home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 22. Дрондер.

Дрондер был по-настоящему огромен. Огромен даже в том случае, если сравнивать его не только с теми городами Империи, что мне повстречались по дороге к нему.

Миллионов на сто семьдесят населения.

Ну, это я загнул, не подумавши. Миллионов на сто шестьдесят девять точно загнул. Если не больше. Но огромный город. Столица.

И раскинулся он вольготно по обоим берегам реки Арны.

Арна крупная река, широкая и полноводная. Даже не представляю, как они умудрились два моста из камня через нее перекинуть, при нынешних то технологиях.

И зелени, очень много зелени. Настолько много, что это сразу бросается в глаза. Небоскребов нет, но здания в три, четыре этажа, а то и больше не редкость.

Но все же большинство домов рассчитано на одну семью и при каждом имеется небольшой сад. Вероятно, потому он и раскинулся так широко.

Наверное, когда-нибудь Дрондер изменится и потянется ввысь, заодно беспощадно расправляясь с зеленью новыми постройками.

Но пока этого нет, и дай Бог, чтобы никогда не было.

Широкие мощеные улицы, множество площадей с фонтанами и без, парки и скверики…

Заметно, что планировкой при его строительстве занимались знающие люди. Да и сейчас они не потеряли своих знаний, и не стали манкировать своими обязанностями.

Историческая столица Империи была южнее, в портовом городе Гроугенте. Несколько сот лет назад ее перенесли сюда, и с тех пор Дрондер, удобно расположенный на перекрестке торговых дорог, многократно вырос в размерах.

И вырос очень хорошо, не теснясь узенькими улочками и еще более узкими кривыми переулками среди безобразных громад каменных многоэтажных домов.

Красивый город. И, что более всего удивительно, чистый.

На окраинах, в трущобах, там да, хватает и грязи, и мусора, и воняет достаточно.

А где такого на окраинах нет? Взять тот же Сингапур. На что современный город и небоскребы, кажется, вот-вот небо проткнут. Но стоит только заглянуть на окраины…

Словом, Дрондер мне очень понравился.

Лошадку свою я пристроил в пригороде, в одном из тех заведений, где при желании можно оставить коня на какой угодно срок, за вполне скромные деньги.

Лошадей там кормили, ухаживали за ними, даже лечили при необходимости.

В ближайшее время мне она не понадобится, все равно ездить на ней по городу не слишком удобно. Дел у меня особых нет, а ходить и глазеть пешком удобней.

Ну и поостерегся я. Оставишь ее где-нибудь у коновязи, зайдешь в харчевню перекусить, и ищи ее потом свищи. Столица. Ухо востро держать нужно.

До того момента, когда мне нужно прибыть по указанному герцогом адресу еще несколько дней, так что время позволяет на полноценные и полномасштабные экскурсии по столице чужого мира.

К портному я явился на второй же день пребывания в ней. Как бы то ни было, здесь мой наряд смотрелся слишком провинциально. Никогда бы такого не подумал, все-таки старина и древность на дворе.

Да и поистрепался он за последний месяц не слишком спокойной жизни. Там прореха, там разрез, там пятно несмываемое. Ну и опять же таки, встречают по одежке. Если там мне могут предложить действительно что-то особенное и интересное, как утверждал герцог, вполне возможно, что именно мой внешний вид сыграет важную роль в принятии решения пока еще не ведомых мне людей.

Портной, почему-то в фартуке, запросил с меня три серебряных кроны и две недели сроку.

Это уже после того, как мы выбрали с ним ткань и фасон моего будущего прикида.

Еще и три примерки предстояло. Долго. Я что себе, фрак для визита во дворец заказываю? Так нет еще их здесь, и нескоро появятся.

Что-то в этом духе я ему и высказал. Тот немного поморщил лоб, затем хлопнул себя по нему же и вспомнил, что есть у него уже готовый наряд, чуть ли не на меня сшитый. Он бы и рад его мне отдать, да вот только придет за ним скоро заказчик и что ему бедному тогда делать? Не заказчику, самому портному. Он, конечно, что-нибудь придумает, но мне такой вариант обойдется немного дороже. Всего лишь на одну серебряную крону.

На всякий случай я поинтересовался его именем и портной представился Гронмом.

Хм, смотри-ка, совсем неподходящее имя. Я бы его по-другому окрестил.

Ну чего уж теперь, тащи что есть.

А что, вполне, я осмотрел себя со стороны. Вполне респектабельный мужчина, в полном рассвете своей мужественной красоты. Чтобы окончательно убедиться в этом, я попросил у портного зеркало.

Ну и что это ты мне принес, спрашивается? Я себе что, глаза подводить собрался?

С этим осколком и не сделать ничего большего. Ладно, верю тебе на слово, что твой наряд для огородного пугала словно на меня пошит.

Вот только карманов придется добавить, вот здесь, здесь и здесь. И не зачем, а я так хочу.

