home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Киллер

Наши боссы были взбешены. И понятно почему: сначала сорвалась подготовка к заданию, за которое, по-видимому, уплатили очень большие деньги, а затем и на вторую группу Синдиката "наехали" люди дона Витторио, о чем им, естественно, доложили и Марио, и Чико. Горбун представил дело так, что во всем этом повинен лишь один человек – Большой Дон. И приказ "побеседовать" с ним не залежался…

Лишь одного я не мог понять во всей этой истории – почему Марио зациклился на похищении дона Витторио? Гораздо проще было, по моему разумению, достать его на вилле. Там, в окружении охраны, он чувствовал себя неуязвимым, а значит, вел себя гораздо беспечнее, нежели вне своего жилища. Да и "гориллы", убаюканные надежными стенами и современной электроникой, несущей вахту денно и нощно, относились к своим обязанностям спустя рукава – стерегли в основном вход и первый этаж.

Но мои доводы Марио отверг. Только вне виллы – и точка. Мне осталось лишь недоуменно пожать плечами и отправиться выполнять свое обещание.

Конечно, без помощи нас не оставили. Дело было чересчур серьезным и опасным, чтобы пустить его на самотек. Боссам казалось абсолютно нереальным, чтобы один человек мог справиться со всей сворой Большого Дона. По здравом размышлении я не стал настаивать на своем плане, но главную партию в опасной игре с марсельской мафией все равно предстояло сыграть мне. Тут уж я был непреклонен, чтобы иметь все козыри в руках, когда дойдет черед до обещаний Марио.

Я в очередной раз убедился во всесильности Синдиката. Обычно дон Витторио не покидал виллы, а если куда и уезжал, то его эскортировали не только телохранители, но и полицейские. Подобраться к Большому Дону, закрытому в бронированном "мерседесе", было не легче, чем до какого-нибудь президента.

Однако и эту преграду боссы Синдиката преодолели с удивительной легкостью. Обычно все, так сказать, "официальные" приемы дон Витторио проводил на своей вилле. Но бывали и исключения: когда наезжали соратники-конкуренты по подпольному бизнесу. Большой Дон был не настолько глуп, чтобы позволить чужакам с многочисленной вооруженной охраной вторгаться в его святая святых – виллу-крепость. Впрочем, так же поступали и другие капо мафии – во избежание инцидентов, уже случавшихся в прошлом, когда "гости" устраивали резню в доме хозяина, чтонибудь с ним не поделив.

На этот раз в Марсель приехали колумбийцы, партнеры дона Витторио по наркобизнесу. Встречу назначили в загородном ресторане. Нас известили, где он находится, и я проползал по скалам целый день, чтобы разобраться в окружающей обстановке.

Подготовку к встрече вели обстоятельную. Глядя в бинокль, я видел, как вокруг ресторана шныряли разнокалиберные типы с собаками, натасканными на выявление мин; другие, при галстуках, устанавливали какие-то приборы по периметру, а третьи, глыбастые мордовороты, вроде слонялись бестолково, но я сразу определил, чем они занимались – искали удобные секторы обстрела для предполагаемых снайперов, чтобы перекрыть их во время прибытия донов.

Я лишь горько ухмыльнулся, наблюдая всю эту суету, – если человек приговорен и за дело берется профессионал, то не помогут ни толстые стены, ни броня, ни вышколенные телохранители…

Тайник, обустроенный впереди кузова в пространстве, отгороженном фальшивой стенкой, был чертовски неудобен, но я стоически терпел и духоту, и тряску, и гул мотора, еще больше усиливающийся замкнутым пространством. Мы с Эрнесто ехали в ресторан, только он сидел за рулем, а я – в железном ящике. Закрытый продуктовый фургон принадлежал фирме, поставляющей съестные припасы, и сейчас выполнял заказ шеф-повара ресторана. Вернее, принадлежал другой фургон, тот, что мы подменили на свой. Как и водителя. До встречи главарей мафии оставалось еще полчаса, и нам нужно было сделать главное – проникнуть внутрь двойного кольца охраны, не считая ажанов, перекрывших дорогу в долину, где раскинулся шикарный ресторанный комплекс с мотелем, автозаправкой и бассейном, заполненным морской водой. Сегодня на автостоянке не было ни одной посторонней машины, а едва не устроивших демонстрацию протеста туристов, отдыхавших в мотеле, вытолкали взашей полицейские.

– Эй, ты, цветной, куда прешь?!

– Извините, мсье, но у меня заявка… – робко пролепетал Эрнесто.

