home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 26. Всему свое время.

На следующий день в имении все собрались только к обеду. К этому времени я уже вдоволь успел намахаться тесаком, выгоняя из организма вчерашние излишества.

За обеденным столом только и разговоров было, что о посещении заведения мадам

Сьюи. Не врал, оказывается, тот, кому не очень доверяли. Посетившие заведение так аппетитно и красочно рассказывали о своем визите, что все неприсоединившиеся трижды пожалели о своем отказе составить компанию. О чем и не преминули высказаться. И общим мнением было принято решение повторить визит сегодня вечером уже в полном составе.

Так что после ужина в усадьбе остались только двое дежурных да я. Чуть позже в сопровождении Михена приехал Горднер.

Минут пятнадцать, уже в сгущавшихся сумерках, Горднер наблюдал за тем, как я кружу вокруг соломенного чучела с тесаком в руке и пытаюсь выполнить очень быстрый колющий удар.

Со своей техникой я давно уже определился, выбрав за основу тактику, присущую таким зверям как волки. Разрыв дистанции, укус и снова мгновенно назад, на безопасное расстояние. Затем кружат вокруг, обыскивая подходящий момент для повторной атаки.

По крайней мере, так о них рассказывают.

С учетом всего своего предыдущего опыта я понял, что и мне такое поведение принесет наибольшую эффективность.

Вот к этой тактике я и пытался привязать все те знания и умения, которыми успел овладеть хоть в какой-то степени. Да и Бронс, в свое время, советовал мне практически то же самое.

Горднер, понаблюдав какое-то время за моими действиями, подозвал к себе. Вот и отлично, все испытываешь чувство неловкости, когда за твоими неуклюжими действиями внимательно наблюдает профессионал.

А в том, что Горднер боец высочайшего уровня не было никакого сомнения.

Помнится, что вчера, когда он решил немного размяться и вышел один против троих, мне даже немного помечталось увидеть его против Бронса. За такое зрелище и денег не жалко.

Я думал, что Горднер даст мне какие-нибудь указания или захочет узнать что-то новое о Фреде, но все оказалось не так.

– Знаешь, в чем твоя проблема? – спросил он.

Конечно знаю, ваша милость. Во-первых, в том, что я совсем не просил меня отправлять сюда, в этот мир. Во-вторых, надо же мне было влюбиться именно в ту девушку, которую люблю. Еще я до сих пор не знаю, что мне со всем этим делать. Кроме того, господин барон, я вполне могу продолжить список своих проблем, совсем не напрягаясь при этом.

– Основная твоя проблема, Артуа – продолжил Горднер – что твои действия не успевают за твоими решениями. Говоря проще, руки не успевают за головой. Обычно происходит наоборот. То, что я сейчас тебе расскажу, знают многие. Но далеко не все обращают на это должного внимания.-

Он помолчал мгновение, как будто дожидаясь пика моего внимания.

– Для того чтобы выполнить любое движение очень быстро, нужно научиться делать его очень медленно. Когда ты сможешь любой свой выпад растянуть на несколько минут, то благодарностью тебе за это будет скорость. Возможно, ты добьешься этого тысячами повторений на протяжении многих лет, но может быть и такое, что тебе подойдет то, о чем я тебе только что сказал. И тогда это у тебя займет значительно меньше времени.

Пока не попробуешь, не узнаешь. И еще запомни, Артуа, главное скорость.

Кроме того, смени свой тесак на что-нибудь более тебе подходящее. Это не твое оружие. –

Затем кивком головы он дал мне понять, что я могу быть свободен.

Я все же решился и задал ему вопрос, который меня мучил все последнее время. Дело в том, что мне стало известным, что собой представляет Варон Кройт. Узнать о нем оказалось совсем просто.

А вот почему в той самой квартире, куда я прибыл, были его люди, до сих пор оставалось для меня непонятным.

По сути своей Варон Кройт являлся криминальным авторитетом, известным даже за пределами столицы. Нет, он не сидел на малине, раздавая своим помощникам распоряжения. Он был вполне респектабельным гражданином и владельцем нескольких банков. Еще говорили, что Варон Кройт опутал долгами не так уж и мало представителей столичной аристократии и благодаря этому Кройт даже мог позволить себе то, о чем люди его круга и помыслить то не решались.

По тому адресу, что дал мне герцог, приходили люди и подобные мне, в надежде получить ту работу, которую я сейчас и должен был выполнять.

И другие люди с другими целями и задачами, но, тем не менее, имеющие непосредственное отношение к Горднеру. Для меня оставалось непонятным, ведь люди Кройта не просто побывали там, они даже умудрились кого-то убить. Вот все это и мне и хотелось выяснить.

