home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 1. Змея и волк

«Без сомнений змеи - одни из самых странных существ. Об этом можно судить даже исходя из отношения к ним людей, в сознании которых они зачастую связаны с чем-то великим - и не важно со злом или с добром.

Египтяне считали змей покровителями царской власти и королевского величия. Для них эти нередко опасные существа сочетали в себе весь мир, потому что обладали не только силой жизни, но и смерти.

На севере, в Скандинавии, змея стала одним из символов Конца Света. В прозаической Младшей Эдде говориться, что бог Локи породил волка и змея. Но оракул предупредил богов, что эти создания принесут гибель всему живому и те, испугавшись пророчества, разлучили их: змея бросили в море, а волка сковали цепью…

Говорят, настанет момент и Френир освободится… тогда он проглотит солнце, а змей - землю. Сейчас эта легенда все больше забавляет меня, потому что я живу под одной крышей с тем самым серебряным волком, что был прототипом скандинавского чудовища. Кстати, любопытно: а кто был прообразом змея?…»

конец июня 1998 г

Личные записи Шайрем кайри Найи

Шайрем кайри

[2] Найа

Я едва не плакала от бессилия. Кинжал лежал всего в паре сантиметров от руки, но этот проклятый всеми богами волк так крепко держал меня, что я даже пошевелиться не могла.

Осознав, что выбраться мне не удастся, я попыталась отстраниться от ощущений. Чужие руки шарили по моему телу в поисках очередного сюрприза. Сволочь! Ведь знает, что в костюме рабыни-танцовщицы даже лишнюю нитку не спрячешь, но все равно «ищет»!

Грудь болезненно напряглась, когда его пальцы в очередной раз скользнули по обнаженной коже. Восприятие как назло обострилось, а тотемная змея едва уловимо шевельнулась, прислушиваясь к новым неведомым до этого ощущениям.

Что ж, красавица, вот теперь можно и поговорить, - негромко произнес мужчина. Не смотря на то, что он немного отстранился, я по-прежнему даже пальцем не могла пошевелить без его ведома. Руки, заведенные за голову и зажатые в тиски его ладони, онемели. Да и что говорить, мало приятного быть в полной власти того, кого собственно тебе и заказали…

Проклятье! И это «слабый» воин?! Я найду заказчика, кем бы он ни был, и убью самым мучительным образом. Если, конечно, сумею выбраться из волчьего логова…

Так и будим молчать, красавица? Или ты все же скажешь, кто тебя послал? - желтые звериные глаза опасно сощурились. Этот взгляд ничего хорошего лично мне не предвещал, но он притягивал… Я знала, что нельзя смотреть зверю в глаза, но ничего не могла с собой поделать. Я кожей чувствовала чужую ярость, слышала частое биение сердца - не своего, другого…

Проклятье! Не может же эта псина быть сильнее меня! Я - змея!

Стоило мне вспомнить о моих маленьких сестричках, как сразу стало легче, и я смогла мыслить связно, не теряясь в круговоротах чужого разума.

Я в ловушке. Это понятно и без слов. И от меня ждут ответа.

Ну? - мужчина нетерпеливо встряхнул меня. Ему явно не хотелось возиться с какой-то девчонкой, когда где-то рядом бродит пока еще живой враг.

Я не знаю заказчика, - тихо ответила я. Самое ужасное, что в этом я не врала. Папирус с указанием жертвы, сроком выполнения и прочими пожеланиями мне передала главная жрица, а сама она забрала его из чаши пожертвований.

Но я узнаю, кто меня так подставил! И умирать он будет долго, на себе прочувствует все, что мне придется пережить в стенах волчьего логова.

Клянусь истинным именем Змееликой!

Ты же из Храма, - вновь напомнила о себе моя неудавшаяся жертва.

Да, - подтвердила я, хотя он и не спрашивал - это и так было ясно. Только у моей госпожи в прислужниках находятся убийцы. Никто лучше Змееликой не разбирается в ядах, а использовать их могут только ее жрицы. Меня выдал кинжал. Отравленным оружием пользуемся мы и никто другой не посмеет его взять в руки, не накликав при этом беду на весь свой род.

Хочешь сказать, змееныш, что на меня послали какую-то недоучку? - волк невесело усмехнулся. И без того жесткие черты лица, стали еще резче, неприятнее.

Сволочь! И главное возразить мне не чего: он скрутил меня в течение нескольких секунд. Я даже ни разу не задала его кинжалом!

И не сверкай так глазами, змееныш. Это тебе не поможет. Стоило раньше думать с кем связываться, - ни на мгновение не ослабляя хватки, волк свободной рукой растянул узел галстука и отбросил ненужную больше вещь. Я проследила за полетом атласной серебристой змейки, не особо желая задумываться над тем, что меня ждет. С убийцами обычно не церемонились…

Змееликая! Лишь об одном прошу: пусть он не узнает! Иначе будет война! Прошу тебя о последней милости - пусть он не поймет…

Богиня не ответила. Но я чувствовала, как нервно бьется хвостик тотемной змейки. Не покинь меня, не оставь…

Интересно, кого мне стоит поблагодарить за тебя. Как только выясню - обязательно сделаю это, потому что вкус у нашего «доброжелателя» явно есть, - как-то расслабленно произнес волк. Я мысленно возрадовалась: если он хоть на минуту утратит контроль, то у меня появится шанс.

Даже не думай, змееныш. То вино, что ты так беспечно выпила, значительно снижает скорость реакции, зато обостряет чувствительность. Его дают всем рабыням, - и словно желая доказать свои слова, он опустил свободную руку на мою грудь…

Краска бросилась к лицу. До этого момента меня нисколько не смущал мой наряд: что змеи, что ожерелье из золотых бусин - какая разница, лишь бы закрывали то, что нужно. Но одного я не учла точно: мои маленькие сестрички никогда бы не бросили меня, не выставили бы так постыдно мое тело на показ, как этот выкидыш ювелирного искусства.

Нет, я определенно поблагодарю этого дарителя, прежде чем убить, - пробормотал волк, наклоняясь и губами исследуя так бесстыдно вынырнувший из золотых бусин сосок.

Великие боги

[3]! Чем я прогневала вас?!

Кожа там, где ее касались мужские губы вспыхивала огнем. Жар проникал в кровь и напряженным биением замирал внизу живота.

Карамель? - желтые глаза волка довольно сощурились, - это кто ж тебя догадался в ней искупать? Мало того, что доставили и упаковали, неужели еще и глазурью покрыли?

Губы волка скользнули чуть ниже, на обнаженную кожу живота. Сердце билось как бешенное, и его удары эхом отдавались по всему телу.

Ясноокая Исида…Защитница, зачем ты позволяешь это? Зачем?…

Протяжный стон вырвался из груди, когда разгоряченной кожи едва уловимо коснулся язык…

А ты, змееныш, не так хладнокровна, как кажешься.

Проклятье! Знал бы ты, волк, насколько ты прав! Моя чувствительность и без того уже вошла во все дворцовые сплетни. А ты еще и это зелье подмешал! Если я не умру сегодня, то потом продемонстрирую тебе все… на своей шкуре все прочувствуешь!…

Мысли в голове стали путаться. Вспомнилось, как во время обучения наставники часто восторгались моей восприимчивостью, мне не надо было долго настраиваться на то или иное действо, стоило только прислушаться к телу и все приходило само…

И сейчас это сводило с ума!

Боги, спасите дочь свою! Клянусь, я не стану больше противиться вашей воле… я покорюсь…

Спокойнее, красавица. Что же Марк там намешал, что ты уже себя не контролируешь…

Я открыла глаза (оказывается, я уже успела зажмуриться…) и озадаченно посмотрела на мужчину. Мыслей в голове не было, только жажда. Моя чувствительность была не столько даром, сколько проклятьем. Бывали моменты, когда все мое существо сжигал дикий неконтролируемый голод… мне хотелось коснуться живой плоти, почувствовать ее тепло…

Но никогда прежде он не был так силен.

Я инстинктивно потянулась к единственному живому источнику тепла, находящемуся в зоне досягаемости. Руки, выскользнув из чужих пальцев, нетерпеливо пробежали по ряду пуговиц на белой рубашке - одежда только мешает. Мужчина, удивленно замер, но мне было не до его чувств. Все мое тело впитывало тепло, исходящее от такого близкого, но такого чужого существа.

Избавившись от ненужной вещи, я на мгновение отстранилась, позволив взгляду коснуться его кожи первым. С левой стороны над темным соском замерло изображение волчьей головы

[4]. Где-то на грани разума скользнуло что-то важное, касающееся этого знака, но мне было не до этого. Хотя на мгновение все происходящее показалось мне… неправильным?…

Я отогнала назойливую мысль и потянулась мужчине. Подушечки пальцев покалывало от нетерпения, хотелось коснуться живого тепла, почувствовать биение энергий…

И я растворилась в своих ощущениях. Восприятие обострилось до предела. Я даже смогла уловить удовлетворение волка-тотема, когда скользнула губами по нему…

Я пила чужое тепло и дарила свое, ни мгновения не сомневаясь больше, что все идет так, как и должно. Но вот мужчину что-то явно беспокоило.

Может, переберемся на кровать? Там удобнее. Честное слово, - чужое дыхание коснулось кожи, складываясь в какие-то слова.

Да какая к Сету кровать? Чем его этот пушистый ковер не устраивает?

Недовольство радужной коброй завозилось внутри. Но я подавила его, принимая чужие правила игры.

Плавным движением я перетекла в вертикальное положение. Собственное тело казалось удивительно легким, полным силы. Дернув головой, я на пробу выполнила парочку довольно сложных танцевальных па. Ожерелье послушно зашелестело в такт, бусины в волосах отбивали ритм. И я отдалась старому другу - танцу - с готовностью. Бешено билось в груди сердце, тело плавилось в волнах движения, кожа горела от чужих поцелуев и силы. Я могла бы танцевать вечность, но чужие руки обхватили мои плечи, а потом, обжигая дыханием, у самого уха прошелестел голос:

Довольно. Хватит сводить меня с ума, лучше сбрось свои тряпки.

Я засмеялась и, выскользнув из чужих объятий, бросила:

А ты попробуй поймать.

Глухое рычание вырвалось из груди волка (отчего-то я только сейчас вспомнила, чья суть скрывалась в человеческом теле). Он кинулся ко мне, но я успела увернуться. Магия танца еще не покинула тело до конца, и для меня ничего не стоило начать новую игру.

Голод немного притупился, но не исчез полностью. Ладно, ничего страшного не случиться, если я подразню его еще немного. Перезвон золотых бусин ожерелья, глухой звук ударов деревянных и костяных украшений в волосах задавали особый ритм полутанца-полуигры. Змея и волк кружили по комнате, с трудом сдерживая рвущийся наружу голод. Наверно, со стороны это выглядело… странно, завораживающе и странно. Но зрителей у нас не было…

И все-таки он меня поймал. С глухим рыком повалив меня на кровать, он подмял меня под себя, не давая возможности ускользнуть снова. Я лишь улыбнулась, пробегая пальцами по обнаженной груди волка. В ответ он, нащупав на моей спине застежку, избавил меня от пыточного устройства, выдаваемого за произведение ювелирного искусства. Я бесстыдно выгнулась навстречу его губам. Волны возбуждающего жара прокатывались под кожей и напряжением замирали в животе. Вопреки всем моим надеждам голод лишь креп…

На грани восприятия упрямо продолжало мельтешить что-то важное, но чужие ласки не давали думать, да и не хотелось ни о чем вспоминать. Слишком долго я сдерживала эту потребность, слишком давно меня никто не касался… А когда его пальцы распутали завязки на поясе юбки, то мне стало не до рассуждений и уж тем более не до воспоминаний.

Кобра? - то ли удивленно, то ли задумчиво спросил он, добравшись, наконец, до моего тотемного знака внизу живота.

Ну, кобра. Что его не устраивает? Впрочем, и меня кольнуло что-то важное, связанное с этим знаком, но стоило тотемной змейки выгнуться навстречу мужским губам, как этот вопрос решительно потерял свою актуальность. Даже мир утратил свое значение, рассыпься он сейчас - я бы даже не заметила этого. Остался только голод, сжигавший тело и душу… и существо способное его притупить…

Ласки становились все бесстыднее. Жажда невыносимее. Но это ощущение - болезненно-сладкое, - когда идешь по грани, хотелось растянуть… В желтых глазах волка я видела то же желание. Эта игра настолько затянула, что не хотелось ее обрывать так быстро. Мы вели друг друга по узкому карнизу над бездонной пропастью, одновременно желая соскользнуть вниз и опасаясь этого…

Да не напрягайся ты так. Расслабься. Позволь мне вести тебя, змееныш.

Я повиновалась инстинктивно, как привыкла повиноваться более сильному. И в награду получила улыбку. Она странно смотрелась на жестком человеческом лице, но было в ней что-то особенное, чарующее…

Невольно я улыбнулась в ответ. Теперь уже ни единая клеточка моего тела не сомневалась в верности избрания… Да и поздно, если честно, было отступать…

Все хорошо. Спокойно, - тихий голос волка, обволакивал сознание, заставлял верить ему. Тело само раскрылось ему навстречу. Боль вспыхнула внезапно, разгоняя туман в сознанье, напоминая о чем-то важном… но быстро утонула в лавине других ощущений…

Уже засыпая, я поближе подползла к волку и положила голову на его плечо.

Тепло. Уютно. Хорошо.

А что еще нужно для счастья?…


Лоурес кай Вулф

Я рассеяно гладил по волосам внезапно свалившееся на голову счастье. Зверь удовлетворенно спал внутри, даже ушами не шевелил, заявив, что в ближайшее время его лучше не беспокоить. Впрочем, не могу его не понять: эта девочка смогла совершить невозможное и унять животный голод. Да, давно я так не растворялся в звере. Обычно он брал верх только в битве, оставляя все остальные забавы на человеческую часть души.

