home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



29

Петро повезло немыслимо. Пройдя вдоль одного коридора и завернув в пару его ответвлений, он понял, что за три дня не успеет найти тут не то что своих обидчиков, но даже выбрать направление, в котором они ушли. Лабиринт под землей ветвился, как столетний дуб. Понять здесь что-то без карты не представлялось возможным. Да и с картой, признаться, Петро боялся не разобраться.

Полдня ушло на топтание подземного тоннеля и возвращение к исходной точке. Полдня из трех, а он ни на шаг не приблизился к противнику. И что оставалось? Систематично, целеустремленно проходить от начала до конца тоннель за тоннелем? Петро прикинул объем работы и понял, что не управится с этим и за неделю. А по закону подлости, который переворачивает бутерброды маслом вниз и делает еще множество неприятных штук, то, что он ищет, наверняка окажется там, куда он за три дня не успеет добраться.

Второй вариант был ничуть не лучше первого. Петро мог просто хаотично метаться наудачу по доступной части лабиринта. А вдруг повезет? Метод был — хуже не придумаешь. Кроме того, метания действовали на нервы и казались бессмысленными. Все казалось бессмысленным. Разве что сесть у входа и надеяться на удачу.

У входа Петро не сел. По жизненному опыту знал, что под лежачий камень вода не течет. А вот удача ему в самом деле улыбнулась.

Углубившись в очередной тоннель чуть дальше, чем планировал, он услышал шаги. Упырь замер посреди коридора и прислушался. Топал не один человек. И топал довольно часто. Шаги дробью разбегались по коридорам. Потом где-то вдали полыхнул отсвет. В конце коридора засияло ярче. Появился человек с факелом. Следом еще несколько…

Силуэты казались очень знакомыми. Петро почуял сладкую истому.

— Там кто-то есть, — вскрикнул один из них в конце коридора.

Петро узнал голос. Это был вампир. Упырь возликовал. Сами идут. Сами.

Нет, он не собирался бросаться на них. Не собирался рвать на части. Отступить. Заманить в ловушку. А потом, когда их схватят ребята Старика, если, конечно, их схватят, а не убьют на месте, он посмотрит на их мучения. А они помучаются.

— Петро? — в голосе вампира мелькнуло узнавание и удивление.

Петро развернулся и дал деру. К выходу.

Факел он бросил в пещере у входа. Ступени кинулись под ноги слишком резко, повалили. Он споткнулся, пропахал пару ступеней, но словно не заметил. Подскочил и вырвался наверх.

Старик отдыхал. Рядом устроились на привал его люди. Пара упырей резко вскочили, едва он выбрался из провала. На Петро посмотрели острия «кольев».

— Они идут, — пропыхтел Петро. — Они уже рядом. Сейчас выйдут.

Старик тут же оказался на ногах.

— Подъем, — крикнул коротко.

Петро, сопя, отодвинулся в сторону. Накатила усталость. Главарь оказался рядом, сунул что-то в руку. Петро бросил взгляд на полученный предмет и дернулся. В руке упырь держал «кол».

— Зачем мне? — промямлил Петро.

— Ты же хотел себе такую штуку, — улыбнулся Батя. — Или ты хотел в сторонке постоять? Вроде как ты ни при чем. Чужими руками жар загребать не выйдет, брат. Ты в деле. Потому что это твое дело. И если мы все после этого будем вне закона, так и ты будешь.

Старик резко пихнул его в плечо. Петро пошатнулся. Толчок вышел удивительно крепким.

— Вперед!

— Быстрее, — подгонял Деррек, не оглядываясь, но словно чувствуя, что его попутчики отстают.

Они мчались по коридорам вслед за Наной. Та вышла на полкорпуса вперед вампира и безошибочно вела к выходу. А ошибиться было нельзя. Их догоняли.

В том, что пропажу Винни обнаружат и их станут ловить, никто не сомневался. Но кто мог подумать, что это случится так быстро.

Маги вели себя так, будто знали не только о побеге юноши. Словно им было известно, кто его вытащил, как. Сколько их и куда они идут. И каким маршрутом.

Коридор изогнулся. Пахнуло гнильцой. Или только показалось. Впереди мелькнул свет факела, человек!

Деррек замер, не понимая, что делать дальше. Разум отказывался понимать куда идти, когда и впереди и за спиной враг.

— Чего встал? — хрипло поинтересовался Мессер.

— Там кто-то есть, — крикнул вампир.

Нана, которая замерла рядом с его ногой, зарычала и показала зубы. Винни выступил вперед. Фигура в конце коридора уже разворачивалась. Человек собирался бежать, давая понять, что он не охотник, а жертва.

