home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



33

Деревня была мертва. Не так, как раньше. Если прежде в ней жили мертвецы, то теперь не было ни единой души вовсе. Ни живой, ни мертвой. Напрасно Винни звал. В ответ только ветер скрипел воротами рынка, которые так и остались распахнутыми.

Что случилось? Если он обидел друзей, то почему ушли все остальные? Или не ушли. Тогда куда делись?

Опустошенный, он сел на землю возле рыночных ворот. Что теперь? Куда дальше? В памяти стали всплывать разрозненные куски его путешествия. Дикого, невероятного. С того самого дня, как он поспорил с избалованным сыном советника Санти. Тот привык получать все. А Винни… Винни просто напился тогда и бравировал. Глупо выпендривался перед девчонкой.

Если бы не эта глупая бравада одного и не избалованность другого, ничего бы не было. Дурацким спором они обрекли на смерть Митрика. И отца Санти, и мать Винни. Да и самого Винни, наконец. Только, в отличие от всех других, Винни Лупо почему-то не умер. Он остался жить. И жил в мире, который раздвинул для него свои границы. А теперь будет еще неведомо сколько жить в мире, который изменился.

Как изменился? Кто знает? Но изменился. Иначе бы он никогда не остался один.

Винни вспомнил ощущение, охватившее его во время обряда. Он был ключом к новому миру или ключом от старого… Видимо, заклинания Мессера все же подействовали. И сделали что-то с его друзьями и с жителями Бона-Нуно. И с самим Мессером тоже. Вот только Винни они почему-то пощадили и оставили.

Наверное, в наказание за то, что он сделал. С собой, с другими, со всем миром. Но ведь он не хотел этого. Он не думал об этом. Он вообще не думал. Просто плыл по течению, как брошенная в реку щепка. И куда приплыл?

И почему наказан только он? Хотя… Может быть, где-то остался еще один юноша. Сын советника по имени Санти. Который теперь, должно быть, задается такими же вопросами. Может быть, во всем мире остались только они вдвоем.

Винни поднялся на ноги и зашагал прочь от деревеньки.

Надо найти его. Обязательно найти. Вернуться в Витано через болото, через барьер и страх или еще как-то. Вернуться и найти его. Найти, чтобы спросить, стоил ли тот спор всего, что случилось.

Идея так захватила полыхающие горечью, отчаянием и раскаянием остатки разума, что Винни ускорил шаг. А вскоре и вовсе перешел на бег. Добравшись до края долины, стал карабкаться вверх по склону, спотыкаясь, падая и срывая ногти.

Мессер говорил, что человек не тот, кто живет в человечьем обличье. Человеком живое существо делает то, что незримо живет у него внутри. Можно быть мертвым и оставаться человеком. А можно жить человеком и быть при этом гнилым упырем.

Дорожка бежала через лес быстрее Винни. И он пытался догнать и обогнать ее. По обе стороны мелькали деревья, сливаясь в пестро-зеленую рябь. Такой же пестрой рябью скакали мысли.

Вот он, Винни Лупо, кто он? Человек? Или только готовится им стать? А может, был им когда-то, но растерял все человеческое, как те маги, что основали Витано и растили в нем людей, как коров на убой? Может быть, он растерял все человеческое, что в нем было, и никогда уже не будет человеком? Во всяком случае, вчера вечером он вел себя, как упырь.

Кто он? За что отвечает? Как ему жить дальше? Тот мир обмана и лжи, мир насилия и предательства был мерзок, хотя и в нем можно было жить счастливо. Не зная правды. Не подозревая о ней. Наверное, тот мир, в самом деле, стоило разрушить. Но что взамен? Что теперь? Что дальше?

Деревья расступились. Лес остался позади. Винни остановился, как вкопанный, сбив дыхание не то от долгого бега, не то от представшего перед глазами зрелища. Ноги подкосились. В груди что-то сдавило, словно бы сердце его снова стало живым.

