home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Войско Донское. Черкасск. 29.10.1709.

  Начальник Донской Тайной Канцелярии полковник Иван Лоскут, он же химородник Троян, стоял у забранного крупной чугунной решеткой окна своего кабинета, и смотрел на пустынную соборную площадь Черкасска. Майдан был совершенно пуст, и виной тому был осенний промозглый дождь, который лил с небес уже неделю без перерыва. Погода не радовала старого полковника, от сырости ныли старые раны, и, прислушиваясь к болям во всем теле, он вспоминал свое прошлое, битвы, походы, смерть друзей и, пытаясь уйти от тяжелых дум, вновь с головой уходил в работу.

  Вот и сейчас, после краткой передышки, Лоскут вернулся на свое рабочее место, за большой стол в центре полупустой комнаты, и принялся просматривать донесения своих агентов, которые каждый день стекались к нему со всех сторон. Россия, Украина, Крым, Поволжье и Кавказ, важные направления, но сейчас, его больше заботило положение дел на Дону. Чутьем битого жизнью матерого волка он чуял, что вокруг него происходит нечто непонятное. Вроде бы, все явные враги Войска уничтожены или высланы заграницу. Казаки и переселенцы из России довольны жизнью. Серьезных заговоров не обнаружено, агентура иностранных разведок и Русской Православной Церкви выявлена и взята под наблюдение, а немногочисленные разбойные шайки прячутся в глухих местах или уходят на север. Однако же, все равно, что-то было не так, и его чувства просто кричали о том, что опасность рядом, кольцо сжимается, и желающий ему зла и гибели человек ходит рядом.

  - Кто же ты? - Под нос пробурчал Лоскут, задумался и добавил: - Или вас много? Где вы затаились, враги мои? К чему готовитесь и чего ожидаете? Непонятно, и от этого муторно.

  Лоскут вновь принялся просматривать сводку о всех происшествиях на территории Войска Донского за первую половину октября месяца. Драки, несколько убийств, три разбоя на дорогах и две попытки изнасилования. Все как обычно. Виновные пойманы и наказаны по казацким законам. За мордобитие по пьянке - плетей, за грабеж - отрубание руки, за убийство - казнь, а за насилие - утопление в реке. Это все было не то, что искал полковник. Враги ни разу не засветились, и в этом их сила и преимущество.

  - У-хх-рр.

  Полковник проскрипел горлом, поморщился и дернул за шнур, который вызвал его порученца, молодого казачонка-сироту двенадцати лет, в котором были обнаружены ведовские способности.

  - Да, дядька Иван?

  В приоткрытой двери появилась темноволосая растрепанная мордашка.

  - Юрко, где Чермный, Петров и Гриднев?

  - Все здесь, - паренек кивнул головой. - Только что появились.

  - Зови всех сюда.

  - Понял.

  Голова Юрки Сазонова исчезла из дверей, а через полминуты в кабинете появились воспитанники Лоскута и его ближайшие помощники Светлояр, Рерик и Ратай, три непревзойденных бойца-химородника, люди, в жилах которых текла Старая Кровь великих степных воителей. Они прошли к столу, молча сели в кресла, и посмотрели на своего наставника. Полковник не заметил ни в одном из них даже намека на какую-то расслабленность и, удовлетворенно улыбнувшись, произнес:

  - Прошло пять дней. Что нового?

  Химородники переглянулись, и первым высказался Василий Чермный:

  - Как ты и велел, прошелся по Черкасску. Присмотрелся к людям, понаблюдал за тобой со стороны, и твои подозрения подтвердились. Вчера был замечен интересный человек, который частенько на здание Тайной Канцелярии посматривает.

  - Кто?

  Троян напрягся, а Чермный кивнул на окно и сказал:

  - Пономарь церковный, некто Никандр Скопин, из последней волны переселенцев. В городке появился в конце лета, живет тихо, много молится, не пьет и к женщинам равнодушен. Много гуляет по Черкасску и половину дня, как правило, проводит на колокольне, откуда мы как на ладони. Кроме того, ночью он за твоим домом присматривал.