Все, завтра приду ближе к вечеру, задатка не дождешься, вдруг хозяин твоего костюма заявится, вот ему и отдашь. На счет карманов скажешь, что сейчас так очень модно, буквально с вчерашнего дня.

И вообще, ты не свое место здесь занимаешь. С такими способностями тебе в торговле работать надо. Там ты точно развернешься. Это ж надо, неликвид спихнуть, да еще и навариться при этом.

Если же честно, то мне мой новый наряд очень понравился. То, что я хотел и даже лучше. Я ведь перед визитом к портному полдня по Дрондеру разгуливал и присматривался к местным фасонам.

И потратить на обновки решил как раз один золотой. Один из трех, что у меня осталось. Стоит того дело, стоит. В таком платье я и за дворянина легко сойти могу. Вот только бы дальнюю родственницу кочерги еще сбоку прицепить.

Даже кинжал подходящий к такому наряду у меня есть. Тот, что я с пояса тумбоного снял. Со старой одеждой я его не носил, не смотрятся они вместе. Как если бы вкупе с телогрейкой стетсон одеть, тот самый, ручной работы.

Кстати я и шляпу у портного выторговал. Уж не знаю, откуда она у него взялась. Но новая, и как для меня сделана. Уж это-то я в осколок зеркала рассмотреть умудрился.

А клинок у кинжала знатный. Легкой синевой отдает и не потому, что сталь перекалена. И рукоятка у него даже непонятно, что больше – красивая или удобная.

Пронтий еще тогда подошел ко мне и сказал, чтобы я не носил его пока, уж очень он приметный. Но ничего объяснять не стал категорически. Единственное, что я понял из его слов, так это то, что после того как расстанусь с ними, носи, мол, сколько хочешь, хоть на ночь не снимай.

Вот я его и не носил, отчасти из-за Миланы. Не хватало еще неприятностей добавить добровольно. Теперь же, как надену новый костюм, так сразу его и прицеплю.

И смотреться все будет отлично и еще, я что, этот кинжал у спящего украл?

Вот только что со шпагой делать, ума не приложу. Ни одной здравой мысли относительного этого нет. Дни тикают и тикают, уже больше недели прошло, как мы с Миланой расстались. У меня уже должен быть четкий план или идея какая-нибудь и время на их реализацию. Положим, что время у меня еще есть, но боюсь, что когда появятся идеи вместе с планом, то вот как раз-то его уже и не будет.

Вероятно, в Дрондере не так уж и много узких и извилистых переулков, но один я нашел самостоятельно, без всякой подсказки.

Я, уже в новом наряде, возвращался от портного, и решил сократить путь. Получилось же так, что у меня появилась прекрасная возможность избавиться от всех мучавших последнее время проблем.

Снова на моем пути оказались три флоя и я опять выступал в роли тругина. Только на этот раз меня волновал не выбор между постыдным бегством и желанием принять бой, а беспокоила мысль, не испачкаю ли я свой новый наряд кровью. Не своей, естественно кровью, чужой.

Вероятно, мучительное беспокойство настолько ясно выразилось на моем лице, что мои возможные враги исчезли также быстро, как и появились.

Повезло, что они не решились напасть. Среди них один совсем молодой был, почти мальчишка. Тот, что в мятой соломенной шляпе и даже на вид очень голодный.

Могли бы и просто денег попросить, уж на пару другую пирогов с ливером меня бы не зажлобило. Ладно, это их проблемы.

Казалось бы, радоваться надо, что они правильно все оценили и не стали ввязываться. Но с другой стороны не выгляжу я так, что ко мне даже подходить не стоит. В общем, получается, что стакан наполовину пуст.

И еще одно хорошо, не стал я пользоваться тем, что мне Годим показал. Держал где-то на подходе.

Показать то он мне показал и даже сказал, что это состояние развивать можно, во времени. А вот как это делается, объяснить уже не успел.

Пробовал я несколько раз себя в это состояние ввести. Получается замечательно, но слишком уж откаты велики. Наверное, есть специальная методика, да у кого теперь спросишь.

Это как с внутренней энергетикой, самостоятельно ни-ни. Учитель должен быть, иначе недолго и легкую степень шизофрении получить. Если она на степени подразделяется.

Видел я таких. Возможно и сам бы таким стал, если бы вовремя не узнал о такой возможности.

Так что держать эту вещь нужно как последний козырь.

А Дрондер продолжал мне нравится. Я целыми днями его осматривал.

Вот только в район где расположен императорский дворец не захаживал. Там этих дворян как блох на Барбоске и каждому уважение проявить нужно.

Прямо как бедному солдату в увольнении.

Видел и Маренизанскую мортиру, чуть ли не главную достопримечательность местную. Нашли чем гордиться, тоже мне Царь-пушка.

Правда из этой они еще и палят раз в год, в день основания города. Но все равно не впечатлило. И еще пари держат, взорвется она при очередном выстреле или опять цела останется.