Представляю, что у него сейчас творилось на душе… Несмотря на очень смуглую кожу, Эрнесто всегда и всем с гордостью говорил, что он принадлежит к белой расе. Лишь бы не сорвался…

– О чем ты говоришь?! Какая заявка? Проваливай отсюда!

– Хозяин с работы выгонит, если я не выполню заказ… – ныл Эрнесто. – Узнайте у шефповара ресторана…

– Слушай, ты, красножопый ублюдок! Вали отсюда, пока я тебе руки-ноги не повыдергивал!

– Мсье, будет большой скандал, если гости ресторана останутся без обеда… – тянул свое мой напарник.

Мы уже проехали полицейский пост, где предъявили запасенный пропуск, но эта липа здесь не катила, а потому пришлось убалтывать внешнее кольцо охраны, похоже состоящее из одних дебилов, чтобы нам разрешили двигаться дальше.

– Гости? – Охранник задумался.

Он, конечно, знал, что приедут большие боссы, а потому сразу стушевался, представив, какие громы и молнии обрушатся на его дурную голову, если ресторан останется без продуктов, а высокое начальство будет зубами щелкать от голода.

– Ладно… – проскрипел нехотя охранник. – Открой фургон, я посмотрю, что там внутри.

Щелкнули замки, и в мою "темницу" пробился тонкий лучик света через специально оставленное смотровое отверстие. Я не видел охранника, так как тайник находился сразу за спиной водителя, а фургон был почти доверху забит ящиками.

– Проезжай… – буркнул тупоголовый страж, и я снова очутился в полной темноте.

Третий раз нас остановили у самого ресторана. Там оказались люди поделикатней, но гораздо опытней ажанов и охраны внешнего кольца. Машину тщательно проверили на предмет взрывчатки и огнестрельного оружия и пропустили во внутренний двор, где находился продуктовый склад, но, судя по голосам, оставили двух человек наблюдать за разгрузкой. Вскоре фургон был пуст, и последовала команда убираться ко всем чертям.

Но не тут-то было – мотор, до этого работающий как часы, почихал, почихал немного и онемел. Изображающий из себя перепуганного до смерти Эрнесто звенел ключами, что-то там пытался ремонтировать, клял свою судьбу, подсунувшую ему такую развалюху, ругал механика фирмы, выпустившего в рейс неисправную машину… Короче говоря, валял дурака и тянул время.

Озверевшие от его причитаний охранники уже намеревались посчитать ему ребра, но тут подало голос переносное переговорное устройство.

– Слушаю, восьмой! – раздался напряженный голос охранника.

Он стоял рядом с фургоном, и я слышал бормотание в трубке.

– Есть! – рявкнул охранник и сказал, обращаясь к своему товарищу: – Нам пора на пост. Машина босса будет здесь через десять минут.

– А как быть с этим?.. – Последовало витиеватое французское ругательство, слова которого были настолько интернациональны, что я понял почти все.

– Пусть ремонтирует, – мрачно буркнул первый – наверное, старший.

– Но нам приказано…

– А что делать? Выносить отсюда фургон на руках? Закроем ворота, и все дела. За ним присмотрит Жан – ему все равно на кухне делать нечего. Вдруг починит движок – потихоньку выпроводим.

– Ладно, как знаешь…

– Ты, урод! – Похоже, старший пнул Эрнесто. – Сиди здесь тихо как мышь, если не хочешь пулю схватить. И от машины ни шагу!

– Да-да, мсье, конечно…

Охранники удалились. О, благословенная и цивилизованная Европа! Мордовороты абсолютно не удивились и не обеспокоились неполадкам в двигателе и тому, что водитель оказался беспомощным даже определить причину "поломки", предусмотренной нами заранее. Это у нас, в России, шофер и слесарь, и механик, и сварщик, и вообще на все руки мастер. У них тут каждый занимается своим делом: водитель крутит баранку (иногда вообще не имея представления, как движется машина), заправщик заполняет бак горючим, меняет масло, а автомеханик чинит. Однажды я видел фильм, правда, американский, где молодые люди даже не попытались среди горячей пустыни покопаться в заглохшем двигателе и едва не померли от жажды, ожидая помощь. А там всего лишь отскочил один проводок…

– Живой? – тихо спросил Эрнесто.

– Может, поменяемся местами?

– Я не против. А то у меня руки уже зачесались, так хотелось этих козлов зарыть в землю по шею.

– Ты готов?

– Абсолютно.

