home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 56. Кабанья голова.

– Уважаемый – обратился я к хозяину «Приюта странника», кладя перед ним на стойку серебряный ал – Мне бы снова хотелось увидеть Заиру.

В але целых четыре конта, и этого будет вполне достаточно. А с Заирой я сам разберусь.

Больше всего я боялся услышать, что нет проблем, сейчас Заира освободится от очередного клиента и сразу же поднимется ко мне. Хозяин посмотрел на новенький блестящий ал, затем на меня и ответил:

– Заира уехала из Велента. Уехала в тот самый день, когда побывала у вас. Я даже подумал, что это как-то связано. Но если господину угодно, я пришлю любую другую. Поверьте, у нас богатый выбор. Девочки славные и очень молоденькие, на любой вкус. – Затем секунду подумав, добавил – Конечно, второй Заиры у нас нет.

Я отрицательно помахал головой. Нет, мне нужна не девочка, мне нужна именно Заира. И очень хочется верить в то, что ее отъезд связан именно с тем, о чем подумал хозяин «Приюта странника».

К нему я обратился после того, как просидев в своем номере целый час, пришел к выводу, что меня ожидает еще одна кошмарная ночь. Сначала я зашел к парням, занимавшим смежную комнату. Крижон лежал на постели и о чем-то думал, вскочив на ноги при моем появлении. Тибора не было вовсе. Не очень-то они ладят в последнее время, после того как Тибору пришлось признаться в том, что вся история о человеке могущем обращать все в золото, выдумана им от начала и до конца. Выдумана в той части, где говорилось, что мы направляемся именно к нему.

Нет, черная кошка между ними не пробежала, но теперь Крижон отказывался верить любому его слову. И он до сих пор переживал крах своей рухнувшей мечты.

Да, с таким настроением Крижона я и себе его не подниму, подумалось мне, после чего и направился к хозяину заведения.

Еще перед этим заходил Квост, принесший весть, что следующая моя схватка состоится послезавтра, на прежнем месте и в тот же час. И условия ее были точно такими же. Вот только встретиться мне предстоит не в пример с более грозным противником. Как мне показалось, что Квост даже проникся ко мне легкой симпатией, поскольку голос его звучал немного печально. Или решил таким образом оказать на меня психологическое давление.

При этих мыслях я даже улыбнулся. Любишь же ты все усложнять, Артур. Вернее, теперь уже Артуа де Койн.

Чего уж проще, собрал манатки и двинул в столицу завтра с утра, еще по холодку. Тебя ведь убить хотят, и что тебя здесь держит? Благородное слово дворянина, что же еще. Потом будет потом. Глядишь, все и утрясется. В конце концов, вполне возможно ты и не встретишься с этими людьми уже никогда. Вот только не заявляй, что от себя не убежишь. Дуэль с Керклом Сентрирусом, следующим оппонентом, почти самоубийство. Это тот, что обратил на себя внимание почти полным отсутствием растительности на голове.

Опытный боец, уж настолько-то я теперь в этом разбираюсь.

Так я думал лежа в одинокой постели, отлично понимая, что от судьбы не убежишь, и никуда я не уеду.

Утро выдалось хмурым даже видом на небо, взявшегося поливать землю мелким нудным дождем. Но еще вчера я решил побаловать Ворона прогулкой за городом и от намерения своего не отступился.

К обеду небо разъяснело, и в город возвращался уже в нормальном настроении. Ездили мы вдвоем с Крижоном, поскольку Тибор не пришел даже к утру. Но на этот счет я не беспокоился, поскольку знал его как ценителя всего прекрасного, по возможности не пропускающего ни единой юбки. Что-то тянет меня к таким людям, не иначе как рыбак рыбака… и так далее.

Имперский такт проходил чуть в стороне от Велента, и, чтобы попасть в город, необходимо было преодолеть небольшую речушку, текшую параллельно дороге. Сделать это достаточно просто по добротному каменному мосту, возле которого и был расположен постоялый двор «На удачу». Крижон меня убедил его посетить, поскольку там превосходно запекали в печи дичь, а я всегда имел слабость к этому простому блюду.

Корчма была пуста, да и время сейчас самое обеденное, почему бы и нет, решил я. Тем более что прогулка, пусть и не пешеходная, прибавила аппетита, отсутствием которого я и так никогда не страдал. Крижон оказался прав, готовили здесь весьма неплохо и мы с ним оба в первый раз отведали каплуна в ореховом соусе, единодушно сойдясь во мнении, что дело того стоило.

