home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



11

Надо отдать ему должное, упырь довольно быстро справился с растерянностью. Сейчас он был связан по рукам и ногам и подвешен за ноги на дерево. Но даже несмотря на это, на мерзкой упырячей роже сохранялась надменная улыбка.

Деррек, Мессер и Нана сидели рядом. Ухмылка мертвяка действовала на них не лучшим образом. Винни отсел подальше. Смотреть на экзекуцию не хотелось.

— Ты все равно все нам расскажешь, — сквозь зубы прошипел Деррек.

— А что я вам должен рассказать? — Петро понял, что бывшие попутчики не так уж много о нем и знают. А вместе с тем осознал, что угроза не столь велика. Знай они больше, не стали бы нянчиться.

— Начни с того, как ты ограбил Винни, — предложил Деррек.

— Я?! Ограбил? Это вы меня ограбили, — упырь кинул взгляд на содержимое своих карманов, которое весьма бесцеремонно вытряхнули и сложили в стороне.

Из того, что требовало объяснений, там было три тугих мешочка с деньгами и сложенный восемь раз лист, с которого глядела его рожа. Лист пока не трогали, а деньги… Лучший способ защиты — нападение. Уж это Петро знал точно.

— Разве нет? — продолжал он. — Отобрали мое кровное, как бандиты с большой дороги. Я такого себе не позволял.

— Не ври, прохвост, — вступил Мессер. — А кто взял с нас деньги и не заплатил мальчишке даже ломаного гроша?

— А разве я отбирал у вас деньги? — ухмылка упыря стала гаже. — Вы сами мне их отдали.

— За что?

— Вот именно! За что? За то, что я проведу вас в Лупа-нопа, найду поручителя, поселю в гостинице. Разве я не выполнил хоть что-то из того, за что вы мне заплатили? У вас был проводник, был поручитель. Вы попали в город в срок. Поселились с комфортом. Так почему я стал вдруг вором? А мальчишке я не обещал никаких денег. Мы договорились, что он берет на поруки четверых добрых нелюдей, а я провожу его в город. И все. Опять же обещание я выполнил. Более того, кормил его всю дорогу и воспитывал, что в наши договоренности не входило.

— Воспитатель, — фыркнула Нана.

— В отличие от вас я никого не хватал посреди дороги, не бил, не связывал и не отбирал ваших денег. Но почему-то вы мне говорите о том, что я грабитель. Хотя, если разобраться, все совсем наоборот.

— Прохвост, — со смаком добавил Мессер. Петро его явно злил, но при этом вызывал долю восхищения.

— Он прав, — подал голос Винни.

На минуту восстановилась тишина.

— Спасибо, живчик. Так может, вы меня снимите наконец? — добавил Петро.

— Помечтай, — огрызнулся вампир. — Пока не расскажешь все, будешь висеть.

— Что еще вам нужно? — патетично вздохнул упырь.

— Откуда у тебя столько денег? — кивнул на три увесистых кошеля Деррек.

— Заработал, — отозвался Петро, даже не моргнув.

— Каким образом?

— Не ваше дело. Не украл, не бойся.

— Хорошо, — Деррек поднялся, зло скрежетнув зубами.

Пальцы вампира выхватили из кучи бумагу сложенную пополам, еще раз и еще. Петро почувствовал приближение чего-то неприятного. Кровосос развернул листовку. С бумаги на Петро посмотрело его собственное, выполненное в странной манере лицо. Интересно, какой мазила это рисовал?

— А это что?

— А это я, — честно признался Петро.

— И с чего бы тебя искали, если ты такой честный?

— Оклеветали меня, — отмахнулся упырь. — Вчера вот вас искали, сегодня меня. Что с того?

Он понял, что сболтнул лишнего и поспешно заткнулся. Но Деррек встрепенулся, словно почуявший лису спаниель.

— А откуда ты знаешь, кого искали вчера?

Упырь не ответил. Он просто не знал, что ответить, потому молчал, расслабленно болтаясь вниз головой. Ветерок покачивал тело. Тихо поскрипывала по суку веревка.

Лицо Деррека начало набухать, словно ему шею перетянули веревкой. Было видно — еще чуть и вампир сорвется. Мессер поспешно встал и мягко оттеснил товарища.

— На этой бумажке упоминаются два существа, — твердо заговорил Мессер. Каждое слово лорд чеканил так, словно вгонял ими гвозди в крышку Петрова гроба. — Одного ты узнал. Второго узнали мы. Это именно он убил Винни.

— Этот усредненный? — оживился Петро. — Да мало ли таких.

— Допустим. Но как вы с этим или другим усредненным, оказались в розыске одновременно? Кто он?

— Понятия не имею, — фыркнул Петро.

— Врешь, гад! — взревел Деррек.

Прежде чем кто-то что-то успел сообразить, вампир одним рывком добрался до висящего связанного упыря и хорошенько поддал ногой, словно бил по мячу или валику, на каких тренируются поединщики.