Но в ответ на мой прямой вопрос Горднер лишь сказал, ни на секунду не задумываясь: всему свое время.

Причем я понял это таким образом, что мне совсем не стоит совать свой не нос в свои дела. Любопытство никогда не было моим пороком, но выяснить то, после чего я еле унес свои ноги, представлялось мне интересным.

С Кройтом и так все понятно, он сам по себе величина. А вот эти люди, с которыми мне сейчас предстоит вести какие-то дела, в том числе и барон Горднер, ведь они не сами по себе, за ними стоит кто-то.

Значит, произошло столкновение между местным мафиози и неведомыми мне людьми. И интерес мой, прежде всего, шкурный. Стоит ли она того, предложенная мне оплата, вот в чем вопрос. Я слишком мелкая пешка, чтобы, не задумываясь, принести меня в жертву при необходимости.

Что же касается предложенной бароном методике, то ее, безусловно, стоит попробовать. Что-то подобное я уже слышал, и эффективность такого подхода к тренировкам напрямую строится на мышечной памяти. Можно делать очень быстро и очень часто, чем я до этого и занимался, а можно дать телу время на тщательное запоминание. То есть, в первом случае количество переходит в качество, а вот во втором случае…

Черт его знает, что происходит во втором случае, но слишком уж хорош Горднер как мастер фехтования, чтобы давать заведомо недействующие методики.

Что же касается моего тесака…. Я и сам уже чувствую, что не мое это. Недаром же среди холодного оружия существует так много разновидностей. И не проще ли чем подстраиваться под уже имеющийся, подобрать клинок по себе, ведь здесь нет требований к тому, чтобы оружие у всех было одинаковым. Это автомат Калашникова всем без исключения подходит, и мне бы отлично подошел. Эх, сколько бы мы с ним дел натворили…

Да что там автомат, и кургузый макарка подошел бы. И шли бы все эти мастера фигурного махания железяками метров на тридцать, дальше я патроны не переводить бы не стал из-за боязни промахнуться с такого расстояния.

Какая все же у Годима сабля была, как будто специально под мою руку сделана. Надеюсь только, что хватит у Пронтия и иже с ним совести оставить клинок там, куда я его и положил.

Сейчас у меня одна надежда, что сумею поменять свой тесак с доплатой на одну из сабель Тибора. У того их почти целая коллекция, не меньше пяти штук.

Нет, я не претендую на ту, что он постоянно носит или даже на ту, клинок которой весь украшен непонятной вязью и имеет потрясающей красоты эфес.

Есть у него более скромный во всех отношениях, к которому сам он, кстати, относится весьма пренебрежительно. Из всего того что я видел, именно он более всего похож на шпагу, хотя ею и не является. И меньше всего приспособлен для рубящих ударов, исключая, конечно же, шпаги.

Мне даже удалось немного подержать его в руках. В присутствии Тибора, безусловно. Брать в руки оружие в отсутствие хозяина, и, тем более, без его разрешения, для местных воинов похоже на то, как в их отсутствие оказывать настойчивые знаки внимания их женам. И неизвестно еще, в каком случае оскорбление будет сильнее.

Металл на него пошел немногим лучше, чем на мой тесак, если не сказать обратного, а вот что касается всего остального…

Конечно, не сабля Годима, но мое это, мое.

Можно просто пойти и приобрести требуемое, благо лавок торгующих подобными изделиями полным полно, но сейчас у меня попросту не хватит денег.

И как крайний вариант, поменяться с Тибором на мой замечательный кинжал, тогда уж точно ему придется доплачивать. Тем более, что Тибор сам проявлял интерес к кинжалу, он того стоит.

На следующий день Тибор не вернулся вместе со всеми из похода по злачным местам. Он приехал ближе к вечеру и выглядел очень расстроенным. Судя по его настроению, не самое удачное время для торговых операций и я отложил все дело на потом.

Очень непривычно было видеть его в таком состоянии, по крайней мере, для меня. Как оказалось, не только для меня, но и для всех для тех, которые знают его куда как лучше. Но на все расспросы Тибор только отмахивался да отмалчивался.

Почти одновременно с ним приехало несколько всадников, как оказалось тех, кого мы и ожидали.

Горднер выстроил всех нас и объявил, что отправляемся послезавтра с утра и потребовал никому не покидать поместья.

Тибор, по своему обыкновению не пошел под навес, где собирались любители скоротать вечер за игрой в кости. Вместо этого он повалился на постель и уставился глазами в потолок.