Надо же! Оказывается, в храме Змееликой водятся очень страстные жрицы. Даже не смотря на свою неопытность. Ну, кто мог подумать, что девчонка-убийца окажется такой?… Наверно, существую еще янтарный клан, они бы ее с руками оторвали - огонь, а не женщина.

Вот только что-то упорно беспокоит, словно тревожный звоночек звенит на краю восприятия.

Змееликая не сильно печется о целомудрии своих жриц, так что с этой стороны никаких проблем быть не должно. Но тогда что мешает мне заснуть? Уж конечно не присутствие под боком змеи - волчицы порой бывают намного опаснее. Взять хотя бы ту же Виторию. Я и днем-то не рискну к ней спиной повернуться, а уж ночью… Нет, эта девочка намного безопаснее. Раз уж я оказался сильнее, то заказ аннулировался, причем по вине заказчика - не точно указал степень «опасности» жертвы.

Интересно все же, кто мог поступить так глупо? Мало того, что засветился при заказе (не так много людей посещает храм Змееликой, и вычислить противника особого труда не представляет), так еще и послали какую-то девчонку. Без сомнений она способна заворожить любого: когда она танцует только и думаешь об ожерелье то приоткрывающем, то снова прячущем от глаз небольшие холмики грудей… да, и юбка хоть и длинная, но в разрезе, доходящем до узорчатого пояса и исключающем даже намек на белье, то и дело появлялась стройная ножка…

Да, танцуя со змеями жрицы, определенно, приобретают ни с чем не сравнимую грацию. Собственно, именно это ее и выдало. Как глава серебряного дома, я часто бывал на праздниках в храме Змееликой и отличить их технику танца от остальных смогу.

Хм… а ведь раньше я ее не видел. Ни на одной службе она не танцевала. Странно, обычно это что-то вроде экзамена на зрелость.

Жаль будет возвращать ее в храм. Вот так и начинаешь жалеть, что убить тебя пытаются только пару раз в год. Впрочем, услугами служительниц Змееликой воспользовались впервые.

Интересно, змееныш, что ты скажешь утром? Не думаю, что обрадуешься моей компании. Не знаю, что тебя захватило, но это явно было чем-то посторонним. Обычно неопытные девицы не ведут себя столь… уверенно.

Я осторожно коснулся ее макушки губами, впитывая приятный аромат карамели. Мне всегда нравился этот запах, он напоминает мне о ярких солнечных днях, которые я провел в бабушкином поместье. От ее рук всегда пахло карамелью. Помню, когда я еще был щенком, то часто засыпал у нее на коленях. Тогда я только-только стал оборачиваться и контролировать боль обращения был не в состоянии, а бабушкины руки словно снимали ее…

Эх, змееныш, давненько я об этом не вспоминал.

Она словно в ответ на мои мысли потерлась щекой о мое плечо. Тотемный волк в ответ на это приоткрыл один глаз, сладко зевнул и снова погрузился в сон.

Стоп. Теперь ту же мысль только медленнее.

Тотем. Ее тотем - змея. Кобра. А кобра - это… Найа?!…

Но тогда…

Всемогущий Атум! Не может быть! Ведь единственная Найа - дочь Императора. Шайрем. А если вспомнить, где именно расположен тотемный знак…

Я едва сдержал рвущиеся наружу ругательства. Я затащил в постель будущую Императрицу.

Интересно, мне зачтутся прошлые заслуги перед короной и меня просто по-тихому прикончат или истребят весь клан как изменников?…

Что же ты наделала, змееныш? И что наделал я?

Да, такого мне не простят…

А не за этим ли тебя посылали?…

Не важно. Теперь я хотя бы знаю, почему ты так странно себя вела. Тактильный голод. Тебя учили его сдерживать, учили избегать прикосновений, а при твоей восприимчивости - это было пыткой. Да и Марк с этим своим зельем…

Мда… ну и влипли же мы! Но кто бы мог подумать, что маленький змееныш окажется радужной коброй?

Я в последний раз коснулся губами ее волос, пытаясь запомнить этот ее аромат, а потом осторожно выбрался из кровати.

Спи, принцесса, а мне надо завершить кое-какие дела. Не могу же я оставить Марку собственные долги в наследство!


Шайрем кайри Найа

Проснулась я как всегда мгновенно. Для меня никогда не существовало той размытой полосы ощущений, которая так свойственна людям. Еще через мгновение я поняла, что нахожусь не в своей комнате в храме, а в волчьем логове. А потом, словно выжидая именно этого момента, перед глазами пронесся весь вчерашний вечер…

О, боги! Что же я сделала?!

И чтобы окончательно растоптать меня, вспомнилась метка-тотем на груди волка…

За что? Ну почему именно он? Проклятье! Это же был вожак стаи. Нет, клянусь именем Змееликой, я найду и убью этого заказчика! Медленно. С наслаждением.

Но прежде все равно придется разобраться с ситуацией.

Во-первых, я ошиблась. Или, что вероятнее, - меня ввели в заблуждение. Заказ поступил не на вожака стаи, а на его заместителя. В договоре ясно было указано, что устранить необходимо того, кто будет исполнять обязанности главы во время его отсутствия.

Из-за какой-то нелепой ошибки сломано столько жизней…

Да, достанется и мне и волку. Отец, может, и закрыл бы глаза на этот случай, но брат не простит. Он не любит, когда трогают его вещи, а я - его вещь. И, к несчастью, его мнение вероятнее всего и окажется решающим…

Проклятье! Ведь только-только ситуация в кланах нормализовалась! Отец столько сил приложил, чтобы волки и десмоды прекратили войну, и все без толку: как только вампиры почувствуют слабину (а без вожака клан в разы станет слабее) они снова нападут…

Боги, ну почему сейчас?! Ведь так хорошо все было…

Я выбралась из кровати, еще хранящей запах волка, оделась и прошлась по комнате, пытаясь найти свой кинжал. Он лежал все там же на полу, куда его отбросил Вулф. Я наклонилась и осторожно взяла в руки свое оружие. Контейнер с ядом еще цел, так что кинжал все еще был опасен: стоит только поцарапать им и нажать на большой алмаз в ручке, как в кровь будет впрыснут яд. В этот раз я заправляла «сладкий сон» - самый безболезненный из всех известных. И противоядие к нему достать так же сложно, как и сам яд. Гуманная смерть. Человек просто засыпает и уже больше не просыпается. А еще, как и большинство алхимических ядов медленного действия, он довольно быстро (сразу после остановки сердца жертвы) распадается на безопасные составляющие, а следовательно даже волки-алхимики не смогли бы его обнаружить…

Хватило бы простого укола… это почти безболезненно, а сам яд действует еще нежнее…

Назойливая мысль крутилась в голове, не желая меня покидать. Впрочем, она меня преследует уже три года, с того момента, когда я поняла, кем именно должна стать по воле богов…

Я - змея. С рождения. Но тотемный символ появился на теле только после сложного обряда и занял вполне определенное место. Мать клана. Нет, не так: я всего лишь очередная женщина Императора, только мой ребенок должен стать его наследником. Боги, ну почему я?! У отца кроме меня есть еще три дочери - но стать «невестой» Шайтана должна именно я. Ненавижу! Судьбу. Отца. Брата. Всех!

Я - кобра. Я не обязана следовать их законам. Я жрица Змееликой, убийца, а не очередная «невеста». Тем более я не лягу с Шайтаном. Никогда.

Так что у меня были причины побудившие задуматься о самом простом выходе из тупика. Для жриц моей богини совсем не зазорно уйти из жизни. Конечно, обычно они выбирают объятия живых сестер, а не мертвый яд, но в данном случае не до привередливости. Это действительно будет правильно. Волк сможет заявить, что я не смогла пережить поражения и решила уйти, Змееликая подтвердит, что на все я пошла добровольно. Все останутся довольны. И я, наконец, обрету свободу.

Я больше не сомневалась в верности своего решения. Ко мне никто не привязан, да и я не особо верю в ценность семейных уз в радужном клане, так что оплакивать меня будет некому. А волк должен жить. Без него серебряные исчезнут так же как когда-то черные, белые и янтарные. Да, мы слишком многое потеряли, чтобы теперь лишиться еще одного клана.

Я проколола кинжалом ладонь и чуть надавила подушечкой большого пальца на алмаз. Яд, пробежав по желобку внутри лезвия, попал в рану. Онемение быстро расползлось по руке. А еще холод…

Как же хотелось согреться, почувствовать чужую близость рядом, впитать в себя тепло другого тела…

Я устало опустилась на пол, зябко обнимая себя за плечи. Сон уже подкрадывался к сознанию.

Прости меня, Змееликая. Другого выхода просто не было…

И спокойной ночи…


Лоурес кай Вулф

К рассвету я закончил все, что можно было завершить в такие сроки: привел в порядок клановую переписку, подшил, наконец, отчеты с проведенных за последний год Советов в общую папку. Единственное, что расстраивало - так и не завершенный эксперимент, но алхимиков моего уровня в клане все равно нет, а значит и передать записи будет некому.

Ладно, когда-нибудь кто-нибудь сумеет закончить мою работу, а остальное значения не имеет.

Нет, ну надо же было так попасть! Хорошо еще, что клан останется в надежных руках. Марк хоть и посредственный алхимик, но вот дипломат от бога - даже вампиров заболтал, а это о многом говорит. Не представляю, что бы я стал делать и кому оставлять клан, если его не было.

Что ж, с делами как бы разобрался, не мешало бы сходить и посмотреть, как там принцесса поживает, а то жрицы Змееликой на восходе просыпаются, как бы она чего не учудила спросонья.

Комната меня встретила все тем же пейзажем, более уместном во время войны: вещи разбросаны, первая половина мебели перевернута, вторая - заметно покосилась. Мда, славно вчера порезвились. Лучше надо себя в руках держать, Лор, - луч-ше! Принцессу я нашел по-прежнему спящей, вот только почему-то теперь она спала на полу. И что она там могла забыть? Ведь холод не переносит, как и любая другая рептилия, а ковер хоть и уютный, с длинным ворсом, но не греет же!

На краю сознания неприятно шевельнулось запоздалое воспоминание. Кинжал!

Я бросился к принцессе, уже нисколько не сомневаясь в том, что увижу.

Пресветлый Осирис! Мало мне проблем, ты решил мне еще и труп королевских кровей подбросить? Не дождешься!

Первым делом я убедился в наличие пульса у этой жертвы суицидальных мыслей и только после этого позволил себе спокойно вздохнуть. Яд был медленного действия - хоть в чем-то повезло. А это у нас что такое?

Я, осторожно разжав пальцы девушки, аккуратно взял в руки ее оружие и нажал на потайную пружину. Маленький сосудик для яда поспешил показаться наружу. Небольшое количество молочно-белой жидкости еще имелось в наличии, что существенно упрощало поиски лекарства.

Ну и дура же ты, змееныш. Нашла из-за чего травиться!

Сунув в карман сосуд с остатками яда, я осторожно взял на руки принцессу и поспешил в лабораторию. Надо как можно быстрее выяснить, что за яд и ввести антидот, пока к моим грехам не прибавилась смерть девчонки из радужного клана.

В лаборатории я первым делом сунул свою ношу в стазис-поле, а сосуд с ядом бросил в считывающее устройство алхимической станции. Вдавив на аппарате несколько кнопок, я убедился, что сканирование вещества идет как надо, и отправился будить Марка. Он хоть и посредственный алхимик, зато ему я могу доверять, а это уже не мало.


Маркус кай Вулф

Проснулся я оттого, что кто-то пытался высадить плечом мою дверь. Прекрасно зная, что такую манеру стучать имеет только одно существо в логове, к несчастью приходящееся мне братом, я решил, что спешить некуда. Лор любит ранние побудки, особенно ему доставляет удовольствие нарушать чужой сон.

Очередной удар сотряс дверь.

И что ему неймется? Такую девушку ему вчера прислал, а он уже на ногах! Эта-то его чем не устроила? Не того цвета глаза? Да нет светло-голубые вроде, как он и любит. И фигурка ничего, а как движется…

Марк! Открывай! Это срочно!

Ну вот, сегодня он решил весь дом перебудить.

Да иду я уже. Иду! - крикнул я, садясь на кровати, - и что тебе неймется? - уже тише добавил я, не желая раздражать брата сильнее, чем требовалось.

Я встал, набросил свой любимый халат - серый, махровый, уютный до безумия и подойдя к двери повернул ключ. Лор мгновенно возник в комнате, схватил меня за рукав и потащил в сторону лабораторий.

Проклятье! Ты мне объяснишь, что происходит или нет? - раздраженно спросил я, когда понял, что сам Лор ничего рассказывать не собирается.

Брат хмуро посмотрел на меня. Если прибавить к этому еще и выражение его лица, то смотрелось это поистине ужасающе. Но я помнил его еще наивным мальчишкой и на меня этот его звериный взгляд требуемого впечатления не производил.

Помнишь вчерашний «подарок»? - наконец, спросил он таким тоном, словно это объясняло все.

Я естественно кивнул. Не часто присылают таких красоток. Обычно все откупаются какими-нибудь человечками, не стану спорить многие из них очень даже ничего, но женщину нашей крови все равно не превзойдет.

Она оказалась из свиты Змееликой, - мрачно добавил Лоурес.

Убийца? - переспросил я. Обычно жрицы Змееликой не прокалываются. Но раз Лор все еще жив, то скорее всего девчонка мертва. Жаль, красивая была.

Да. И не делай такого скорбного лица. Ты еще не все знаешь. Она - кобра.

И что?

Ты головой думай, Марк. Она - радужная кобра.

Шайрем кайри Найа? Тебя пыталась убить принцесса? Высоко же тебя оценили, - я мигом побледнел, когда понял, что это значит, - Я надеюсь, ты ее не убил.

Лоурес сжал губы в жесткой улыбке. Проклятье! Только проблем с радужным домом нам сейчас и не хватает! Ведь только-только от кровососов отделались!

Хуже, Марк, хуже.

Что может быть хуже?