Я уже совсем было собрался вскочить на Ворона, и даже вдел левую ногу в стремя, когда из-за угла красно-белого здания корчмы появилась группа всадников.

Впереди, на крупном жеребце гнедой масти, но со светлыми гривой и хвостом ехал человек в широкополой шляпе и длинном бирюзового цвета плаще.

Вероятно, я бы не обратил на него внимания, но у лошадей такого окраса грива и хвост обычно черные, да и посадка всадника сразу бросалась в глаза. На лошади этот дворянин, на что безошибочно указывала его длинная шпага, висевшая на переливающейся всеми цветами радуги шитой перевязи, сидел так, что меня даже пробрала легкая зависть.

Вот он повернул голову вправо, разглядывая что-то на обочине, и у меня невольно вырвался крик: Фред! Вслед за этим я прикусил язык, потому что обращаться так к дворянину, пусть и своему знакомому, по крайней мере, неприлично. Человек повернул голову на зов и резко осадил коня. Это действительно был Фред фер Груенуа, мой давний и хороший знакомый.

– Артуа! – в свою очередь воскликнул он, и, наверное, в свою очередь пожалел о таком своем приветствии. Да и черт с ними, со всеми этими ритуалами приветствия и нормами поведения, ведь я действительно был очень рад его видеть. Как и он меня, судя по всему.

Соскочив с коня, Фред сжал мою руку, хлопнув другой ладонью по моему предплечью, и я ответил ему тем же.

– Что ты здесь делаешь? – мы умудрились задать этот вопрос одновременно.

Пока я пытался сформулировать ответ, поскольку в двух словах всего этого не объяснишь, Фред осмотрел меня с головы до ног, щелкнув ногтем по эфесу шпаги, и бросил свой взгляд на Ворона, надолго там задержавшись.

В общем, я не успел ответить на его первый вопрос, как он задал уже следующий:

– Ты где остановился?

Ну, тут даже мне тупить сложно и я ответил сразу:

– В «Приюте странника».

Через час мы сидели в том самом приюте, и я успел уже узнать, что Фред прибыл в Велент по неотложному делу. Слово за слово, и я рассказал ему обо всех событиях, произошедших со мной с момента нашей последней встречи. Не обошел в своих рассказах и Горднера. На этом месте Фред оживился и долго выпытывал подробности.

Вот только о Милане я рассказал буквально в двух словах, обойдясь без ее имени и еще без нескольких деталей.

В конце я выразил сомнение по поводу того, что титул получил не совсем заслуженно. Как-то в разговоре с Горднером я затрагивал эту тему, но тот только хмыкнул и заявил, чтобы я бросил маяться дурью.

Фред тоже посмотрел на меня с изумлением и спросил: ты это серьезно?

Да куда уж серьезнее. Он весело расхохотался и поинтересовался, интересно ли мне будет узнать, каким образом его предок получил титул графа. Конечно, ответил я.

Так вот, продолжил Фред, титул графа его славный предок получил от не менее славного императора Конрада I за то, что вовремя подал ему в руки рогатину при охоте на кабана.

С тех пор на их родовом гербе присутствует кабанья голова. Тут я невольно расхохотался и не сразу смог объяснить причину своего смеха. Наконец мне это удалось, и Фред узнал, что на моем гербе присутствует лошадь, и я только сейчас связал ее и то обстоятельство, что мне довольно долго пришлось катать на себе принца Жюстина.

Мы посмеялись вместе. Хороший человек Фред. И за все время, что мы не виделись, ничуть не изменился. Судить об этом я могу смело, потому что он не пропустил взглядом ни одной даже самой завалящей юбки, ни по дороге сюда, ни здесь.

На мой вопрос, как там «Мелисса», Фред немного помрачнел и ответил, что нет больше его красавицы.

Затем мне пришлось поведать о своих дуэлях, и Фред сразу посерьезнел.

Самым подробнейшим образом он расспрашивал меня как о самой дуэли, так и о событиях ей предшествующих. Затем задал еще один вопрос:

– Скажи, Артуа, не было ли среди этих людей одного, вот с такими усами?

И Фред быстро развел большой и указательный пальцы, сложенные перед самой верхней губой.

