home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



30

Он лежал на тахте и смотрел в потолок. Ничего не хотелось. То есть вообще ничего. Разве что умереть. Но умереть он теперь не мог.

Вспомнилось, как еще в детстве в Витано бегали к Лорину. Считалось, что старик Лорин не в своем уме. Кто-то видел в нем гения, кто-то юродивого, но все сходились на том, что Лорин не в себе и чердак у него подтекает. А вот дети старика любили. Может быть, за то, что он сам в чем-то был как ребенок. А быть может, от того, что в его комнатушке было множество интересных вещей.

Лорин в юности хотел стать магом, но не стал. И всю жизнь проработал, занимая полезное место, выполняя полезную работу, но не получая от нее ни крохи радости. В результате, к старости Лорин совсем свихнулся и, оставив службу, решил, что сам станет магом. Магом он так и не стал. Вернее, он изучал что-то, творил взаперти. Даже изобретал и создавал какие-то странные штуки. Но ни одна из них не работала, и потекли слухи о том, что Лорин поссорился с головой.

Среди прочего смешной старик рассказывал о том, что почти раскрыл секрет вечной жизни. Еще немного — и он доберется до сути, станет жить вечно. Тогда-то с ним начнут считаться.

Тогда в детстве он слушал старика, и ему тоже хотелось жить вечно. Хоть смерть и не осознавалась, как что-то реальное, а дожидаться ее все же не хотелось. И он… Да что он, все они мечтали, что Лорин изобретет способ жить вечно и поделится с ними секретом. Ведь они друзья. И они тоже, вместе со стариком будут жить если не всегда, то очень долго.

Сейчас Винни думал, что иногда стоит быть поосторожнее в своих желаниях. Жить ему не хотелось не то, что вечно. Вовсе не хотелось. Но умереть он теперь не мог.

В дверь тихонько постучали. Винни сел на кровати.

— Кто? — недовольно спросил у двери.

Хоть они и поселились в деревне в одном доме, видеть он никого не хотел. Деррек, Нана и Мессер понимали это и не совались. Во всяком случае, до теперешнего времени.

— Это я, — донесся из-за двери голос.

Створка скрипнула. Между торцом и косяком появилась щель. В образовавшееся пространство втиснулась черепушка лорда.

— Что-то случилось? — небрежно поинтересовался Винни.

— Может быть, разрешишь войти? — вопросом на вопрос ответил Мессер.

Винни махнул рукой и снова завалился на кровать. Лорд вошел, плотно прикрыл за собой дверь и сел на край кровати. В руках у него было два толстенных фолианта в древнем переплете из тисненой кожи.

— Пусть я и не чувствую запаха, я уверен, что у тебя вонь в комнате, — посетовал Мессер. — Ты гниешь здесь уже неделю. Тебе это нравится?

— Если ты пришел поучить меня жизни, — фыркнул Винни, — то сперва придумай, как ее можно вернуть. Или хоть расскажи, как жить дальше.

— Ты изменился, — Мессер не огорчался и не радовался. Он просто высказывал наблюдение, — раньше ты был вежливее.

Он сказал это между делом, походя, словно и не говорил. Открыл книгу и принялся листать ветхие страницы. Но Винни задело.

— Раньше, — с горечью выдавил он, — я был живым человеком. А теперь я кусок гниющей плоти.

— И на этом основании ты решил гнить не только снаружи, но и внутри? — беспечно поинтересовался Мессер.

Винни почувствовал, как внутри поднимается злость. Лорд что, поиздеваться решил? Хочет вывести его, чтобы встряхнулся и вышел из состояния апатии? Не выйдет.

Юноша успокоился так же мгновенно, как и вскипел.

— Я устал, — честно признался он.

— Мы все устали, — бодро отозвался Мессер. — Но жизнь продолжается. У тебя ведь было время отдохнуть.

Винни снова поднялся. Сейчас ему хотелось только, чтоб его оставили в покое. Чтобы лорд встал и вышел, и перестал уже доставать его идиотскими разговорами. Но Мессер сидел на краю тахты и с хитрым видом листал странички своей книжки.

— Есть способ, — промурлыкал он.

— Что? — не понял Винни.

— Есть способ снова стать живым человеком. Шансы реальные. Не только у тебя. У всех нас.

Винни подскочил. В глотке сделалось сухо настолько, что в горле запершило и стало трудно говорить. Он встал с кровати и заходил кругами по комнате.

— Где ты нашел?

Мессер постучал костлявым пальцем по странице. Винни перестал нарезать нервные круги и посмотрел на книгу.

— Там что, есть заклинание? Ты уверен?