Я узнал, что Шайрем не только убийца, но и будущая Императрица радужного дома. Догадайся, каким образом? - с жесткой усмешкой предложил Лор.

Только не говори, что затащил к себе в постель змею, - попросил я, уже прекрасно понимая - затащил. У него всегда были странные вкусы, а уж страсть влезать в переделки и вовсе врожденная, но до этого момента гадюк (ладно, кобр - не суть важно) он под одеяло не тянул.

Хорошо - молчу, - покорно кивнул брат.

Лор! Но она же змея!

Извини, Марк, но то, что она - наша будущая Императрица тебя нисколько не смущает?

Да хоть сама Змееликая во плоти! Или?… - я кажется понял, что имел в виду мой пропащий братец, - только не говори, что у нее никого не было до тебя. Ей же лет шестнадцать уже! Не мог же Шайтан обойти ее вниманием - все же почти жена!

Лоурес промолчал, но ему и не надо было отвечать. Плохо дело. Женщины радужного клана единственные в нашем народе могут иметь общее потомство с представителями других домом. Но Шайрем, к несчастью, не только носительница радужной крови, но и избранница богов, будущая Императрица. Только ее ребенок сумеет занять радужный трон.

Ну, если подумать Император не будет сильно возражать против внуков-волчат. У него у самого грешков много…

Маркус! Не будет никаких внуков! Ясно? Произошла ошибка! Сейчас мы вдвоем войдем в лабораторию, ты поможешь откачать эту глупую девицу, попытавшуюся уйти в мир иной в моем доме, и отправим ее обратно к отцу. Все!

Но… - я попытался ему напомнить о некоторых особенностях радужной крови, но, встретив холодный решительный взгляд брата, предпочел промолчать.

Если он думает, что это все так просто забудется, то он глубоко ошибается. Ладно, пусть делает, что хочет - он уже достаточно взрослый мальчик, чтобы самому принимать решения.

Даже заведомо неверные.


Лоурес Кай Вулф

Поступок девчонки, да еще скрашенный едкими комментариями брата, сделал свое дело - я уже давно так не злился.

И с чего ей в голову ударило умереть именно сегодня и именно в моем доме?!

Проклятье! Одна ошибка не стоит жизни. Даже если ошибкой является ночь с волком. Подумаешь, потискалась с оборотнем! Но это же еще не повод для смерти! Я же не какой-то там десмод! Впрочем, вам все едино, вы же - радужные леди! - только до своих и снисходите. Но я же на тебя и не претендую!

Лор! Аппарат определил состав яда, - внезапно подал голос Марк. Он стоял у монитора и читал, чуть шевеля губами, - видимо яд оказался сложный, состоящий из нескольких десятков компонентов и сейчас брат пытался вспомнить, что за сюрприз нам подкинула принцесса.

Но это же «сладкий сон»… - недоверчиво подвел итог Марк. Я бы на его месте тоже не поверил, но, скользнув взглядам по строчкам из химических формул и заковыристых алхимических символов, лишь подтвердил:

Действительно.

Но это же алхимический препарат. Его только мы и изготавливаем.

Почему же? Жрицам Змееликой известен рецепт, но до этого у них не было достаточно талантливого алхимика, чтобы его изготовить, - я совсем другими глазами посмотрел на девчонку. Если этот яд изготовила она, то я не отказался бы поработать с ней в паре.

Думаешь, она? - Марк, конечно же, верно понял мой взгляд.

Уверен. Только у радужных есть предпосылки к развитию всех способностей и направлений. И давай, наконец, начнем синтез противоядия! - прежде чем она задал следующий вопрос, попросил я. - Ты пока измени структуру воды, а я займусь более серьезными превращениями.

Марк, путаясь в халате, пошел в свой угол. Убедившись, что он занялся делом и больше никуда не лезет со своим любопытством, я взял реактивы и углубился в синтез.

Сейчас кроме лекарства для принцессы меня ничто не волновало.


«Рет»

Рет полночи провел у храма Змееликой, но никто так и не вышел подтвердить исполнение заказа. Пришлось возвращаться домой без результата - ему совсем не хотелось встречать рассвет в этом месте. Кожа уже чуть зудела от скорого рассвета, когда он вошел с черного хода в ном

[5] своего рода. Неприятно, конечно, но жить можно. Да и не угрожает ему больше солнце так, как раньше, но тело помнило последствия дневных прогулок, вот и подавало сигналы на всех частотах.

Ворвавшись в свою комнату, Рет раздраженно запустил в стену, подвернувшейся под руку пепельницей. Тяжелое изделие из бурого камня с глухим ударом раскололось на две части.

Демоны бездны! Устранить Маркуса смог бы и ребенок! Он же полная противоположность брата: и как воин, и как алхимик он явно оставляет желать лучшего. Но как любопытен зараза!

Впрочем, может быть, этот волк и не заметил его в логове, но рисковать миссией из-за какого-то слишком любопытного мальчишки - глупо.

Внезапно заверещал телефон. Постучав себя по карманам, Рет взял мобильник, кричащий во все горло припев песни «Вампир» группы Ария, а как только мужчина принял вызов, телефон сексуальным голоском выдал гениальную фразу:

Мы в полной заднице, Рет.

И почему он нисколько не сомневался в верности оценки ситуации?

Что случилось? - прислонившись спиной к стене, устало спросил Рет.

Лор вернулся раньше. Так что жрицу передали ему.

Дьявол! Не мог задержаться еще на день?! Так что там произошло?

Как я поняла, Лор со свойственной ему наглостью затащил гадюку под одеяло. А та утром решила уйти из жизни. Вот и весь сказ.

А что волк настолько ужасен, что близость с ним не переносят даже змеи?

В телефонной трубке послышалось что-то похожее на шипение разъяренной кошки.

Думаю, тебя это интересовать не должно!

Да ладно, Ви, не злись. Меня, как ты понимаешь, мало волнует твой волк. Гораздо больше меня заботит то, что Марк остался жив. Если он что-то видел и расскажет брату…

Сомневаюсь, что Лора заинтересуют фантазии брата. Он сейчас начнет искать заказчика, а так как считает, что убить пытались его, то и капать будет в другом направлении. Но на время все равно придется залечь на дно.

Я знаю, Ви. Тем боле мне лучше вернуться в Москву. В преддверии схода нашей уважаемой Эннеады

[6], - Рет не сумел сдержаться и невольно хмыкнул, впрочем, Ви ответила точно таким же смешком, - мне лучше быть неподалеку от Императора. Кстати, поговаривают, что он собирается отречься от престола.

Не знаю, Лоурес умеет скрывать ото всех информацию. Он сильный вожак.

Все еще надеешься занять место рядом с ним, - Рет понимающе усмехнулся. Эта женщина пойдет по трупам, если это поможет ей в достижении цели. А в списке ее целей основной значился Лоурес кай Вулф.

А почему нет? - чуть обиженный голос, словно мужчина оскорбил ее, засомневавшись в ее достоинствах, - Ему уже давно пора подумать о паре, а если и Марка устранить, то другого выхода у него не останется.

Ну, тогда удачи, красавица. Надеюсь, тебе уже будет, чем меня порадовать к нашей следующей встрече. Ты же будешь в Москве?

Мы все там будем, Рет. Пропустить такое событие, как сходка Девяти? Да никогда! А если ты прав и Ирбис действительно отречется от трона… это будет очень… занятное зрелище.

Тогда до скорой встречи, куколка.

И ты не скучай, зубастик.

Рет отключил телефон и завалился на одеяло прямо в одежде. Ситуация в номах становится все интереснее и интереснее. А до исполнения пророчества всего два года осталось. Вот интересно, если к власти придет Шайтан, то скоро ли все рухнет? В том, что без старого Императора былые распри вспыхнут с новой силой, Рет нисколько не сомневался.

И все же - что из всего этого выйдет?…


Лоурес кай Вулф

Марк, когда я скажу, отключай стазисное поле, - я подошел к принцессе и, убедившись, что брат уже готов, бросил, - Давай.

А в следующее мгновение вколол девчонке противоядие. Пару секунд ничего не происходило, но потом принцесса начала мелко дрожать. Проклятье, совсем забыл, что в лаборатории тепло только для волков, а она - змея.

Притянув к себе мелко дрожащее тельце, я, стараясь не замечать ехидный взгляд брата, приказал:

Марк, распорядись приготовить комнату для гостей. Но чтобы никто не знал, кто именно у нас в гостях!

Как скажешь, - ухмыльнулся брат, - вы только тут поосторожнее… реактивы не опрокиньте.

И он выскользнул из комнаты прежде, чем я успел сообщить ему все, что думаю о его умственных способностях.

Девочка же прижалась ко мне так, словно хотела раствориться во мне. Я рассеяно гладил ее по голове, не совсем понимая, как же меня угораздило попасть в такую ситуацию. Мало мне проблем с предстоящим советом, так еще и принцесса без спросу в жизнь влезла. И явно не собирается из нее уходить.

Зачем? - только благодаря волчьему слуху я сумел уловить этот неуверенный вопрос.

Мне только трупа королевской кобры и не хватает для полного счастья. Уж этого мне Ирбис точно никогда не простит.

Я дитя Змееликой. Я могу уйти в любой момент. Это мое право, - голос принцессы чуть окреп, в тоне появились упрямые нотки.

Но только не в моем доме.

Дурак ты, волк, такую игру испортил, - тяжело вздохнула она и отстранилась, не смотря на то, что дрожать не перестала, - А ведь почти получилось…

От обиды девчонка закусила губу, совсем по-детски надувшись.

Оказывается, я ей сорвал игру! И хватает же у этой змеи наглости заявлять подобное мне в лицо!

Ладно, еще не все потеряно, - принцесса соскользнула со стола, на котором до этого сидела, и, рассеяно осмотревшись, продолжила бормотать что-то в полголоса, - если отослать вещи и приложить карточку с уведомлением, то меня посчитают мертвой. А Змееликая подтвердит факт отравления и мою добрую волю в этом, - а потом она резко повернулась ко мне, - Ну что, волк, приютишь бездомную девушку?

Действительно змея. Сейчас она как никогда напоминала кобру, почуявшую добычу. Или волчицу. И последняя ассоциация мне не понравилась. Совсем.

Да куда я денусь? - устало принял я свою участь, - только у меня есть имя, змееныш.

А у меня его, думаю, больше нет, - рассеянно отозвалась она, зябко обнимая себя за плечи.

Боги! Как меня угораздило связаться с этой змеей?!…


Шайрем кайри Найа

Вот же угораздило попасть! Хуже этого типа среди номархов

[7] нет и не предвидится, впрочем, мой братец и тут отличился не в лучшую сторону - но он пока не в счет. Мда-а… Вот уж повезло так повезло. Связаться с Лоуресом кай Вулфом рискнул бы не каждый.

Я хмуро посмотрела на волка. Уже в сотый раз за последние пять минут. От него исходило дурманяще-притягательное тепло. Хотелось подойти и прижаться поплотнее, а еще лучше зарыться пальцами в густой мех. Проклятье! Вот так и сносит крышу. Сдержаннее надо было быть, Найа! Сдержаннее!

И все же, принцесса, я предпочитаю, чтобы ко мне обращались по имени. Не люблю, когда меня как щенка тыкают носом в происхождение.

Как скажите, кай Вулф. Мне не сложно, - я в раздражении дернула плечом. Меня выводил из себя холод, нервировало дразнящее тепло, исходящее от тела волка, да и вообще у меня были причины для плохого настроения!

Впрочем, не у одной меня. Кажется, я уже успела достать уважаемого номарха. Волк уже собирался сказать мне что-то явно не очень приятное, но не успел - в этот момент открылась дверь, и в комнату ввалилось нечто в длинном сером халате. Встрепанные темные волосы и подозрительно сощуренные золотисто-карие глаза завершали его образ.

Не передрались еще? Вот и хорошо. Пойдем, красавица, провожу тебя до комнаты, а то эта серая шкура что-то сегодня не в духе, - и вошедший нагло улыбнувшись, подмигнул мне.

Марк! - голос Лоуреса упал до рычания. Я невольно вздрогнула от взгляда волка, но пришелец, нисколько не испугавшись гнева вожака, взял меня за руку и вывел из комнаты, бросив на прощанье:

Ты лучше нервы успокой, Лор.

В закрытую дверь что-то ударило и, разбившись, с жалобным звоном осыпалось на пол.

Последняя колба пала смертью храбрых, - прокомментировал это волк, а потом, довольно сощурившись, посмотрел на меня, - злится. Это хорошо. Это полезно. А то в последнее время больше на мороженную рыбу был похож, чем на человека. Кстати, я - Марк.

Найа, - на автомате ответила я. За годы жизни в храме я успела привыкнуть, что меня всегда звали только так.

А Шайрем мне нравится больше, - улыбнулся волк, - Можно я буду звать тебя так?

Я неопределенно дернула плечом. Ожерелье в ответ на это ответило мелодичным перезвоном. Марк внимательно посмотрел на мой наряд, очень быстро вогнав меня в краску.

Кстати, тебя надо переодеть. Костюмчик, конечно, ничего, но если уже и Лора проняло, то разгуливать в нем по дому просто неблагоразумно. Ладно, потрясу волчиц - у них шмоток больше, чем талантов

[8] в императорской казне.

Я на это предложение лишь апатично пожала плечами. Пусть делает, что хочет. Холод и раздражение сделали свое дело, вогнав меня в уныние.

Спустя пару минут блуждания по коридорам, Марк подвел меня к самой дальней двери в ряду таких же и, отворив ее, галантно пропустил меня вперед.

Вот это твоя комната. Если что-то понадобится - нажмешь эту кнопку, - волк указал на небольшую панель расположенную рядом с выключателем, - по вызову придет рабыня. Она отвечает за тебя, так что ей можешь доверять. Она же принесет вещи. Кажется все. А сейчас тебе лучше пойти в ванную, набрать воды погорячее и провести в ней несколько приятных минут.

Я невольно улыбнулась - не ожидала я такой заботы. Впрочем, у меня же еще есть дело к нему.

