home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 1

Сигаретный дым клубился под низким потолком, свиваясь в причудливые кольца. Свеча, помещенная в стакан из зеленого стекла, скорее чадила, чем горела. Доставшийся им столик оказался немного кривобоким и сомнительно липким, зато пиво, разлитое в глиняные кружки, неожиданно поразило богатым вкусом и темно-шоколадным цветом. А рюмка отличного рома, призванного разбавить хмельной напиток, и вовсе привела княжну в благодушное настроение. Почему бы не воспользоваться выпавшей передышкой, не отдохнуть и не поехидничать? Анна уселась на низкий диванчик, по привычке заложив ногу за ногу, и осмотрелась. Стены, оформленные раскрашенной под кирпич штукатуркой, выглядели ненадежными. Того и гляди обвалятся прямо на головы посетителей.

— Виктор, а ты не мог выбрать для встречи… э-э-э… менее злачное место? — с укоризной спросила чародейка, скептически оценивая мрачный интерьер третьесортного бара, куда они вошли минут пятнадцать назад.

— Не боись, детка, все будет пучком! — пробулькал тот, не отрываясь от литровой пивной кружки. — Разве тебе не понравились напитки?

— Так и спиться недолго! — осуждающе проворчал Хьюго, удовольствовавшийся стаканом минералки.

— А у меня нет алкогольной зависимости, парень, — ухмыльнулся байкер. — У меня — алкогольная привязанность.

Де Крайто высокомерно отвернулся, демонстрируя полнейшее безразличие к его словам.

— Я не боюсь, но, по-моему, два священника в компании девицы соблазнительных форм вызывают у посетителей нездоровый интерес, — иронично вставила княжна.

— Крошка, ты себе льстишь! — хохотнул байкер.

— Сам себя не похвалишь… — отшутилась княжна, отодвигая полупустую кружку. — Ф-фу, и как в тебя столько влезает?!

— Пива много не бывает! — Оружейник отставил опустевшую емкость. — Парень, а ты что не пьешь? Запомни: умный пьет до тех пор, пока ему не станет хорошо, а глупый — пока не станет плохо!

Де Крайто, смотревший на заказанную ему кружку пива, словно на самого заклятого кровного врага, смерил Виктора мрачным злым взглядом.

— В отличие от некоторых, я действительно священник, — веско уронил он.

— Ну да, ну да, — пробормотала Анна, пытаясь сдержать прорывающийся наружу смех. — Кстати, Виктор, а не пора ли уже появиться твоему информатору?

— А, ты об этом… — Оружейник поскреб небритую щеку. — Так он давно уже здесь. — Байкер постучал костяшкой пальца по столу, и к нему на плечо вспрыгнула большая крыса карамельного окраса в кожаном ошейничке. — Ну здравствуй, моя хорошая.

Он осторожно ссадил грызуна на стол. Хьюго брезгливо воззрился на крысу. Виктор тем временем снял с ошейника умной животинки оловянный цилиндрик, выбил из него свернутую в трубочку бумажку, вложил на ее место крупную купюру и, прицепив цилиндр обратно, ссадил крысу на пол.

— Теперь мы знаем, где находится книга, — довольно хмыкнул он, пряча бумажку в карман. — Мой должник отлично поработал. Отныне мы с ним в расчете.

— Угу… — Анна машинально барабанила пальцами по столу, отстукивая ритм мелодии, звучавшей в зале. — Виктор, это «After Dark» из фильма «От заката до рассвета» или я что-то путаю?

— Не путаешь, детка, это оно и есть.

— Хочу танцевать! — пришла к выводу княжна. — Мальчики, составьте мне кто-нибудь компанию! Хьюго? — Чародейка цапнула молодого священника за рукав.

— Вы что, с ума сошли? — прошипел тот, вырываясь. — Я вам не скоморох. Я не собираюсь участвовать в этом богопротивном балагане!

