home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 2

Солнечный лучик, пробивавшийся сквозь неплотно сдвинутые шторы, нахально пытался забраться под сонно прикрытые веки. Анна ди Таэ недовольно поморщилась, но глаза не открыла. Пошло оно все к монахам — она будет спать! Но тут шторы раздвинули полностью, и солнечный свет хлынул в комнату рекой. Девушка сдалась и распахнула ресницы.

Несколько минут чародейка просто лежала, бездумно глядя в потолок, давая телу и разуму вспомнить друг друга и проанализировать возникшие ощущения. Результаты анализа, как всегда, оказались неутешительными: у Анны болело все, но больше всего неприятных ощущений доставляло левое плечо, отзывавшееся тупой ноющей болью. Прошлая ночь всплывала в памяти какими-то рваными жуткими кусками. Кажется, вчера им с Виктором порядочно досталось.

«Виктор! — с запоздалым испугом спохватилась она. — Как он?»

Анна повернула голову. Товарищ лежал на соседней кровати и, судя по мерно вздымающейся груди, то ли пребывал без сознания, то ли спал.

«Ну слава богу! Он хотя бы жив…»

Значит, кто-то все-таки вытащил их из хранилища, спасая из задымленного коридора. И не только вытащил, но и доставил в гостиницу, а здесь уже обработал раны. А кое-кого еще и переодел… Княжна прекрасно помнила о том, что вчера на ней была надета другая блузка. Отвернувшись к окну, Хьюго де Крайто смотрел на улицу. Длинные золотисто-русые волосы, стянутые в низкий хвост, резко контрастировали с черной сутаной.

— Та-а-ак! — осуждающе протянула Анна, усаживаясь на кровати. — Значит, как выпутать медальон из шнуровки, так мы стесняемся, а как раздеть пребывающую в обмороке девушку, так уже нет? Признайтесь, ведь это вы меня перевязали и переодели, Хьюго, — скорее утверждая, нежели вопрошая, произнесла чародейка.

— А вы предпочли бы истечь кровью в драных лохмотьях? — холодно, но с некоторой долей ехидства осведомился священник, не оборачиваясь.

— Нет, в отличие от вас, я умею принимать любую форму помощи, от кого бы эта помощь ни исходила.

— К тому же вы ведь и в самом деле были без сознания, с этим трудно поспорить, — ровным тоном продолжил Хьюго, поворачиваясь наконец к девушке лицом.

— Однако не знала, что вы такой лицемерный тип! — сердито воскликнула Анна, резко подаваясь вперед.

Незашнурованный ворот блузки тут же расползся по плечам, едва ли не полностью обнажив грудь. Хьюго мгновенно потупился, на его щеках выступил яркий румянец. Княжна немедленно вернула коварную блузку в изначальное положение и, тихо ругаясь, быстро зашнуровала ворот.

— Все, можете перестать изучать пол! — фыркнула она, поднимаясь с кровати и направляясь к Виктору.

Чародейка придирчиво осмотрела наложенные на оружейника повязки, а точнее, свернутые в несколько слоев куски бинта, смоченные в антисептике и закрепленные пластырем, и не удержалась от негативного комментария:

— Ужас.

Байкер медленно открыл глаза.

— Привет, крошка, — хрипло проговорил он. — Куда нас занесло? Если это рай, то здесь погано! Где пиво и девочки?

— Спешу тебя разочаровать, — усмехнулась Анна, — мы все еще пребываем на грешной земле и до рая нам еще очень далеко. А теперь скажи, тебе действительно плохо настолько, насколько себя жалко?

— Не знаю, детка, но у меня стойкое ощущение, что бок нашпиговали раскаленным свинцом пополам с красным перцем.

— Неудивительно, — сочувствующе вздохнула девушка. — У тебя пять ранений: одно сквозное и четыре глубоких колото-рваных. — Немного помолчав, она добавила: — Виктор, думаю, будет лучше, если я отправлю тебя домой.

— Что? Ты предлагаешь мне уйти и оставить тебя наедине с этим?! — Байкер скептически скривился и негодующе ткнул пальцем в сторону Хьюго, морщась от боли.

— Ничего, я в состоянии сама за себя постоять. И еще неизвестно, кого тут от кого защищать придется, — язвительно сказала Анна, многозначительно поглядывая на де Крайто.