Нетрудно было догадаться, о ком идет речь, и я не задержался с ответом:

– Боюсь, что этот человек станет следующим, с кем мне придетсявстретиться. Конечно в том случае, если я переживу завтрашнюю дуэль.

Как мне показалось, у него на лице появилось чувство облегчения, но выяснять подробности не стал. Меня значительно в большей степени интересовало другое.

Встретил я его просто Фредом, пусть и владельцем не самого дрянного корабля. Теперь он граф, и понятно, что граф он снова. На мой вопрос он ответил коротко: эсзидо.

Этот термин я знал и означал он следующее.

Иногда, можно сказать, что крайне редко, в ответ за какое-нибудь прегрешение, недостаточно тяжелое, чтобы лишить дворянства, и в тоже время довольно серьезное, дворянина не подвергают опале или ссылке куда-нибудь в глухую провинцию, а назначают ему эсзидо.

Такой человек теряет все дворянские привилегии, в том числе и возможность носить шпагу, но в то же время не опускается до уровня простолюдина. Получается какое-то промежуточное состояние. Бывает и такое, что простолюдин становится тем же самым эсзидом, и через какой-то срок рассматривается, может ли он стать полноценным дворянином. Насколько я помню, в земной истории такого не было. Хотя как знать, я не такой уж и ее знаток.

– Женщина – произнес я, даже не вопрошая, а утверждая.

В ответ он рассмеялся и развел руки. Мол, это не слишком трудно понять. Знаю я за собой такой грешок, и не вижу в нем ничего предосудительного.

Затем в нескольких фразах, не называя никаких имен, рассказал подробности. Я сделаю их еще короче.

Флирт, адюльтер, и, как следствие, вызов на дуэль. Все. Вот только человек, с которым Фреду пришлось встретиться, был очень близок ко двору. Тогда по Империи прокатилась очередная волна борьбы с дуэлями, которая в очередной раз закончилась ничем. Противник Фреда отделался значительно легче, поскольку оправдал свое участие в дуэли тем, что ему пришлось заступиться чуть ли не за честь императорской фамилии.

Фред фер Груенуа получил эсзидо и стал просто Фредом. Как выяснилось позже, на долгие пять лет. Не так давно его противник попал в опалу и тут же в окружении Конрада III нашелся человек, который и рассказал императору о действительных событиях пятилетней давности. Император был в гневе. Как же, прикрываться его именем в каких-то низменных целях. На этом фоне проявили активность родственники Фреда, результатом которой и стало снятие с него эсзидо.

На этот раз руки развел я, мол, и не надеялся услышать что-то другое.

Затем мы с Фредом расстались, но буквально на пару часов.

Через два часа, наряженный в свои лучшие одежды, приобретенные в столице специально для встречи с Миланой, я трясся в карете по булыжной мостовой. Напротив меня сидел Фред, рассказывающий веселую историю, совсем недавно произошедшую с ним по дороге в Велент. Я улыбался, кивал головой, в нужных местах поддакивал или делал соответствующую мину…

В глубине же души очень волновался. Волновался даже больше, чем перед дуэлью. Потому что отправились мы на раут, первый в моей жизни раут в доме графа Энглиера. Граф Энглиер приходился Фреду дальней родней.

Напрасно я убеждал себя, что ничего страшного не происходит и мне не придется прикладывать много усилий, чтобы во мне не признали вчерашнего простолюдина. Видимо мне не совсем удачно удавалось скрыть свое состояние, поскольку Фред внезапно прервал свое повествование на самом интересном месте и заявил:

– Артуа, я тебя не узнаю. Никогда бы не подумал, что на свете существуют вещи, которые могли бы так сильно привести тебя в смятение.

Мне это помогло, и в дом графа я уже входил, испытывая скорее любопытство, чем что-то еще.

Когда мы прибыли, вечер был в самом разгаре. Никакому особому событию он посвящен не был, просто время от времени такое устраивает каждый из представителей городской знати Велента или других городов.

Сегодня принимаешь гостей ты, завтра сам отвечаешь на приглашение. Жизнь многих и состоит из таких встреч и приглашений. Состояние вечного праздника, конечно в том случае, если можешь себе такое позволить.

Как оказалось, Фреда здесь помнили хорошо. Еще бы, яркая личность. Да и не столько уж много времени прошло с тех пор, как он побывал в этом доме в последний раз.