— В книге? — уточнил Мессер. — Нет, в этой книге нет никаких заклинаний. Это библиотечные списки.

— Уууу, — разочарованно протянул Винни. Он вдруг почувствовал себя обманутым.

— А вот в этой, — продолжил Мессер, постукивая пальцем по странице. — В этой есть. Вот смотри: «Книга включает в себя все известные заклинания по возвращению жизни мертвому и обращению не мертвых. Всего заклинаний собрано 48». Ну, дальше не интересно.

— А если это обман? — на Винни снова накатывало отрешенное состояние. — Как в тот раз… ну, когда ты стал таким, как теперь.

— Нет, — убежденно покачал головой Мессер. — Книга стоит во втором зале, восьмой стеллаж, полка шесть. Надо только прийти и взять ее.

Винни внимательно смотрел на Мессера.

— Мы снова идем в Витано?

Скелет кивнул.

Всю дорогу до болота Винни чувствовал радостное оживление. Ему снова подарили надежду. Не только ему. Он снова сможет стать человеком. И пусть это не вернет ушедших, но, по крайней мере, даст ему возможность жить и умереть, как подобает ЧЕЛОВЕКУ. А уж там будем думать, как прожить эту жизнь.

Мессер был возбужден донельзя. Деррек вышагивал так, словно стоял на пороге величайшего открытия. Даже Нана, которой все это касалось весьма косвенно, была радостна, как никогда.

Тем убийственнее было разочарование и болезненнее удар судьбы.

Бугорок с провалом подземного хода был на месте. И гниющие останки погибших здесь упырей и людей все так же лежали возле входа. Уродливые тела, искореженные смертью. Они словно пытались бежать от нее или побегать с ней наперегонки. Только смерть оказалась быстрее и беспощаднее. Хоть и упыри, и люди считали, что кого-кого, а уж их Старая с косой не догонит.

Проход тоже был на месте. Только что-то неуловимо изменилось в нем. Винни не заметил это, а скорее, почувствовал каким-то шестым чувством. Почувствовал издалека.

Когда подходили ближе, он внутренне был уже готов к краху, хоть и надеялся, надеялся… Надежды не оправдались. Вход в подземелье не пугал темнотой. Не было там темноты. Вернее была, и даже еще непроницаемей, чем прежде. Но добраться до нее было теперь невозможно. Ступеньки уходили вниз и упирались в каменный завал.

Винни стоял, придавленный новостью, словно завалили не проход, а его самого замуровали в этом черном тоннеле.

— Подсуетились маги, — констатировал Деррек.

Вся радужность настроения слетела с него в одно мгновение. Теперь он был бледен, мрачен. На лице аристократичность мешалась с усталостью.

Винни подошел вплотную к завалу. Рука уперлась в камни. Огромные, массивные. Даже если попытаться разобрать завал, то тут и один камень проблематично сдвинуть. А их тут… Сколько? Может быть, маги завалили проход. А может, обрушили все своды, похоронив тоннели. Кто знает. Они ведь маги. Для них нет ничего невозможного.

— Что будем делать? — Деррек обращался к Мессеру.

— Я предполагал, что такое может произойти, — пожал плечами скелет.

Винни, до того молчавший, отчаянно саданул ладонью по каменной стене.

— Но не надо отчаиваться, есть запасной вариант, — Мессер развернулся. — Идем.

— Куда? — Нана по-собачьи потянула носом. — Здесь есть еще один проход?

— Есть, но не здесь, — Мессер говорил настолько уверенно, что ему хотелось верить. — Возвращаемся в деревню. Только…

Он запнулся и пошел к трупам, на которые Винни старался не смотреть.

— Что только? — уточнил вампир.

Он не показывал, что ему противно, но мертвые подгнившие тела старательно обходил стороной. А Мессер шел сейчас от одного тела к другому. Целенаправленно. При этом останавливался, с интересом эскулапа, расчленяющего труп, всматривался в чужую смерть и шел дальше. Словно гулял не по болоту, а по рынку, выбирая товар.

Деррек судорожно сглотнул и повернулся к Винни. Кинул беглый взгляд, мол, чего это старик затеял? Винни в ответ только плечами пожал. Искорка надежды в душе снова разгоралась, словно на нее подул благосклонно ветерок. Но поведение старика-скелета оптимизма не добавляло.

— Вот он подойдет, — возвестил Мессер радостно, зависнув над очередным трупом. — Идите сюда.

Винни поглядел на Деррека. Труп, возле которого застыл Мессер, показался знакомым. Винни вгляделся в изуродованное лицо. Взглядом быстро стрельнул в Мессера, Деррека… Нана осталась в стороне. Подойти вплотную, видимо, не решилась.

