home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 15

Что натворила вредная служанка

Флоренс Пеко, мрачная и всем недовольная служанка мистера Дж. Л. Б. Матекони, страдала головными болями с того самого дня, как мма Рамотсве сообщила ей о грядущей женитьбе хозяина. Она всегда была подвержена мигреням, которые начинались у нее от любых неприятностей. Вот, например, суд над ее братом был отмечен тяжелейшими головными болями. Теперь каждый месяц, когда она отправлялась навестить его в тюрьме возле индийского супермаркета, мигрень начиналась в тот самый момент, когда она занимала очередь среди прочих родственников заключенных. Ее брат был замешан в угонах машин, и хотя на суде она свидетельствовала в его пользу, она знала, что наказание вполне справедливо. Впрочем, те проступки, за которые он получил пять лет тюрьмы, были лишь частью его преступлений. И все равно, Флоренс была возмущена тем, что его признали виновным, и громко кричала на полицейских в суде. Судья уже собиралась уходить, но снова вернулась на место и подозвала Флоренс.

— Это суд, — сказала она. — Здесь вы не имеете права кричать на полицию или на кого-либо еще. Более того, вам крупно повезет, если прокурор не возбудит против вас уголовное дело за все то вранье, которое мы от вас услышали.

Флоренс утихла, и ее не задержали. Но после этого ощущение несправедливости только усилилось. Республика Ботсвана совершила страшную ошибку, отправив ее брата за решетку. На свете полно людей, которые гораздо хуже, так почему же их никто не тронул? Куда смотрит правосудие, если не замечает тех, которые… Список был длиннющий. По странному совпадению, троих из этого списка Флоренс знала лично, двое даже были ее любовниками.

Именно к одному из них, мистеру Филемону Линни, она и собиралась теперь обратиться. Он ее должник. Однажды она сказала полиции, будто бы он был с ней, хотя на самом деле не был, хотя ее официально предупредили об ответственности за дачу ложных показаний. Она познакомилась с Филемоном Линни в «Африканском молле». Он сказал, что ему надоели девочки из бара и хотелось бы познакомиться с какой-нибудь порядочной женщиной, которая не станет тянуть из него деньги.

— С кем-нибудь вроде тебя, — сказал он с очаровательной улыбкой.

Флоренс это польстило, и их знакомство продолжилось. Он мог месяцами не появляться на ее горизонте, а потом вдруг возникал и дарил подарки — то серебряные часы, то сумочку (с оставшимся в ней бумажником), то бутылку бренди. Жил он в Олд-Наледи с женщиной, от которой у него было трое детей.

— Она все время на меня орет, — жаловался Филемон. — И я ничего не могу с этим поделать. Каждый месяц я даю ей деньги, а она все твердит, мол, дети голодные, еду купить не на что. Вечно она всем недовольна.

Флоренс искренне ему сочувствовала.

— Тебе нужно уйти от нее и жениться на мне, — сказала она. — Я ни за что не стану орать на мужчину. Для такого, как ты, я буду хорошей женой.

Она предложила это совершенно серьезно, а он решил, что Флоренс пошутила, и игриво ее шлепнул.

— Ты станешь такой же, — сказал он. — Стоит женщине выйти замуж, как она начинает жаловаться. Это же всем известно. Спроси у любого женатого мужчины.

Итак, их встречи были эпизодическими, но после ее рискованного и довольно неприятного разговора с полицией, где больше трех часов проверяли алиби Филемона, она почувствовала, что тот теперь ее должник, и когда-нибудь он этот долг вернет.

— Филемон, — сказала она жарким днем, лежа рядом с ним на кровати мистера Дж. Л. Б. Матекони, — я хочу, чтобы ты достал мне оружие.

Он рассмеялся, но посерьезнел, увидев выражение ее лица.

— Что ты задумала? Застрелить мистера Дж. Л. Б. Матекони? В следующий раз, когда он войдет на кухню и будет ругать твою готовку, ты его убьешь? Ха-ха!

— Нет, я никого не собираюсь убивать. Но мне нужно оружие, чтобы подложить в один дом. А потом я скажу полиции, что оно там лежит, они придут и найдут его.

— И я не получу его назад?

— Нет. Его заберет полиция. Но вместе с ним они заберут и того, кто там живет. Что бывает с теми, кто незаконно хранит оружие?

Филемон закурил и выпустил струю дыма в потолок спальни мистера Дж. Л. Б. Матекони.

— Полиция терпеть не может незаконное оружие. Те, кто его хранит, отправляются прямиком в тюрьму. Сразу же. Вот так-то. Власти не хотят, чтобы здесь стало как в Йоханнесбурге.