Марк, можно попросить тебя об одолжении?

Конечно, я сделаю все, чтобы угадить радужной кайри.

Эти вещи, - я указала на костюм танцовщицы, в котором была, - надо будет доставить в храм. И сообщить о смерти жрицы. Необходимо, чтобы все считали, что я ушла из жизни.

Марк с сомнением посмотрел на меня, но все же кивнул.

Я все сделаю. Отдашь вещи рабыне - я потом заберу их.

Спасибо. И вот еще… Марк, извини, за нескромный вопрос, но ты кто?

Он состроил таинственную рожу, а потом тихо, словно опасаясь быть подслушанным, сообщил:

Ваш раб, принцесса. А еще брат той серой шкуры, что испортила Вам настроение, - а потом он коснулся левой щеки, привлекая мое внимание к замаскированному тотемному знаку, - ну и дипломат. Немного.

Так вот кто был моей жертвой. Да, в отличие от Лоуреса, Марк особой опасности не представлял.

Ладно, красавица, пойду я успокою Лора, пока он всю лабораторию не разнес. Я еще зайду как-нибудь, - с улыбкой пообещал он и вышел из комнаты.

А я решила последовать его совету, и следующие полчаса провела в обжигающе-горячей воде.


Лоурес кай Вулф

Ну и что ты так взвился? - Марк уже минут пять ходил вокруг меня, демонстрируя все чудеса красноречия, - я, конечно, понимаю, что со змеями общаться сложно, но Шайри оказалась вполне адекватной девушкой.

Шайри?! - зверь во мне недовольно поднял голову, - Она наша будущая Императрица, а не «Шайри»!

Лор, ну не будь букой. Девочка же действительно очень красива…

Марк, предупреждаю, я из тебя половой коврик сделаю, если ты хоть пальцем ее тронешь!

Да ладно, Лор. Что это изменит? Тем более я, кажется, ей понравился. Впрочем, на тебя насмотришься, даже Рет симпотяшкой покажется.

Маркус кай Вулф! Еще слово - и я отправлю тебя в бессрочное посольство к рубиновым. Будешь им там зубы заговаривать и на Рета любоваться!

Сегодня брат с самого утра меня дико раздражал. И что он прицепился к этой девчонке?! Да, не спорю, она довольно мила, но это же не повод идти на плаху. Не Клеопатра же!

Да ладно, не бесись ты так. Нужна тебе эта кобрачка - забирай, но это не значит, что я не попытаюсь ее завоевать.

И что с ним делать? Он хоть слышал, о чем я сейчас говорил?

Марк, - уже отчаявшись хоть что-то донести до брата, я тяжело вздохнул, - эта «кобрачка», как ты ее называешь, невеста Шайтана. Тебе хочется перейти ему дорогу, особенно сейчас, когда он в шаге от трона?

Спокойно, Лор, спокойно. Тебе совершенно безразлична эта девчонка, тебя волнуют только судьбы брата и клана. А принцесса может идти на все четыре стороны.

Зверь недовольно завозился. Он воспринимал девчонку, как свою собственность. Для него она была волчицей, достойной стать его парой.

Но с этим справиться можно. Главное избавиться поскорее от змееныша, и инстинкты сразу притупятся.

Ты ошибаешься, Лор. Официально Шайрем кайри Найа мертва. Я лично отправил ее вещи в храм с объяснениями причин ее смерти. А, насколько мне известно, мертвец занять трон не может.

Проклятье! Что еще надумала эта ненормальная девица?!

Зачем ей это понадобилось?!

Успокойся, Лор, - брат положил рука мне на плечо, - А если так хочешь выяснить причины - спроси у нее сам, но я не думаю, что она ответит. Шайри очень интересная девушка и очень независимая. Но я думаю, у нее были причины поступить так.

Бездна! Марк! Не называй ее так!


Шайс кай Ирбис

Император откинулся на спинку кресла, раздраженно сминая в кулаке записку старшей жрицы Змееликой. Всего несколько слов, но сколько же всего они изменили в его планах!

«О властитель наш Гор, сын Атума

[9], с прискорбием сообщаю Вам, что жрица Шайрем кайри Найа этим утром добровольно вошла во врата предка Вашего Геба
[10]. Богиня подтвердила это. Соболезную вашей утрате».

И все! А то, что Император двадцать лет потратил, чтобы подвести людей к осознанию необходимости изменений, то, что он отдал на воспитание в Храм любимую дочь, надеясь, что уж там-то ее сберегут - ничего не значит?! «Соболезную»?!

Да плевать ему на соболезнования! И на Богиню их - плевать!

За последние пять веков впервые родилась кобра, а они ее упустили! Более того она «добровольно вошла во врата»!

А что он скажет Скарлет?… Она же не посмотрит, что он - Император и голыми руками его на лоскуты порвет. И будет права - ведь не сумел уберечь.

Боги! Сколько же надежд было связано с этой девочкой! Сколько же сил они в нее вложили! И что теперь? Отступать-то уже не куда.

Император взял со стола телефон и по памяти набрал номер Скарлет.

Да? - она ответила без промедления, словно ожидала звонка.

Лет, это я. Боюсь, у нас возникли проблемы. И не только они, - тихо сообщил Император, прислушиваясь к дыханию собеседницы. Как же давно они просто не говорили. Впрочем, для нее эти несколько лет и не время даже, но что можно взять с Древнейшей.

Что-то случилось, Шайс? - Скарлет всегда тонко чувствовала состояние своего друга.

Шайрем мертва.

На мгновение на том конце провода мир замер. Император перестал слышать дыхание собеседницы, исчезли все шорохи, но почти сразу же раздался спокойный голос женщины:

Это не так. Я бы почувствовала. Тебя кто-то ввел в заблуждение.

Лет, я тебе верю, но несколько минут назад мне принесли послание из Храма. Богиня подтвердила смерть Шайрем, а богам ложь не свойственна, особенно этой богине.

Несколько секунд Скарлет обдумывала сложившуюся ситуацию. В том, что Шайрем жива, она не сомневалась, но и Шайс прав - Змееликая обманывать не станет.

В таком случае ничего пока не предпринимай. И не вздумай сообщать о смерти дочери! Тело я, как понимаю, в храм не вернули?

Не знаю, но обычно не возвращают.

В таком случае необходимо выяснить, к кому послали Шайрем, и узнать, что же на самом деле там произошло. Этим я и займусь, а тебе я советую поговорить с Фитриной. Просто спроси, где твоя дочь, - уверена, сапфировая не откажет.

Император невольно улыбнулся. Вот за что он любил эту женщину так это за рассудительность и хладнокровие, другая на ее месте давно бы закатила истерику, а эта еще и советы дает. Не удивительно, что рубиновые - один из сильнейших кланов, под ее руководством иначе и быть не могло.

Спасибо. Ты меня успокоила.

Стараюсь, - Император почувствовал ее улыбку, - ведь в этом и заключается смысл моего существования. Удачи, Шайс. И береги себя.

Скарлет повесила труппку. Как же это на нее похоже! На памяти Императора она ни разу не позволила с ней попрощаться, исчезая за миг до неизбежных слов. Впрочем, на то она и Древнейшая, чтобы играючи обходить все неписанные правила и законы.

Что ж, если Скарлет говорит, что Шайрем жива, то вероятно так оно и есть. Она очень редко ошибается. Император помнил всего один случай: тот самый, когда она отказалась стать Императрицей.


Шайрем кайри Найа

Как Марк и обещал, на кровати лежали вещи. Правда почему-то по моде Внешней Грани: новый комплект нижнего белья, синий топ и узкие черные брюки. Впрочем, если вспомнить в чем разгуливал сам волк, то остается радоваться, что он не принес халатик, розовый такой, в цветочек.

Кажется, серебряные не сильно придерживаются традиций. Но это их внутреннее дело. Вот только я впервые держу в руках вещи из того мира. Нет, я конечно бывала в Москве, но ни разу не покидала приделов отцовского дома, а в радужном номе, даже во Внешней его части, строго соблюдаются традиции.

Кое-как разобравшись, что и как надевать, я занялась волосами. Многочисленные косички, увенчанные яркими деревянными и костяными бусинами, я уже расплела, а потому прическа у меня была далека от идеальной. Сейчас я больше походила на мокрого давно не стриженого барана, то есть расчесать волосы было довольно проблематично.

Нет, сама я определенно не справлюсь. Подойдя к панели с кнопками, я нажала ту, что показал Марк, а потом высыпала на пол бусины, недавно украшавшие мою прическу, и принялась их сортировать - кое-какие из них были с сюрпризом и их стоило отделить от обычных.

За спиной раздался шорох шагов. Я, не оборачиваясь, махнула рукой в сторону столика:

Возьми щетку и помоги мне с волосами, - а сама тем временем придирчиво изучала красную бусину на предмет наличия светлой полосы. Нет, не она, - Только смотри ни на что не наступи - Сет знает, какие из них с начинкой, - поспешно добавила я, откладывая уже проверенную бусину к остальным обычным.

Рабыня молча принялась за работу. Она осторожно распутывала волосы. Сразу виден огромный опыт в этом деле - она меня нисколько не отвлекала, я даже почти не чувствовала мягкие, едва уловимые касания щетки к спутанным волосам.

Когда она закончила, я так же безразлично бросила:

Заплети их, что ли. Только не надо ничего сложного, а то голова до сих пор болит от вчерашней прически.

Щетка снова скользнула по волосам, а потом чужие пальцы легли на виски, осторожно массируя. Я закрыла глаза, растворяясь в легких волнах тепла, идущих от живой плоти. Ноющая боль, не покидавшая меня с самого утра, нехотя отступила.

Мр-р-р. Спасибо.

Не за что, змееныш. Это даже забавно.

Услышав голос Лоуреса, я резко дернулась, пытаясь разорвать контакт, но он не дал мне сбежать.

Сиди смирно, а то сама на свои художества напорешься. Тем более я еще не закончил, - последняя фраза прозвучала едкой насмешкой.

Проклятье, как я могла пропустить появление волка?! Вот уж действительно расслабилась! Как я с таким отношением к своей безопасности, обучение-то в храме закончила? Сама удивляюсь.

Пришлось терпеть присутствие волка у себя за спиной, пока он сноровисто плел сложную косу. Интересно, где это он так наловчился?

Наконец, он закончил, и я смогла немного отстраниться. Мне было неуютно в такой близости от него. Считайте это внезапно проснувшимся чувством самосохранения, но у меня внутри все замирало, стоило только представить, что он стоит всего в шаге за моей спиной.

Так зачем вы пришли, кай Вулф, - как можно нейтральнее спросила я. Монотонная работа по сортировке бусин хоть немного позволяла отвлечься.

Посмотреть, как ты устроилась. А заодно убедиться, что второй попытки самоубийства не будет.

Не дождешься, - буркнула я, осторожно поднимая лазурно-синюю бусину. В ней была моя личная разработка, еще не опробованная, кстати, поэтому я постаралась, как можно аккуратнее переместить ее в кучку «опасных».

Ну-ка дай взглянуть, - волк вырвал у меня из рук бусину и, чуть поддев ногтем верхнюю часть, прислушался. Под кожей прошла волна-предупреждение, сообщая о творимой рядом волшбе. Проклятье! А я даже и не знала, что можно прослушать чужой яд. - Твоя работа, да? Неплохо. Хотя на мой взгляд излишне жестоко, - подвел итог Лоурес, а потом бросил бусину к остальным украшениям «с сюрпризом». - Кстати, не хочешь поработать со мной. Думаю, кое-чему мог бы тебя научить, змееныш, хотя и без этого ты довольно талантливо работаешь. По крайней мере, с ядами.

Последняя фраза прозвучала почти обвинительно. Да как он смеет осуждать меня! Попробовал бы сам пробиваться сквозь дебри алхимических трактатов, не имея учителя! А книги в Храме надо сказать весьма специфичные - в них содержатся знания только о способах лишения жизни, даже противоядия и то не всегда указаны.

Зачем тебе это? - зло спросила я, даже и не думая скрывать своего раздражения - мы не на светском приеме, чтобы прятать лица за масками вежливости.

Ты видела Марка. Так вот в настоящий момент он один из лучших алхимиков в клане. Мне не с кем работать, змееныш. Мы вымираем. Еще пара поколений - и на серебряном клане можно смело ставить крест.

Впервые слышу! Это же один из самых многочисленных кланов сейчас!

Удивлена? Вот и остальные думают так же. Они искренне верят, что весь клан только и состоит из таких, как я. А это далеко не так, - голос волка звучал ровно, словно он уже давно свыкся с этой мыслью и не видел смысла, что-либо менять. Но как можно так спокойно хоронить себя и весь свой род?! Я уверена, если поискать, то можно найти решение любой проблемы!

Ну что? Согласна?

А куда я денусь? - невольно улыбнулась я, повторив его собственные слова, - Тем более всегда хотела посмотреть, на что способны мастера-алхимики серебряного клана.

Я, собрав все бусины, медленно встала и повернулась к волку. Против воли вспомнилась его улыбка, неуместная на таком жестком лице, но притягивающая внимание.

Змееныш…

Да?

Не трогай моего брата. Хватит и того, что надо мной висит меч палача, - попросил Лоурес и, не дожидаясь моего ответа, вышел из комнаты.

Теперь уже мне захотелось запустить чем-нибудь ему в след!

Хорошо, что не успела, иначе досталось бы Марку, а он не виноват, что его брат такая скотина.

Опять настроение портил? - понимающе улыбнулся он, - ты не злись на него, просто у него характер сложный.

А то я не заметила! И как он с представителями других номов общается?! А с отцом?! Я бы прибила его за наглость уже на третьей минуте разговора!

Да не дуйся ты, принцесса! Лучше пошли обедать, а то эта серая шкура, как всегда забыла, зачем явилась. Зато плести косы он еще не разучился, - хихикнул Марк, осторожно трогая мои волосы, - Всё… дамы тебя загрызут, - трагическим шепотом сообщил он, - многие из них еще помнят, кто именно заплетал Лаури.