  - Этот самый Скопин с кем-то встречался?

  - Мои ребята его два раза теряли, так что не могу этого сказать.

  - Предположение, кто он таков, имеются?

  - Инквизитор.

  Слово прозвучало и повисло в воздухе. Тишина надавила на химородников, которые задумались и, прерывая гнетущее недоброе молчание, полковник спросил:

  - Почему ты так думаешь?

  - Скопин человек богомольный, умеет читать и писать, знает все службы и церковные порядки, и ведет себя как священник. Однако всем кто его спрашивал о прошлом, пономарь говорил, что он безграмотный крестьянин из-под Тамбова. При этом Скопин находится в превосходной физической форме, знает тонкости шпионской работы, постоянно проверяется на наличие слежки и является неплохим бойцом, недавно в одиночку трех пьяных гультяев из церкви выбросил. А главное, я эту породу поганую за версту чую. Точно вам говорю, он инквизитор.

  - Раз таково твое мнение, значит, так оно и есть.

  - Что с этим охотником сделаем?

  Старый бунтарь крепко задумался, постучал пальцами правой руки по столешнице, и принял решение:

  - Надо его брать. Скопин не обычный шпион или убийца, за которым можно проследить и установить его контакты и, зная подготовку инквизиторов, могу сказать, что вскоре он почует слежку и сорвется.

  - Тогда мы навестим его?

  - Да, как только закончим разговор, сразу к нему в гости и сходите. И сделайте все так, как я вас учил.

  - Мы помним.

  - Отлично! - Лоскут посмотрел на следующего своего воспитанника, Тараса Петрова, и обратился к нему: - Рерик, как съездил?

  - Неплохо. На Кагальнике нашел хутор, там раньше Василий Поздеев жил. Место хорошее, тихое и спокойное, жителей почти нет, после смерти хозяина разъехались, так что для наших целей оно подходит как нельзя лучше.

  - А что с молодежью?

  - За этот год обнаружено девять человек. С родителями, у кого они имеются, все обговорено, и для людей со стороны, мальчишки и девчонки будут проходить обучение в Тайной Канцелярии. Переселение начнем в январе.

  - Хорошая работа Рерик. Будь осторожен и смотри в оба. Инквизитор, наверняка, не один, и если враги узнают о поселении, где мы будем готовить себе смену, они уничтожат его без всякой жалости и раздумий.

  - Понимаю, наставник.

  Полковник почесал свой гладко выбритый подбородок и обратился к третьему человеку за столом:

  - Ратай, что по твоему направлению?

  - Людей не хватает, - произнес отвечающий за безопасность войскового атамана и высших чинов Войска Донского химородник.

  - Проблемы возникают?

  - Две. Первая, конечно же, охрана Кондрата. Уровень подготовки казаков конвойной сотни повышается, и они начинают видеть в моих людях соперников.

  - Докажи им, что они ошибаются, и продолжай работу. Что еще?

  - Лют.

  - А с ним, что не так?

  Ерема Гриднев, для близких людей Ратай, улыбнулся.

  - Он слишком быстрый и непредсказуемый. Мы за ним не поспеваем. С утра он в Черкасске, в полдень уже за городом, вместе с рабочими в глине вымазывается, а к ночи в Богатом Ключе.

  - Где Лют сейчас?

  - Неожиданно для всех, вместе с Корчагой, выехал в сторону Бахмута.

  - Людей за ним послал?

  - Двоих, самых лучших, но вряд ли они его догонят.

  - Это ничего, Лют мальчик взрослый, сам с любой неприятностью справится. Можно было бы и снять наружное наблюдение, но порядок есть порядок, и порой, наши хлопцы видят то, что он сам не замечает. - Полковник хлопнул в ладоши. - На этом все, жду вас в подвале через полчаса с живым инквизитором. Вперед!