Упырь всхлипнул. Винни вздрогнул. От Деррека он этого не ожидал. Нана и Мессер поспешно оттащили порывающегося добавить с другой ноги вампира. Деррек сейчас был жуток. Куда только девалась былая аристократичность. Теперь он выглядел безмозглым спортсменом, которому к тому же дали по морде, выбив остатки мозгов.

Петро прокашлялся. Мессер подошел ближе.

— Если ты не расскажешь сам, то…

— Что? — перебил Петро. — Сдадите меня властям? Да вы сами вне закона.

— Не заговоришь по-хорошему, и я тебя убью, — зло произнес Мессер.

Упырь расхохотался. Веревка заскрипела сильнее.

— Меня нельзя убить, костяшка. Я уже сдох.

— Сдохнешь еще раз, — пообещал Мессер. — Помнишь тех прохвостов с дороги?

Петро почувствовал неприятный холодок внутри, но вида не подал.

— Ты не посмеешь. Одно дело в глубине острова, а другое рядом с городом. Тебя вычислят, каким бы хитровывернутым магом ты ни был. Кроме того, если ты меня зажаришь, тебе это ничего не даст.

Мессер сосредоточенно разглядывал землю под висящим вверх тормашками упырем. Он был настолько увлечен этим, что, кажется, уже ничего не слышал. Но на последнюю фразу лишь усмехнулся.

— Ошибаешься, — с каким-то сладострастием протянул скелет. — Это те бедолаги на дороге сгорели мгновенно. С тобой будет по-другому. Поверь мне, есть масса сложных заклинаний, которые заставят меня попотеть, но доставят тебе массу незабываемых ощущений.

Он отпихнул ногой пару веток, расчищая пространство под повешенным, и снова критично осмотрел фрагмент земли. Так художник смотрит на чистый лист.

— Ты у меня вспомнишь, как был живым. Как было больно. И еще тысячу раз пожалеешь, что вспомнил об этом.

От голоса Мессера Винни стало страшно. Он посмотрел на упыря. Тому тоже было не по себе. Хотя он по-прежнему держал себя в руках.

— Не посмеешь, — крикнул Петро. — Тебя найдут. Найдут раньше, чем ты меня доконаешь.

— Обещаю, что еще раньше ты начнешь говорить.

Мессер взял прут, обломал кончик, сделав его острым, и принялся быстро что-то чертить на земле.

Петро висел вверх ногами и нецензурно бранился. Рисунок под ним сложился в круг, состоящий из сложных закорючек неведомого алфавита. Круг был не ровный. От него в стороны уходили корявые протуберанцы вязи.

Мессер встал, довольно оглядел плоды своего труда. Ненужный прутик полетел в сторону. Маг поглядел на обездвиженного упыря:

— Итак?

— Тебя поймают, — голос Петро дал петуха.

— Следует понимать, что мы не станем сотрудничать?

— Вас всех поймают! Сюда придет городская стража. Меня снимут, а вы все отправитесь в Склеп.

Петро орал. Дико. Упырю явно было страшно.

— Отправимся туда вместе, — миролюбиво сообщил Мессер.

— Ты блефуешь! Вы не посмеете!

Упырь задергался, раскачиваясь из стороны в сторону. Веревка скрипела, но держала крепко.

— Живчик, скажи ему! Что ты смотришь? Они же звери, не то, что мы с тобой.

Винни вздрогнул. Зрелище давно уже угнетало его, но встать и уйти он почему-то не мог. Потому сидел и думал только о том, что б его это не коснулось. Не вышло.

— Ну что ты смотришь? — надрывался Петро. — Ты же теперь такой же, как я!

— Неправда, — выдавил Винни.

Слово прозвучало едва слышно. Горло сдавило от навалившихся вдруг чувств и мыслей. Его захлестнуло с головой и он, словно поваленный этой волной эмоций, сел обратно на землю.

— Неправда, — прошептал он одними губами.

Его никто не мог услышать. Но Мессер услышал. Или увидел. А может, почувствовал. На мгновение он замер, глядя на мальчишку. Уже в следующий момент движения его стали твердыми и четкими. Словно на поляне заработала машина.

Если бы на черепе могли отражаться эмоции, можно было бы точно сказать, что старик вне себя от ярости.

— Я дал тебе шанс.

Мессер опустился на колени, коснулся рисунка на земле и начал бормотать что-то.

— Стой! — взревел Петро, словно резаная свинья. — Я скажу… Я все расскажу… Только перестань. Остановись. Не надо!

Лорд поднялся на ноги и посмотрел на упыря.

— Я все… только не надо… я все расскажу… — лепетал Петро, побледневший кажется сверх своей обычной бледности.

Винни отвернулся, уронил голову на колени и зажал уши руками. Только бы не видеть и не слышать всего этого.


предыдущая глава | Живое и мертвое | cледующая глава