Лаури? - что-то знакомое было в этом имени. Марк помрачнел.

Лаури кайри Вулф. Она была нашей младшей сестрой. Ее рубиновые убили… выпили… а ей тогда только-только пятнадцать исполнилось. С того дня Лора словно подменили. Он ее действительно любил…

Я вспомнила! Мне тогда лет десять было. Помню, отец что-то говорил о исполнении какого-то пророчества. А потом как-то не до того стало: оборотни объявили войну вампирам. Причиной начала боевых действий и была названа смерть волчицы. Отец тогда еще долго бесновался, все пытаясь понять, какой безумец мог решиться выпить до суха дочь нашей крови.

А еще говорили, что та волчица была единственной в клане, сумевшей избежать заражения вирусом Ликантра.

Кем она была? - осторожно поинтересовалась я.

Для клана? - Марк внимательно посмотрел на меня, - Она должна была стать матерью наследника.

Я понимающе кивнула. Даже не окажись эта девочка сестрой Лоуреса, война была бы неизбежна: покушения на будущее клана не прощают, что уж говорить о его уничтожении.

Пойдем, принцесса. И выкинь из головы все плохое. Лучше, скажи, как тебя представить остальным?

Я неопределенно пожала плечами. Мне было абсолютно все равно, за кого меня выдаст этот волк - сейчас меня волновало что-то другое, но вот что именно я так и не смогла понять.

В обеденном зале народу было много. На мгновение я даже растерялась - ни в радужном номе, ни в Храме никогда не собиралось столько людей сразу. И ведь тут только те, кто уже прошел через обряд второго рождения! Это сколько же в логове народу? Правду говорят, что более многочисленны только десмоды.

О! Марк! Привет. А кто это с тобой? - к нам подскочил какой-то волк и, демонстративно осмотрев меня со всех сторон, обворожительно улыбнулся.

Вначале я растерялась от такого повышенного внимания к своей персоне, но быстро поняла, что в логове не так часто появляются новые люди и уж конечно интерес просыпается даже в самых не любопытных душах. Одарив всех собравшихся неловкой улыбкой, я почувствовала себя немного более уверенной. Не могу сказать, что все собравшиеся были рады меня лицезреть мою сиятельную особу, но откровенно враждебный взгляд был только один - и принадлежал он вожаку. Лоурес хмуро смотрел на брата, время от времени одаривая меня таким взглядом, что будь я на пару лет моложе повесилась бы на первом дереве… ну, или его повесила.

Но сейчас мне было абсолютно безразлично его мнение, а потому не смотря на угрюмых волков я буду развлекаться. Решив, что если отрываться, то по полной, я взяла под руку своего спутника, а когда он немного озадаченно посмотрел на меня, подарила ему самую милую улыбку, на какую была способна. Марк, раскусив мою уловку, хитро подмигнул мне, а потом приобнял.

Так что, Марк? Представишь нам свою даму или и дальше будешь с ней миловаться? - снова подал голос волк, начавший весь этот балаган.

Конечно, Вал, секунду. Надо же выдержать соответствующую случаю паузу. Так вот позвольте представить мою сиятельную спутницу - Айрен кайри Дрейко. Можно сказать, последняя янтарная кайри.

Я вцепилась в руку Марка, пытаясь мягко намекнуть, что он излишне увлекся. Чтобы придумать такое надо быть либо очень не хорошим человеком (читай - первостатейным гадом), либо не очень умным (здесь - круглым идиотом!). К какому варианту я склонялась в случае с этим волком, я так сразу не отвечу, но уверена, он не просто так поднял именно эту тему. Вот только янтарных истребили - всех, под чистую, не жалея ни детей, ни женщин. А значит, было за что. И мне не хотелось бы стать причиной новой «охоты на ведьм».

Впрочем, волки агрессии не проявили, напротив их взгляды стали еще более заинтересованными, хотя я не думала, что такое вообще возможно. Только Лоурес скривил губы в скептической улыбке.

Я вздохнула, призывая все свое спокойствие на помощь, а потом решительно взяла все в свои руки - что-то мне подсказывало, что Марку нравится шокировать окружающих, а потому так просто он не остановится.

Марк, я же просила! Просто Айри, друзья мои, не будем вспоминать о плохом.

Так вы правда янтарная? - подалась вперед девочка лет десяти, не ясно как попавшая в обеденный зал со взрослыми. Золотисто-карие глаза смотрели на меня так трогательно-доверчиво, что я, не удержавшись, спросила:

Хочешь, докажу?

Девочка радостно закивала, правда, и взрослые в этом не сильно от нее отставали. Ладно, можно и подыграть немного Маркусу, тем более он не так сильно и ошибся - огонь мне подвластен, хотя и в меньшей степени, чем алхимия.

Первым делом я жестом попросила окружающих отойти подальше - мне совсем не хотелось кого-нибудь обжечь, а с моим самоконтролем это более чем вероятно. Потом я вытянула перед собой руку и позволила пламени, живущем в моей душе, просочиться сквозь поры кожи. Внутренности мгновенно свело от холода, но я не могла разочаровать девочку, а потому, подавив чувство самосохранения в корне, продолжила.

На ладони неловко проклюнулся огненный цветок. Он неспешно - можно сказать величественно рос - постепенно распускаясь. А в следующее мгновение с него спорхнула маленькая саламандра. Капризно дернув хвостиком, она недовольно прошипела что-то нелестное про отвлекающих от дел недоучек, а потом, заметив окружающих нас людей, любопытно сунулась в толпу - от нее все шарахнулись. Характерец у нее был не сахар, а потому она противно захихикала, удовлетворенно поглядывая на мир из-под пламенеющих ресниц. Единственный, кто на нее демонстративно не обращал внимания, был Лоурес. Оценив ситуацию, саламандра оскорблено посмотрела на него и кашлянула, выпустив облачко сизого дыма. Волк на нее даже не взглянул - зря он так, это лишь сильнее ее раздразнит. А шутки у моих саламандр самые жестокие…

Хищно сощурившись, стихийка высунула огненный язык и засеменила лапками, направляясь к Лоуресу. Так, пора заканчивать это шоу, пока не появились жертвы. Я мысленно натянула поводок, вынуждая саламандру вернуться обратно, в пламя. Она, недовольно тряхнув головой, зло ощерилась и недовольно зашипела. Вот спрашивается, зачем я ее выпускала, если почти не умею контролировать?! Похвастаться необычным зверьком захотелось?! Глупость. Но устранять ее последствия все равно мне придется, а потому стиснем зубы и дернем поводок чуть сильнее, главное не показывать, насколько я в действительности уязвима сейчас.

И все-таки саламандра сдалась первой. Раздраженно прошипев что-то на прощание, она огненным клубочком взлетела к потолку и горящими искорками осыпалась на пол.

Лоурес спокойно затушил ногой начавший тлеть ковер.

Да, змееныш, у твоих подружек характер не лучше твоего, - отстраненно ответил он, любуясь проплешиной, оставшейся на долгую память от моей стихийки.

Зато у меня хотя бы есть чувство юмора, - раздраженно ответила я, а потом, выкинув из головы этого неблагодарного типа (я ему, между прочим, только что жизнь спасла, отозвав саламандру, а он!…), повернулась к девочке, - Ну как?

Красивая… - восторженно ответила она, а потом посмотрела на меня с еще большим любопытством, - А танцевать с огнем ты можешь? Мне мама говорила, что это искусство было утеряно вместе с янтарным домом, но ты же одна из них. Ну? Можешь? И правда, что нет зрелища прекрасней?…

Я вспыхнула до кончиков волос. Вопрос был из разряда «только ребенок и решится задать», потому как такой танец является своеобразной прелюдией к продолжению ночи. И только янтарные могли материализовать страсть в пламя, управляя и сплетая две стихии в одну-единственную…

Умеет, Нати, - напомнил о себе вожак, - Можешь мне поверить. И зрелище действительно… завораживает…

Я бросила на Лоуреса взгляд из коллекции янтарных кайри - пламенно-злой, многообещающий и предостерегающий одновременно. Марк как-то подозрительно закашлялся, а несколько волчиц посмотрели на меня та-а-ак дружелюбно, что мне захотелось сбежать куда-нибудь и как можно скорее.

А мне покажешь? - спросила девочка, смотря на меня такими наивно-молящими глазами, что я повторно залилась краской.

Теперь кашляло большинство мужчин (ага, вирус очень быстро передается), а Марк смеялся в голос, уже даже не пытаясь маскироваться.

Вдох. Выдох. Спокойно, Найа. Змеи очень хладнокровны. А ты, слава богам, змея, а не дракон.

Попроси своего вожака, - перевела я все стрелки на ближнего, - Может в другой раз и пригласит.

Угу. Вот только другого раза не будет. Я не позволю нал собой насмехаться, а этот волк слишком много себе позволяет.

В другой раз? Солнце мое, еще одной такой ночи я не переживу, - отбил удар Лоурес. И я так и не смогла понять, то ли он смеялся надо мной, то ли просто захотел унизить.

Я неопределенно дернула плечом. Какой бы из вариантов не был верен, терпеть я не намерена. Может он и вожак здесь, но и я не пустое место. И характером точно пошла в янтарных. К несчастью.

Обиженно надув губки, я взглядом нашла Маркуса.

Золотце, как ты и говорил: был волк, да сдулся. Но ты же не оставишь даму в одиночестве?

Марк, отсмеявшись, подарил мне очаровательную улыбку, а потом обратился к собравшимся.

Друзья мои, к вашему сожалению, дама предпочитает мою компанию вашей. Поэтому я вынужден забрать нашу янтарную кайри, ведь никто так и не удосужился устроить ей экскурсию по нашему прекрасному ному, - а потом тише, но так, чтобы все услышали он добавил: - Тем более меня самого заинтересовал обещанный танец.

Маркус! Мое обещание еще в силе. К вампирам в посольство отправлю.

Я хмуро посмотрела на Лоуреса. Это еще что за новости?

А может оно того стоит? - Марк озорно подмигнул мне, а затем запечатлел галантный поцелуй на моей ладони.

Лоурес посмотрел на меня так, словно я только что по меньшей мере убила его брата, причем с особой жестокостью.

Извини, Марк, но я вынужден забрать на время твою даму, - хмуро произнес вожак, уверенно подходя к нам, - Мне надо кое-что обсудить с этой… кайри.

Противопоставить брату Марк ничего не мог - в клане глава и царь, и бог, причем не только на словах. Номархи действительно воплощают в себе того бога, который породил их род. И для серебряных - это Сет… Я уже говорила, что крупно попала, нарвавшись именно на этого волка?…

Пойдем, змееныш, - прошипел мне на ухо мужчина, демонстративно-вежливо пропуская вперед.

Я молча повиновалась. Не в моем положении было упираться и кричать о нарушении прав радужной крови.

В напряженной тишине он завел меня в какую-то комнату и, только тщательно прикрыв дверь, подчеркнуто-спокойно поинтересовался:

И зачем тебе это было нужно?

Я сразу же почувствовала себя сопливой девчонкой, вызвавшей неудовольствие терпеливого наставника.

Что именно? - осторожно уточнила я, чувствуя себя не в своей тарелке.

Все это, - спокойствие и терпение, безграничные, незыблемые, - демонстрация силы, чужое имя, идиотское поведение.

Насчет имени это не ко мне - я и не думала, что Марк наберется наглости представить меня кайри янтарного клана. Их же истребили всех поголовно.

Людям свойственна вера в чудеса, а еще они любят красивые сказки. И не смотря на то, что три клана уже давно перестали существовать, вечно находится тот, кто где-то кого-то видел. Но, скажи, зачем надо было демонстрировать силу?

Это всего лишь шутка. Да и девочка так хотела коснуться живой легенды… - глупо звучит, но оправдываться я и не умею.

Эта девочка - надежда всего клана. Есть вероятность, что она сможет стать матерью клана, по крайней мере, она достаточно сильна для этого. Так что прошу тебя - не приближайся к ней, - таким тоном обычно приказывают, а не просят, но я и не думала возражать. Есть вещи, к которым и я отношусь с пониманием и уважением. И я не хуже этого волка знаю, как важны для любого клана женщины, способные выносить сильное потомство.

Но это не значит, что я смирилась со своей ролью! Я все равно ненавижу тех, кто решает за живое существо, где и как ему жить. Впрочем, может этой девочке еще повезет.

И еще, девочка, я не шутил, когда просил тебя не приближаться к Марку. Будь добра не уничтожай мой клан. Последние годы и так были для нас тяжелыми - месть радужных мы можем и не пережить.

Но мы только пошутили… - растерянно отозвалась я, понимая, наконец, что так волнует этого волка.

Я не знаю, насколько серьезна была ты, но вряд ли присутствующие восприняли все как шутку. Мне безразлично, что могут подумать обо мне, еще меньше меня волнует твоя репутация, но постарайся не компрометировать мой клан.

С каждым его словом я чувствовала себя все хуже. Ведь за сегодняшний день я действительно ни разу не задумалась о том, к чему могут привести те или иные мои действия. Почувствовав вкус свободы, я едва не поставила под удар этих людей, а ведь они мне понравились.

Хорошо. Я постараюсь лишний раз не высовываться.

В таком случае сейчас возвращаемся в зал, и ты садишься рядом со мной. И вести себя будешь так, словно за столом сидит вся Эннеада в полном составе. Поняла?

Как скажешь, - ответила я, опасаясь даже взгляд оторвать от пола. Давно мне не было так стыдно.


Лоурес кай Вулф

За столом принцесса вела себя удивительно тихо. Кажется, я все-таки перегнул палку. Она даже не улыбнулась ни разу, сидела, уткнувшись носом в тарелку, хотя мужская половина зала все время пыталась если не развеселить ее, то привлечь к себе внимание. Шайрем иногда поднимала глаза, пытаясь изобразить интерес или натянутую улыбку, но потом натыкалась на мой взгляд и снова превращалась в бледную тень, неохотно размазывающую еду по тарелке.

