home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Россия. Коломенское. 26.02.1709.

  Царевич Алексей проснулся оттого, что ему крепко зажали рот, а грудь придавили чем-то угловатым и тяжелым. Первая его реакция, конечно же, страх, и мысль о том, что его пришли убивать. Он хотел вскочить, вырваться и позвать на помощь людей Мухортова, и дернулся всем своим телом. Но его прижали еще сильней, так, что дышать стало трудно. И царевич услышал молодой, но уверенный в себе голос:

  - Тихо, Алексей Петрович. Спокойно. Будешь кричать, я тебе голову отрежу, и никто на помощь не прибежит, не успеют. Я пришел поговорить, а смерть наследника престола российского, мне пока не нужна. Если понял, то моргни глазами.

  Наследник престола все понял правильно. Он разглядел человека, который придавил его грудь коленом, осознал, что он один и никаких угрожающих действий от него пока не исходит, и моргнул глазами. Тяжесть с тела пропала, а рот освободился от чужой руки, которая, почему-то, пахла полынью. Алексей незамедлительно сел на кровать, и внимательней посмотрел на того, кто под самое утро оказался в его дворце, в спальне царевича, и сейчас спокойно сел за его рабочий стол. Стройный и подтянутый парень лет шестнадцати, в черном шерстяном свитере и черных же казацких штанах для верховой езды, ведет себя спокойно, не суетится и совершенно не боится охраны, которая должна стоять за дверью.

  - Кто ты? - Спросил незванного гостя Алексей, и прикинул, сможет ли он проскочить на выход мимо этого странного и дерзкого юноши.

  - Доброжелатель, - усмехнулся парень и, проследив за взглядом хозяина комнаты, добавил: - Не успеешь, Алексей Петрович, я клинки знатно кидаю, так что хорошенько подумай, стоит ли рисковать или нет.

  - Что с моей охраной?

  - Спят робяты. В Преображенском дворце винца взяли, а ночью расслабились, выпили лишку и теперь отдыхают.

  Алексей закутался в тканное покрывало, которым укрывался на ночь, собрался с мыслями и задал новый вопрос:

  - Зачем ты здесь, и чего хочешь, доброжелатель?

  - Спасти тебя хочу, царевич. Ты ведь не желаешь, стать мертвецом?

  - Нет, не желаю.

  Царевич подметил, что гость говорит грамотно и над ответами не думает, и это сказало ему о двух немаловажных вещах. Во-первых, парень посещал школу и имеет хорошее образование, а во вторых, он уже успел обдумать разговор, и сам расскажет ему о цели своего визита. Поняв это, Алексей решил, что лучше всего предоставить инициативу собеседнику. А странный юноша тем временем продолжил:

  - Раз не хочешь умирать, то слушай меня. Твои сторонники граф Шереметев и князь Ромодановский помочь тебе не смогут, переиграл их Меншиков, быстрее на ситуацию среагировал. Поэтому, завтра, точнее сказать, уже сегодня днем или вечером, тебя придавят подушкой в этой же самой спальне и скажут, что ты скончался от горя. Как тебе такой вариант?

  - Не нравится, - Алексей насупился.

  - В таком случае, надо не спать, а суетиться и направлять события в нужное тебе русло. Ты согласен со мной?

  - Что я смогу, сам по себе?

  - Многое, и если ты готов действовать, то я тебе подскажу, как Меншикова с Екатериной прижать, и место батюшки твоего покойного занять.

  - Если ты не лжец и не провокатор, и говоришь правду, то я готов. Говори...

  - Хм, молодец, быстро сориентировался, Ваше Высочество, - усмехнулся парень.

  На Алексея что-то нашло, какая-то расслабленность и уверенность в своих силах. Он окончательно осознал, что теперь над ним не стоит отец, который был для него непререкаемым авторитетом, и что сейчас все в его руках. От этого царевич почувствовал себя неожиданно свободно и легко. Все привычные страхи и сомнения отступили прочь, он тоже усмехнулся и сказал незнакомцу:

  - Когда опасность рядом, сразу по-другому мыслить начинаешь.

  - Это правильно, - гость подмигнул ему, помедлил и начал: - Слушай, что тебе нужно сделать. Как только я уйду, поднимай всех людей Ромодановского, дворцовую охрану и слуг, седлай коней и мчи в Москву, к местоблюстителю патриаршего престола митрополиту Стефану Яворскому. Расскажешь ему о том, что император умер, и в полдень, в Преображенском дворце состоится совет самых влиятельных чиновников и военных деятелей государства, на котором будет избран новый правитель Руси. Пообещай митрополиту возможность выбрать нового патриарха, и намекни, что Екатерина, сговорившись с Меншиковым и Яковом Брюсом, лютеранскую веру в стране насадить желает. Думаю, что после этого он за тебя горой встанет.

  Парень прервался, а царевич поторопил его:

  - И что дальше?