— Это же Петро, — пробормотал Деррек.

Винни отметил, как дернулся его кадык.

— Ага, — чуть ли не с радостью отозвался Мессер. — Хорошо сохранился. Лучше, чем другие. Возьмем его с собой.

Деррек всхлипнул и закашлялся. Винни почувствовал, что, будь он живым человеком, его стошнило бы прямо здесь.

— Зачем?

— Жил, как негодяй, и умер, как негодяй, — непонятно объяснил лорд. — Так пусть хоть настоящим трупом что-то хорошее сделает. Берите его и пошли отсюда.

Последнее было сказано так, что Винни не решился спорить, хотя касаться мертвого было омерзительно. Рядом засопел Деррек.

— Берите, берите, — поторопил Мессер. — Мертвая плоть — необходимый ингредиент. А потом соберите все металлические колы. Они тоже понадобятся.

Деррек засопел сильнее. Мессер развернулся и пошел прочь, давая понять, что ничего обсуждать не намерен. Винни, превозмогая отвращение, опустился на корточки. Рядом склонился Деррек.

— Надеюсь, — шепнул он Винни в самое ухо. — У нашего старика есть веское объяснение этому… этому… Потому что если нет, я ему голову оторву.

В отличие от приунывших друзей, лорд был весьма бодр. Для него неудача с подземным ходом была лишь мелкой неприятностью. Трудностью из тех, что закаляют. А гнилой труп гнилого упыря и вовсе выглядел чем-то вполне обыденным. Словно Мессер таскал их целыми днями, как хлеб или овощи с базара. А на этот раз решил, что ему лень тащить тяжесть самому и взял помощников. А что такого?

Вопреки ожиданиям, мертвый Петро оказался не таким тяжелым и на части не разваливался. Словно его труп не валялся неделю на болоте, а был бережно мумифицирован. То ли место, на котором он свалился, было каким-то странным, то ли заклинание, которое сделало не мертвое мертвым, оказало специфическое воздействие на природные процессы.

Тащить труп пришлось не так далеко. На границе вонючего болота и цветущего благоухающего поля лорд кивнул в кусты.

— Положите его здесь пока.

До объяснений Мессер снова не дошел. Он только бодро шагал впереди и выглядел вполне себе счастливым. Он даже радостно раскланялся с парой упырей, попавшихся по дороге.

Вот у кого все хорошо, думал Винни, всегда было хорошо. Может, потому, что он маг. Ему ведь по большому счету безразлично, как он выглядит, как живет. Что у него есть в жизни, кроме знаний и обрядов? И было ли когда-то что-то большее?

В доме Мессер раскрыл одну из своих честно изъятых у магов в библиотеке книг и ткнул в какие-то закорюки, начертанные на незнакомом языке.

— Вот! — гордо возвестил он.

— Что бы это значило? — меланхолично отозвался Деррек.

Вампир подставил Нане стул и довольно бесцеремонно плюхнулся на второй. Впрочем, Винни сидеть не хотел. А Мессер был слишком возбужден, чтобы задумываться об удобствах для своего костлявого тела.

— Это наш ключ к Витано, — с нескрываемым пафосом поведал лорд и замер, гордо оглядывая своих товарищей.

— Еще один библиотечный список? — Винни почуял, как разгоревшаяся искорка надежды тлеет в раздумьях. Не то разгореться в пожар, не то вовсе потухнуть.

— Не-е-ет, — протянул Мессер. — Это гораздо большее. Это история Витано. Летопись.

Еще совсем недавно Винни вцепился бы в Мессера и не отстал, пока тот не пересказал бы ему все содержимое книги. Теперь она нисколько его не взволновала. Может, интерес к жизни перегорел? А может, он понял что-то более важное? Так или иначе, все секреты Витано были ему сейчас безразличны.

— И что она нам дает? — вяло спросил Деррек.

— Ха, очень многое, — кивнул Мессер и замер.

— И? — протянул вампир.

— Витано был создан магами, — гордо заявил Мессер.

— Это я знал даже тогда, когда жил в Витано, — буркнул Винни.

— Точно, — согласился Деррек, — это мы знали и раньше.

— Да, но раньше мы не знали, что Витано был создан не просто магами, а некромантами.

— Некроманты, маги, какая разница, — бросил Винни.

— Ты прав, разница не очень велика, но в данном конкретном случае для нас это имеет очень большое значение.

— Почему? — спросил Деррек.