Некоторые присутствующие уже успели понять, кто виноват в мрачном настроении «янтарной кайри» и теперь всячески демонстрировали свое негодование. Самому тошно видеть ее такой, но не извиняться же в самом деле, тем более сейчас я прав.

Айри, дорогая… что бы вам ни сказал этот хмурый тип, сидящий во главе стола - не верьте, - Вал уже успел переместиться поближе к гостье и теперь демонстрировал чудеса обаяния. Иногда я жалел, что это чудо является моей дланью. Видят боги, гораздо спокойнее было бы, если бы я мог его отослать куда-нибудь подальше.

Что ответила Шайрем на это высказывание, я не расслышал, но то, как вспыхнули глаза у моего воина, мне не понравилось.

Да, забудьте вы этого неблагодарного волка! Он не ценит вас. Посмотрите лучше на Марка, он весь обед не сводил с вас глаз. И не думайте, что он слаб - только на нем и держится наша политика. Он всегда сумеет договориться и решить дело миром. Ведь он вам нравится?

Шайрем слабо улыбнулась и что-то тихо ответила Валу. Я снова не расслышал, но по выражению лица своей длани понял все без слов. Марк нравился девушкам. Такие как он - словоохотливые, вежливые, с чувством юмора - всегда могут завоевать любую даже самую неприступную женщину.

Ну, вот видите! Хотите, я отвлеку на себя нашего страшного зверя, а вы тем временем незаметно исчезните? Само собой, прихватив с собой хорошего милого Марка?

Принцесса засмеялась, а потом что-то быстро начала шептать на ухо разомлевшему от такого внимания волку.

Зверь во мне глухо зарычал. Ему совсем не нравилось, что к его паре подобрался посторонний самец, будь он хоть трижды из стаи.

Наконец Вал быстро кивнул, встал из-за стола и направился ко мне. Интересно, что он сейчас мне скажет? Вряд ли можно придумать что-то, способное отвлечь меня от нашей гостьи.

Лор, Айри мне тут по секрету сказала, что у тебя красивая улыбка - подтверди, что ей это приснилось, а то что-то меня терзают сомнения… - Вал пьяно улыбнулся. Первая моя мысль звучала примерно так: это где ж он надраться-то успел?…

Вторая была странно-растерянной: простите, что сказала Айри?!

Я постарался взглядом найти причину своего удивления, но ее уже и след простыл. Моего брата в зале тоже не было.

Проклятье! Я тихо рыкнув, послал Вала по всем известному адресу, а сам отправился искать неуемного змееныша.

В конце концов, она мне обещала!


Маркус кай Вулф

Шайрем заговорчески улыбнувшись, вытащила меня из обеденного зала. На что там отвлек Вал Лора не знаю, но такого глупого выражения лица, я у своего братца давно не видел.

Пробежавшись до конца коридора и свернув в первое попавшееся ответвление, мы рассмеялись, как дети, сбежавшие из-под надзора сурового воспитателя.

Что тебе там Вал наговорил? И как он умудрился отвлечь Лора? Так глупо он уже давно не выглядел, - справившись со смехом, поинтересовался я.

Я попросила передать твоему брату, что у него красивая улыбка, - смутившись, ответила девушка.

Скажи, что ты пошутила. Серая шкура не улыбается. Никогда. Уж можешь мне поверить.

Шайрем, смутившись еще сильнее, покачала головой.

Я не шутила, Марк. У твоего брата страшный взгляд, да и выражение лица какое-то деревянное, улыбка и вправду не для него… но смотрится чарующе.

Хм… Впервые слышу такую характеристику Лоуреса. Не удивительно, что он сам растерялся.

Ладно, пойдем прогуляемся что ли. Есть одно местечко в Москве, совершенно особенное, да и развлечься тебе не помешает, а то из-под крыла жриц сразу же попала под опеку Лора.

Но… - Шайрем обернулась, словно опасаясь, что сейчас из-за угла появится Лоурес собственной персоной.

Не волнуйся, ничего с ним не случится. Ему полезно немного позлиться и понервничать. А к ночи мы вернемся. Обещаю.

Принцесса неуверенно кивнула в ответ на мой молящий взгляд. В конце концов, моему брату давно пора встряхнуться, а то скоро действительно одеревенеет весь.

Заговорчески подмигнув девушке, я извилистыми коридорами повел ее к выходу во Внешнюю Грань, про себя радуясь, что к обеду вышел в джинсах и рубашке, а не в халате. Сомневаюсь, что в столице поняли бы эту шутку.


Шайрем кайри Найа

Вернулись мы поздно вечером. Марк умудрился провести меня по всем известным ему барам и ресторанчикам, а заодно и в магазин затащить. Надо сказать, что большую часть времени именно в этом магазине мы и провели, потому что мой спутник наотрез отказался уходить оттуда, пока мне не соберут более-менее приличный гардероб предметов так на двадцать.

Вначале я пробовала возражать, говорила, что много одежды мне и не нужно, да и денег с собой у меня нет, но Марк отмел все мои доводы, а потом подмигнул мне и выдал замечательную фразу: «Шкура платит!». Так что пришлось сдаться, но это вынужденное отступление нисколько не испортило мне настроения.

Смешно сказать, но по Москве я гуляла впервые. Все мое знание столицы заключалось в паре-тройке ближайших к радужному ному выходов на внутреннюю грань Города.

Что такое наш Город? Вам никто не ответит на этот вопрос, потому что для каждого он - свой. Трехгранник… само это название уже говорит о многом, но в тоже время не дает ответов ни на один вопрос. Если честно, то мы сами не знаем, что он такое, мы просто принимаем все, как есть. С тех пор как разграбили Гелиополь, мы живем на Внутренней Грани, лишь изредка выбираясь в мир, когда-то бывший нам домом. За это время Врата уже не один раз меняли свое положение, и если вначале, покидая свои тайные номы, мы попадали в земли Царства Кеми, то теперь нас встречает своими унылыми улицами Москва. Впрочем, когда я родилась, уже не один год наша грань соседствовала с русской столицей, так что ничего другого я и видеть не могла, но я слушала…

Гелиополь. Афины. Рим. Лондон. Париж. Варшава. Прага. Стамбул. Москва. Список городов не бесконечный, но уже довольно длинный, а ведь говорят, что есть особые порталы, которые способны увести на другой край земли, туда, где и знать не знают о Трехграннике… Сколько людей мы потеряли? Просто из-за того, что однажды грани сместились? Никто не считал, никто их не заносит в списки мертвых, но ни один из них так и не вернулся в свой клан. Почему так происходит? Живы ли они? Мы сами этого не знаем, так же как и не можем с уверенностью сказать, когда в очередной раз миры поменяют свое расположение. Но мы живем на свой страх и риск одновременно в двух мирах, возможно и в трех бы жили, пускай нас Стражи…

Аментис… Земля Запада - загадка… Наша ли она, или это загадка тех, кто дал нам жизнь и ушел, я не знаю, но попасть туда до смерти невозможно - порталы есть и их уйма, но все, кто решался туда войти, возвращались ни с чем, - Стражи не пускали. Самое забавное, что никто из них так и не смог ответить на вопрос, а что собственно за Стражи, - они лишь апатично пожимали плечами и отвечали «не помню».

Так что о самом Трехграннике мы знаем прискорбно мало, но нас ведь это не останавливает. Условно мы давно поделили мир на три части: внешнюю (нестабильную, меняющуюся, чужую), внутреннюю (где у каждого клана есть свой островок-крепость, который постороннему найти не легче, чем попасть смертному в наш Город) и «мир богов» (наш Аментис, наша главная загадка, желанная и недостижимая).

До сегодняшнего дня мое знакомство с миром, в котором я жила, ограничивалось Храмом, радужным номом, ну и волчьим логовом немного. Оказавшись на улицах вечерней Москвы, я сперва немного растерялась: уж слишком много народу было вокруг, а еще шум, автомобили, гомон толпы и звуки движущегося транспорта - я много читала об этом, но вот увидеть давилось впервые. Не знаю, что бы со мной стало, не окажись рядом заботливый и всепонимающий Марк. Он в два счета развеял мои страхи и придал уверенности в собственных силах. Ну а потом мы уже просто развлекались, казалось, волк решил продемонстрировать все чудеса столицы, которых я была лишена.

В общем вернулись мы жутко довольные и немного навеселе. Марк сгрузил покупки в прихожей и замер, удивленно вслушиваясь в тишину спящего дома. Кажется, он сам не ожидал, что мы так задержимся.

Пойдем, провожу тебя до комнаты, а то ночью в темноте ты точно ввалишься не туда, а мне Лор потом уши оторвет, - почти не слышно произнес он и, не дождавшись моего ответа, повел меня в одном ему известном направлении.

Надо сказать, что я в темноте не видела абсолютно, так что пришлось полностью положиться на волка. А все мои попытки хоть что-то рассмотреть в ночной мгле закончились в тот момент, когда взгляд зацепился за моего проводника.

Марк, а у тебя глаза светятся, - сообщила я, несколько оторопев.

Положено им - вот и светятся. Все же волк я или не волк?

Так это ж вроде к кошачьим, - рассеяно отозвалась я.

Прими как данность - у оборотней глаза в темноте светятся.

То есть вы в правду шерстью покрываетесь? - удивилась я, всю жизнь упорно не желавшая верить, что такое возможно. Я же в кобру не обращаюсь!

Угу. Принцесса, об этом все знают и не делай такое лицо. Наша магия - изменение, так что алхимия это скорее побочное занятие, нам легче облик сменить.

А ты мне покажешь? - сразу же загорелась я. Любопытство было у меня в крови. Должно быть, от янтарных досталось.

Лучше Лора попроси. Вот чья вторая ипостась действительно прекрасна…

А он, правда, серебряный волк? - спросила я, вытащив из памяти самый любопытный факт об этом клане.

Он полярный волк, серебристо-белый, - в голосе Марка прорезались горделиво-восхищенные нотки, - к клане таких больше нет.

А ты?

У меня шука почти черная. Может, как-нибудь и покажу. Кстати, мы дошли, - Марк показал на мою дверь, - Тебе туда, я провожать дальше не стану, а то рискую лишиться своей шкурки, а оно меня вполне устраивает.

Спасибо за все, - я порывисто обняла друга и чмокнула в щеку, - Я никогда так не веселилась.

Ну тогда как-нибудь повторим, - пообещал волк, - Сладких снов, красавица, - бросил он и ускользнул во тьму коридора. Я с улыбкой посмотрела ему в след, а потом вошла в комнату, мурлыкая под нос какой-то приставучий мотивчик.

Вернулась? - желтые глаза вспыхнули во мраке комнаты, - И как погуляли? - почти шипение, - Молчишь? Впрочем, я и не жду от тебя ответа. Собственно, я только хотел тебе сообщить, что утром жду тебя в лаборатории. И раз ты так сдружилась с моим братом - он тебя и проводит, - произнес он, выбираясь из моего кресла, а в следующее мгновение дверь закрылась за его спиной.

Внутри что-то обреченно замерло. Я зябко повела плечом, пытаясь изгнать из памяти льдисто-спокойный голос Лоуреса. И вроде бы ничего особенного он не сказал, но что-то в его словах заставило мое сердце болезненно сжаться. Давно я уже не чувствовала себя такой… разочарованной? разочаровавшей? Уж лучше бы он отчитал меня как девчонку! Я бы тогда хоть не чувствовала себя такой… одинокой. И брошенной!

Растерянно осмотревшись в ставшей внезапно чужой комнате, я обняла себя за плечи и свернулась в клубочек на кресле, еще хранящем тепло волка…

Как же с ним сложно!

Но без него будет хуже.


Лоурес кай Вулф

Убедившись, что в доме ни моего братца, ни Шайрем нет и в помине, я вполне разумно решил, что рано или поздно девчонка приползет к себе и вот тогда…

Вначале хотелось хорошенько встряхнуть ее и напомнить, где ее место. Зверь бесновался, ему не объяснить, что Марк не враг и он желал разорвать соперника. Но постепенно инстинкты отступили, позволили думать логически, а потом вспомнился и тот факт, что решать за принцессу я не имею права - она не из стаи. И даже зверю пришлось это принять. Она - радужная змея. Царица. Древний титул, уже давно потерявшийся во тьме веков, сам пришел в голову.

Вспомнились бабушкины истории, легкий аромат карамели и запах огня, опасный будоражащий нервы и любопытство молодого волка. Нда… боюсь, теперь и пламя и карамель будут ассоциироваться у меня только с этим змеенышем.

Но тогда я и думать не думал ни о каких радужных кобрах, я сражался сам с собой, пытаясь подчинить обращение и зверя человеческому я. Это было не просто сложно, это было мучительно больно, и только истории старой волчицы помогали хоть как-то держаться по эту сторону багрового марева. Она знала о этом, поэтому поглаживая меня по голове, лежащей на ее колене, говорила, говорила, говорила…

От нее я и услышал историю о Царице, о волчице, спасшей клан в смутные времена Инквизиторский Войн. Чудом избежав костра, простая девчонка, не умеющая даже с толком менять облик, сумела вывести из окруженного города остатки стаи. Но сама погибла. И волки оплакивали свою Царицу в течение трех ночей, а на четвертую одним инквизиторским орденом стало меньше…

А последние слова этой легенды до сих пор отдаются в голове:

«Но знаешь, Лор, такие, как она не горят в огне. Просто ее больше ничто не держало в нашем мире, и она ушла, но если снова серебряному клану будет угрожать опасность, она вернется, чтобы вновь спасти наш род».

Окажись Шайрем волчицей, я бы ни мгновения не сомневался, что вернулась Царица. Жаль, что это не так. Нам сейчас как никогда нужна помощь.

Да и проще было бы… Намного проще: даже радужной волчице я бы мог приказать - по праву сильного…

Но Шайрем не волчица. И забывать об этом не стоит.