— Ясно: вам, наверное, медведь на ухо наступил, а вместо ног достались тюленьи ласты. Ну и сидите здесь в одиночестве, сухарь вы эдакий! — обиженно воскликнула Анна. — Виктор, пошли!

Тот на секунду опешил. Но девушка, не дожидаясь ответа, решительно поднялась.

— Хм… — Байкер задумчиво потеребил свой шершавый подбородок. — Знаешь, крошка, а ведь я в свое время неплохо вилял задом… Пошли!

Виктор поднялся и повлек Анну к танцполу. Впрочем, княжна еще успела расслышать, как тренькнула за спиной нервно раздавленная кружка, и заметила, как серебристо-зеленая аура Хьюго де Крайто пошла фиолетово-черными сполохами зависти.

«Так я и думала, — удовлетворенно отметила про себя чародейка. — Под болью у него есть еще кое-что — ревность, например…»

— Ну что, детка, устроим танцы в дырявых носках? — Байкер безошибочно поймал ритм.

— О да! — довольно ухмыльнулась княжна. — Еще какие!

Из них в самом деле получилась весьма достойная пара. И Анна, и Виктор давно уже пытались как-то избавиться от напряжения, что накопилось в их душах и телах. А теперь они вышли в центр бара, ощущая себя идущими в бой воинами. Взоры всех присутствующих обратились на них. В танце невозможно лгать, а поэтому они двигались так, будто балансировали на тонком лезвии обоюдоострого стилета. Тьма и свет. Пламя свечи и ночной мрак. Танец волшебного огонька на ладони факира…

Хьюго сидел и тихо стервенел, наблюдая за ними, не обращая ни малейшего внимания на раздавленную кружку и ладонь, утыканную осколками стекла. Накатывавшая волнами ярость красной пеленой застилала ему глаза.

Эта чародейка думает, что ей все позволено?! Думает, что ей позволено играть с человеческой душой, с его душой?! Проклятая ведьма!.. Хьюго со свистом выдохнул сквозь стиснутые зубы, будучи не в силах отвести взгляд от Анны ди Таэ. Белое пламя в черном ореоле… На секунду перед глазами де Крайто возник эпизод из прошлой ночи: мокрая, едва выпутавшаяся из коварной блузки чародейка, донельзя рассерженная и… Колкая фраза, отпущенная тогда Анной в его адрес, стала последней каплей, которая разбила камень отчужденности и придавила душу Хьюго. Именно тогда он понял, что влюбился в нее навечно.

Де Крайто моргнул — наваждение исчезло. Тем временем музыка уже закончилась и пара в эффектной позе застыла на танцполе, наслаждаясь заслуженными аплодисментами.

— Отлично шевелишься, старик! — рассмеялась Анна, шутливо хлопнув Виктора по плечу.

— Да и ты не скрипишь, старушка! — галантно откликнулся Виктор, подхватывая девушку под локоть. — А теперь скажи, — его голос стал серьезным и звенел металлом, — ты сделала это специально, чтобы позлить Хьюго? Парень скрипит зубами так, что слышно даже здесь. Детка, это не шутки, еще немного — и у него сорвет крышу!

— Мужская солидарность? — ехидно хмыкнула княжна, изо всех сил пытаясь удержаться на подгибающихся от усталости ногах. — Нет, Хьюго, — это так, побочный эффект.

— Так какого?.. — прошипел байкер, чувствуя, что княжна уже фактически висит на нем, вцепившись мертвой хваткой в его куртку.

— Успокойся, — голос чародейки отпугивал холодом, — я чувствую грань допустимого и никогда не перегну палку. Мне нужно было придумать подходящее прикрытие, чтобы поработать с восприятием окружающих. В зале находится шестеро соглядатаев. Причем отнюдь не все из них принадлежат к инквизиции. Я сделала так, что никто из посетителей и не вспомнит, как мы сюда входили, что мы здесь творили и как мы отсюда выйдем.

— А сразу нельзя было предупредить? — уже намного спокойнее пожурил Виктор.