  Инквизитор Никандр Скопин в это время находился в Черкасской церкви. Он стоял на коленях перед иконой Иисуса Христа, смотрел в печальные глаза своего бога и молился. Его губы шептали молитву Пресвятой Троице, а разум тем временем искал выход из сложившейся ситуации.

  Сегодня утром Никандр заметил за собой слежку. Он был профессионалом, его многому учили, и как только вблизи появились люди, которые проявили к нему скрытый интерес, инквизитор понял, что провалил миссию, порученную ему архимандритом Пафнутием. Ему не удалось закрепиться в Черкасске на постоянной основе, и на то, чтобы покинуть донскую столицу у него не оставалось времени. Слишком поздно он вычислил агентов Тайной Канцелярии, и теперь ему оставалось только погибнуть в бою с отродьями тьмы, с теми, в ком гуляет поганая кровь древних чародеев и колдунов. И пусть он уже не сможет послужить истинной вере, но его братья во Христе сделают то, что должны, и уже через три-четыре дня они нанесут свой первый удар и уничтожат первого донского колдуна, сына войскового атамана, Никифора Булавина. Ему же остается только верить в успех воспитанников Свято-Даниловского монастыря и готовиться к смерти. Но перед тем как покинуть церковь, эту незыблемую твердыню, в которую нет хода темным силам, он произнесет свое последнее слово к Господу.

  - Пресвятая Троица, помилуй нас; Господи, очисти грехи наши; Владыко, прости беззакония наши; Святый, посети и исцели немощи наши, имени твоего ради. Господи помилуй! Господи помилуй! Господи помилуй! Слава Отцу, и Сыну, и Святому Духу, и ныне и присно, и вовеки веков. Аминь!

  - Закончил?

  На плечо Скопина опустилась крепкая, как будто налитая свинцом, рука. Он обернулся, посмотрел на человека за спиной и увидел одного из тех, кого ненавидел всеми фибрами своей души, Тараса Петрова. Химородник улыбался и был спокоен. Он понимал свою силу, и инквизитор, не теряя времени и не отвечая на вопрос, выхватил из-под своего плотного кожушка длинный нож и снизу вверх ударил в ненавистное ему лицо.

  Удар был точен и Никандр знал, что он не промахнется. Но клинок вспорол только воздух, так как Тарас Петров двигался и соображал гораздо быстрее своего противника. Инквизитор попробовал вскочить на ноги и нанести новый удар. Однако позади него уже стоял Гриднев, который ребром ладони ударил Скопина по шее и, потеряв сознание, тот погрузился во тьму.

  Не дав ослабевшему телу упасть на пол, третий химородник, Василь Чермный, подхватил его на плечо и поволок на выход, а Гриднев посмотрел на спешащего к нему местного священника, отца Евлампия, и громко произнес:

  - Спокойно! Дело Тайной Канцелярии! Обнаружен персидский шпион, замышлявший отравить все городские колодцы и тем самым умертвить жителей города Черкасска!

  Растерянный Евлампий застыл на месте, а немногочисленные прихожане, в этот час бывшие в церкви, зашептались между собой. Реакции людей удовлетворили Гриднева. Он последним покинул храм и направился вслед за своими братьями. Очередное дело было сделано, приказ Лоскута выполнен, Скопин захвачен целым и невредимым, и теперь предстояло хорошенько расспросить незванного гостя Донской земли о его целях и задачах. Само собой, инквизитора готовили к пыткам, и он был стоек в своей вере. Однако есть методы, против которых ничего не помогает, и даже если пленник откусит себе язык, он сможет писать, и все равно выложит все что знает или о чем только догадывается.


Войско Донское. Черкасск. 07-08.10.1709. | Булавин | Войско Донское. Часов Яр. 03-04.11.1709.