— Нет, детка, так дело не пойдет. Одну я тебя здесь не оставлю, даже не надейся, — запротестовал Виктор.

— Виктор, ты серьезно ранен! — не терпящим возражений тоном прервала его княжна. — А я при всех своих достоинствах не являюсь, к сожалению, целителем. Да, я могу остановить кровь, обезболить рану, но залечить, подобно Эрику, — нет. Для этого необходим особый дар, а мои способности несколько иного свойства. Тебе же сейчас нужен именно целитель.

Байкер мрачно глянул на нее из-под насупленных бровей. Приходилось признать: Анна рассуждает четко и логично, с такой не поспоришь. К тому же травмированный бок непрерывно пульсировал все нарастающей болью.

— Ладно, — нехотя буркнул он сквозь зубы, едва сдерживаясь, чтобы не застонать. — Согласен. Пусть это будет мое личное одолжение тебе, детка. А ты, малой, учти, — данная угроза предназначалась Хьюго, — если что пойдет не так, я оставляю за собой право на месть.

— Ага, и мстя твоя будет страшна, — довольно хихикнула Анна, снимая с указательного пальца левой руки массивный серебряный перстень с лунным камнем. — Смотри внимательно: это амулет экстренной телепортации. Эрик разработал эту штуку специально для меня вместе с Профессором. Нажимаешь на камень — активируется телепорт, который настроен на Эрика. После того, как совершишь межпространственный переход, тебя выкинет максимально близко к нему.

— Максимально, говоришь? — Виктор насмешливо облизнул пересохшие губы, вспоминая, как не так давно он в обнимку с князем ди Таэ летел из окна кабинета великого инквизитора. — Заманчиво!

— Угу, — поддакнула чародейка. — Главное, чтобы он в это время в ванне не балдел. А то он любитель понежиться утром в тепленькой водичке.

Байкер мысленно представил себя в одной ванне с Эриком ди Таэ и закашлялся.

— Надеюсь, князь будет занят чем-нибудь другим, — пробормотал он, послушно принимая перстень. — Ну что ж, я пошел. И не буянь тут без меня, детка… — Он вдавил камень в оправу, раздался щелчок, и Виктор исчез в ослепительно сияющем окне телепорта.

«Вот и отлично, — подумала Анна, усаживаясь на кровать, — теперь можно и о собственной ране позаботиться…»

Хьюго все так же подпирал стену, искоса наблюдая за действиями княжны. Девушка мысленно хмыкнула: «А ведь что-то в тебе сдвинулось с мертвой точки, Хьюго де Крайто… Знать бы только, в какую сторону…»

Отец Рид уныло стоял посреди кабинета и с ненавистью смотрел на свое рабочее место. «Состояние первозданного хаоса», — вспомнил он слова начальницы. Но это оказалось слишком мягким определением для того жуткого бардака, что царил на его письменном столе. Кипы бумаг, папок, файлов, неподписанных дисков и черт знает чего еще громоздились девственными горами, которых ни разу не касалась рука человека. То же самое творилось и на полках небрежно приоткрытого шкафа. Но хуже всего было даже не это…

Архонт обреченно вздохнул. Вот горе горькое: он не помнит, что и где в этом хаосе находится. Следовательно, придется пристально изучить каждую бумажку, просмотреть каждый диск… А учитывая тот факт, что большая часть документации пребывала в весьма плачевном состоянии, то все это требуется аккуратно переписать заново, а кое-что вообще предстоит восстанавливать с нуля. Отец Рид тихонько застонал.

— Господи, за что ты так жестоко караешь меня, грешного? — пробормотал он, так и не решившись приблизиться к макулатурным горам. Как жаль, что здесь сейчас нет Анны. С помощью магии он разобрался бы с этим кошмаром в два счета. Разве что князя ди Таэ попросить… Отец Рид задумчиво поскреб маковку, одновременно поправляя сползающие очки. Впрочем, почему бы и нет? Кажется, это неплохая идея…

— Берешь с собой гитару? — слегка удивленно спросил Эрик ди Таэ, активируя телепорт.