Я не имею права приказывать ей, да и Марк давно уже не мальчишка, чтобы я мог управлять его жизнью. Неприятно? Конечно, но каждый волен сам решать за себя. И если змеенышу больше нравится мой брат… я не стану вмешиваться. В конце концов, не звери же мы.

Так что к моменту появления Шайрем, я уже успокоился и, несмотря на недовольно ворчание зверя, принял решение. Впрочем, скрыть горечь я так и не смог, а может быть, плохо старался…

Боги! Для полного счастья только влюбиться в радужную и не хватает! Вот уж Император обрадуется. Он уже давно копает под нас, и это станет последней каплей…

Примерно в таком настроении, довольно далеком от благодушия, я и вернулся к себе. Щелкнул выключателем. Свет вспыхнул где-то над головой, открыв моему взору прелюбопытную картину…

Раздражение в очередной раз глухо ударило в крови.

Тори, какого демона ты забыла в моей кровати?

Обнаженная блондиночка неопределенно повела изящным плечиком. В другое время я бы, может, и принял эту игру, но сегодня мне уже было не до нее.

Мм… Лор? Иди ко мне, - мурлыкнула она, сладко потягиваясь, и словно бы случайно демонстрируя изгибы тренированного тела.

Что ты забыла в моей комнате? - сложив руки на груди, холодно повторил я свой вопрос.

Витория, состроив обиженную рожицу, ответила подчеркнуто-оскорблено:

Тебя жду. Между прочим сегодня уже полгода, как мы встречаемся. И я хотела устроить тебе сюрприз, а ты… неблагодарная скотина!

Это выглядело так наигранно, что я окончательно потерял остатки терпения.

Пошла вон! И чтобы больше без приглашения не являлась! - прорычал я, прекрасно зная, как это действует на окружающих. Меня многие боятся. И не только в клане.

Витория аж подскочила, потом метнулась к небрежно брошенным на кресло вещам, подхватила их и вылетела из комнаты. Я, проводив ее взглядом, подошел и запер дверь - на тот случай, если она не поняла с первого раза.

Так, а теперь в душ и спать. И так из-за одного змееныша вторую ночь на ногах, а полнолуние не за горами… и слабых оно не любит.


Фитрина кайри Фэлкон

Видение еще не покинуло меня, а я уже колотила в дверь. Ну давай же, открывай, Рей! Я не могу это держать в себе!

За стеной кто-то приглушенно выругался, поминая неспокойных гостей, ночью ломящихся к усталым некромантам, а потом еще удивляющихся, почему это черные такие мстительные.

Ну что еще? - темная с проседью голова мужчины показалась в дверном проеме, - А это ты, Рин, и что тебе не спится? - он демонстративно зевнул, - Так что у тебя случилось? Очередное видение?

Я не в силах противиться гипнотической силе его бездонных черных глаз рассеяно кивнула.

Смерть? - насторожился он, прекрасно зная, что только это могло привести меня к нему, да еще и посреди ночи.

Разумная часть меня подтвердила, что к черным только глупенькие девчонки и бегают. А умные сидят в комнатке и трясутся от страха.

Я, сглотнув тугой комок, зачарованно покачала головой. А потом все же выдавила из себя несколько слов:

Не уверена. Но это как-то связано с радужными. И волками.

Я зябко поежилась, вспомнив, что из комнаты выскочила в одной ночной рубашке, даже не вспомнив о халате.

Очередное пришествие Кайры? - нахмурился ворон, а когда я осторожно кивнула, выражение его лица стало еще жестче.

Но разве не ее сосуд был уничтожен пять лет назад?

Шесть, - поправила я, а потом добавила то, что знала всегда, но ни с кем не осмелилась поделиться, - нет.

Но ведь было доказано, что девчонка не была больна.

Я неопределенно дернула плечом. Откуда мне знать, почему Лаури кайри Вулф избежала семейного проклятья, но в том, что сосудом была не она, я знаю точно. Так же как и то, что если не остановить вместилище Кайры, нам всем придется худо. Она не простит вынужденного заточения.

Ясно. Что именно ты видела? - голос Рея стал по-деловому сух.

Печати. Как минимум одна из них сорвана.

Чья?

Я испуганно посмотрела на ворона. Он внушал страх, сейчас сильнее чем когда бы то ни было раньше.

Огненная…


Шайрем кайри Найа

Принцесса, что же ты на кресле спишь? - заботливый мягкий голос проник в мой сон и нежно вернул в реальность. На душе было муторно, но я все-таки нашла в себе силы улыбнуться Марку.

Привет.

Ты что вчера так устала, что уснула на кресле?

Я неопределенно дернула плечом, не желая вспоминать вчерашний вечер. И ведь самое обидное, я не могу сказать, что послужило причиной подобного настроения. Впрочем, вру, знаю я причину. Безразличие, прозвучавшее в голосе моего волка, больно ударило меня. Стоп. Моего волка? Это с каких пор я стала причислять Лоуреса к своей собственности? Я же знаю его всего сутки! Но это не мешает мне думать именно в таком ключе…

Интересно, что бы он сказал, узнав, как я к нему отношусь?…

Принцесса, вернись с небес на землю! Нас Лор ждет. Не стоит его злить.

Что уже отчитал с утра пораньше? - с кажущимся безразличием поинтересовалась я.

Нет, - рассеяно отозвался Марк, - это-то и пугает.

Вот и меня - нет.

Это когда же ты успела с ним столкнуться?… - начал было Марк, но потом догадался, - Он тебя здесь ждал.

Я кивнула. Скрывать это смысла не было.

А я и не подумал об этом. В следующий раз переночуешь у меня.

Я насмешливо взглянула на него. И как он себе это представляет?

Да, ты права - это уже перебор. Ну ладно, что-нибудь придумаем, а сейчас пошли в лабораторию, пока Лор сам не явился за нами.

Возражать я и не думала. Выбравшись из кресла, я поправила одежду, отметив, что брюки срочно нуждаются в глажке, да и вообще спать в одежде не стоит - она потом выглядит не лучшим образом. Хорошо еще, что ущерб пока исправим. Уверив Марка, что через пару минут я буду готова, я направилась в ванную - приводить себя в человеческий вид.

В назначенный срок я вернулась в комнату, посвежевшая, опрятная - такая какой и должна быть радужная кайри. Даже если она провела ночь в кресле, не раздеваясь.

Я восхищен. Как тебе это удалось? Наши дамы по часу тратят на возвращение себе человеческого вида после ночных прогулок, - Марк галантно предложил мне руку, за которую я сразу же зацепилась.

Немного волшебства, - загадочно улыбнулась я в ответ, - а если серьезно, то немного огненной магии - и вещи такие словно их только что погладили. А на внешность я никогда не жаловалась.

У-у, вот так мифы и разбиваются о рифы реальности. Могла бы и не говорить. Так я скоро совсем потеряю веру в чудеса.

Я с улыбкой посмотрела на дурачащегося друга, а потом, заставив его чуть нагнуться в мою сторону, прошептала на ухо:

Обещаю. Что рядом со мной тебе обеспечена целая гамма ощущений и сюрпризов. Ты еще взвоешь и запросишь пощады.

Марк понимающе ухмыльнулся, но потом так же тихо ответил:

Ты лучше моего брата дрессируй. А я уж рядом постою, в сторонке.

Я мигом стала серьезнее.

Думаешь, получится?

Что именно? - не понял Марк.

Приручить твоего брата.

Волк как-то нервно улыбнулся. Он явно не ждал от меня такой откровенности.

Ну-у, - протянул он, - может, и получится. Главное с душой подойти. Он тебе нравится?

Я неопределенно дернула плечом, не желая касаться темы чувств. Не уверена, что дело в них, но я никому его не отдам. И мне плевать, что там решили боги. Радужные никогда не были моей семьей, а вот волки всего за день сумели ей стать.

И я на все пойду, чтобы защитить их.


Лоурес кай Вулф

В лабораторию они ввалились, многообещающе улыбаясь, причем мой братец имел вид кота, добравшегося до сливок в отсутствии хозяина - хитрющее и довольное одновременно. Подавив ревность в зачатке, я хмуро посмотрел на веселую парочку. Шайрем, раскрасневшаяся от смеха и смущения, потянула Марка за рукав, и когда он наклонился, жарко зашептала тому на ухо. Мой братик демонстративно прижал к себе девчонку, сказал что-то успокаивающее и, чмокнув ее в макушку, все-таки соизволил удалиться.

Шайрем взглядом проводила его, а потом как-то растеряно посмотрела на меня.

Проходи-проходи, я не кусаюсь.

Принцесса с показной уверенностью подошла ко мне, не слишком близко, но я все равно почувствовал исходящий от ее кожи аромат карамели. Отчаянно захотелось притянуть к себе обманчиво хрупкое тельце, зарыться лицом в темные волосы и втянуть в себя этот запах, притягательно-сладкий, будоражащий кровь. Но приходилось сдерживаться. Зверь раздраженно возился в глубине души, обещая отыграться в полнолуние и напомнить, кто, собственно, в доме хозяин.

Осмотрись пока. Если возникнут вопросы - задавай.

Шайрем кивнула, явно не вслушиваясь в мои слова. Она прошлась по рядам с реактивами, потом принялась изучать оборудование. Сомневаюсь, что у нее было другое - за последние века мало что поменялось, только компьютерные системы ввели в конструкцию, да пару химико-медицинских приборчиков подключили, а в остальном все, как и в средние века.

Наконец, Шайрем остановилась у испытательного стенда. Придирчиво изучив результаты двух десятилетий моей работы, она повернулась ко мне:

И над чем же ты работаешь?

Изучаю влияние вируса Ликантра на нашу кровь. Пытаюсь понять почему он действует избирательно, причем только на серебряный клан. И ты мне в этом поможешь: давно хотел провести опыты с радужной кровью, но как назло из твоей семейки в друзьях-знакомых никого не имею, а Императора просить не рискну.

Шайрем спокойно выслушала меня, безразлично повела идеальным плечиком, а потом снизошла до ответа:

Я дам тебе свою кровь, но при одном условии.

Да? - против воли насторожился я. От этого змееныша можно ожидать чего угодно.

Я хочу увидеть твою вторую ипостась.

Зверь во мне как радостный щенок счастливо замотал хвостом.

Из-за вируса нам довольно сложно контролировать зверя, особенно в те моменты, когда он доминирует, - предупредил я, но девушка упрямо мотнула головой, отметая все мои отговорки.

Я должна знать, в чем именно помогаю. Мне нужно это увидеть, Лор. Очень нужно.

Сердце неприятно дернуло, когда она назвала меня по имени. Я уже привык быть для нее только «волком» и такая смена в поведении настораживала. Может, это и паранойя, но до этого момента только она меня и спасала.

Хорошо, змееныш, - устало вздохнул я, - но не сегодня. Через два дня полнолуние, будет лучше, если ты увидишь все сама. И не говори потом, что я не предупреждал. А пока давай работать.


Шайрем кайри Найа

Два дня прошли в бесконечных опытах. Выкачав из меня пол-литра крови, Лоурес даже не извинился, а мгновенно приступил к лабораторным исследованиям. Не знаю, что он там наэкспериментировал (меня он использовал только в качестве лаборанта: дай, подай, принеси), но к вечеру второго дня в его глазах появилось предвкушение открытия. Поэтому он с откровенным сожалением отставил колбу, когда почувствовал первую волну лунного зова. Одну ночь в месяц оборотни не могли контролировать смену ипостаси и были вынуждены хотя бы на время становиться зверьми. И только от их силы воли зависело будут ли жертвы.

Странно, я совершенно не боялась остаться наедине с диким волком. Я была абсолютно уверена, что Лор меня не тронет.

Ты не передумала? - он выжидающе посмотрел на меня. Я отрицательно мотнула головой, - в таком случае приходи ко мне в комнату, как только стемнеет. Найдешь?

Не бойся, не заблужусь.

В таком случае - до встречи, - и Лоурес вышел из лаборатории. Не знаю, как он сдерживал себя, но по его мгновенно побелевшему, осунувшемуся лицу было видно, что зов не проходит стороной. Я слышала, что чем сильнее волк, тем болезненнее превращение…

Что же это за вирус такой? Не знаю, но сделаю все, чтобы узнать.


Выждав положенное время, я кратчайшим маршрутом направилась к комнате Лора. То, что я не боялась его, еще не говорило о том, что я доверяю остальным. Собственно, поэтому и предпочитаю провести эту ночь рядом с вожаком стаи: не думаю, что меня посмеет кто-нибудь тронуть, если Лор будет против этого.

Добравшись до конечной точки маршрута, я на мгновение замерла перед дверью, а потом, набравшись смелости, скользнула внутрь…

Он обнаружился на кровати. Растянувшись во всю свою немаленькую длину, он с интересом поднял морду и посмотрел на меня пронзительно-голубыми глазами. А я, глупая, думала, что у зверя будет взгляд Лора, требовательный, жесткий. Странно, эти глаза гораздо уместнее были бы на человеческом лице…

Я словно в полусне подошла к нему и замерла, не решаясь прикоснуться к великолепному серебристо-белому меху.

Боги, какой же ты красивый!

Волк дернул ушами, впервые позволив себе резкое движение, а потом радостно замотал хвостом. Сейчас он больше напоминал щенка, а не дикого хищника.

Я неуверенно коснулась мягкой шерсти. И только почувствовав чужое тепло, исходящее от звериного тела, поняла, насколько мне его не хватало. Моего волка. В любом обличье. Лишь бы он был рядом.

Я села на край кровати. Голова волка мгновенно перекочевала на мои колени. Я рассеяно гладила его, впитывая чужое тепло. Никогда бы не подумала, что буду так зависеть от кого-то, но когда его нет рядом, мне очень трудно. И дело не только в холоде, поселяющемся в груди, - к нему я уже привыкла (как-никак шестнадцать лет живу с ним). Впрочем, какая разница, как я обзову эту зависимость?! Главное, что я действительно плохо переношу часы, проведенные вдали от этого неуправляемого волка…

Но об этом можно будет подумать и позже, а пока…

Милый, может, ты подвинешься? Совсем немного?

