home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава двадцать первая

Направляясь в кухню, леди Кларисса расслышала пальбу, но не придала ей значения, поскольку уже привыкла, что Эдвард часто балуется с ружьем. Тем не менее она выглянула в лестничное окно и весьма удивилась, увидев четырех неотличимых девочек, стремглав несшихся к коттеджу, и Еву с Уилтом, рысивших следом. Лишь теперь до нее дошло, что подразумевалось под «четверней». Кларисса не сообразила, что у Уилтов четверо детей, поскольку в разговорах об их потомстве всегда всплывало какое-то одно имя. Оплошность неудивительна: сэр Джордж так часто поминал кембриджские «четверки парные» и «четверки распашные», что в устах Евы слово «четыре» не вызвало ассоциаций с количеством детей, ею произведенных на свет.

Теперь все осложнилось. Бездетный сэр Джордж ненавидел молодежь вообще. Он не скрывал своей неприязни к Эдварду, называя его «гаденышем», а раз даже выразил надежду, что «поросенок свернет себе шею, свалившись с крыши». Легко представить его отклик на четырех визгливых шмакодявок, шастающих по угодьям. Даже думать об этом не хотелось.

Что ж, Уилты должны крепко-накрепко запомнить: девочкам нельзя приближаться к усадьбе. Кларисса пошла в коттедж и очень удивилась, когда не обнаружила ни самого семейства, ни малейших его следов, вроде чемоданов и пожитков. В усадьбе миссис Бейл разъяснила ситуацию:

— Спешно отбыли. Миссис Уилт не желает, чтобы Эдвард подстрелил ее дочек.

— Но ведь он не в них стрелял?

— Кто его знает. Частенько палит куда ни попадя.

— Что? Не дай бог, кого-нибудь убьет!

— Чего мы и боимся, — с видом страстотерпицы вздохнула миссис Бейл. — Думаете, почему в деревню я хожу окольной дорогой? Так оно безопаснее.

— Непременно поговорю с Эдвардом. Скорее бы уж он уехал в университет. Надеюсь, мистер Уилт остался?

— Полагаю, да. Я заглянула в его комнату — вещи на месте, значит, вернется. Последний раз я его видела, когда, загрузив семейство и багаж, он выезжал со двора и был весьма мрачен.

* * *

Поплутав на незнакомой дороге под раздражающий аккомпанемент стонов с заднего сиденья, что мальчишкам всегда достается все самое интересное, хотя девочки тоже не прочь пострелять, Уилт доставил семейство к окраинному отелю, фасадом обращенному на песчаный морской берег.

— Похоже, тут совсем недешево, — сказал он в ответ на одобрительный возглас супруги: «Именно то, что нужно!»

— Пускай! — набычилась Ева. — Счет пошлю мамаше этого выродка!

— Леди Клариссе? И впрямь думаешь, она оплатит?

— Если откажется, здорово пожалеет, уж поверь мне.

Уилт вздохнул. К угрозам в свой адрес он уже привык, но сейчас Ева хватила через край. Самое смешное, что она сама обхаживала Клариссу ради приглашения пожить в поместье.

— А я что буду делать целыми днями? — спросил Генри, с чемоданами взбираясь на гостиничное крыльцо. — На пляже пасти стреноженную четверню?

— Стреноженную? — обернулась Ева. — Конечно, нет! Нельзя ущемлять их свободу, даже если они шалят. И потом, я уже сказала: ты будешь готовить придурка в Кембридж, зарабатывая полторы штуки в неделю.

— Черта с два! Во-первых, ни в Кембридж, ни куда-либо еще он в жизни не поступит. Во-вторых, я не желаю, чтобы меня пристрелили. Вбей себе в башку!

— Не смей так со мной разговаривать!

Терпение Уилта лопнуло.

— Говорю как хочу! Ты заварила эту кашу! Ты послала наших оторв в пансион, который нам не по карману! Теперь их собираются вышибить, но ты все равно требуешь, чтобы все лето я вожжался с психопатом!

— Поговори с Гэдсли, пусть приструнят мальчишку. Такое поведение недопустимо. Лучше б сидел за уроками!

— Попробуй ему это сказать! У него один интерес — шляться по лесу, чтобы кого-нибудь укокошить. Так уже было: иду себе, и вдруг этот кретин палит не глядя! Ты ж слышала, что он обстрелял четверню! Неужто вправду хочешь, чтоб я вернулся в этот бедлам?

— Да, хочу. И даже требую. Нам нужны эти деньги. В дороге я сильно поиздержалась, а теперь еще платить за отель. Ты здесь уже неделю, значит, тебе задолжали полторы тысячи. Хотя бы дождись, чтоб с тобой рассчитались.

Уилт сдался. Еву не сдвинешь, а у него уже нет сил объяснять, что, если поехать домой, не придется платить за отель.