— Да, — уверенно кивнула Арьята, поправляя лямки чехла на плечах. — Знаю, это кажется странным, но без нее я чувствую себя как голая, — смущенно продолжила она. — К тому же никогда не знаешь, когда придет песня.

Князь уважительно посмотрел на свою ученицу и согласно кивнул. Вероятно, она права. Жизнь — такая непредсказуемая штука, что приходится быть готовым ко всему. Никогда наперед не знаешь, когда в нее нагрянет любовь, постучится удача или ворвется беда. Ну или вломится нежданный гость…

Впрочем, по прибытии в отдел ведьмочке все же пришлось оставить гитару в лаборатории Эрика. Чародей решил провести пробную тренировку магических возможностей девочки и пригласил ее на задний двор церкви.

— Здесь еще кто-то тренируется? — спросила Арьята, заметив тренировочный столб.

— Да, — откликнулся князь. — Виктор, наш сотрудник. Он здесь и живет, вон там, над гаражом. О-очень незаурядная личность, тебе понравится. Я вас познакомлю, когда он вернется. Но приступим к делу! Какие конкретные заклинания из боевой магии ты умеешь использовать? Анна рассказывала, что тогда в баре ты пыталась атаковать инквизиторов «огненным градом». Скажи, в твоем арсенале все такое же… э-э… устрашающее? — Целитель улыбался с подкупающей искренностью, вызывая Арьяту на откровенность.

— Ну… — задумалась ведьмочка, — есть еще фаерболы, пульсары, «огненная стена»… И еще у меня неплохо получается «подушка».

— Что? — не понял князь ди Таэ.

— «Подушка» — это когда бьешь противника сконцентрированным воздухом.

— «Пыльный мешок», что ли? — хихикнул князь.

— Какой мешок? — в свою очередь не могла сообразить Арьята.

— Пыльный, — напропалую веселился Эрик. — Есть такое выражение — «как пыльным мешком по голове стукнутый». А как у тебя с защитой обстоит?

— Честно говоря, так себе, — призналась девочка. — Я всегда считала нападение самым лучшим способом защиты. Ну если только «щит Гершена» попытаюсь вспомнить, он же вроде универсальный, — словно извиняясь, промямлила она. — Еще там ауру маскировать можно и все такое…

— Ясно, — сокрушенно вздохнул князь. — Будем учить. На одном «Гершене» ты далеко не уедешь. А сейчас продемонстрируй-ка свои возможности на мне. Атакуй любым заклятием, какое тебе по душе.

Ведьмочка так и застыла на месте с изумленно открытым ртом. Атаковать его? Мужчину в инвалидном кресле?

— Мастер, вы шутите? — едва справившись с обуревающими ее эмоциями, шепотом выдавила она.

— Отнюдь. — Князь ди Таэ уже отвел кресло на несколько метров от нее и занял удобную позицию. — Арьята, пойми, я же не ногами колдую! Поэтому прекращай жаться! Да не бойся ты, в кресло вмонтирована антимагическая защита. Ну?

Девочка глубоко вдохнула и с обреченным видом спустила на Эрика тот самый «пыльный мешок». Несмотря на вмонтированную защиту и загодя поставленный распыляющий экран, князя отбросило с такой силой, что он едва справился с управлением, в последний момент увернувшись от несущейся на него стены.

— Ф-фу… — с облегчением выдохнул он и смахнул со лба выступившие капли пота, когда гравикресло наконец перестало выписывать слабо контролируемые кренделя. — Ну и сильна ты, малышка! Чистый стихийный дар!

— Мастер, вы в порядке?! — метнулась к нему испуганная Арьята.

— В полном! — откликнулся Эрик, поглядывая на девочку с уважением. — Теперь давай еще раз, но уже чем-нибудь из твоей стихии. Ты ведь огненный маг, да? Кстати, то, что я сейчас использовал для блокировки, называется «распыляющим экраном Шарбо». Чуть позже рассмотрим принцип действия, и ты научишься ставить этот блокиратор.

Когда на задний двор выбрался немного заспанный отец Рид, намереваясь сделать утреннюю зарядку и предвкушающе потягиваясь, Арьята уверенно жонглировала тремя фаерболами, которыми они с Эриком перебрасывались последние несколько минут. Архонт обрадованно махнул рукой, завидев князя, и тут же попал в серьезную переделку… Маленькая ведьмочка зазевалась, отвлекшись на отца Рида. Два огненных сгустка, пущенные ею, князь распылил в метре от себя, зато третий, срикошетив от защиты, едва не подпалил отцу Риду макушку, но в самый последний миг был нейтрализован Арьятой. Архонт рассеянно пощупал свою чуть не пострадавшую маковку.