— И лишить себя удовольствия понаблюдать за тем, как перекашивается мордашка Хьюго? — невинно хлопнула ресницами Анна.

— Ну ты и…

— Ведьма? — Анна позволила себе предугадать мысль байкера. — Знаю, Виктор, знаю.

— Ладно, малышка, не дуйся. Клянусь великим Элвисом, это самый классный танец в моей жизни!

Девушка молча кивнула. Ее колотило: давно уже не приходилось плести заклятие на такое количество людей за один раз. Княжна откровенно повисла на байкере, думая только о том, как бы ей не отключиться прямо здесь и сейчас. Ничего, если кому интересно — подумают, что девица перепила.

— Ладно, хватай нашего святошу — и сваливаем отсюда, — хрипло проговорила она.

Виктор все прекрасно понял.

— Эй, малой! — шепнул он, подходя к парню. — Давай подрывайся и греби к выходу! — И, поддерживая вцепившуюся в него Анну, неторопливо продефилировал к двери.

Хьюго де Крайто медленно поднялся со своего места и направился вслед за ними. Пытаясь осадить подкатившую к сердцу ярость, он изо всех сил сжал осколки несчастной кружки, и теперь израненную ладонь нещадно саднило.

«Боль, снова боль, — обреченно подумал он. — Господи, когда же все это кончится?! Я больше так не могу, не могу черпать силы из боли, она разъедает меня изнутри…»

С ногами забравшись в продавленное старое кресло, обтянутое обшарпанным чехлом, Анна увлеченно шуршала оберткой от уже третьей по счету шоколадки. После возвращения из бара они собрались в номере Виктора и Хьюго и занялись, по меткому определению байкера, тактическим убиванием времени, то есть составлением плана последующих действий.

Виктор развалился на одной из двух кроватей, стоящих в номере, и лениво наблюдал за чародейкой, которая самозабвенно уписывала сладкое. Хьюго мрачно подпирал стену, погрузившись в свои мысли.

— Эй, крошка, тебе плохо не станет? — насмешливо поинтересовался байкер. — Не лопнешь? Это уже третья…

— Лучше пусть мне будет плохо по причине полученного удовольствия, чем в результате его отсутствия, — назидательно откликнулась Анна, отправляя в рот очередной кусочек шоколада. — Тем более что первую плитку мы с тобой на двоих схарчили.

— И то верно, — подтвердил он. — Но если не прекратишь лопать столько сладкого, то скоро станешь толстая, как бочка. Эдакая мечта вурдалака, — грубовато хохотнул Виктор.

— Не стану, — беззлобно отмахнулась княжна. — Мне сейчас срочно требуется пополнить истощившийся энергетический резерв. А для этого нужно либо кушать что-то сладкое, либо пить что-то крепкое. Поскольку моя голова еще пригодится мне трезвой, то я предпочла первый вариант. — Чародейка отломила еще кусочек. Вообще-то имелся и третий способ восстановить ресурсы организма, самый действенный, но о нем Анна здраво предпочла умолчать. Хватит и того, что Хьюго считает ее ведьмой. Это все же лучше, нежели он будет считать ее вампиром.

— Итак, давайте прикинем, что мы имеем, — лениво предложил Виктор. — Где находится книга, мы выяснили. Старое книгохранилище главной мадридской библиотеки — отнюдь не самое охраняемое здание в городе. К тому же из парка, примыкающего к библиотеке, в хранилище проложен «черный ход». Забрать оттуда рукопись, я думаю, особого труда не составит.

— Но как рукопись туда попала? — подал голос окончательно заинтригованный Хьюго. — Ты же упоминал о том, что она вылетела в окно.

