home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 55. Deux ex mashine.

Постоялый двор, тот, на чье название я до сих пор не обращал внимания, именовался «На удачу». Хорошее название, решил я, что-что, а вот удачи в последнее время мне катастрофически не хватает. Черт же меня дернул захотеть жаркого. В конце концов, заказал бы его в номер и ничего бы не случилось. Или приди в голову этому сборищу идиотов продолжить застолье в другом месте, результат был бы аналогичным.

Тибора я увидел еще издали и лишь подъехав ближе услышал его своеобразный смешок, который ни с чьим другим не спутаешь. Тибор собрал вокруг себя компанию из нескольких человек и вдохновенно им что-то повествовал. Опять что-то врет, решил я и не ошибся.

На этот раз его слушателям была предложена ужасная история о том, как ему с таинственной целью пришлось пересечь в одиночку Гориенские болота, полные гигантских цецидов, и самый маленький из них мог разом проглотить….

Тут Тибору пришло в голову найти подходящий по размерам предмет, он обвел взглядом ближайшие окрестности и обнаружил меня. Я показал ему пальцем на двухэтажное здание, сложенное из белого камня и красного кирпича, мол, вполне подходит для этой цели.

Крижона я увидел еще раньше. Тот расположился рядом с играющей в кости компанией и время от времени поглядывал на них, сокрушенно покачивая головой, бывают же дураки на свете, одновременно чиня что-то из конской упряжи.

Вот и отлично, надеюсь, что в их компании мне будет более спокойно.

Оба выглядят бывалыми воинами, и хочется верить в то, что желающих прицепиться ко мне поубавится.

Я знаю, что в среде заядлых дуэлистов считается дурным тоном затевать новую дуэль, пока не состоялась предыдущая. Сейчас этот обычай мне очень нравился.

Это д'Артаньян умудрился сразу три заиметь, но ему простительно, провинциал, что с него взять.

Необходимо дагу еще приобрести, вещь нужная, и кинжалом на дуэли ее не заменишь. Непременно мне в этом Тибор помочь сможет. При всем притом, он далеко не последний знаток всевозможного оружия. Помнится, даже Горднер с ним как-то советовался.

– Ваша милость – увидев меня, закричал Тибор. Черт, мне и самому радостно видеть его. Сейчас мне явно не хватает весельчака и оптимиста, а именно таким человеком он и является.

Крижон тоже не огорчился. Вот и славно, перебираемся в «Приют странника», там и проведем следующие несколько дней, пока все не утрясется.

Оба они знали о цели нашего путешествия в Велент, но вероятно, что по выражению моего лица можно было прочитать то, о чем говорить совсем не хотелось, и им хватило такта не задавать лишних вопросов.

Места для моих парней в «Приюте странника» нашлись. Как же, при такой цене за номера кто бы в этом сомневался.

За ужином я поведал о предстоящей дуэли. Конечно, рассказывал я об этом с легкой небрежностью, как будто такие вещи для меня обычное дело. Судя по всему, удалось. Чуть позже явился Селиол Квост, мой секундант на общественных началах. Ничего нового он не сказал, условия обычные. Поединок будет продолжаться до тех пор, пока один из участников не извинится или не сможет продолжить бой из-за ранения или смерти.

Место встречи назначено у древних развалин, расположенных на западной окраине Велента. Сообщая каждую подробность Квост смотрел на меня, и я в ответ только кивал головой, не имею ничего против. Да и что здесь можно иметь? Меня все устраивает кроме главного: мне совершенно не хочется принимать участие в самой дуэли. Зачем и чего ради? Вот только извиняться я не буду. Не буду хотя бы по той причине, что нанесенное оскорбление относится не только ко мне.

Жюстин не говорил, что отныне я должен гордо нести высокое звание дворянина Великого герцогства Эйсен-Гермсайдр, напоминать об этом чуть ли не оскорбление. Но и без этого все понятно.

При любом постыдном поступке представителя рода кладется тень на сам род, а в моем случае тень ложится на целое герцогство. Вот так, не больше и не меньше. Уж это мне ясно дали понять, пусть и не из уст Жюстина.

Не спалось. Я мерил шагами комнату из угла в угол. Для спортсменов такое даже хорошо, волноваться накануне, а не во время соревнований. Вот только спорт здесь своеобразный, и ставки куда уж выше, ценою в собственную жизнь. Чего ж здесь непонятного, меня попросту хотят убить.