— Петро! — прошептал вампир.

— Петро? — повторил Винни.

Человек, а вернее, упырь, развернулся и бросился наутек. За спиной послышались далекие шаги.

— Что он здесь делает? — буркнул Винни.

— Понятия не имею, — ответил Деррек. — Но явно ничего хорошего.

Коридор кончился. Пещера распахнула объятья, как радушная хозяйка. Возле провала, ведущего наружу, валялся факел, брошенный упырем. Десяток ступенек — и свобода. Хотя вряд ли их там оставят в покое.

Нана стояла посреди пещеры и судорожно водила носом по воздуху.

— Вперед, — скомандовал Деррек.

Он успел сделать пару шагов к выходу. Волчица тенью метнулась поперек дороги и показала зубы. Из глотки оборотня донесся утробный рык.

— Что это значит? — растерялся Деррек.

За спиной снова послышались звуки погони. Нана рыкнула и вместо выхода потрусила в соседний тоннель.

— За ней, — решил за всех Мессер.

Винни поспешил следом. Деррек поколебался, не понимая, что происходит. Но времени не было. Отшвырнув факел, вампир скрылся следом за спутниками в дальнем коридоре. И вовремя.

Спустя несколько минут пещера заполнилась топотом, шорохами, криками. Маги под предводительством лысого господина устремились к выходу.

Лысый выбрался из подземелья первым. Он хотел схватить слабого противника. А если это окажется чуть труднее, чем задумывалось, убить. Убить не раздумывая. Он просто выполнял свою работу.

Люди Гильдии, что шли за ним, готовы были схватить слабого противника. А если попробует бежать, убить на месте. Они просто защищали тайны своего существования и боролись за сохранность сложившихся устоев.

Старик и его люди ждали слабого противника и готовы были его схватить, — пусть мертвяк, подаривший им дорогой караван, порадуется. Но рисковать никто из них не собирался. Если что-то пойдет не так, и Старик, и последний из его упырей готовы были пустить в ход колья и поубивать всех, не раздумывая.

Петро хотел убивать, а если получится, то схватить живьем и сперва помучить. А душонка мертвяка жаждала мести. Противник не казался ему такой легкой добычей, но с ватагой за спиной четверка нежити была все равно, что дети против наряда полиции Лупа-нопа.

Сказать, что каждый из столкнувшихся на поляне был удивлен, значило не сказать ничего. Но только путей к отступлению ни у кого уже не было.

Лысый замер на долю секунды возле провала, но в следующее мгновение увидел Петро. И бросился вперед.

Петро вздрогнул. Впервые на незапоминающимся лице появилось запоминающееся выражение. Выражение дикой ярости и холодной расчетливой жестокости. От страха у мертвяка затряслись руки. Лысый поднял руку, складывая пальцы в замысловатую фигуру. Сейчас он зашлепает губами, как Мессер, а потом…

Упырь вспомнил рельсы, выгоревшую землю и обгорелые трупы.

Все это произошло за долю секунды. Петро зажмурился, стиснул «кол» и с диким отчаянным воплем существа, боящегося смерти, бросился на лысого.

Тот не успел произнести заклинание. Кол с хрустом проломил ребра, разорвал грудную клетку. Лысый опустил руки, обмяк и с совершенно чуждым его профессии удивлением уставился на торчащее из груди древко заточенного с одного конца жезла.

Смерть была последней штукой, которую он ждал от этого мира. И, наверное, единственной, которая могла его удивить.

Упыри ломанулись вслед за Петро к провалу. Оттуда один за другим выскакивали охранники Гильдии, а спустя пару мгновений за ними появились и маги. Их было двое, но в отличие от лысого, они успели среагировать, их заклинания оказались короче, резче и целенаправленнее Мессеровских. Оба словно плевали сгустками чистого света. Упыри молча орудовали кольями. Уверенно и слаженно. Петро завертел головой, пытаясь понять, с какого краю боя он оказался, но бой был везде.

Мертвяк отбросил тело лысого, настоящего имени которого он так никогда и не узнал, и собрался было отойти в сторону…

Сверкающий, как лед на вершине горы, сгусток света пронесся в его сторону Петро дернулся, пытаясь увернуться, но свет гигантским плевком ударил в лицо. Ослепил, жгучей волной стек вниз…

В отличие от лысого, упырь не удивился. Он просто не понял, что умер.