— Хороший вопрос, парень! — одобрительно улыбнулся байкер. — Мой осведомитель предполагает, что за манускриптом охотится один очень известный черный синдикат, занимающийся перепродажей редкостей. У них вполне хватит денег, чтобы оплатить услуги одного из вольных магов, не имеющих отношения к Высоким домам. Скорее всего именно такой чародей-преступник и выкрал рукопись с церемонии передачи, поместив ее туда, где она спокойно пролежит до момента торгов, не вызывая никаких подозрений. Наша задача — завладеть манускриптом до открытия аукциона…

— Да, на первый взгляд перед нами стоит не слишком сложная задача, — задумчиво кивнула Анна. — Конечно, если не учитывать тот факт, что мы открыто лезем в умело расставленную ловушку, прекрасно об этом зная.

— Ничего, прорвемся, — беззаботно парировал байкер. — К тому же я не думаю, что это ловушка.

— Прорвемся, — согласилась княжна, — если договоримся действовать не порознь, а как единая команда. И не нужно так плотоядно на меня смотреть! — возмутилась она, перехватив сердитый взгляд Хьюго. — В общем, заканчиваем болтологию! — Анна скомкала пустую обертку, и та, пыхнув огнем, превратилась в горстку пепла у нее в руке. — Сейчас я закончу последние приготовления, и отправляемся. И так черт знает сколько времени потеряли! На улице уже темно.

— Тебе что-нибудь нужно прихватить с собой, крошка? — спросил Виктор, садясь на кровати.

— Да, — кивнула чародейка, зашнуровывая сапоги. — Кусок ткани метр на метр. Желательно темной и однотонной, лучше всего черной, не синтетической; примерно такой, из какой пошиты ваши сутаны.

Хьюго вжался в стену и поморщился, всем своим видом давая понять, что скорее удавится, чем отдаст свою форму на поругание какой-то ведьме.

— Да вас никто и не просит, жмот вы эдакий, — язвительно фыркнула княжна и посмотрела на оружейника: — Виктор?

— Без проблем. Эта ряса у меня уже в печенках сидит, неудобная, зараза! — Байкер скинул сутану и услужливо обрезал ее подол одним из четырех метательных ножей, висевших у него на поясе. — Вот, держи, крошка.

Анна ловко поймала переброшенный ей лоскут. Одеяние Виктора укоротилось до середины бедер, но оружейник ничуть не переживал по этому поводу. Когда он одевался, княжна заметила, что на внутренней стороне сутаны крепились дополнительные метательные лезвия, и восхищенно поцокала языком. Байкер только благодарно хмыкнул в ответ.

Тем временем чародейка споро расстелила ткань на полу и принялась бормотать какие-то заклинания. Серебристо мерцающие руны, соскальзывавшие с ее пальцев, легко впитывались в материю, наполняя лоскут так, как вода наполняет чашу. Заговоренная таким образом ткань должна была блокировать разрушительную энергию рукописи, и тогда манускрипт можно не только попробовать взять в руки, но и без риска для жизни вынести из хранилища.

— Все, я закончила, — наконец удовлетворенно проговорила Анна, сворачивая ткань и запихивая ее в сумку. — Отправляемся…

Команданте Христобаль Саграда, глава инквизиции Единой всеблагой матери-церкви Нейтральной зоны, раз за разом перечитывал два последних отчета своих подчиненных и задумчиво вертел в тонких смуглых пальцах изящную черную ручку-перо. Сеньор Саграда пребывал в крайне отвратительном настроении. Из представленных отчетов он узнал, что оба задания, порученные агентам, провалены. Как всегда, не обошлось без участия ненавистного специального отдела Дипломатического корпуса. Придя к осознанию этого прискорбного факта, верховный инквизитор мрачно воззрился на серебристое пятно, все еще просматривающееся на полу кабинета: след от флуоресцентной краски, некоторое время назад пролитой здесь князем Высокого дома Эриком ди Таэ. Злополучное пятно не смогли вывести ни железные скребки, ни хлорка, и теперь оно вызывающе уродовало интерьер, непрерывно напоминая об оскорблении, нанесенном чести команданте. Инквизитор непроизвольно стиснул кулаки, комкая верхний лист отчета.

— Проклятая семейка, — с ненавистью прошипел он, вспоминая, что одно из недавних заданий провалилось с треском, причем именно благодаря княжне ди Таэ. Из-за ее вмешательства патруль упустил чистокровную, но еще неопытную молодую ведьму, которую княжна сделала ученицей своего дома.