— Видите ли, друзья, в отличие от других, более развитых ветвей магии, некромантия не располагает большим арсеналом заклинаний и обрядов. Почти все некроманты пользуются одними и теми же формулами, из одного и того же первоисточника. НекроМудо. Это древний текст, созданный еще до того как Консорциум запретил некромантию как науку.

— И что? — снова буркнул Винни.

— А то, что те заклинания, которыми пользуются маги Витано, пользуюсь и я, или вы забыли, что я тоже некромант?

Мессер хитро посмотрел на Винни и, не дожидаясь ответа, продолжил: — Скажи, как ты вышел из Витано?

Юноша смотрел все еще непонимающе, стараясь уяснить, что от него хотят.

— Не знаю, — сказал он наконец.

— Хороший ответ, — фыркнул Мессер. — Но ты ведь не знал про потайной ход. Ты просто залез на стену, перелез через нее и?..

Винни вспомнил тот далекий вечер из совсем другой, чужой, казалось, жизни. Подзуживающий Санти. Охрана с мушкетами. Ров с водой. Темнота, холод…

— Барьер… — протянул Винни. — Я перешел через барьер.

— А что такое барьер? — подхватил Мессер.

— Нам говорили, что это мощный магический купол, который защищает Витано от Пустоши, — заученно отрапортовал Винни.

— И почти не обманули, — кинул Мессер. — Барьер делает границу между Витано и окружающим миром незримой. Туман, болото и ничего больше никто не увидит ни с той стороны, ни с этой. Это — своего рода иллюзия. Но это еще не все. Когда ты плыл через ров, что ты чувствовал?

— Я не помню, — поежился Винни. — Было темно, и… и мокро… и страшно.

Мессер торжествующе вскинул палец к потолку.

— Вот! Тебе было страшно, а почему?

Ясно дело, почему: в Витано ни одному здравомыслящему человеку не придет в голову выйти наружу. Ведь внутри жизнь, а снаружи Пустошь. Жуткая, страшная, пугающая.

— Пустошь, — ответил Винни. — Я боялся Пустоши.

— Да, но откуда взялся это страх?

Винни задумался. Действительно, откуда взялся тот страх перед Пустошью?

— Барьер… — предположил он.

— Браво, мой юный друг. Барьер не только скрывает город, он также вызывает страх, животный, панический ужас. Тебе было страшно не потому, что в тот вечер случилось что-то страшное. Тебя заставлял бояться сам барьер, вернее, то заклинание, что поддерживает его. Это оно отталкивало тебя, заставляло повернуть назад.

Мессер замолчал. Винни ждал продолжения. Нана задумчиво покусывала губу.

— Так что ты предлагаешь? — спросил, наконец, Деррек. — Идти через болото, наплевав на страх?

— Зачем же. Есть более простой путь. Видите ли, мы, некроманты, люди не очень изобретательные, и, как следствие, весьма предсказуемы. Наши заклинания похожи, обряды просты и не требуют слишком много энергии. Изучив все увиденное, я уверен, что знаю то заклинание, что создает и поддерживает барьер. Это СТЕНА СТРАХА, одно из менее известных наших заклинаний. Большая редкость на большой земле. Но только не для меня.

Мессер усмехнулся.

— Ты знаешь, как оно действует? — спросил Винни.

— Да, а еще я знаю, как его нейтрализовать.

Деррек с удивлением уставился на Мессера. Глаза вампира округлились, словно он пытался представить себе масштаб задуманного. Нана заметно нервничала. Винни почувствовал, как искра надежды внутри полыхает буйным пламенем.

— Но мне понадобится помощь, — продолжил Мессер. — Потому я спрашиваю вас троих, вы готовы пойти на это?

Трое смотрели на лорда, как на взведенное ружье.

Обратить заклинание.

— Я согласен, — кинул Деррек.

Обратить заклинание, показать незримый город и покончить с ложью…

— Я тоже, — согласилась Нана.

Покончить с ложью, сделать мир, в котором не будет страха перед Пустошью и жизнью в городе, похожем на слоеный пирог. Где будут земля, лес, море. Где не станут растить людей на убой, и не будет разделения на людей и второсортных гнилушек…

— Согласен, — кинул Винни.

— Завтра вечером, — сказал Мессер. — У меня будет все готово, и мы перевернем мир Витано.

Интересно, пришло вдруг в голову Винни, а сам великомудрый лорд о чем думал, готовясь к этому обряду, который на самом деле перевернет мир? О жителях Витано? О возможности вернуть себе человеческий облик? Или старый хитрец просто решил потягаться с великими сильнейшими магами?


предыдущая глава | Живое и мертвое | cледующая глава