home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



* * *

 

А тем временем, жизнь в Советском Союзе шла своим чередом. Страна, больше походившая на огромную стройку, стремительно набирала вес. Экономический, военный, политический. Еще два старта, один из которых отправил на орбиту (и вернул обратно на земную поверхность) уже и обезьяну, вполне себе намекали на советскую мощь.

Кроме того, начала давать результаты вторая фаза "Сталинского плана преобразования природы". Стремительно укрепляющаяся продовольственная база СССР буквально кричала о том, что грядут гораздо более сытные времена.

Народ, ясное дело, все это видел. Растущая на глазах экономика, дешевеющие продукты (Сталинскую практику ежегодного снижения цен Драгомиров пока что не отменял, за счет повышения производительности и снижения издержек все равно оставаясь в плюсе), все большее количество автомобилей на дорогах, новые красивые дома и расцветающие города - это не могло не вызывать в людях энтузиазма.

Драгомиров выигрывал здесь вдвойне, ибо рост уровня жизни, причем рост стремительный, был основан на вполне себе сталинском наследии, но связывался, в первую очередь, с именем нового руководителя советского государства…

Учитывая его вполне себе демократичное поведение - генеральный секретарь не стеснялся вот так сходу заходить в самые обычные магазины и гастрономы, разговаривать с простыми людьми на заводах, да и про "Драгомировские вечера" в народе хорошо знали, - популярности молодого руководителя оставалось только завидовать.

После очередной его поездки по стране, с митингами и демонстрациями, на которые абсолютно добровольно стекались огромные толпы ликующих людей, стало ясно, что шансы заговорщиков на "мирный переход" власти минимальны. Снять Драгомирова не получится - даже с кадровыми ресурсами Первого Секретаря ЦК КПСС такая попытка выглядела политическим самоубийством. Поэтому оставался только один метод и рыбку съесть, и косточкой не подавиться. Убийство. Представленное, понятное дело, как деяние внешнего врага. Самое то.

Другое дело, что все это прекрасно понимал и сам Генеральный секретарь. Единственной проблемой являлась неизвестность - кто именно возглавляет оппозицию оставалось секретом. Нет, подозрений-то хватало - но не более того. С этой точки зрения поездка в Иран казалась очень даже логичным шагом - при должной подготовке она позволит выявить тех, кто стоит за всеми непонятными телодвижениями в партии и ЦК.

Путь провокации был, безусловно, опасен, но Драгомирову жизненно требовалось уничтожить любую серьезную угрозу его власти, поскольку он буквально кожей ощущал, как мрачнеет международная обстановка.

Американцы все никак не могли повторить космический успех СССР, и фактическая уязвимость территории Штатов (впервые за многие десятилетия, если не столетия!) перед межконтинентальными баллистическими ракетами с ядерными головными частями их, мягко говоря, беспокоила. Как и серьезнейшие достижения Советского Союза в экономике и на международном поприще.

"Предатель" де Голль, вышедший из военных структур НАТО, что стало для всего западного мира невероятным потрясением, и "продавшийся" русским под влиянием сильнейших в его нынешнем правительстве левых, пробил в Альянсе дыру более чем приличных размеров. В Италии коммунистическую партию вообще пришлось запретить - ибо существовала серьезная опасность, что на следующих выборах она возьмет парламент под контроль.

Еще хуже обстановка была на арабском востоке. Социалистическая партия БААС набирала политический вес и на фоне успехов СССР, активно демонстрируемых всему миру, существовала вполне себе приличная вероятность того, что рано или поздно она возьмет власть. Мягко говоря, неприятная перспектива.

В Африке рушилась колониальная система. "Взорвать" застывший в более-менее уравновешенном состоянии трехгосударственный Китай все никак не удавалось, индусы под руководством Неру в американские союзники тоже записываться не желали, и даже более того - склонялись к тесным отношениям с Советами.