— Святой отец, вас не задело? — поинтересовался Эрик ди Таэ, подлетая к священнику.

— А… хм… — Архонт поправил съехавшие очки. — Надо полагать, нет, судя по состоянию волос и по тому, что…

— По крайней мере голова у вас не дымится, — ехидно прервал начинающееся словоблудие князь. — Вы шли с каким-то вопросом?

— Нет, то есть да… В общем, не знаю, мне так неудобно… — замялся нерешительный архонт.

— Что неудобно — спать на потолке? Одеяло спадает? А суперклеем не пробовали? — насмешливо перебил его маг.

— Тьфу на вас, князь, вы уже хуже Виктора стали! Узнаю арсенал его дурацких фразочек! — обиделся отец Рид. — Нет, на потолке я не сплю. Мне просто нужна ваша помощь, чтобы разобраться с бумагами.

Арьята боязливо жалась к креслу Эрика ди Таэ, исподлобья поглядывая на этого странного священника. Не то чтобы он не нравился ведьмочке, просто показался ей каким-то полубезумным, немного не от мира сего.

Князь задумчиво потер подбородок:

— Знаете, святой отец, я думаю, мы сумеем вам помочь. Все равно сейчас я не особо занят… — Не успел Эрик договорить эту фразу, как раздался хлопок близко раскрывающегося телепорта и из пространства вывалился недавно упомянутый оружейник, рухнув прямо на отца Рида. Перед креслом чародея мгновенно образовалась куча мала.

— Виктор, вы заставляете меня ревновать! — иронично провозгласил маг, приветствуя вновь прибывшего персонажа.

— Идите к черту, князь! — хрипло простонал байкер, с трудом поднимаясь сначала на четвереньки, а затем, цепляясь за кресло Эрика, вставая в полный рост.

Только теперь архонт и чародей заметили не очень умело сделанные окровавленные повязки, украшавшие бок Виктора.

— Что с Анной?! — в один голос испуганно завопили они.

— Да ничего! — сердито огрызнулся Виктор. — Жива, цветет и пахнет, как жасмин возле уборной! Осталась в Мадриде перевоспитывать этого пацанчика де Крайто. Зато я здесь умираю от боли! — Виктора качнуло, и он едва не упал.

Эрик поддержал байкера, взяв его в телекинетический захват.

— Так, отец Рид, ваше дело откладывается, — посерьезнел князь. — Здесь нужна помощь целителя. Хотя… Арьята, пока я буду занят, поможешь отцу Риду?

— Да, мастер, — уныло откликнулась девочка. Она абсолютно не горела желанием общаться с этим долговязым священником.

— Хорошо. Виктор, вы сможете дойти до лазарета?

Оружейник только страдальчески кивнул, а затем неуверенными зигзагами заковылял за креслом князя.

Арьяте же ничего не оставалось, кроме как последовать за удаляющимся довольным отцом Ридом.

Виктор измученно вытянулся на койке в лазарете спецотдела. Боль пронизывала изорванный бок раскаленными спицами. Эрик возился с инструментами и лекарствами, сидя вполоборота к байкеру.

— Князь, вы меня штопать собираетесь или вскрывать? — простонал Виктор, наблюдая за всеми этими приготовлениями.

— Всего понемногу, — многообещающе усмехнулся целитель.

Байкер не удержался от подколки:

— Главное, чтобы вскрытие не показало, что пациент умер при вскрытии…

— Шутите — уже хорошо. Значит, будете жить. — Эрик вплотную придвинулся к койке и, закончив раскладывать на столике инструменты, повернулся к товарищу. Тонкие пальцы мага оценивающе пробежались по его повязкам. — Кто вас перевязывал? — скептически поинтересовался князь.

— Хьюго, чтоб ему под землю провалиться с такими повязками!

— Н-да, тяжелый случай. — Князь ди Таэ аккуратно отклеил пластырь от тела раненого. — Сейчас будет больно, — предупредил он, ухватив пальцами краешек бинта.