На поляне перед чахлыми кустами, в которых пряталось болото, были все. Здесь были жители Буна Нона и жители других деревень, расположившихся по соседству. Здесь толпились упыри и оборотни, которых Винни давно научился отличать от обычных людей. Здесь были знакомые и незнакомые. Их было столько, что ступить, казалось, некуда. И все они медленно стягивались к болоту.

А там, за кустами, над болотом, в клубящемся, тающем тумане поднимался великий город Витано.

На ватных ногах Винни медленно двинулся сквозь гудящую толпу. Кто-то узнавал его, приветствовал, о чем-то спрашивал… Винни не слышал.

Страхи отступили. Стыд прошел. И страх, и стыд теперь ощущались, как что-то застарелое, хотя еще пять минут назад полыхали внутри буйным пламенем. Теперь он чувствовал их глухой отголосок, будто за какую-то древнюю провинность, совершенную в далеком детстве.

Голова была занята теперь совсем другим. У них получилось. Глупо было предположить, что ничего не вышло. Нелепо было считать, что не осталось никого, кроме него и Санти. Остались все. И у них получилось. Только вопросов это не снимало. Что дальше?

Если Витано видит он, и видят те, кто стоит рядом, то о городе вскоре узнает весь остров, а значит, узнают и власти Лупа-нопа. И тогда Гильдия не сможет больше скрывать свои владения. Теперь Винни знал — магам Гильдии конец. А для жителей великого города наступит новая жизнь в мире, где есть леса, поля, и море… и большая земля. В мире, не спрятанном за волшебным туманом, который ограждает от якобы страшной, но на самом деле совсем не опасной Пустоши. В мире огромном и безграничном. Но смогут ли они жить в этом мире? Смогут ли жители этого мира вернуться к жизни? И сможет ли он, Винни Лупо, снова стать живым?

Винни вздрогнул.

Только бы до хранилища Гильдии добраться. И всем будет счастье. Мир изменится.

— Видишь, а ты сомневался! — голос мага излучал радость. Мессер стоял в двух шагах от Винни и улыбался, вернее, Винни подумал, что лорд мог бы улыбаться. Скелет явно не держал зла за вчерашнее.

— Идем, — маг был настроен решительно. — Идем. Медлить нельзя. Нам еще нужно стать людьми. Ты, я, Деррек, мы все снова станем человеками.

В голосе старого скелета звучал триумф.

Мы все станем человеками. Мы все ворвемся и сметем магов и Совет. Они заслужили. Те, кто относился к людям, как к кроликам, те, кто разводил их на продажу, на мясо, не достоин жить. Но маги не сдадутся просто так. Они будут защищать останки той власти, которой у них уже нет. И жители Витано, которые ничего не знают, тоже. Потому что для них это не дорога в новый счастливый мир. Для них это атака Пустоши.

Винни представил, что произойдет в ближайшие часы, и содрогнулся. В голове помутилось.

— Ты станешь человеком, — бодро повторил Мессер. — Ну же, идем.

Но Винни не мог идти. Ноги подкосились, и он медленно опустился на землю. Мир расплылся. Юноша с удивлением понял, что плачет. Он попытался смахнуть слезы, но те продолжали бежать. Молчаливые, настоящие. Таких живых слез не может быть у упыря.

Мессер с удивлением посмотрел на юношу.

— Ты чего?

Винни молча мотнул головой. Как лошадь.

— Ты помнишь, что ты говорил? — спросил он сквозь слезы сорванным голосом.

— Что?

— Ну, про то, ЧТО значит быть человеком?

Мессер замер. Пустые глазницы озадаченно уставились на Винни.

— Я понял, — пробормотал тот. — Я только теперь понял… Это очень трудно. Невероятно трудно. И я боюсь. Боюсь им быть, Мессер. Боюсь, потому что не знаю, получится ли…

А слезы все текли, текли, заволакивая мир мутной пеленой.


предыдущая глава | Живое и мертвое |