Ну ладно, ведьма — это еще полбеды. По милости отдела на сторону ушла еретическая книга, известная в миру как Сарагосская рукопись. Поиски, конечно, велись, но недавно команданте получил сообщение о том, что в Мадрид с тем же заданием прибыли и сотрудники спецотдела в лице княжны Высокого дома Анны ди Таэ и святого отца Хьюго де Крайто. Сеньор Саграда даже не знал, кого он сейчас хочет убить сильнее: богопротивную ведьму Высокого дома или молодого священника, который давно ему мешает, словно застрявшая в горле кость. Правда, команданте тешил себя мыслью, что в ближайшем будущем все старания отдела будут загублены на корню, ибо Хьюго де Крайто скорее удавится, чем согласится работать под руководством пресловутой ведьмы. Или, что более вероятно, он же сам эту ведьму и убьет.

Инквизитор гаденько усмехнулся. Вот она, его самая надежная бомба замедленного действия!.. Ненависть и честолюбие никогда не стоит сбрасывать со счетов! А по поводу той еретички-девчонки, что стала ученицей ди Таэ, он тоже что-нибудь придумает…

В гостиной небольшого двухэтажного особнячка Златы Пшертневской, несмотря на поздний час, горел свет. Сама госпожа кардинал, облаченная в клетчатую пижаму, пушистый халат и домашние тапочки, украшенные изображениями стилизованных кошачьих мордочек, сидела в глубоком кресле, подобрав под себя ноги и прихлебывая чай из высокой чашки. Длинные густые каштановые волосы были небрежно сколоты в узел на затылке. Несколько прядей выбились из-под заколки и теперь настырно лезли в глаза.

Лицезреть госпожу Пшертневскую в столь неофициальной обстановке имели честь лишь очень и очень немногие персоны. Одной из таких персон как раз являлся отец Рид, который в данный момент, полусогнувшись, сидел в кресле напротив, устало вытянув ноги. Тощий торс святого отца прикрывала полотняная рубаха, а сверху был наброшен теплый клетчатый плед. Сутана небрежно висела на спинке кресла, неизменные очки лежали на широком подлокотнике. Злата была едва ли не единственным человеком, при котором архонт мог позволить себе временно отбросить защитную маскировку и вернуть нормальное состояние глаз: сиреневая радужка без белка и овальные темно-синие зрачки. В данный момент он мог видеть даже то, что творилось за стенами особнячка, тогда как человеческие глаза едва позволяли различать очертания предметов. Вот тогда без очков он действительно оказывался слеп, как крот. Как говорится: чтобы носить очки, мало быть умным, нужно еще и плохо видеть.

Отец Рид с наслаждением отпил глоток чая. Такие дружеские полуночные посиделки случались у них весьма нередко. Это была давняя приятная традиция. Дело в том, что отец Рид и госпожа Злата Пшертневская познакомились задолго до того, как она получила звание кардинала. Но именно она в свое время уговорила бывшего капитана Священной Стражи перейти работать в отдел. Госпожа Пшертневская не ошиблась в своей оценке будущего сотрудника, а сам отец Рид ни разу не пожалел о том, что принял ее предложение.

Госпожа Злата отставила чашку на стол и в упор глянула на архонта.

— Грядут неприятности, — произнесла она уверенным тоном. — Я это нутром чую.

— Из-за того милого ребенка, которого Анна отбила у людей Саграды? — Архонт осторожно пощупал еще влажную, промокшую под дождем сутану, вытянул из воротника белоснежную вставку и расстегнул пуговицы — авось так быстрее просохнет.

— Из-за нее тоже, — вздохнула Злата. — И в первую очередь неприятности падут на голову Эрика… князя ди Таэ, — тут же поправилась она, потерев припухшие от недосыпания глаза.

— Переживаешь за него? — понимающе улыбнулся священник.