— Мне и так больно!.. А-а-а! — заорал Виктор, когда маг резко отодрал прилипшую к ране марлю. Хлынула кровь.

— Вам сначала кровоостанавливающее заклятие или обезболивающее? — спросил Эрик, подцепляя смоченный в антисептике тампон.

— Оба! — выразительно простонал байкер.

— Оба сразу не получится, я не Юлий Цезарь!

— Тогда первое.

— Оно вам и досталось, — фыркнул чародей, ловко обрабатывая рану. — Только не вздумайте потерять сознание!

— С вами тут потеряешь, как же! — буркнул Виктор, морально готовясь к отдиранию следующей повязки. — Князь, если вас когда-нибудь уволят из отдела, то проситесь к инквизиторам. Я слышал, в их застенках как раз освободилась должность штатного истязателя.

Через полчаса Эрик наконец закончил возиться с ранами байкера. Теперешняя перевязка оказалась выполнена не в пример качественней, чем предыдущая. Князь принялся укладывать инструменты в контейнер для дезинфекции. Виктор осторожно повернул голову в его сторону.

— Что-то вы неважно выглядите, господин колдун, — хрипло проговорил он. Виктор, хоть и любил позубоскалить, всегда отличался проницательностью и объективностью.

— А как вы думали? — устало откликнулся маг. — Я с вами тут не в бирюльки играл. Любая работа требует затрат энергии, тем более если эта работа связана с магией.

— То есть вы что?.. Хотите намекнуть: с вами каждый раз такое происходит? — ошеломленно спросил Виктор.

— Почти. Но бывает и хуже. — Князь ди Таэ повернулся к байкеру: — Чем сложнее рана и тяжелее болезнь, тем больше личных сил целителя уходит на лечение пациента. В случае с Хьюго Анне вообще пришлось меня отпаивать.

— Чем отпаивать? — не понял мужчина.

— Кровью, естественно, — вздохнул Эрик.

Байкер закашлялся:

— Хм, ну и работа у вас, князь…

— Не жалуюсь. Вас забросить домой?

— А сможете? — вполне резонно усомнился Виктор, посматривая на бледного целителя, пугающего огромными синяками вокруг глаз. Не скажешь, что он сейчас способен на еще какие-то трудовые подвиги.

— Без проблем, я быстро восстанавливаюсь, — не удержался Эрик от небольшого хвастовства. — К тому же я не заращивал ваши раны полностью, только внутренние ткани. Внешние пришлось штопать вручную. А теперь давайте я заброшу вас домой, и отсыпайтесь. Это лучшее лекарство в вашем случае.

Арьята с недоумением взирала на макулатурные горы, высившиеся на рабочем столе отца Рида, и пыталась понять, что же от нее здесь требуется. Отец Рид смущенно осматривал кабинет, будто впервые его видел.

— Ты… э-э-э… проходи, садись… мм… если найдешь куда… — виновато промямлил он.

Не ответив, девочка окинула помещение беглым скептическим взглядом. Да здесь же не найдется и сантиметра свободного пространства! А-а, кажется, теперь она все поняла…

— Вы хотите, чтобы я помогла вам это выбросить? — поинтересовалась ведьмочка.

— О нет, нет! — испуганно замахал руками священник, в запале спихнув стоящий на столе кактус. — Ай! — Отец Рид отчаянно затряс исколотой ладонью. Коварные очки тут же не замедлили съехать на самый кончик носа, чуть не слетев на пол. Архонт принялся их поправлять. — Нет, дитя мое, ничего не нужно выбрасывать, — вздохнул он. — Это нужно разобрать и разложить в хронологическом порядке.

Круглыми от шока глазами ведьмочка возмущенно уставилась сначала на священника, потом на горы документации.

— Ужас, — тихонько пробормотала она. — Какой неряха!

— Ты что-то сказала, дитя мое? — рассеянно переспросил отец Рид, подбирая с пола осколки разбившегося цветочного горшка.

— Да, сказала. Точнее, спросила, с какой кипы начинать, — обреченно ответила она.

— Да с любой, — махнул рукой архонт. — Там везде одно и то же. Вернее одни и те же авгиевы конюшни.