За что, спрашивается? Чем я мог досадить им в такой степени, что даже мое троекратное извинение не смогло ничего изменить? Очень сомневаюсь, дело закончится тем, что я смогу победить его и мне дадут спокойно убраться с этого сраного Велента.

Спуститься к хозяину и попросить его, чтобы он прислал мне Заиру? Что Артуа, жизнь заела до такой степени, что ты решил искать успокоения в объятиях проституток? Вполне возможно, что сейчас Заира обслуживает очередного клиента. Не сомневаюсь, что она обязательно придет к тебе, вон, как она удивилась, узнав, что я из благородных. Да и гонорар. Вдруг повезет снова, решит она. Такие деньги на дороге не валяются. Успокойся и попробуй уснуть.

Заснуть мне удалось не раньше, чем за окном основательно посветлело.

Разбудил меня Крижон.

Когда мы вместе с Квостом приехали на место, мои визави еще не прибыли, но и ждать их долго не пришлось, всего лишь несколько минут. Они приехали большой компанией, и с ними прибыло парочка слуг. И еще один тип, с виду выглядевший как лекарь, им и оказавшийся.

Секунданты внимательно осмотрели наши клинки с непонятной мне целью. Что ты хочешь там увидеть, запрещенный к использованию лазерный целеуказатель? Смешно.

Затем задали каждому вопрос, выглядевший явно ритуальным: может быть господин желает принести свои извинения?

«В следующей жизни» – подумал я, и покачал головой в знак отрицания.

Мишон Колдейн выглядел спокойно, даже позевывал иногда, хотя время было ближе к обеду. Надеюсь, что и я выгляжу также достойно, несмотря на то, что эта ночка прошла для меня тяжело.

Когда прозвучала команда – «сходитесь» – я выдохнул с облегчением. Наконец-то, никаких нервов не хватит ждать дальше.

Колдейну проще, его отвлекают разговорами, дают последние наставления и даже шутят, пытаясь приободрить. И наверняка, это не первая его дуэль.

В моей жизни такого еще не было, и я лишь несколько раз оказался их свидетелем.

На последней, что я наблюдал в Мулое, встретились два дворянина, как мне показалось, хорошо друг другу знакомые. Они даже умудрялись обмениваться шутками во время поединка. Кончилось все тем, что они нанесли друг другу по легкому ранению, одно так вообще выглядело царапиной. Затем дуэлянты поклонились друг другу и все присутствующие одной шумной толпой отправились отмечать это событие.

И техника, продемонстрированная ими, мне тоже не понравилась. Больше всего это походило на театрализованное действие. Изящные пируэты, эффектные удары и не менее эффектное парирование… Меньше всего это походило на то, что всегда демонстрировал Горднер, во главе техники которого всегда стояла рациональность. Он, кстати, присутствовал вместе со мной и сказал всего лишь одно слово: мальчишки.

Спорт здесь такой. Встретились, убедились в собственной мужественности и в мужестве соперника, оставили по отметине на память и разошлись.

Дага, что я приобрел буквально за час до этого эпохального события, называемого моей первой дуэлью, представляла собой длинный кинжал с широким лезвием. В лезвии имелось несколько отверстий – ловушек для клинка противника. Большая чашевидная гарда, имелся даже специальный отросток, для захвата шпаги противника. Когда клинок, скользнув по лезвию даги, оказывался между ней и тем самым отростком, достаточно провернуть кисть руки, чтобы на какое-то время задержать его там. Долго и не надо, хвати мига, чтобы нанести ответный удар другой рукой. А при удачном движении можно и вовсе вырвать шпагу из рук противника.

Горднер учил меня такой технике, вернее, просто ее демонстрировал для того чтобы я о ней знал. Вот только заучить до уровня рефлекса времени у меня не было.

Я не обоерукий боец и это очень прискорбно. Научиться такому невозможно, таким нужно родиться. Нет, конечно, можно долго и упорно тренировать свою слабую руку и, в конце концов, добиться немалых успехов. Но все это не то.

Рафаэлю ли, или Микеланджело, вот же проклятая память на имена, учителя советовали, если нет натуры, рисовать свою левую руку. Так вот кто-то из них, устав рисовать одной рукой, также легко делал это другой. И получалось у него ничуть не хуже. Не сомневаюсь, стань он не творцом, а воином, был бы именно обоеруким. Это талант, а любой талант дается от рождения.

Красивая стойка у Колдейна, жаль, что дам поблизости не наблюдается, им бы непременно понравилось.