— Я за всех вас переживаю, — слегка недовольно откликнулась Злата. — Работа у меня такая — переживать за своих сотрудников.

— Брось, я слишком хорошо тебя знаю, — недоверчиво отмахнулся священник.

— А вот ты, по-моему, слишком уж беспокоишься об Анне ди Таэ, — парировала женщина.

— Беспокоюсь, — не стал отрицать отец Рид. — И о ней, и о Викторе. Они мои друзья, и я предпочитаю видеть их живыми и здоровыми, а не рыдать на их могилах. Зря ты собрала из них эдакое трио баянистов… Вынужден констатировать: Хьюго отнюдь не тот человек, который умеет работать в команде. И не спорь. Он все всегда делает по-своему, не считаясь с тем, как это «по-своему» отразится на окружающих.

— Рид, его можно понять, — неуверенно начала глава спецотдела.

— Злата, мы все кого-то потеряли в этой войне, — с горечью произнес архонт. — Но ненавидеть весь мир за то, что тебя постигла горечь утраты, недопустимо.

Женщина молчала, потому что Рид был прав, впрочем, как всегда. Да и сама она уже не раз пожалела о том, что поддалась на уговоры Профессора и приняла Хьюго в отдел. Она отхлебнула еще чаю.

— Будем надеяться на Анну и Виктора. Они способны сыграть роль подавляющего большинства, — произнесла Злата. — Грядут неприятности, Рид, и сейчас ты нужнее здесь.

Архонт молча кивнул. Он знал: случись какая беда — Эрику ди Таэ одному не справиться. Да, чародей умен и талантлив, но, к сожалению, не вездесущ и не всесилен. Профессор же вернется в лучшем случае дней через пять.

— Да, есть еще причина, почему я тебя оставила, — спохватилась женщина.

— Да? — Отец Рид удивленно воззрился на нее.

— Отчеты, — усмехнулась глава спецотдела.

— Отчеты? — Священник упорно делал вид, будто ему абсолютно непонятны ее более чем прозаические намеки.

— Да, отчеты, — уже тверже повторила госпожа кардинал. — Ты единственный в отделе, чья документация находится в состоянии первозданного хаоса. Даже Виктор держит свои бумаги в относительном порядке. Правда, его отчеты больше напоминают юмористические байки, скрещенные со сценами из фильмов ужасов, но он хотя бы их вовремя сдает. Поэтому, раз уж у тебя появилось свободное время, приведи бумаги в порядок. Хорошо?

— А может, не надо?.. Может, как-то без этого?.. — Отец Рид жалобно воззрился на Злату, с паникой вспоминая состояние своего рабочего места, и шумно сглотнул, представив, как он в поте лица разгребает горы беспорядочно сваленной макулатуры.

— Нет, — покачала головой госпожа Пшертневская. — Считай, что это твое новое боевое задание.

— Да, госпожа кардинал, — уныло промямлил архонт.

Циферблат электронных часов на руке Виктора показал полночь… В заброшенном книгохранилище мадридской библиотеки царила идеальная тишина, нарушаемая лишь взволнованным стуком трех сердец. В темном каменном коридоре накопился приличный слой пыли, пахло затхлостью и плесенью. Из-за поворота бесшумно выплыл голубовато мерцающий поисковый световой пульсар. Следом за ним показалась Анна. В тусклом свете портативного фонарика она скорее напоминала сейчас свою обычную клиентуру, нежели человека. За ней темной массой возвышался байкер.

— Крошка, может, стоило все же забрать Хьюго с собой, а не оставлять караульным на входе? — шепотом спросил он.

— Не думаю. — Княжна осторожно провела рукой по стене. — Надеюсь, находясь снаружи, он принесет нам больше пользы. Тем более что, сдается мне, за книгой сегодня не одни мы явимся, и лучше, если других посетителей заметят раньше, чем они погладят нас чем-нибудь тяжелым по затылку. А Хьюго в случае чего еще и разложит их по кучкам. По крайней мере очень хочу в это верить.