Через полчаса Арьяту уже начало тошнить от всей этой писанины. Более того, почерк у архонта оказался крайне неразборчивым, точь-в-точь как у хромой курицы-левши, страдающей хроническим нервным тиком и заодно косоглазием. Конечно, если эта пресловутая курица вообще умела писать. К тому же все эти полчаса отец Рид болтал без умолку и успел весьма надоесть девочке. Ее безмерно раздражало это его дурацкое обращение «дитя мое». Скорей бы мастер Эрик освободился…

Девочка вытащила из кипы бумаг очередной обтрепанный лист и повертела его перед носом, брезгливо держа за краешек двумя пальцами. Лист был изрядно замызган и помят, местами на нем темнели странные жирные пятна, а середину украшали коричневые кофейные.

— Святой отец, это куда?

— А? О! — Отец Рид выхватил из рук ведьмочки бумажку и воззрился на нее с таким обожанием, что Арьята чуть не поперхнулась.

— Это что, память о селедке, которую вы съели год назад в день святого Павсикахия? — невинно поинтересовалась она.

— Нет! — Отец Рид сиял, как начищенный пятак. — Господи Всевышний, хвала тебе! Это же мой затерявшийся отчет по делу о гиперборейском посольстве. А я-то уж думал, что ненароком его выбросил! Положи вон в ту стопочку.

— А вам не кажется, что у него слегка нетоварный вид? Неподобающий для важного отчета? — осмелилась высказаться девочка.

— Кажется. Но ты же сможешь привести его в порядок? Ну пожалуйста! — Священник просительно уставился на нее из-под очков.

Арьята молча провела по листку ладонями, стирая пятна и расправляя неровные сгибы. В ход пошла и магия, что в совокупности помогло придать отчету вполне презентабельный вид. Ведьмочка удовлетворенно вздохнула. Отец Рид расплылся в счастливой улыбке.

— А что это было за дело? — полюбопытствовала Арьята.

— Его вполне можно назвать глобальным! — воодушевился отец Рид. — Я бы сказал — знаменательным. К тому же это была первая операция, в которой участвовали князь и княжна ди Таэ. У нас в тот раз опять начались проблемы с инквизицией. Особенно не повезло госпоже Пшертневской и князю Эрику. Он тогда едва не погиб. Правда, и инквизицию знатно приструнил: эти мерзавцы целых два месяца были тише воды и ниже травы. Теперь вот опять, — Рид тяжело вздохнул, — все заново началось. То мадридское задание, то патруль этот несговорчивый в баре… Не удивлюсь, если сеньор Саграда скоро лично пожалует в отдел, дабы попортить нервы нашей начальнице и князю ди Таэ. И боюсь, дитя мое, что в этот раз простыми кляузами дело не ограничится.

Повествовательную тираду отца Рида прервал настойчивый писк аппарата связи. Священник сунулся в ворох бумаг, разыскивая упомянутый предмет. Нашел, щелкнул кнопкой — и на экране появилось мерцающее изображение Златы Пшертневской.

— Да, госпожа кардинал? — Архонт поправил съезжающие очки.

— Святой отец, немедленно зайдите ко мне! — попросила госпожа Злата.

— Конечно, уже иду… — Священник обернулся к Арьяте: — Дитя мое, если хочешь, можешь пока передохнуть, я скоро вернусь.

Девочка молча кивнула.

Едва шаги отца Рида стихли в коридоре, как Арьята бесшумно выскользнула из кабинета. Она уже все решила: такая жизнь — не для нее. Обучение в доме ди Таэ — одно, а вовлечение своих учителей в неприятности — совсем другое. Нет, она уйдет немедленно, как и собиралась поступить незадолго до знакомства с Анной ди Таэ. Она не допустит, чтобы у них возникли неприятности еще и из-за нее. Брат и сестра — слишком хорошие люди, чтобы страдать по вине какой-то бродячей менестрельки. Пусть даже и плохо владеющей магией. Впрочем, это не беда, выживала же она как-то раньше, справится и сейчас. Девочка осторожно заглянула в лабораторию Эрика и, к своему величайшему облегчению, никого там не застала. Она подхватила гитару, черкнула на листочке несколько прощальных слов и пошла прочь.