Флоренс улыбнулась.

— Хорошо, что они так строги в отношении оружия. Именно это мне и нужно.

Филемон стер табак, прилипший к передним зубам.

— Понятно, — сказал он. — Но чем я заплачу за пистолет? Он стоит пятьсот пула. Это минимум. Кто-то должен привезти его из Йоханнесбурга. Это нелегко.

— У меня нет пятисот пула, — вздохнула Флоренс. — А почему бы не украсть этот пистолет? У тебя же есть связи. Пусть это сделает один из твоих ребят. — Она помолчала и добавила: — Не забывай, что я тебе помогла. Мне тоже было нелегко.

Он внимательно посмотрел на нее.

— Ты действительно этого хочешь?

— Да, — кивнула она. — Это для меня очень важно.

Филемон загасил окурок и водрузил ноги на спинку кровати.

— Хорошо, — сказал он. — Я достану пистолет. Но учти, если выйдет прокол, я тебе никакого пистолета не давал.

— Скажу — нашла, — ответила Флоренс. — Лежал в буше неподалеку от тюрьмы. Наверно, кто-нибудь из заключенных припрятал.

— Звучит правдоподобно, — сказал Филемон. — Раз уж на то пошло, есть у меня лишний. Можешь взять.

Флоренс села и нежно погладила его по спине.

— Ты очень добрый. Можешь приходить ко мне в любое время. Когда захочешь. Я всегда рада тебя видеть, а тем более порадовать тебя.

— Ты славная девушка, — засмеялся Филемон. — Очень плохая. Очень злая. И очень умная.


Он выполнил обещание и принес пистолет, завернутый в промасленную бумагу и уложенный на дно объемистого пакета с логотипом универмага «ОК» под стопкой старых журналов «Эбони». Флоренс развернула сверток в его присутствии, и он стал объяснять ей, что нужно сделать с предохранителем, но она его перебила:

— Мне это не нужно. Мне нужен только сам пистолет и вот эти пули.

Филемон вручил ей один за другим девять тяжеленьких шероховатых патронов. Пули поблескивали, как будто их отполировали, и Флоренс вдруг почувствовала, что они ей нравятся. Отличное получилось бы колье, подумала она, если просверлить в них дырочки и нанизать на леску, а еще лучше — на серебряную цепочку.

Филемон показал ей, как заряжать пистолет и как протереть его, чтобы не осталось отпечатков пальцев. Потом быстренько приласкал ее, чмокнул в щечку и ушел. Как всегда, когда он уходил, экзотический аромат его ромового шампуня наполнил воздух, и Флоренс пожалела, что на сей раз он не остался ради удовольствия. Интересно, если она придет к нему домой и застрелит его жену, он на ней женится? И кем он будет ее считать — своей освободительницей или убийцей матери его детей? Трудно сказать.

А впрочем, она никого не сможет убить. Она ведь христианка, и идея убийства ей чужда. Флоренс всегда считала себя хорошим человеком. Только в силу обстоятельств совершала она такие поступки, которые хорошие люди не совершают (или только говорят, что не совершают). И если теперь она собирается поступить с мма Рамотсве недопустимым образом, то лишь потому, что необходимо устранить человека, представляющего реальную угрозу для мистера Дж. Л. Б. Матекони. Разве он сам справится с такой женщиной? Совершенно ясно, что она толкает его на скользкий путь, и несколько лет в тюрьме научат ее уважать права других людей. Эта эффектная женщина-детектив сама во всем виновата, вот пусть себя во всем и винит.


Что ж, подумала Флоренс, пистолет у меня уже есть. Теперь его нужно положить туда, куда я и собиралась — в дом на Зебра-драйв.

Чтобы это сделать, придется снова просить об одолжении. Два года назад у нее занял денег некий по имени Пол, который приходил к ней поболтать и развлечься. Занял он совсем чуть-чуть, но до сих пор не вернул долг. Может, просто забыл, но она-то не забыла. Самое время ему напомнить. А если заартачится — что ж, у него тоже есть жена, которая знать не знает о его визитах в дом мистера Дж. Л. Б. Матекони. Страх разоблачения сделает его более покладистым.

Все решили деньги. Стоило ей напомнить Полу о долге, как он тут же сообщил, что вернуть его не может.

— У меня каждый пула на счету, — сказал он. — Нам приходится платить за лечение одного из детей. Он уже давно болеет. Я ничего не могу выкроить. Как-нибудь после отдам.

Флоренс понимающе кивнула.