Наши клинки соприкоснулись в первый раз. До чего же мелодично звучит мой, и это еще одна особенность толейской стали. А еще им можно запросто опоясаться, настолько он гибок. Конечно, если для этого хватит силы. Только мне этого не нужно. Нужно мне немного другое.

Так, не настолько ты, граф и символ хладнокровия.

Понимаю, не нравится. И никому не нравится, когда угрожают атакой в глаза.

Это всегда нервирует, всех нервирует и ты не исключение. Вот только сразу оба не могут так угрожать, кто-то один делает, а второй лишь отводит угрозу. Такое знание я принес еще из своего прежнего мира, и оно пригодно не только для шпаги и даже фехтования.

Кстати, что у нас там, на Земле, в этом смысле? Существовало две наиболее значимых школы, итальянская и французская. Они различались между собой, хотя и не очень существенно. И в спортивном фехтовании соревновались тоже они, пока не пришла еще одна, на этот раз советская. И как вы думаете, кто победил? Я тоже испытывая гордость.

Мы вообще такая нация, что берем что-то чужое, переделываем так, что прежний владелец только ахает от восхищения. Это относится не только к фехтованию. А балет, а оружие, в конце концов? Тому примеров тьма.

К чему все это я? Да к тому, что если бы заранее знать, как дело обернется, черта с два я бы забросил фехтование. Адаптировал бы свое умение к тем особенностям, что имеются в этом мире, и цены бы мне не было. Если бы у бабушки…

Я осторожничал. Очень осторожничал. Это не спортивный поединок и малейший промах приведет не к поражению по очкам, а к ранению в самом лучшем случае.

Принимая его выпады на дальнюю треть клинка, я только делал вид что контратакую или планирую такое действие. Огрехи в технике Колдейна были видны, но вот воспользоваться этим никак не получалось. Для этого необходимо было рискнуть, и я не мог себя заставить это сделать, не мог поймать кураж. Кураж штука замечательная, но трудно настроиться на убийство человека, в общем-то, из-за пустяка.

Заметно было, что Колдейн приходит все в большее раздражение, стремясь закончить дело как можно быстрее. Может быть его злило то, что он не может справиться с совсем неопытным противником, а определить мою неопытность достаточно несложно, множество мелких деталей указывали на это. Может, были еще какие-нибудь причины, недоступные моему пониманию, но свое хладнокровие он растерял полностью.

Затем я осмелел настолько, что провел две неплохие контратаки, обе из которых могли окончиться вполне успешно, если бы не моя перестраховка. Он ответил не менее опасной атакой, и спасло меня только проворство ног и немного удачи.

Потом случилось то, к чему я долго готовился, но никак не мог решиться на это.

Во время очередного выпада Колдейна я увел его клинок дагой в правую от себя сторону и нанес свой удар. Удар был похож на тот, что наносят тореро, вонзая свою шпагу быку в загривок. Вот только направлен он был Колдейну в правое плечо.

Я попал и попал здорово. Острие шпаги уперлось в плечевую кость и я даже использовал это, для того чтобы разорвать дистанцию скачком назад, оттолкнувшись. Колдейна шатнуло и он не смог удержать шпагу в руке. Будь это обычный бой, сложился необыкновенно подходящий момент покончить с ним следующим ударом, поскольку его левая рука с дагой прижалась к правому плечу. Наверное, стоило бы это сделать, но я не решился. Неизвестно как истолкуют такой удар секунданты и зрители, возможно как подлый и недостойный дворянина в такой благородной ситуации как дуэль.

Все. Остался лишь маленький нюанс.

– Не слышу извинений – обратился я к Колдейну. Тот сделал недоуменное лицо.

– Господа – на этот раз мои слова были обращены к остальным – прошу извинить мое невежество, но насколько я знаю, дуэль считается состоявшейся в трех случаях.

В случае смерти одного из дуэлянтов, в случае ранения, в результате которого невозможно продолжить бой и в том случае, если кто-то извинится. Смерти нет, раны тоже, осталось только извинения. Итак? –

С этими словами я переложил шпагу в левую руку, освободив ее от даги, и описал клинком изящную восьмерку. Боюсь, что это единственное на что я способен левой рукой и, если Колдейн решится на поединок, мне придется туго.

Вмешался лекарь, поспешно заявивший о том, что продолжать бой с таким ранением, невозможно. Да кто же против, вряд ли я слышу извинения, да и не нужны они мне вовсе. Откровенно говоря, мне и самому сложно будет объяснить даже себе, зачем я это сделал.