Волк, для приличия поворчав, все же освободил кусочек одеяла, где я сразу же и устроилась, в наглую обняв его за шею и подтащив к животу. Лор глянул на меня ехидным голубым глазом, но отбиваться не стал, напротив, придвинулся чуть ближе.

Я, благодарно чмокнув его в нос, зарылась лицом в мягкую шерсть и совершенно счастливая уснула…


Разбудил меня тихий скулящий звук. Я вздрогнула, почувствовав, как резко сокращаются мышцы в теле волка. Обратная трансформация? Значит, не врут о том, что превращения причиняют им боль…

Я осторожно села и, положив голову волка себе на колени, стала осторожно гладить, шепча что-то успокаивающе-нежное. Исцеление никогда не давалось мне легко, но чтобы заговорить боль моих сил должно хватить.

Все хорошо, родной. Я же с тобой. А вместе мы со всем справимся.


Лоурес кай Вулф

Она не испугалась. Более того осталась рядом. Для меня-зверя это очень много значило, но все равно я-человек понимал, что есть во всем этом что-то неправильное. Не должна будущая Императрица спать в обнимку с оборотнем. Да и тискать его как домашнего котенка - тоже.

Но, чувствуя, как шевелятся волоски на шкуре от ее дыхания, купаясь в будоражащем аромате, исходящем от ее кожи, я и думать не мог о том, чтобы отодвинуться.

Всю ночь я чутко сторожил ее сон, а потом со спины привычно подкралась боль обратной трансформации. Я сдерживался, сколько мог, стараясь не разбудить девочку, спящую рядом, а потом весь мир растворился в тягучем красном мареве. Боль скручивала мышцы и внутренности, она огнем выжигала зверя из меня…

С каждым превращением становится все хуже. Интересно, сколько мне еще отмерено? И кого сегодня мы недосчитаемся? Да, оборотни долго не живут. Больше пятнадцати десятилетий ни одному зараженному вирусом прожить не удалось, а срок вожака вдвое меньше. Сколько мне там осталось? Десять? Двадцать лет?

Ничтожно мало по сравнению с тем, что ждет моего змееныша. Радужные даже среди остальных выделяются длинным веком - Императору, например, шестое столетие пошло…

Боль резко вспыхнула с новой силой, лишая способности думать. Я уже даже не дышал - так легче переносить трансформацию. Осталось еще три-четыре волны и на месяц можно будет забыть о боли…

Внезапно я почувствовал себя лучше. Но волна должна длиться еще минут пять! А потом я услышал голос, тихий, бесконечно-ласковый, смутно-знакомый… родной. Он держал меня на плаву, не давал утонуть в мутном мареве боли, совсем как тогда… полвека назад…

Но она же мертва! Я видел разорванное тело… один из волков не сдержался… а она не смогла его остановить… Тогда я впервые понял, что значит терять. Потом ушли из жизни родители, сестра, но почему-то та - первая - смерть запала в память.

Волна схлынула, но голос остался. А еще я ощутил нежные руки, осторожно обнимающие меня за шею. Желая потратить несколько минут передышки с умом, я приоткрыл глаза и посмотрел на своего спасителя. Шайрем. Моя голова лежала у нее на коленях… и на мгновение мне показалось, что последних десятилетий и не было никогда…

С тобой все в порядке, родной? - почувствовав мой взгляд, тихо спросила она.

Вместо ответа, я лизнул ее лицо, пытаясь успокоить, и с удивлением почувствовал солоноватый привкус слез. Мой змееныш плачет? Почему? Не из-за меня же! Или из-за меня?…

Понять я не успел, потому что снова на тело обрушилась новая волна трансформации. Но в этот раз я удержался, или вернее мне помогли остаться на плаву. Боль уже не казалась чем-то существенным. Какая разница, что придется вынести, если она это время будет рядом?…

Наконец трансформация завершилась. Я лежал, уткнувшись носом в живот Шайрем, медленно приходя в себя. Тело еще отдавало болезненной дрожью при малейшем движении, но уже терпимо.

Прости меня. Из меня никудышная целительница, - она по-прежнему осторожно гладила меня по голове, только голос уже не звучал так уверенно, как раньше. Еще немного и она точно разрыдается. А что я буду делать с плачущей принцессой?

Шайри, у меня и такой никогда не было, - говорить было сложно, связки еще не пришли в норму, но если я сейчас же ее не успокою - потом будет хуже.

Была. И прекрасная. Если бы я не нащупала остатки ее заклинаний, то не смогла бы удержать тебя, - слезы из ее голоса исчезли. Что ж, самоконтроля ей не занимать. Минутку, что значит - была?!

Я поднял глаза на своего змееныша. Она немного виновато улыбнулась, но на вопрос, отразившийся в моих глазах, ответила:

Давно правда, но была. Я не знаю, помнишь ли ты ее, но узы крови прослеживаются, хоть и не четко.

Бабушка, - одними губами произнес я, все еще не до конца понимая, как такое могло произойти.

Может быть, - Шайрем кивнула, - хорошая целительница была, умелая. Жаль, что этот клан исчез.

Не жаль, - зло откликнулся я, - не будь этих исследователей, - я презрительно выплюнул последнее слово, - не было бы и проблем. А детей общих волки с белыми все равно иметь не могли, так что ты вероятно ошиблась.

Шайрем как-то печально посмотрела на меня, словно решая, стоит ли сообщать, а потом я все же уловил едва различимое колебание воздуха:

А кто сказал, что она была белой?

Мгновение мой мозг отказывался воспринять полученную информацию, а потом я понял. Радужные! Только их кровь без проблем вливается в другие дома.


Шайрем кайри Найа

Он замер. Я почувствовала, как напряглось его тело, когда он понял, кем именно была его бабка. Если честно, я сама еще не верила, но я чувствовала. Теперь уже мне ничто не мешало ощутить тонкие белые нити заклинаний, от которых пахло знакомой кровью.

Радужная? - осторожно, словно пробуя на вкус это слово, спросил Лор.

Да. Волчица, я думаю, раз уж так спокойно вошла в твой клан, но именно радужная.

Глупость какая.

Не глупость. Уж поверь мне, я свою кровь чувствую. В тебе ее правда немного, да и полярность немного не моя…

Полярность?

Ну, направленность… способность… Не знаю, как будет точнее. Я - алхимик, огневик и немного работаю с воздухом. Все остальное на порядок слабее. А ты унаследовал дар исцелять, правда неразвитый, но при желании очень неплохой лекарь получится, - я невольно улыбнулась, представив Лора, окруженного пациентами. Более странной сцены и не вообразить. Ну, как такой дар мог попасть к этому… волку!

Не смешно, - буркнул Лор, но обиды в желтых звериных глазах я не заметила.

Ну, смотря как на это смотреть. С одной стороны новый родственник - это всегда плюс, с другой… тебя совершенно невозможно терпеть. Ты - вредный.

Я? - притворно удивился волк, - а ты у нас белая и пушистая?

Разноцветная и чешуйчатая. Я змея, а не котенок.

По тебе видно: чуть что не так - сразу кусаться лезешь.

Это когда я тебя кусала?

А тебе напомнить? - в желтых глазах появились смешливые искорки, а губы растянулись в очень многообещающую улыбку. Перебрав в памяти все, что случилось за недолгое время нашего знакомства, я так и не смогла понять, что он имеет в виду. Я же не кусалась… или кусалась?…

Почувствовав, что еще немного, и я стану не радужной коброй, а чисто-красной, я поспешила перевести разговор на другую тему:

Я тебе говорила, что люблю твою улыбку?

Теперь уже Лор не знал, что сказать. Он осторожно приподнялся, облокотился на руку и внимательно посмотрел мне в глаза, словно пытаясь понять: шучу я или нет.

Я спокойно выдержала его взгляд.

Ты серьезно?

Я никогда не шучу, находясь в одной постели с обнаженным мужчиной, Лор. Для этого есть более подходящие места, - и чтобы добить его окончательно, я чмокнула его в кончик носа.

А как же Марк? - растеряно откликнулся мой волчонок (ну сейчас он до волка явно не дотягивал…).

А причем здесь твой брат? Я его люблю, конечно, но… - я резко замолчала, заметив, как темнело лицо Лора с каждым моим словом, и поспешила добавить, пока опять не поругалась со своим вредным волком, - но как брата. С ним легко общаться. И он не пытается задушить меня своей опекой. В отличие от некоторых.

Но так будет лучше… - вдруг вспомнив о прежней линии поведения, начал свою речь Лоурес, но я резко прервала его:

Позволь мне самой решать, как жить. Лор, я устала выполнять чужие желания. Змеи - одиночки, они привыкли сами решать за себя. А я - змея. Тебе сложно это принять, но постарайся.

Хорошо, я попробую. Но, змееныш, от наших желаний в этом мире зависит очень и очень немногое, - он сдался - я поняла это, увидев совершенно обреченное выражение на дне золотистых звериных глаз. Значит, меня больше не будут отбрасывать сапогом, как опасную тварюшку?…

Я осторожно обняла своего волка, опасаясь, что он в любую секунду может передумать, и только уткнувшись носом в его плечо, позволила себе негромко произнести:

Плевать. На мир. На Императора. На всех. Я просто не хочу тебя терять.

Не потеряешь. Пока я жив, я буду рядом с тобой, змееныш, - Лор ласково гладил меня по волосам, и в этот момент мне был безразличен весь белый свет. Разве змее много нужно для счастья? Теплое, уютное гнездышко, и родное тело рядом, чтобы было к кому прижаться в морозный зимний вечерок…


Лоурес кай Вулф

И как такой откажешь? Надо? Я знаю. Но мне самому не хочется ее отпускать. Впрочем, одно обещание я могу ей дать, потому что в отличие от нее моя жизнь принадлежит мне. Я буду с тобой, девочка, пока жив, я буду с тобой. А все остальное… боги и без нас разберутся.

Я нежно коснулся губами волос Шайрем, чувствуя, как напряжение постепенно отпускает ее тело. Нелегко ей пришлось этой ночью. Слишком мало она знает об оборотнях. Да и разговор этот дорого стоил. Это только со стороны кажется, что хватит нескольких слов, но вначале эти самые слова надо найти…

Змееныш-змееныш, что же ты делаешь? Зачем? Ну не пара я тебе. Да хочется забыть обо всем, но это же не разумно. Но я промолчу. Не стоит тебе думать о плохом. И так тебе тяжело пришлось. Маленькая моя… как же хочется выкинуть из головы весь мир, забыть о нем, о проблемах!… но забудет ли он о нас? Вряд ли. Нельзя жить вне мира. Я знаю об этом - и ты поймешь. Когда-нибудь. Но я не уйду. Пока я жив, я буду рядом, буду есть с твоих рук, если понадобится. Мне не нужна гордость, пока у меня есть ты…

Надеюсь, что ты это понимаешь, потому что вслух я не скажу этого. Никогда. Не стоит тебе, маленькая, знать, чего стоит волку стать комнатной собачонкой. И ты не узнаешь - обещаю…


Да, мы можем себе позволить забыть о мире, но вот мир о нас не забывает…

Маркус размытым серым пятном ворвался в комнату, но так и застыл на пороге, увидев прижавшуюся ко мне принцессу.

Значит, с тобой все в порядке, - удовлетворенно сказал братец, а потом ехидно добавил, - прекрасно выглядишь, и не скажешь сразу, что ты только из трансформации вышел.

Сказать то же самое о Марке я не мог. Он все еще был бледен и под глазами у него пролегли тени. Такой видок обычно бывает у больных, но никак не у молодых оборотней. Впрочем, раз в месяц здесь все становится подозрительно похожим на госпиталь. И потери бывают…

Все вернулись? - задал я свой обычный вопрос, уже предчувствуя ответ на него - не может быть все хорошо, потому что жизнь очень любит наносить удары, причем именно в тот момент, когда меньше всего этого ждешь.

Нет. Сьерина… она ушла.

Шайрем вздрогнула всем телом. Надо будет ей объяснить все, но потом, сейчас нужно заняться подготовкой к погребению… но прежде…

Все хорошо, Шайри, - я нежно коснулся губами ее виска. Что там она говорила о моем даре? Целитель? Вот сейчас и проверим, - Спи.

Я осторожно устроил Шайрем на кровати. Она уже спала. И ничто не омрачало ее сон. Боги, я бы все отдал, лишь бы на этом личике никогда не появились тень тревоги или боль потери…

Ловко ты с ней. Она тебе доверяет, - тихо сказал Маркус, не сводя глаз со спящей принцессы. Пусть его, все ровно она - моя, причем сама так решила, а потому беспокоиться мне совершенно не о чем: радужные не предают своих избранников.

Я знаю, - я тоже, не удержавшись, посмотрел на нее, - А я - ей, - улыбнувшись, негромко закончил я и вернулся к одеванию.

Маркус понимающе кивнул. Что-то он совсем не выглядит расстроенным. Или эта наглая морда опять меня обставила? Зверь довольно завозился, радуясь, что хоть кто-то беспокоится о его благополучии, раз уж человеческое я столь… нерешительно.

Да, не подстегни меня Марк, я бы с девочкой отношения выяснял еще несколько месяцев. И не думаю, что с тем же результатом…

Кстати, Шайрем была права, - нарушил тишину братец, ехидно скалясь. Я непонимающе посмотрел на него, и он добавил, насмешливо щуря глаза: - Тебе идет улыбка. Ты похож на побитого щенка, которого подобрали, но он еще не верит в собственное счастье.

Отвесив излишне веселому брату подзатыльник, я вышел из комнаты. Предстояло еще о многом позаботиться. Смерть снова вошла в наш дом… Плохая примета, но я не собираюсь в них верить. Да и не завидую я богам, если они решат встать между мной и Шайри: эта маленькая змейка им такое устроит, что они сами не рады будут, что вмешались.

Интересно, откуда взялась эта глупая вера? Полчаса назад ею и не пахло.



* * * | Волчья Радуга | Глава 2. Эннеада