Несколько минут спустя возле кабинета Златы Пшертневской отец Рид столкнулся с встревоженным Эриком ди Таэ.

— Святой отец! — окликнул его князь.

— Да? Что-то случилось?

— Арьята ушла, — осипшим голосом проговорил князь ди Таэ. — Я вернулся в лабораторию — гитары нет, а на столе эта записка. — Он протянул Риду клочок бумаги: — Читайте сами.

— Навлечет на нас месть инквизиции?.. О нет! — простонал священник, ознакомившись с текстом записки. — Господи, почему ты не прижег мне язык?! — Архонт с размаху плюхнулся на диванчик в приемной и скорбно обхватил голову руками. Очки уныло шлепнулись на пол.

Яркое летнее солнце щедро заливало золотым светом довольно обшарпанный гостиничный номер. С горем пополам пристроив на подушке снятое со стены зеркало, Анна сидела напротив него, с ногами забравшись на кровать, и заканчивала бинтовать свое разорванное решеткой плечо. Несмотря на обезболивающее заклятие, рука слушалась плохо, и чародейке все никак не удавалось завязать узелок на повязке. Хьюго, по-прежнему подпиравший стену, мрачно следил за ее тщетными попытками. Кончики бинта выскользнули из пальцев, и Анна выругалась сквозь зубы, пытаясь вновь подцепить неуловимый бинт и все-таки затянуть повязку. Де Крайто, приблизившись к ней, молча отстранил ее руку и затянул столь необходимый узел.

— Эй, я вас не просила! — Девушка вызывающе глянула на него снизу вверх.

— Я вас тоже ни о чем не просил, — огрызнулся священник. — Ни на пустыре, ни тогда, в церкви!

— Ладно, уговорили, непрошеный вы наш, — проворчала княжна. — Объясните мне теперь, где вас вчера черти носили в то самое время, когда вам поручили стоять на страже?

— Я был в книгохранилище, — немного помолчав, откликнулся Хьюго.

— Ага… — В голосе Анны прорезались угрожающе сладкие нотки. — И что же вы там делали, уважаемый отец Хьюго?

Де Крайто вознамерился было буркнуть: «Не ваше дело», — но, напоровшись на ледяной взгляд чародейки, с трудом признался:

— Я пытался уничтожить рукопись.

В следующее мгновение священника с силой впечатало в стену, а пальцы княжны мертвой хваткой сомкнулись у него на горле.

— Идиот! — разъяренно прошипела она. — Кретин! Самовлюбленный дурак! Да вы хоть понимаете, что вы вчера едва не натворили?! — Пальцы Анны сжались сильнее, де Крайто захрипел, тщетно пытаясь отодрать от себя девушку. — Эту книгу невозможно уничтожить! Будь охранная магия чуть менее действенной… Да из-за вас вчера едва не погибло полгорода, из-за вас вчера едва не погиб Виктор, о себе я уже молчу!

Хьюго чувствовал, что задыхается. Тонкие пальцы княжны ди Таэ клещами сдавили его горло и продолжали сжимать все крепче и безжалостнее. Де Крайто рванулся из последних сил и толкнул чародейку в раненое плечо. Зашипев от боли, Анна среагировала мгновенно. Рука, еще секунду назад сжимавшая горло парня, уже летела в резком ударе. Хьюго не успел увернуться, и родовой перстень княжны ди Таэ распорол ему скулу. Ответный удар священник нанес скорее рефлекторно, чем осознанно. Еще несколько секунд — и они, сплетясь в клубок, покатились по полу. Поскольку Хьюго все же был крупнее девушки, очень скоро Анна оказалась придавленной к полу, попав в жесткий захват.

— Успокоились? — прохрипел у нее над ухом тяжело дышащий священник.

— Пустите! — глухо прорычала княжна. — Пустите, пока я не сломала вам хребет!

— Чего-о?!

В следующую секунду девушка невообразимым образом вывернулась из его захвата, и Хьюго сам не понял, как очутился на полу, лежа лицом вниз с заломленными под немыслимым углом руками. В позвоночник ему упиралось довольно-таки острое колено чародейки.