Фред поприветствовал хозяев, не забыв представить им и меня. Затем прошелся по зале, говоря комплименты дамам, пожимая руки своим знакомым, которых оказалось великое множество. С кем-то он перешучивался, кого-то просто осчастливил кивком головы, кому-то давал обещание посетить их дом в самом скором времени.

И вскоре получилось так, что он стал центром внимания всех присутствующих на вечере. И он этим воспользовался, да еще так, что знай я заранее, попросту сбежал бы отсюда, не дожидаясь этого момента.

Я с самым независимым видом с бокалом вина стоял возле ломберного столика и делал вид, что внимательно наблюдаю за игроками, когда Фред, совершив обход залы, приблизился ко мне.

– Дамы и господа – обратился он ко всем присутствующим, призывая к себе внимание. Это удалось ему достаточно легко, потому что и без призыва собрать его ему удалось достаточно много.

– Рад вам представить человека, которого я считаю своим другом. Конечно, все вы слышали историю, что произошла совсем недавно. Историю о том, как наследника Эйсенского престола буквально вырвали из лап самой смерти.

Конечно же, все присутствующие слышали эту историю. А куда им было деваться, ведь никому не хотелось признаваться в своей провинциальности.

– Так вот, этим человеком и был Артуа де Койн, пожалованный титулом барона Великим герцогом Дрюмоном XVII.

И мне оставалось лишь раскланяться, при этом усиленно делая вид, что спасать наследников престола для меня сущие пустяки, которые я делаю не менее четырех раз в неделю, даже не позавтракав.

Конечно, восторженного рева и бури оваций я не дождался, но поглядывать на меня стали несколько иначе.

Хитер Фред, хитер. Так ловко меня пропиарить. По его словам получается так, что я и до этого был дворянином, получив за содеянное лишь титул. Теперь можно легко объяснить и мой акцент, и некоторые другие вещи, отличающиеся от общепринятых в Империи, те же манеры, например. Разве что найдется среди присутствующих человек, бывавший там и говорящий на принятом в герцогстве языке, в чем искренне сомневаюсь.

Фреду бы в моем мире и в мое время имиджмейкером работать, цены бы ему не было.

Вот только вряд ли бы он на это согласился, слишком уж по барабану ему было бы состояние банковского счета или возможный визит налоговой инспекции, натура не та.

Как оказалось, в Веленте на меня уже успели обратить внимание, но в этом было больше заслуги Ворона. Еще бы, единственный аргхал в городе, некоторым и видеть то их раньше не приходилось.

Я как раз общался с одним из таких людей, представившимся Кериолом Гроем отвечая на его многочисленные вопросы, касающиеся непосредственно аргхальских скакунов, когда ко мне обратился Фред.

– Артуа, мне хотелось, чтобы ты присутствовал при разговоре, собственно ради которого я и прибыл в Велент. Нет ничего проще, всем, чем смогу, Фред.

Разговор же случился очень интересный.

Своего завтрашнего противника Керкла Сентрируса и человека, которым интересовался Фред, я обнаружил сразу же, как только мы сюда явились. Все это время мы делали вид, что не замечаем друг друга, да и какой был смысл в противном.

Так вот, мы с Фредом пересекли зал и остановились перед этими двумя типами, находившимися в окружении еще нескольких дворян.

Фред внимательно посмотрел на одного из них, того самого, украсившего свою физиономию такими странными усами-стрелками и влепил ему пощечину. Пощечина получилась смачной, и звук ее облетел всю залу, потому что небольшой струнный оркестр все время наигрывающий какие-то мелодии в это время решил сделать себе небольшой перерыв.

Голова последнего дернулась и на его щеке стали проступать красные пятна, повторяющие собой форму кисти Фреда.

Заглянув еще раз этому человеку в глаза, Фред, все так же, не произнеся ни слова, пошел от него прочь. А что здесь говорить, завтра униженный и оскорбленный пришлет своего секунданта и они обо всем договорятся. И никуда ему не деться, вернее, деться можно, если уехать далеко, далеко, где никто не будет знать о его позоре.

– Если бы ты знал, Артуа, сколько времени я мечтал об этом – признался мне Фред, когда мы отошли достаточно далеко.


Глава 55. Deux ex mashine. | Ученик ученика | Глава 57. Сьеола.