— Как думаешь, — решил сменить тему Виктор, — мы уже близко?

Княжна испытующе повела рукой в воздухе.

— Да, всего метров семь-восемь до цели… Точнее не скажу: ход петляет в стенах здания, как пьяная кобра, к тому же на рукопись поставлена хорошая блокировка… — Внезапно она напряглась: — Что это еще за свист?!

— Берегись! — Байкер резко метнулся вперед и предусмотрительно отшвырнул чародейку в сторону.

Уже откатываясь к стене, Анна краем глаза успела разглядеть летящую на них кованую шипастую решетку, вывалившуюся из паза в потолке коридора.

Острая боль вспыхнула совершенно неожиданно, раскаленной спицей вонзившись под ключицу и в плечо. Девушка ударилась об стену и безвольно сползла на пол. Ее сознание затуманилось.

К счастью, княжна довольно быстро пришла в себя и отрезвляюще тряхнула головой, избавляясь от противного звона в ушах. Кровь из глубокой рваной раны в плече мгновенно залила одежду. Виктор лежал чуть дальше по коридору. Решетка задела его самым краем, пригвоздив к полу плечо и разорвав бок. Байкер стонал и ругался.

— Лежи спокойно! — потребовала Анна, убедившись, что товарищ жив.

Накинув на решетку магическую петлю, чародейка дернула ее на себя. Байкер со стоном откатился в сторону, оставляя за собой кровавый след. Решетка грохнулась об пол, высекая искры из каменных плит. Княжна ди Таэ склонилась над Виктором.

«М-да, плохо дело, — подумала она. — Четыре колото-рваные раны…»

Поставив столь неутешительный диагноз, магичка скептически ощупала пробитое плечо и разорванный бок байкера, а затем тихо произнесла формулу, останавливающую кровь. Свою собственную рану ей пришлось перевязывать оторванным от блузки рукавом.

— Похоже, наш страж кого-то проворонил, — сквозь зубы процедила она.

— В смысле? — не понял Виктор.

— В прямом, — сердито хмыкнула девушка. — Решетка не упала, ее опустили на нас специально… И я очень надеюсь, что это не дело рук Хьюго, иначе, когда выберемся, я его убью, а потом примусь долго и жестоко пинать ногами труп! Виктор, нужно срочно убираться отсюда! Боюсь, сработала потайная сигнализация и… Виктор! О боже, только обморока нам не хватало, — простонала Анна, пытаясь усадить отяжелевшего, безвольно заваливающегося на бок напарника. Тот хрипло застонал и открыл глаза.

— Я… в порядке, детка, — выдавил он, пробуя подняться и неуверенно цепляясь за стену.

— Обопрись на меня. — Княжна поддержала шатающегося байкера.

— А не надорвешься?

— И не таких таскала! — неубедительно прихвастнула Анна.

Они повернули обратно, бредя и спотыкаясь. Каждый последующий шаг давался Виктору труднее, чем предыдущий. Как ни оберегали они его разорванное плечо, оно все равно подвергалось нагрузке и смещению. Кровоостанавливающее заклятие разлеталось осколками, Анна уже не успевала его обновлять.

— Держись, еще немного, — хрипела чародейка, чувствуя, как из-за поворота коридора потянуло прохладным ночным воздухом. Хранилище вдруг начало наполняться густым удушливым дымом. Княжна ощутила, как по ее рецепторам прокатилась волна тошнотворной слабости: задело чьим-то чужим магическим откатом.

— Ч-черт… — огорченно выдохнула она, совершив очередной рывок и таща на себе неподъемного байкера.

До выхода оставались считаные метры. Виктор уже практически впал в бессознательное состояние и висел на ней мертвым грузом. Дым становился все плотнее и неприятно царапал пересохшую гортань. Чародейка споткнулась раз, второй, а потом и вовсе упала, увлекая за собой товарища.

— Будь ты неладен, де Крайто… — ненавидяще прохрипела она, пытаясь подняться, и рухнула без сознания.