– Еще раз все проверь, чтобы в последний момент что-нибудь не отказало.

– Будь спок. Машину лизали лучшие механики Марселя почти неделю.

– У нас осталось чуть больше десяти минут. Дон Витторио должен ждать своего визави в кабинете менеджера ресторана. Он всегда так делает, как нам сообщили. Колумбийцы задержатся на двадцать минут. Вот все, что нам отпущено на операцию, Эрнесто.

– Маловато…

– Придется попотеть. – Я отодвинул хорошо смазанные засовы и выбрался в кузов. – Давай обмундирование…

Эрнесто нырнул внутрь фургона с пакетом в руках, и вскоре на меня из глубины зеркала, предусмотрительно захваченного моим напарником, глядел хорошо вышколенный гарсон в форменной одежде.

– Пора… – посмотрел я на часы.

– Пора… – напряженно сказал Эрнесто и покривился, как от зубной боли.

Я знал почему: по моему настоянию мы напрочь отказались от любого оружия (естественно, кроме холодного). И оказался прав – фургон проверяли не только собаки, натасканные на обнаружение взрывчатых веществ, но и электроникой, а она могла "унюхать" даже несколько молекул пороха, не говоря уже о заполненном патронами автоматном рожке.

На кухне царило столпотворение. Я спокойно уворачивался от поваров и прочих служителей голодного чрева и выдерживал курс на неприметную дверь в левом крыле кухни, откуда иногда появлялся, как ясное светило, сам бог и царь ресторанного комплекса мсье Блош. Поскольку его лишили кабинета, сегодня он бестолково тыкался из угла в угол кухни, внося еще больше смятения в и так всполошенные ряды прислуги и нервируя шеф-повара, румянощекого корсиканца. Моя уверенность в выборе направления зиждилась на отменном знании планировки здания, которую Марио добыл в местном муниципалитете, сначала посулив служащему, ведающему архитектурой, приличный куш, а затем, чтобы он случаем не сболтнул лишнего, отправил его с оказией в длительное морское путешествие под надзором людей Братства.

– Гарсон, что ты здесь забыл?! – рявкнул мсье Блош, наконец узревший, на ком отвести душу. – Марш в обеденный зал, там полно работы! Быстрее, быстрее, болван!

Я поторопился скрыться за стеллажами.

– С ума сойти! – продолжал орать мсье Блош. – Бардак, полный бардак!

Как я и предполагал, возле заветной двери торчал скучающий тип вполне определенной наружности.

– Ты куда? – спросил он, лениво двигая челюстями – слюнявил жвачку.

– Туда, – ответил я грубо, указывая на дверной проем, и пока охранник перемалывал услышанное, вытаращив глаза от неслыханной дерзости какого-то гарсона, ткнул его сначала под дых, а затем, не дав опомниться, отключил на добрых два часа.

Подхватив безвольное тело "гориллы", я оттащил его в угол и завалил пустыми картонными ящиками.

Коридорчик за дверью был пуст. Я как кошка проскочил пять метров по вытертому ковровому покрытию и заглянул за угол.

Вот она, дверь кабинета мсье Блоша… Я посмотрел на часы – до приезда колумбийцев было около пятнадцати минут. Остался совсем пустяк – грохнуть двух дуболомов, стерегущих вход.

Я был абсолютно уверен, что этих на мякине не проведешь. И точно – едва я появился в их поле зрения, как тут же один из них потянулся за пистолетом.

Короткий разбег, сальто с прокруткой – и мои пятки уже сокрушали виски очень удачно для меня расположившихся телохранителей Большого Дона: они стояли рядом, на одной линии, на расстоянии полуметра друг от друга. К сожалению, подхватить их я не успел, и глыбастые тела тяжело грохнулись на пол.

– Что там случилось, Альберто? – раздался недовольный голос дона Витторио, и дверь отворилась.

Ему хватило секунды, чтобы осмыслить происходящее. Когда он поднял на меня глаза, они уже были мертвы. Зарабатывая приставку к имени "Дон", бывший наемный убийца Витторио не раз попадал в подобные ситуации, а потому иллюзий на свой счет не питал.

– Синдикат… меня приговорил? – спросил он глухо, сразу узнав меня.

Большой Дон даже не пытался выхватить оружие, которое, конечно же, носил под мышкой – по устоявшейся привычке. Он понимал, что прожитые годы не добавляют человеку сноровки и реакции, а среди киллеров Синдиката неумех любителей не водилось.

– Нет, – ответил я. – С вами хотят побеседовать.