Все это вместе создавало в правительстве США тревожное ощущение угрозы. Нападение на СССР, после столь убедительной демонстрации тем ракетной мощи, стало невозможным без гибельных последствий, промышленность и сельское хозяйство русских демонстрировали впечатляющий разгон, дипломатические провалы тоже не радовали… Поэтому Соединённым Штатам просто необходим был хоть какой-то успех. Неудавшаяся ликвидация главы САВАК стала тем знаменем, которое пропаганда Белого Дома выдвинула на первый план. Естественно, во всем обвинялись русские. Не только в, собственно, покушении, на "ведущего борьбу со злом рыцаря", но и в многочисленных жертвах среди мирного населения - из моргов подвезли достаточное количество тел, в том числе и детских, чтобы журналистам было что снимать. Все же американский резидент в Бендер-Аббасе должность занимал совсем не просто так, а за действительно высокий профессионализм.

И вот такими вот непростыми путями Иран на какое-то время становился центром пристального внимания самых разных сил…

 

Мгновения прошлого. Ленинград, январь 1940-го года.

 

- М-да. Как-то все печально, товарищ Жуков, - Триандафиллов поднял брови и разгладил карту, словно пытался этим простым движением изменить на ней положение отметок войск и соединений. И вместе с ними - их реальное положение.

Финны дрались, мягко говоря, упорно. Продвижения войск не то чтобы не было, но в сравнении с тем, каковым оно должно быть, картина выглядела безрадостно. Снятый с поста Мерецков, экстренным порядком замененный на героя Халкин-Гола Жукова, откровенно противника недооценил. И теперь двум лучшим военным умам Советской России предстояло придумать, как в кратчайшие сроки переломить ситуацию в свою пользу.

Радовали новые танки - Т-50 - в отличие от неповоротливого СМК неплохо держащиеся на снегу. Да и в количестве они, ясное дело, выигрывали. Все же серийный экземпляр в отличие от экспериментального чудовища.

Не радовало взаимодействие родов войск. Артиллеристы не слышали пехоту, пехота - танкистов, танкисты - артиллеристов. Порочный круг какой-то, честное слово. Но Георгий Константинович Жуков был не тем человеком, что отступает перед какими-то там неприятностями. Будь те вызваны рукотворными или природными причинами.

- Здесь ударим, товарищ маршал, - ткнул указкой в расправленную главой Генштаба карту Жуков. - Я уже группировку собрал. На корпус танковый наберется. Причем группа сильная - и "двадцать восьмые" есть, и "двадцать шестых" полно, и БТ-7, и Т-50. И артиллерии подбросил. Как прорвем финский фронт, тут же в прорыв брошу "семерки" и "пятидесятые". И дивизию Доватора.

- Хотите отрезать…

- Всю эту свору на линии Маннергейма. Даже штурмовать не буду. Прорвем в одном месте, с гарантией, обойдем и блокируем. И посмотрим, как они дальше воевать будут. Без боеприпасов и подкреплений. А Выборг никуда не денется.

- Идея хорошая. Авиация как?

- По планам. Часть повешу в воздухе, доты высматривать. А то Мерецков даже банальной разведкой себя утруждать не захотел, - Жуков едва удержался, чтобы не выругаться.

- Как отношение к десантам? Желания попробовать, случаем, нет?

- Товарищ маршал, я ваш труд внимательно изучил. Честно скажу, не уверен, что массовые диверсионные операции в тылах в данном случае нам помогут или даже нужны. Основная проблема - линия укреплений. Без нее Маннергейму делать будет нечего - на равнине, в чистом поле мы его просто раздавим. Заставим капитулировать войска на линии - получим всю Финляндию. И никуда она не денется.

- Тактику попробовать надо в боевых условиях, товарищ Жуков. Людей с опытом получить. Война в Европе уже вовсю полыхает, не сегодня-завтра до нас докатится… Подготовленных, опытных диверсантов много не бывает. Так что рассмотрите уж вопрос, хорошо? Уверен, что есть, где их применить, есть, где им разгуляться. Да и авиаторам, опять же, опыт лишним не будет.

- Хорошо, товарищ маршал.

- Давайте теперь поподробнее о месте прорыва, может, еще чего-нибудь придумаем, - Триандафиллов снова повернулся к карте.

До победоносного окончания Зимней войны оставалось несколько недель.

 


* * * | «Эффект истребителя».«Сталинский сокол» во главе СССР | Глава 17