home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Речь Посполитая. Люблин. 06.06.1707.

  На площади солдатской слободки в Преображенском, в самом центре стоял помост с черной плахой. Царь и его генералы на лошадях находились рядом. Строй солдат с мушкетами наперевес, под мерный бой барабанов выстраивался в ровный четырехугольник.

  С узкой улочки, примыкающей к площади, послышались резкие звуки. Щелчки бичей и пьяные выкрики.

  К помосту выехали запряженные шестью парами горбатых свиней сани, на которых стоял некогда роскошный гроб. Идущие рядом солдаты стегали животных плетьми, а ряженые скоморохи направляли их. За этой процессией толпами шел любопытный московский народ. Кто-то причитал, иные плакали, а подавляющее большинство угрюмо молчало.

  Царь подъехал к саням, и его рот исказила нервная зловещая гримаса. Солдаты вскрыли гроб, и Петр Романов увидел полуистлевшее тело своего ненавистного врага Ивана Михайловича Милославского. После смерти этого знатного человека минуло много лет, а ненависть к нему так и не оставила сердце Петра. Самодержец Всероссийский молчал и не двигался. Тревожная тишина накрыла площадь, смолкли барабаны и любопытствующие люди, пришедшие посмотреть на потеху, не издавали не единого звука. Наконец, царь сглотнул и плюнул на труп. Затем, он взмахнул рукой, и солдаты потянули гроб под помост.

  Всю церемонию предстоящей экзекуции, царь разработал лично, и после того как гроб с телом умершего двенадцать лет назад боярина затянули под помост, на него стали вытаскивать тех, ради кого он и был построен. Заговорщиков, которые хотели скинуть царя с его престола.

  Первыми вытянули Цыклера и Соковнина, а за ними следом Федора Пушкина и двух стрелецких пятидесятников. Тела всех пятерых были изломаны пытками, покрыты кровавыми коростами, а взгляд не выражал ничего - тоскливый взор готовых принять свою участь людей. Петр был разносторонним человеком, толк в пытках знал, самолично принимал участие в этом дознании и не погнушался поработать за палача.

  Снова взмах царской руки, и настает черед следующего акта драмы.

  Князь-кесарь Федор Юрьевич Ромодановский, как всегда в пьянейшем виде, запинаясь и срыгивая, прочел приговор, и на эшафот потянули первую жертву - стольника Пушкина. Его участь была самой легкой. Палач быстро обезглавил его и скинул отрубленную голову в большую корзину подле плахи. Следом вытащили Цыклера, он, как и Соковнин, был приговорен к четвертованию.

  Толпа москвичей ахнула. Цыклера прижали к плахе и опытный палач, двумя ударами топора отсек бывшему полковнику обе руки. Казненный задергался, на него навалились подпалачики, а сам мастер отрубил ему ноги. Кровь, хлеставшая из тела Цыклера, стекала на помост и сквозь щели, ручейками струилась на тело Милославского. Помощники палача подобрали отрубленные конечности и скинули их в корзину поверх головы Пушкина. Следом, такая же участь постигла и Соковнина.

  Петр Первый, царь и самодержец российский, проснулся. Опять этот раз за разом повторяющийся сон. Были и более страшные дела в его жизни, но почему-то, снится именно казнь в Преображенском. Проклятый Иван Милославский и с того света заставляет себя бояться. Тварь!

  Царь вытер покрывалом пот со лба и встал. Он подошел к зеркалу, зажег пару свечей и посмотрел на себя. Рот искривлен, из него некрасиво стекает слюна, губы трясутся, и глаза на выкате. Высокий сутулый человек в ночи и если бы кто-то мог его сейчас видеть, то вряд ли признал бы в нем повелителя миллионов людей.

  "Опять нервные судороги. Всю жизнь они мучают меня", - подумал царь, рукавом ночной рубашки смахнул слюну, повернулся к висящей в углу иконе и спросил:

  - За что, Господи?

  Как всегда, ответа не последовало. Однако привычный вид походной иконы успокоил его. Он подсел к столу, на котором лежали стопки не разобранных с вечера бумаг. Царь попытался настроиться на рабочий лад, и начал по очереди просматривать их.

  Сплошные проблемы: жалобы, просьбы и прошения. Все то же самое, что и всегда. Крестьяне бегут, чиновники воруют, бояре недовольны, солдаты мрут от болезней и бескормицы, а реформы стоят на месте и саботируются. Как же медленно все изменяется, и насколько проще европейским королям: народ тих, все работают, и никто не выказывает упрямства и возмущения. То ли дело дикая Русь, в которой волей Господа он правитель. Самодержец снова на мгновение вернулся в прошлое и вспомнил казнь стрельцов, даже перед смертью чувствующих себя правыми. Особенно, запомнился тот кряжистый седовласый стрелец, который подошел к плахе и спокойно сказал: "Отойди Государь, я здесь лягу". Упрямцы и бунтовщики, которые держатся за свою русскость и постоянно тыкают его примерами из времен царя Ивана Четвертого Грозного, который реформировал страну, но на свой лад, а не на западный. Кругом измена, все эти Куракины, Пушкины, Голицыны, Черкасские, так и жаждут его смерти. Каждый хвалится родством, если не с Рюриковичами, так с Гедиминовичами. Не то, что в прекрасной Вене или спокойной Пруссии, которую Петр посетил с посольством как раз после казни полковника Цыклера.

  Опять этот полковник вспомнился. Снова возврат в прошлое, которое не хочется вспоминать. Цыклер подговаривал стрельцов Стремянного полка к бунту, да еще и поддержкой донских казаков заручился. Обещался им вернуть времена Разинские. Подлый раб! Против помазанника божьего восстать хотел, да не вышло у него ничего.

  Боже, сколько же врагов у самодержавия российского. Смерть им всем, изменщикам!

  Петр принялся опять просматривать документы: бегство солдат, бегство рабочих, и опять бегство крестьян. И почти у всех одна дорога - в степи, на Дон.

  "Хватит терпеть вольницу, - решил царь. - Пока есть время между сражениями с Карлусом Шведским, надо задавить казаков, да беглых холопов на стройки и поля вернуть".

  Отбросив бумаги в сторону, он крикнул:

  - Алешка, бегом сюда!

  Потирая заспанные глаза, в комнату вбежал царский секретарь, Алексей Макаров.

  - Звал, государь? - спросил Алешка.

  - Спишь каналья, а государь работает!? Садись, указ писать будем.

  Алешка присел за стол, приготовил письменные принадлежности и бумагу, повернулся к царю и спросил:

  - О чем писать, государь?

  - Указ на имя князя Долгорукого Юрия Владимировича, о поимке беглых людишек на Дону.


Войско Донское. Река Бахмут. 01.06.1707. | Булавин | Войско Донское. Бахмут. 11.06.1707.