Звуки боя доносились глухо и неясно, словно из-за толстого ватного матраса. Винни хотел вернуться потихоньку в пещеру и выглянуть наверх. Хоть краем глаза. Но Деррек с Мессером довольно грубо схватили его за плечи, усадили на пол тоннеля и велели не дергаться. Рядом присела Нана. Уже в человеческом обличье. Винни хотел спросить что-то, но не знал что. Единственный вопрос, как она догадалась, что снаружи засада, казался глупым. Зачем спрашивать, если Винни и сам знает ответ. А другие вопросы казались еще глупее.

Время тянулось бесконечно долго. Что там происходило наверху, понять было невозможно. Казалось, бою не будет конца. Потом шум драки и крики стали понемногу стихать. Причем как-то странно. Тише, тише, пока не остановились на одном едва слышном уровне. Винни стало казаться, что те, кто убивал друг друга наверху, бросили это дело и решили договориться. Но страхи оказались напрасными. Вскоре вниз по ступеням загрохотали шаги и пещера, которая была совсем рядом, наполнилась голосами.

— И все-таки мы их…

— Ни один не ушел.

— Сильнейшие будут довольны.

— Струва жалко. Видал, как они его… колом.

— Они многих колом. Чего только Струв? А Альмо? А Бруга? А остальные…

— Струв мне как брат был.

— Нет, но сколько их было, ты видел? А этот говорил, что их там всего пятеро. И один маг.

— Говорил. Договорился. Вот его первым и положили.

— Как ты об этом скажешь Сильнейшим?

— А чего? Так и скажу. Я его, что ли, на кол насадил? А следить за его здоровьем мне никто не приказывал. И потом, маги сами все видели…

Голоса становились четче, слова не нужно уже было угадывать. Речь за стеной стала четче. Потом снова размылась, потеряла внятность, удалилась.

Охранники уходили. Уходили, как победители, которые считали, что справились с задачей. Значит, они считали, что Винни мертв. И его друзья мертвы. Это хорошо.

Звуки шагов и голоса растворились вдали. Стало тихо.

— Идем? — спросил Деррек.

Мессер кивнул. Винни и Нана поднялись на ноги. Четверка молча пошла к выходу. На ступеньках лежало несколько упырей, замерших в странных позах.

— Что с ними? — удивился Винни. — Они мертвы?

— Можно сказать, что да, — ответил Мессер после небольшой паузы.

— Но как?

— Магия, мой друг, жестокая и всемогущая магия.

— Но они же просто лежат…

— Это всего лишь тела, их жизненная сила, вернее, ее остатки испарились вместе с заклинанием.

Винни дернулся. То же самое могло случиться и с ним. Ведь он тоже мертвяк. Он осторожно переступил через валявшееся на дороге тело. И тут его осенило, враг считает, что они мертвы, а это значит, они свободны. Можно найти лысого, вернуть себе жизнь, а потом…

Что будет потом, Винни не успел представить. В глаза ударило солнце. Он зажмурился и опустил взгляд. Вздрогнул. Все вокруг было завалено трупами. Десятки мертвых упырей, с десяток охранников Гильдии с торчащими из рваных ран странными жезлами.

Винни шагнул вперед. А потом…

Мысль снова оборвалась. Юноша вздрогнул. Потом уже наступило. Он нашел лысого. Лысый, невзрачный, с удивлением на мертвом лице валялся у входа. Из груди его торчал кол. Рядом лежал мертвый Петро. Совсем мертвый. Мертвее некуда. Но упырь волновал Винни куда меньше, чем лысый господин, в мертвой голове которого разлагалось знание о том, каким ядом был отравлен Винни Лупо.

— Что там? — подошел Мессер.

— Ничего, — покачал головой Винни.

И тут же понял, что это на самом деле так. Ничего не осталось. Нет никакого потом. Нет будущего. Он мертв. Те, кто был ему дорог, еще мертвее. Вернуть себе человеческую жизнь он не может, потому что враг, который знал, как это сделать, тоже мертв.

Он проиграл по всем статьям. Винни устало опустился на землю.

Мессер уже все понял, опустил руку на плечо. Юноша вздрогнул.

— Пошли, — позвал скелет.

— Куда? — спросил Винни, хотя в голове вертелся другой вопрос «зачем?».

— В деревню. Тут рядом деревня. Устроимся там. Нам надо передохнуть. Собраться с мыслями. Это требует времени и более приятной атмосферы, чем на болоте в компании полусотни трупов.

Маг был настойчив, и Винни поднялся на ноги. Хотя идти никуда не хотелось. В одном Мессер точно был прав. Они устали. Во всяком случае, Винни устал смертельно.


предыдущая глава | Живое и мертвое | cледующая глава