С этими словами я требовательно протянул руку. Дон Витторио молча достал пистолет и отдал его мне.

– Мы сейчас выйдем через кухню. – Я взял его под руку. – Прошу вас, следуйте спокойно и не делайте глупостей. Иначе мне придется вас убить.

– Вы не сможете беспрепятственно покинуть район ресторана, – бесцветным голосом пытался возразить капо марсельской мафии.

– Это не ваши проблемы, – отрезал я. – Быстрее!

Появление Большого Дона во владениях повара-корсиканца, на удивление, прошло практически незамеченным. Впрочем, я не думаю, что дона Витторио здесь кто-то знал в лицо. А кто именно посетит сегодня ресторан с визитом, держалось от прислуги, да и от мсье Блоша, в тайне. К счастью, управляющий как раз распекал очередного неудачника далеко от выхода во двор, а потому только мельком взглянул в нашу сторону. Может, он и озадачился столь странной парой, продефилировавшей среди пышущих жаром плит, но, догадываясь, кто пожаловал в его заведение, решил не задавать лишних вопросов.

Эрнесто, торчавший возле фургона словно гвоздь в полу, от волнения был бледно-зеленый. Едва мы появились у выхода, как он тут же открыл заднюю дверь фургона.

– Сюда, дон Витторио. – Я любезно помог грузному мафиозо забраться в кузов.

– Повторяю, вы отсюда уехать не сможете. Все дороги перекрыты, машины обыскиваются, – снова возник дон Витторио.

– Вашу руку. – Я достал шприц с сильным снотворным. – Не волнуйтесь, вы просто уснете на часок.

Большой Дон отрешенно кивнул. Интересно, о чем в этот момент он думал?

Я выкинул пистолет в мусорный ящик и забрался в тайник, где уже мирно посапывал Дон. На всякий случай мы связали ему руки и ноги, чтобы он не взбрыкнул, когда не нужно, и залепили клейкой лентой рот.

Нас остановили сразу же, как только машина выехала за ворота. Мне было так тесно, что я не мог даже шевельнуться. А потому я мысленно молил всех известных мне богов, чтобы проверка закончилась побыстрее.

– А, опять этот сукин сын! – раздался уже знакомый голос старшего охранника. – Починил?

– Так точно, мсье! – по-военному быстро отрапортовал Эрнесто.

– Ладно, вали отсюда. Только не по главной дороге! Бери правее, вон туда. Видишь?

– А как же. Спасибо, мсье!

– Давай, давай, дуй, нажимай на газ, ты, ублюдок! – встрял в разговор и второй.

– Уже… – Эрнесто так лихо рванул с места, что я едва не выругался вслух – не хватало еще, чтобы охрана внешнего кольца заподозрила недоброе.

Но напарник будто услышал мой немой призыв, и едва колеса фургона зашуршали по асфальту проселочной объездной дороги, как он сбавил скорость.

Нас остановили и во второй раз, и в третий. Внешнее кольцо охраны даже проверило кузов; правда, охранник только заглянул и, убедившись, что он пуст, тут же захлопнул дверь. Ажаны вообще слабо среагировали на наше появление, только для понта проверили пропуск и дубликаты накладных на продукты.

Оставив позади все посты, Эрнесто выжал из фургона все, что только возможно. Я не возражал – теперь время работало против нас. Если отсутствие дона Витторио заметят раньше, чем я планировал, то последствия нашей акции могут быть печальными. Я абсолютно не сомневался, что на нас спустят всех собак и заблокируют в поисках продуктового фургона все дороги. Кроме того, в воздух поднимут еще и полицейские вертолеты – как же, похищена такая значительная фигура…

Наконец заскрипели тормоза и машина резко остановилась. Я выбрался из тайника и вытащил все еще бесчувственного Дона. Фургон стоял в кустах. Рядом фырчал невзрачный грузовичок, за рулем которого сидел Марио.

– Все о'кей? – спросил он, явно волнуясь.

– Открывай тайник! – вместо ответа, крикнул я, быстро переодеваясь в шмотки наемного работника; Марио и Эрнесто, достаточно сносно разговаривающие по-французски, должны были изображать забитых крестьян, везущих в Марсель на продажу круги сыра.

Засунув Большого Дона в очередной ящик и завалив его остро пахнущей продукцией, мы расселись по местам – увы, мне снова достался раздолбанный кузов, – и грузовичок шустро побежал по проселочной дороге.

До места назначения было около сотни километров.


Волкодав | Мертвая хватка | Волкодав