Я проведал Мухорку, понаблюдал за игроками под навесом и даже сам попытал счастье парой попыток. Лишний раз убедившись в том, что кости – это не мое, вернулся в комнату. Тибор продолжал молча созерцать потолок.

Иногда человеку просто необходимо побыть одному, и я уж совсем было собрался лечь спать, не задавая лишних вопросов, когда он вполголоса произнес:

– Наверное, я так и не дождусь твоей просьбы, Артуа. –

Голос у него был не такой как обычно. Скорее голос человека, решившего для себя какую-то задачу или принявшего трудное, но верное решение.

– Не раньше, чем ты мне все подробно объяснишь. –

– Объяснить? Что именно для тебя непонятно? –

– Что могло тебя так изменить, да еще за столь короткий срок. Единственное, что мне приходит в голову, так это то, что ты влюбился, побывав в гостях у мадам Сьюи. –

-Влюбился? –

Тибор расхохотался. Он рывком сел, свесив ноги с постели.

Как я успел заметить, кровати здесь делают на достаточной высоте от пола, так что даже при своем совсем немалом росте Тибор мог легко поболтать ногами в воздухе.

Мне однажды пришло в голову поинтересоваться причиной этого. Ведь такое присуще при более холодном климате. Но никто так и не смог ответить мне на этот, казалось бы, незамысловатый вопрос.

Единственное, что самому мне пришло в голову, так это то, что раньше здесь жили люди огромного роста. Но в таком случае и постели должны быть соответствующей длины, а этого нет.

– Влюбился, говоришь? –

Тибор снова рассмеялся, но сейчас его смех был наполнен какой-то горечью и совсем не походил на тот, что я услышал несколькими мгновениями раньше.

– Нет, Артуа, я не влюбился. А объяснить? Пожалуйста, сейчас тебе я все объясню.

И черт бы меня побрал, если ты и после этого сможешь относиться ко мне по-прежнему. –

Я хорошо к тебе отношусь, но знаем мы друг друга буквально пару дней, так не слишком ли большое значение ты придаешь моему отношению к тебе, вот в чем вопрос.

Тибор извлек откуда-то из-под изголовья бутылку вина, пару оловянных стаканов, так похожих на те, из которых мы пили совсем недавно в таверне. Затем наполнил их оба и один из них протянул мне.

Все это было так похоже на то, с чем мне приходилось сталкиваться и раньше, как будто никуда и не попадал. С той лишь разницей, что никогда до этого в стаканах не плескалось почти безалкогольное вино.

– Слушай. –

Он помолчал немного, собираясь с мыслями, затем начал говорить, изредка прерываясь на то, чтобы сделать глоток вина из стакана..

– Моя семья живет совсем недалеко отсюда, в местечке, называемом Мельничьей падью. Отец, совсем уже старик, мать немногим его младше и четыре сестры. Две из них давно уже замужем, одна даже успела вдовой побывать. Герия, младшенькая, тоже недавно замуж вышла, а Терсиле замуж не судьба, калека она у нас. Еще совсем маленькой под телегу попала. Так и выросла на один бок скособоченная, и ходит еле, еле, не расставаясь с клюкой.

И вот пришло мне в голову навестить их сегодня, настроение хорошее было. Я нечасто дома бываю, хоть и совсем рядом. То уезжаю надолго, то поругаемся мы. Мать постоянно меня пилить, что по возрасту скоро и в деды подойду, а все в бобылях. Ну какой из меня семьянин, смех один получится. Но я не об этом. –

Тибор помолчал, допил вино, снова наполнил свой стакан….

Мы, все пять человек, собрались у западной стены, огораживающей поместье. Там, вплотную к стене расположилась конюшня, с крыши которой перемахнуть через нее не представляло никакой трудности. Да и задача самой стены заключалась совсем не в том, чтобы сделать доступ на территорию поместья невозможным. Так, больше от любопытных глаз.

Мы, это я, Тибор, Лигрус, его закадычный друг, они и попали то сюда, к барону Горднеру вместе. И еще два брата-близнеца, которых и при свете дня отличить друг от друга очень трудно, а сейчас, почти в полной темноте так и вообще невозможно.

Вот их я совсем не знал, просто не было времени познакомиться, поскольку прибыли они сегодня, в числе тех людей, что мы ждали, чтобы отправиться непонятно куда.

Спрыгнув со стены, мы оказались в небольшой рощице, густо росшей по всему западному периметру поместья. Теперь нам предстоял час пути скорым шагом в ту самую Мельничную падь, где жили родственники Тибора.


Глава 25. Общие знакомые. | Ученик ученика | Глава 27. Температура пива.