— Про долг можно вообще забыть, — сказала она. — Я прощу его, если ты кое-что для меня сделаешь.

Он посмотрел на нее с подозрением.

— Ты проберешься в пустой дом — там не будет ни души. Разобьешь окно в кухне и влезешь внутрь.

— Я не вор, — перебил Пол. — Красть не буду.

— А я и не прошу тебя красть, — успокоила Флоренс. — Разве воры, забираясь в дом, что-нибудь там оставляют? Это никакое не воровство!

Она объяснила, что хочет, чтобы он оставил сверток, например, в буфете. Засунул подальше, где его трудно найти.

— Я просто хочу кое-что спрятать, — сказала она. — А там эта вещь будет в полной сохранности.

Пол был не в восторге от ее плана, но Флоренс снова напомнила о долге, и он сдался. Он отправится на дело завтра днем, когда все будут на работе. Она все разузнала: служанки в доме не будет, а собак хозяйка не держит.

— Это проще простого, — пообещала Флоренс. — Минут за пятнадцать управишься. Туда — и обратно.

Она вручила ему сверток. Пистолет снова был завернут в промасленную бумагу, а сверху упакован еще и в оберточную. Содержимое не прощупывалось, но сверток был тяжелый, и у Пола возникли подозрения.

— Ни о чем не спрашивай, — предупредила Флоренс. — Меньше знаешь — крепче спишь.

Пистолет, подумал Пол. Она хочет, чтобы я подбросил пистолет в дом на Зебра-драйв.

— Я не хочу носить сверток с собой, — сказал он. — Это опасно. Я понял, что это пистолет. И я знаю, что сделает с тобой полиция, если найдет его у тебя. Но я тоже не хочу в тюрьму. Поэтому я возьму его у тебя завтра днем в доме Дж. Л. Б. Матекони.

Флоренс задумалась. Можно взять его с собой на работу, положив в пакет. Хочет получить его там — что ж, она не против. Самое главное — подбросить его этой Рамотсве, а через пару дней снять телефонную трубку и позвонить в полицию.

— Хорошо, — согласилась она. — Я положу его в пакет и возьму с собой. Приходи в половине третьего. К тому времени он уйдет в мастерскую.

Пол смотрел, как она укладывает пистолет в пакет универмага «ОК».

— Ты хороший человек, — сказала Флоренс, — и я хочу сделать тебя счастливым.

Пол покачал головой.

— Я слишком нервничаю, чтобы быть счастливым. Отложим на потом.


На следующий день, в самом начале третьего, Пол Монсопати, старший администратор «Отеля Сан», которого начальство как раз собиралось повысить в должности, зашел в кабинет одной из секретарш и попросил ее на несколько минут оставить его одного.

— У меня важный телефонный разговор, — объяснил он. — Частного характера. Насчет похорон.

Секретарша понимающе кивнула и вышла. Люди часто умирают, и похороны, на которые с готовностью собираются даже самые дальние родственники и случайные знакомые, требуют тщательной подготовки.

Пол снял телефонную трубку и набрал номер, записанный на клочке бумаги.

— Я хотел бы поговорить с инспектором, — сказал он. — Нет, не с сержантом. Именно с инспектором.

— Как вас представить?

— Не имеет значения. Соедините с инспектором, или у вас будут серьезные неприятности.

Ему ничего не ответили, и через несколько минут в трубке послышался другой голос.

— Пожалуйста, слушайте меня внимательно, рра, — начал Пол. — Я не могу долго говорить. Я законопослушный гражданин Ботсваны, противник преступлений.

— Отлично, — похвалил инспектор. — Мы всегда рады это слышать.

— Ну, так вот, — продолжал Пол, — если вы отправитесь в некий дом, в котором сейчас находится некая леди, вы найдете у нее незаконное оружие. Она одна из тех, кто им торгует. Пистолет лежит в белом пакете универмага «ОК». Если пойдете прямо сейчас, сможете ее задержать. Имейте в виду, виновна именно она, а не мужчина, который там живет. Пакет принадлежит ей, он у нее на кухне. Вот и все, что я хотел вам сказать.

Он продиктовал адрес и повесил трубку. На другом конце провода инспектор расплылся в довольной улыбке. Провести этот арест будет легко, и он станет борцом с незаконным распространением оружия. Сейчас многие жалуются, мол, народу не хватает гражданского самосознания, но такие звонки, как этот, раздаются довольно часто. Люди выполняют свой долг. Надо бы их награждать. Медалями и премиями. Уж не меньше пятисот пула.


Глава 14 Поездка в город | Слёзы жирафа | Глава 16 Семья