  - Что-что. Вместе с митрополитом и его ближними, собираете боевых шао-линьских монахов с дубинами, и вперед, - незнакомец увидел на лице Алексея непонимание, чему-то улыбнулся, щелкнул пальцами правой руки и сказал: - Не сдержался. Так вот, собираете духовенство, поднимаете москвичей и ты начинаешь раздавать обещания. Выполнишь их или нет, дело десятое, главное власть перехватить. Горожанам налоги убавишь, духовенству патриарший престол вернешь, солдатам сокращение армии, свободу и надел земли, патриотам изгнание иноземцев, а крестьянам защиту от помещиков. Понял мою мысль?

  - Понял.

  - Отлично. Разогреваешь людей, монахи тебе в этом помогут, они умельцы, а затем ведешь всех к Преображенскому дворцу, блокируешь его и требуешь передачи тебе, как законному наследнику престола, всех государственных символов власти и печатей. Ну, а после этого, действуй по своему разумению. Гвардейцам бочки с вином и деньги. Меншикова с его товарищами в Преображенский приказ. Пусть на дыбе повисят и расскажут, где украденные ими рублики. А императрицу можешь помиловать, дождись, пока брата или сестру тебе родит, и в монастырь ее.

  - А жесток ты, парень, и говоришь так, будто знаешь, о чем речь ведешь.

  - Жесток, говоришь? Чушь. Вот когда батюшка твой сотни тысяч русских людей в землю укладывал, или церковь целыми деревнями раскольников выжигает, вот это жестокость. Я прагматик, и предлагаю тебе полсотни воров и предателей ради блага страны и твоего будущего прижать, и только-то. Ты можешь стать императором, и должен мыслить по-другому, так что царевич, мой тебе совет, не бойся беды и не оглядывайся ни на чье мнение, кроме народного, действуй решительно, и все у тебя получится.

  - Да, кто ты такой!? Ты дьявол или ангел небесный!?

  Алексей порывисто вскочил с кровати, а юнец взмахнул рукой, мол, сядь. И дождавшись, пока царевич снова сел, произнес:

  - Нет, я ни ангел и ни бес, а такой же человек из плоти и крови, как и ты, только знаю немножко больше тебя и события предвижу.

  - И ты говоришь, что я могу победить Меншикова и его партию?

  - Уверен, но ты должен действовать без промедления и без колебаний.

  - А что со мной дальше будет? Ты можешь про будущее рассказать?

  - Рассказать можно, но не все, и есть три вещи, которые ты должен знать. Первое, не смотри на запад, а иди на восток. В Сибири мощь Великой Руси, а на западе ее растрата, обман и ложь. Второе, замирись с казаками и Мазепой, и придет срок, ты об этом не пожалеешь. Они добро запомнят и отплатят за него сторицей. И третье, может быть, самое важное. У твоего учителя Никифора Вяземского есть крепостная девка Евфросинья Федорова, она твоя половинка по жизни, и только с ней ты будешь счастлив. На этом все. Ты знаешь, что должен сделать, и дальше дело за тобой. Прощай, царевич!

  Парень посмотрел в окошко, где начинало светать, и встал, а Алексей спросил:

  - Мы еще увидимся?

  - Если надумаешь с донцами мир заключить, то встретимся, и если будет интерес пообщаться, то обязательно о многом поговорим.

  - Так ты казак?

  Но юнец не ответил. Он снова резко щелкнул пальцами, на долю секунды, от неожиданности, царевич моргнул, а когда веки его глаз открылись, то в спальне уже никого не было. Дверь прикрыта без запора, горит свеча и предутренняя тишина наполняет все пространство помещения.

  Алексей прошептал короткую молитву и размашисто перекрестился. Затем, он одел гвардейский мундир, прицепил шпагу и покинул опочивальню.

  Под дверью, на лавках сном младенцев, спали преображенцы, два крепких парня, и будущий император всероссийский прокричал:

  - Встать, мерзавцы! - Тайные агенты вскочили и, глядя на царевича, спросонья не узнавали его, а тот, не давая им опомниться, начал отдавать команды: - Смирно, собачьи дети! Сгною! Где Мухортов!?

  - Дык, Ваше Высочество, внизу, - ответил один из преображенцев.

  - Сюда его! Живо! Одна нога здесь, другая там!

  Мухортов появился через минуту. Он хотел оправдать своих людей и отправить царевича обратно в спальню, но не решился ему возразить. Алексей Петрович вчера и сегодня, это были совершенно разные люди. Вчерашний царевич, высокий и сутулый человек, плакал и выглядел жалко, а сегодняшний, подтянутый и уверенный в себе орел, ни дать и ни взять, настоящий гвардеец.

  Осторожный дьяк промолчал, а наследник престола выговорился и, направившись на двор, тоном, не терпящим возражения и пререкания, бросил дьяку:

  - Собирай солдат, своих людей и слуг. Мы отправляемся в Москву.

  - Но князь Федор Юрьевич...

  - Твой князь в Преображенском дворце, как в ловушке сидит, и за свою жизнь думает, и чтобы его спасти, мы должны действовать сами.

  - Я понял, Ваше Величество.

  Командир преображенцев отправился выполнять приказ, а Алексей Петрович, сохраняя уверенность в своих силах и боевитый настрой, с удовлетворением отметил, что его впервые поименовали как монарха.


Россия. Москва. 25.02.1709. | Булавин | Россия. Москва. 01.03.1709.