Боюсь, что мои проблемы не закончились и для этого никаких пядей во лбу иметь не надо.

Кроме того, мне не нравятся их взгляды, те, которыми они обмениваются между собой. Да что ж вы так ко мне привязались, кому из вас я дорогу перешел? Ворона вы хрен получите, я еще вчера у стряпчего побывал, завещав его Горднеру.

Горднер. Из-за древних развалин, напоминавших собой конические круги, сложенные из необработанного камня, показалось три всадника. Те, что сзади, это Тибор с Крижоном, все же они запоздали, я ждал их еще полчаса назад. А вот тот, что едет впереди, очень похож на Горднера. Неужели это та самая deux ex mashine и все мои проблемы позади? Может быть парни и задержались из-за того что встретились с ним? Но Горднер еще как минимум месяц должен быть в Мулое. Или образовалось какое-то новое дело, которое заставило срочно его покинуть?

Остальные тоже смотрели на подъезжавших к нам всадников. Может быть, прибытие их удержит от тех намерений, что так очевидны? Или просто я вижу то, чего больше всего опасаюсь?

Когда всадники приблизились достаточно для того, чтобы я мог разглядеть всех подробно, ничего кроме разочарования я не испытал.

Этот человек похож на Горднера не больше чем кошка на тигра. И дело было не в размерах того и другого. Горднер имел обычный рост при самом обычном телосложении. Ну, и еще осанкой они были схожи. Видимо из-за этого я их и спутал.

Вот все остальным они различались разительно. Взглядом, манерой себя держать, и еще тысячью мелочей, которые невозможно заметить издали.

Когда всадники приблизились, этот псевдо Горднер направился к окружению моего недавнего противника.

Парни подъехали, и на душе стало немного спокойней. Жаль, что мне пришлось впутать их в эту историю. Вот только убить меня сейчас будет значительно сложнее. Потому что убить теперь придется нас всех троих, теперь Тибор с Крижоном будут в своем праве, защищая свои жизни. Если же получится так, что одному из них удастся скрыться, то обо всем этом узнает Горднер, и тогда он поступит так, как должно, пусть я и не увижу этого. Все-таки три трупа это не один, погибший на дуэли, чему порукой будет слово сразу нескольких дворян. А дворяне лгать не умеют, и если кто усомнится в этом, последует немедленный вызов. Да и кому я нужен, чтобы из-за меня вспыхнули такие страсти.

Тибор, спешившись, доложил:

– Все готово, Ваша милость – и он передал мне бумагу, из-за которой они и задержались в Веленте. Ничего интересного в ней не было, всего лишь завещание, в котором и говорилось, что в случае моей смерти Ворон переходит в собственность Горднера. Впрочем, как и подаренная Жюстином шпага.

Надеюсь, что человек, прибывший вместе с Крижоном и Тибором, не настолько повязан с остальными, чтобы принимать участие в убийстве. Или, по крайней мере, покрывать его. Очень надеюсь. Вот только понять бы, чем я им так насолил.

Подошел мой секундант, и вид у него был не очень довольный. Видимо, что-то пошло в разрез с их планами. Не иначе, поражение Колдейна. Я все же поинтересовался, что не так.

– Сложность в том, господин де Койн, что вами были нарушены правила дуэли и один из друзей Колдейна имеет в связи с этим претензии к вам.

И в чем же оно заключалось, это самое нарушение? Уж не в том ли, что победу одержал именно я? И здесь я не смог удержать в себе вспыхнувшую ярость, заявив:

– Передайте тому самому другу господина Колдейна, что он безмозглый осел, и я готов встретиться с ним на любых условиях. Подробности вы мне расскажете позже, если не сочтете за труд, а я вас покидаю.

Как смысл оттягивать неизбежное, если решение ими уже принято? Я даже догадываюсь, кто будет моим следующим противником в борьбе за звание лучшего фехтовальщика славного города Велента. И то, что это будут опять шпаги, тоже догадаться не сложно. Дуэль на пистолетах слишком зависит от случая.

Уже позже, когда я в сопровождении Тибора и Крижона подъезжал к Веленту и ярость, так некстати вспыхнувшая во мне, угомонилась, подумал:

«Артуа, если уж и назвать кого-то безмозглым ослом, так это только тебя».


Глава 54. Диффамация. | Ученик ученика | Глава 56. Кабанья голова.