— Ладно. Сама виновата, коль овдовеешь, — пробурчал он, шагая к машине.

— Куда это мы собрались? — вслед ему крикнула Ева.

— Обратно в сумасшедший дом, как ты хотела!

Проводив взглядом машину, Ева вошла в отель и потребовала два номера, но свободных мест не оказалось.

— В поселке есть меблированные комнаты, справьтесь там, — высокомерно бросила администраторша.

* * *

В знакомом пабе, где уже освежался пивом и сэндвичами, Уилт заказал виски с содовой. «И что теперь, мать его, делать? — раздумывал он, игнорируя пристальный взгляд буфетчицы. — Слава богу, в дорогущем отеле Еве и четверне ничто не угрожает, но мне-то мало радости пасть от руки недоумка либо все дни отбиваться от притязаний его мамаши… За каким лешим обременять себя огромным гостиничным счетом, когда можно спокойно вернуться домой?.. Что-то еще натворят мои дьяволицы? Голову на отсечение, кучу денег профукают на игорные автоматы и бикини, а кончится все тем, что их арестуют за вымарщивание денег у пенсионеров на автобусных остановках».

Заказав обед, Уилт все еще ломал голову, как выбраться из передряги, сварганенной Евой. Ну чтоб этой заразе в свое время не родить одного ребенка! Нет, ни в чем не зная меры, она и тут хватила через край — разом произвела на свет четырех дьявольски изобретательных бесенят. Помусолив мысль, что, видно, был не в себе, когда женился на никудышной, но сдвинутой на сексе бабе, Уилт вновь задумался о ближайшем будущем. Хочешь не хочешь, в имение надо вернуться хотя бы за вещами. И потом, как ни относись к Еве, нельзя бросить ее с детьми без средств к существованию. Хотя подумать страшно, сколько стоит тамошний номер. Угроза переправить счет Клариссе, скорее всего, блеф, но даже если нет, сей демарш может так аукнуться, что потом вовек не расплатишься с долгом. Этак не годится… Мысли бегали по замкнутому кругу.

Уилт заказал еще порцию виски, дабы в хмельной отваге прямо известить чету Гэдсли, что их придурковатый наследник не имеет ни малейшего шанса одолеть школьный экзамен, не говоря уж о поступлении хоть в какой-нибудь университет. Конечно, сэр Джордж будет на его стороне, а вот Кларисса неизбежно закатит истерику. Уилт расплатился, проглотив очередную шпильку буфетчицы, когда округлил счет полуфунтом чаевых.

В имение он вознамерился заехать с безопасной тыльной стороны и весьма удивился, заметив большую черную машину, въезжавшую через парадные ворота. Не желая следовать за авто, в котором мог сидеть кто-то из Гэдсли, Уилт притормозил в сторонке и лишь убедившись, что горизонт чист, подрулил к усадьбе через въезд «для своих». В кухне он поведал миссис Бейл о большом автомобиле, прибывшем по кошмарной лесной дороге.

— Наверное, доставили гроб, — оживилась секретарь сэра Джорджа. — А вы не знали?

— О гробе не слыхал. Что, подстрелили какого-то бедолагу?

— Подстрелили, только давно, — усмехнулась миссис Бейл. — Поди, вы не в курсе…

— Попробую догадаться. Часом, не одноногий полковник?

Изумленно вытаращившись, секретарь хохотнула:

— В самую точку! Как вы узнали?

— Если честно, я слышал, как леди Кларисса упрашивает мужа похоронить дядюшку в имении, а ваше сообщение о катафалке помогло сопоставить одно с другим.

— Стало быть, вы с ним встречались? Старый хрыч терпеть не мог богадельню, куда племянница его запихнула.

— Нет, мы не встречались, но я много о нем знаю, ибо жена моя величайшая сплетница из тех, с кем сводила меня злодейка судьба. Вдобавок она сноб и потому обожала свои посиделки с великосветской дамой. Иначе как бы я здесь оказался в роли наставника для придурка?

— Полагаю, вы просветили ее насчет самозваного лордства?

— Избави бог! Если услышит, что можно запросто купить себе титул, я распрощаюсь с покоем.

— Ваши вернулись в Ипфорд?

— Черта лысого! Шикуют в роскошном отеле, что на окраине поселка. Во всяком случае, собирались, когда меня отправили на расстрел.

— Похоже, вы не очень рады. В смысле, вами всегда так помыкают?

— С тех пор как появилась четверня. Хотя иногда я взбрыкиваю. Ладно, пойду к себе, может, чего надумаю. — Уилт шагнул к двери, но остановился: — А где Кларисса? Я решился сказать правду о шансах Эдварда поступить в университет.

— Последний раз я видела ее, когда она шла к кладбищу — вероятно, встретить гроб.


Глава двадцатая | Наследие Уилта | Глава двадцать вторая