А так и посмотреть, в общем-то, нечего. Ни тебе музеев, ни картинных галерей, ни гладиаторских боев, ни других объектов культурного досуга.

И развлекаются они здесь по-другому. Одних только заведений, где должны присутствовать красные фонари, целый квартал, на любой вкус и кошелек.

Питейных заведений тоже было не меряно.

Самое главное же развлечение, это когда преступников с пеньковой тетушкой знакомят. На площади, где действие происходит, всегда аншлаг. Как же, такое зрелище, да еще и бесплатно. Там же и перекусить и выпить можно, в перерыве между исполнениями наказания приговоренных к высшей мере социальной защиты. Торговцев с лотками хватает.

И расходятся люди обсуждая, кто и сколько ногами дрыгал. Забавно, наверное, но не для меня.

Нет, они вовсе не жестокие люди, жители столичного Дрондера. Просто для них это зрелище являляется обычным, ни чем из ряда вон не выходящим. Казнят то не за косой взгляд в сторону местной знати.

Нет. Перед каждой процедурой народу подробно разъяснялось, за что очередному преступнику буквально через несколько минут лишат свободного доступа к кислороду. Судя по материалам дела все они были того более чем очень достойны. Материалы эти самые зачитывались, иногда даже свидетели выступали.

В большинстве случаев собравшиеся сами начинали требовать, чтобы казнь совершилась как можно скорее. Всем преступникам приговор уже был вынесен, но со стороны казалось, что именно горожане вершат правосудие, приговаривая негодяев к смерти.

В одном случае я даже сам чуть не стал скандировать вместе со всеми, требуя немедленно привести приговор в исполнение, настолько проникся речью обвинителей. И действительно было за что.

Вот только одно мне не понравилось, когда казнили за самовольно присвоенное дворянство. В этом случае реакция толпы оказалась не такой уж и бурной, но это совсем ничего не поменяло, и в петле приговоренный дергался не дольше насильников и убийц.

Именно после этого я и потерял интерес ко всему представлению.

Театры, кстати, в столице тоже были. По крайней мере, я обнаружил один. Здание оказалось достойным того, чтобы представлять собой очаг местной культуры. Разве что не было обязательных колонн перед центральным входом. Их функцию выполняли фигуры диковинных зверей, ужасных в своей гротескности.

Да и само оно своей архитектурой резко выделялось среди соседних построек. Более всего здание создавало впечатление очень древнего строения, хотя и отлично сохранившегося.

И надпись, выполненную огромными буквами по всему фронтону, мне прочесть не удалось. Часть букв была похожа на те, что я усиленно учил все последнее время, но другая часть, значительно большая, лишь слегка напоминала очертания уже знакомые мне.

Вот только попасть мне на одно из представлений не удалось, впрочем, я и не расстроился по этому поводу. Никогда не считал себя завзятым театралом. Разве что из любопытства побывать, чем же здесь людей пичкают.

Не сомневаюсь, что я смог бы осмотреть Дрондер гораздо лучше, если бы не дождь. Иногда он начинал поливать с такой силой, что приходилось срочно искать убежище, чаще всего в виде корчем и таверн с кабачками. Вот с этим проблем совсем не было, укрытий хватало. А как зайдешь в любое из них, обязательно чем-нибудь аппетитным пахнет, и нет никаких сил, чтобы преодолеть соблазн. Турист, одним словом.

И еще симпатичные горожанки. Их в Империи немереное количество, а в Дрондере так вообще две их трех. Воздух, наверное, такой.

Почему-то у меня всегда так случается, что, когда мне никто не нужен, появляется очень много женщин, старающихся обратить на себя внимание и поглядывающих с явным интересом. Судьба, наверное, такая. Или не одного у меня подобные проблемы.

Кроме того, были проблемы и другого плана, особенно в первое время. На меня постоянно охотились люди, сделавшие уличные кражи своим основным ремеслом. Их опытный взгляд сразу мог обнаружить в толпе человека с любопытством озирающегося вокруг, хотя и пытающегося скрыть это занятие. И еще никуда не спешившего. Раз так, следовательно приезжий и соответственно работать с ним будет значительно легче. Бывало и по двое, а то и по трое сопровождали, выбирая момент для акции.

Я иногда даже шпионом себя представлял, за которым следит контрразведка. Когда внимание становилось очень назойливым, ласково им улыбался. Обычно хватало и этого.

Изредка нет. И тогда я старался оторваться от них. Так, забавы ради. Сам не пойму отчего, но я находил в этом удовольствие. Один раз попался такой настойчивый, что пришлось применить пару жестов из того вида спорта, который им еще предстоит придумать. И надо же такому случиться, помогло. Правда, в тот квартал я больше не заходил, мало ли, вдруг очень злопамятный.

Забавлялся я так, скорее всего потому, что это помогало избавиться от одной и той же назойливой мысли, постоянно сверлившей мозг, что же мне делать с самой насущной проблемой?


Глава 21. Гранит науки. | Ученик ученика | Глава 23. Площадь Красных Гилотов.