки - замыкающего грузовика с солдатами, а пулеметы и автоматы высаживают все, что у них есть, по легковушкам. Затем в дело идут гранаты и дымовые шашки, а уже за ними - отход.

Но это только на словах выглядело легко. На деле в план могли вмешаться любые факторы. Кроме того, полиция и войска спать не будут, а вполне себе попытаются помешать скрыться нападающим.

Поэтому особняком стоял вопрос выбора места атаки на генеральский конвой.

Как ни странно, с этим Нефедов определился быстро. На стадионе, построенном вскоре после войны на другой стороне делившей город надвое реки, должно было состояться мероприятие, которое Бахтияр пропустить не мог никоим образом. И состояться оно должно было вечером того же дня, что и встреча генерала со специальным американским посланником. А это означало, что днем глава САВАК будет в своей штаб-квартире. Имея столь удачные базовые условия, выбрать место для атаки было попроще - ехать на стадион кортеж мог только через Южный мост. Что оставляло не так уж и много вариантов.

Действовать Андрей решил у самого въезда на мост, дополнив план использованием грузовичка "Додж", из тех, что массово поставлялись американцами в свою часть Ирана. Он должен был перегородить одну из полос, не оставляя генералу шансов для побега. На всякий случай, однако, майор его заминировал, использовав приличную часть имеющейся у него в распоряжении взрывчатки и превратив бензобак машины в бомбу.

Дни мелькали слово в кино. Рассвет сменялся закатом, а дата акции приближалась гораздо быстрее, чем этого хотелось советскому диверсанту. Однако он успел все подготовить. И теперь смотрел на лица тех, кто пойдет с ним в этот бой. Бой ради них самих. Ради их страны в первую очередь. Иногда Андрею приходило в голову, что это не его война. Впрочем, такие мысли он старался прогонять сразу.

"Это моя Испания", - часто говорил себе Нефёдов. Если бы Франко не победил, то, может быть, и не было бы никакой войны, или она шла бы совсем по-другому… Вряд ли, конечно, но кто знает…

А теперь перед ним стояли двенадцать человек и смотрели на своего командира с надеждой. Надеждой на то, что именно сегодня он скажет им, что время пришло. Лица были скрыты, поскольку в лицо они должны были знать лишь партнеров по своей тройке и самого Нефедова. Поэтому их эмоции, их надежду, их решимость майор читал в глазах.

Тройка Фарида. Все трое - мстят за свои семьи.

Тройка Миро - тридцатитрехлетнего невысокого курда. Все трое - братья, похожие как близнецы. Друг друга не бросят и не предадут. Курдские националисты, сотрудничающие с СССР в надежде на обещанную их народу землю.

Тройка Салмаса - еще одного курда, имеющего, однако, в своей ячейке интернационал из азербайджанца и араба. Идейные коммунисты.

И последняя тройка - тройка Бахмана. Толстяка-перса, обладающего неимоверной физической силой и звериной жестокостью. Он и его коллеги - бывшие служащие армии шаха. Мстили за потерянных на войне друзей. Самая возрастная команда - но и самая опытная. Они воевали еще в сорок шестом, с самого начала гражданской. Именно Бахман получит базуку - другим ее доверить Нефедов не мог. Боялся, что промажут. А вот опытный перс, жегший танки американцев в настоящем аду, с заданием справиться мог вполне.

- Время пришло. Завтра мы покараем преступника. Одного из тех, что терзают эту землю. Завтра мы покараем генерала Теймура Бахтияра, - сказал Андрей и увидел радостно вспыхнувшие глаза своего отряда.

До нынешнего момента они не знали, на кого идет охота. Для безопасности, понятное дело. Но теперь смысла что-то скрывать майор не видел.

- Работаем следующим образом. Фарид оставит рядом с полосой въезда на мост грузовик и уйдет на позицию. Сделать это надо после полудня. Далее, ждем генерала. Незадолго до въезда на мост я остановлю кортеж с помощью противотанкового ружья. В этот момент Бахман выстрелит по грузовику с солдатами охраны из базуки. Помни, шанс будет только один, поэтому не промахнись.

После этого все открывают огонь по автомобилям кортежа. Я буду поддерживать вас из-за моста снайперским огнем. Долго не возимся - расстреляли барабаны или диск, бросили гранаты, за ними - дымовые шашки. И отход. Контроль - Салмас, по возможности. Сейчас распределим позиции и маршруты отхода. Сначала Фарид.

Юный перс шагнул вперед.

Над Бендер-Аббассом сгущались сумерки. Клонящееся к горизонту солнце последний раз смотрело на мирную жизнь южно-иранской столицы.

 


* * * | «Эффект истребителя».«Сталинский сокол» во главе СССР | * * *