— А… теперь… — прерывисто дыша, процедила Анна, — вы выслушаете меня очень и очень внимательно… Одно резкое движение — и я надавлю сильнее, а ваш позвоночник хрупнет, как тростинка под слоном. Значит, так, отец Хьюго, у вас есть два варианта. Первый: вы беспрекословно мне подчиняетесь, и мы вместе доводим задание до конца. Второй: вы мне не подчиняетесь, я пинком под зад отправляю вас обратно в Будапешт и довожу задание до конца в одиночку. Но учтите, что в Будапеште вас ждут Эрик, Виктор и отец Рид, страстно жаждущие вашей крови… Как только вы примете решение, я вас отпущу.

Хьюго лежал, уткнувшись носом в пыльный вытертый ворс. Ни один из предложенных вариантов его не вдохновлял. Впрочем, он все-таки не страдал отсутствием здравого смысла. Несмотря на раздиравшую его неприязнь к Анне ди Таэ, парень все же понимал, чем конкретно ему грозит преждевременное возвращение в Будапешт… Тем более возвращение без нее.

— Ладно, — просипел он в ковер, — я сделаю все, что вы скажете. В пределах разумного, само собой!

— Вот и молодец, вот и умница, — насмешливо откликнулась Анна, слезая со спины священника и поднимаясь на ноги. — Поздравляю, вы сделали правильный выбор. Сразу бы так, а то посмотрите, во что по вашей милости превратилась эта чудесная комната! — Княжна выразительно развела руки в стороны, словно намеревалась как можно полнее охватить царящий вокруг них беспорядок.

А охватывать и правда было что: на полу валялась порванная подушка, высыпавшиеся из нее перья щедро припорошили мебель. Журнальный столик оказался перевернут, осколки разбитой вазы усыпали ковер, намокший от пролитой воды. Ну просто поле боевых действий в чистом виде!

— По моей милости?! — задохнулся от возмущения Хьюго.

— По вашей, по вашей, — язвительно усмехнулась Анна.

— Ну, знаете ли!.. — гневно начал юноша.

— А ну-ка, тихо! — мгновенно посерьезнела княжна. — Шутки закончились, Хьюго, поэтому давайте обойдемся без шерсти дыбом. Думаю, для начала вас стоит просветить касательно рукописи. — Чародейка уселась в кресло. — Да не стойте вы столбом, приземлитесь куда-нибудь!

Священник послушно опустился на кровать.

— Слушайте внимательно и не говорите потом, что не слышали, — назидательно продолжила Анна. — Во-первых, и это самое главное, данную книгу нельзя уничтожить. Это один из тех артефактов, попытка уничтожения которых может привести к самым фатальным последствиям. Поэтому рукопись должна быть передана хранителям. Только они смогут обеспечить полную изоляцию и защиту. Вам вчера крупно повезло: охранную магию на книгу плели профессионалы.

Хьюго обескураженно покосился на свою самопровозглашенную наставницу. Только теперь до него по-настоящему дошло, какую огромную глупость он совершил, пытаясь вонзить в книгу меч. Кажется, его тоже задело откатом выплеснутой магии… О том, что по возвращении в номер он несколько часов пребывал в полубредовом состоянии, священник предпочел не упоминать.

— Вчера, когда я вознамерился уничтожить рукопись, — хрипло проговорил он, — мне показалось, что я попал в преисподнюю, где видел сотни неупокоенных душ.

— Неудивительно, — с пониманием вздохнула княжна. — Сарагосская рукопись — это трактат по высшей некромантии, там описано более пятисот соответствующих обрядов. И все они проводились непосредственно в момент написания книги, чтобы составители могли зафиксировать малейшие подробности. Эта книга родилась из смерти сотен людей, из их боли и крови…

Де Крайто передернуло от жалости и омерзения.

— А ведь вам действительно повезло, — задумчиво проговорила Анна. — Хьюго, вы же чуть не погибли. У вас вся аура покрыта пеплом.

Священник недоуменно воззрился на нее, но княжна ди Таэ хранила упорное молчание. Она, кажется, уже поняла, что именно произошло вчера с Хьюго де Крайто.

«Выходит, правильно поступали наши предки, прижигая раны раскаленными головнями и железом, — подумала она. — Похоже, Хьюго случайно выжег свое страдание и теперь готов к обновлению. Верно говорят: „Все, что ни делается, — к лучшему…“»


Глава 1 | Чужое проклятие | Глава 3