А в это самое время с Хьюго де Крайто происходило следующее…

Он терпеливо дождался, пока Анна и Виктор скроются в темном проеме «черного хода», как в шутку обозвал тайный коридор байкер. Де Крайто отнюдь не собирался торчать на одном месте, как ему поручили. Его суматошная натура не терпела бездеятельности. Для себя он давно уже решил, что проклятая книга должна быть найдена и уничтожена, причем именно его руками. Раз Сарагосская рукопись связана с магией, следовательно, она обязана перестать существовать, и плевать ему на то, что говорила эта сумасбродная ведьма. У него своя голова на плечах, и право принимать индивидуальные решения у него никто не отбирал. Хьюго закрыл глаза и сосредоточился. Когда дело касается магии, острое чутье его не подводит. Он всегда точно знает, где находится излучающий магию объект… Почему? Сложно внятно объяснить то явление, которое привык называть просто интуицией.

Через минуту священник уже определил местонахождение безбожной книги. Де Крайто обошел книгохранилище по периметру и остановился у его дальней стены. Проникнуть в здание не составило труда. При помощи все той же интуиции Хьюго легко обнаружил более свежую кирпичную кладку, скрывающую замаскированное окно. Цемент не устоял под натиском его клинка. Парень вынул несколько кирпичей, подпрыгнул, подтянулся и проник внутрь хранилища. Когда цель ясна, то пути ее достижения значения не имеют.

Он двигался будто по наитию, безошибочно ориентируясь в лабиринте темных коридоров. Чутье привело его в крохотный зальчик… Книга лежала на подставке, тускло поблескивая медью и серебром застежек и уголков. Толстая массивная обложка выглядела угрожающе. Она оказалась обтянута потемневшей от времени кожей, и де Крайто отнюдь не был уверен в том, что эта кожа принадлежала животному. Несмотря на сильные защитные чары, рукопись все равно окружал ореол могильного холода и ужаса.

— Именем Господа, — проговорил Хьюго, обнажая клинок, — приказываю тебе: сгинь, порождение тьмы! — И священник изо всех сил воткнул меч в книгу. Де Крайто уже неоднократно доводилось разбираться с опасными магическими артефактами, действуя подобным образом. Его меч, созданный специально для таких занятий, прекрасно справлялся со свой задачей… Но, увы, не в этот раз.

Комната потонула во вспышке белого света. Неведомая сила швырнула священника в стену. На секунду парню показалось, будто в голове у него разом взвыло несколько сотен неупокоенных духов, обладающих уникальными по мощности высокими голосами. Из носа хлынула кровь, перед глазами все поплыло. На секунду де Крайто увидел, как от книги к нему потянулись сотни призрачных костлявых рук… Он испуганно моргнул — видение пропало. Заодно священник обнаружил, что он по-прежнему сжимает в пальцах рукоять меча, а на обложке рукописи не появилось ни царапины. Вот это разочарование!

Хьюго с трудом поднялся. Прочь, прочь отсюда, и побыстрее!.. Языки огня побежали по стенам, жадно облизывая старые обои. Мечник вывалился из комнаты и, шатаясь, рванулся к выходу. Помещение стремительно наполнялось удушливым дымом, надрывно выла пожарная сигнализация: книгохранилище пылало.

Де Крайто, скрипуче кашляя, вывалился на улицу.

«Эй, а где же эти двое?» — вдруг подумал священник. Его переговорное устройство пищало на одной ноте.

— Княжна ди Таэ, Виктор! — заорал он в микрофон, но из динамика только противно шипело.

За спиной звонко лопнуло оконное стекло, не выдержавшее жара. Хьюго резко обернулся. На секунду ему вдруг показалось, что он заметил высокую черную тень, которая держала нечто странное, напоминающее косу. Тень метнулась в сторону «черного хода»… Де Крайто гневно сжал зубы и рванул наперерез. Он точно знал, что успеет раньше.


Часть вторая | Чужое проклятие | Глава 2