home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 11

Секрет женщины

Едва посыльный унес ее письмо, госпожа де Соммьер сразу же засомневалась в правильности своего поступка, ведь она повиновалась лишь наитию и вовсе не была уверена в том, что ей соблаговолят ответить. Но спустя всего лишь час она уже держала в руках ответ: на пристани у «Катаракта» в три часа дня ее будет ожидать лодка.

Итак, все получилось! Но как быть с План-Крепен? Брать ли ее с собой? С тех пор как Альдо доверил ей Кольцо, она жила как будто в полусне, удаляясь в свою комнату сразу же, как только маркиза переставала нуждаться в ее услугах. Там она подолгу медитировала, держа Кольцо на раскрытых ладонях и закрыв глаза. Она настолько погружалась в себя, что пожилая дама, как-то войдя к ней незамеченной, мысленно сравнила ее с тибетским ламой. С другой стороны, хотя теперь она и реже переправлялась на другую сторону реки делать зарисовки, зато почти ежевечерне о чем-то советовалась с юным Хакимом. В конце концов маркиза решила взять Мари-Анжелин с собой. Нет ничего удивительного в том, что дама ее возраста и положения явится в сопровождении компаньонки, даже если та посидит во время беседы в саду... А в это время ее зоркие глаза смогут заметить какие-нибудь незначительные детали, которые впоследствии могут оказаться весьма полезными.

Когда она после обеда объявила План-Крепен, чтобы та была готова сопровождать ее во дворец Ассуари, Мари-Анжелин моментально спустилась с небес на землю:

— Куда мы собираемся?

— Я только что сказала вам, что к принцессе Шакияр. Да встряхнитесь вы, План-Крепен, ради бога! Я попросила ее о встрече, и она немедленно согласилась!

— Но это же безумие! Мы не спросили у Альдо...

— Не спросили? Разрешения? Будьте довольны уже и тем, что я беру вас с собой! И учтите, я делаю это исключительно для того, чтобы избежать ваших причитаний. Вспомните, что было в прошлом году, когда я, не уведомив вас, поехала посмотреть на мексиканского дракона. В любом случае вы просто посидите в саду...

Ее прервал громкий возглас: «Ну уж нет!»

На часах было почти половина четвертого, когда темнокожий мажордом распахнул перед маркизой двери малой гостиной, выходившей на галерею с колоннами, в конце которой пестрели заросли красно-белого гибискуса. Над этой растительностью, казалось, проплывало усеянное ромашками канотье План-Крепен. Тетушка Амели, прислушиваясь к своему трепещущему сердцу, в глубине души согласилась с тем, что она чувствовала себя в компании со своей чтицей гораздо увереннее.

Ожидание оказалось недолгим. Всего через пару минут Шакияр вышла к гостье... которая присела в глубоком дворцовом реверансе:

— Ваше Величество!

Та, как и было задумано, поразилась:

— Но... я ведь уже не королева!

— Вы были ею, мадам, когда я имела честь встретить вас у посла Франции... несколько лет назад. В нашей стране титул не исчезает, даже когда персона слагает с себя августейшие обязанности.

— Приятно слышать, но все же лучше называйте меня теперь принцессой, и не нужно говорить обо мне в третьем лице, так нам будет легче беседовать. Прошу вас, садитесь! — добавила она, указав на одно из тяжелых кресел, обитых красной парчой.

Госпожа де Соммьер поблагодарила, силясь скрыть глубокое удивление при виде той, которая ее принимала. С тех пор как она мельком видела ее уезжающей из отеля, Шакияр, казалось, постарела на десять лет. Ее наряд, как всегда, был элегантным, а прическа безупречной, но никакая косметика не могла скрыть бледности лица, фиолетовых кругов под глазами и скорбных складок вокруг рта. На ее лице угадывались следы слез, и нетрудно было догадаться, что скоро она снова начнет плакать... И, забыв свою обиду за то, что принцесса так плохо обошлась с Альдо, госпожа де Соммьер почувствовала к ней жалость. Перед ней была страдающая женщина, в этом не было никаких сомнений. Между тем Шакияр начала разговор:

— Мадам, вы хотели видеть меня по какому-то важному делу. Чем я могу быть вам полезна?

— Ах, я, в самом деле, и сама не знаю! Я написала вам, повинуясь велению сердца. Вы очень высокопоставленная дама и, вне всякого сомнения, очень могущественны в Египте, а я хотела попытаться помочь одному моему соотечественнику, который мне очень дорог. Нас с ним не связывают узы родства, но он один из самых искренних и порядочных людей в моем окружении.

— Кто он? Я хотела сказать, как его зовут?

— Адальбер Видаль-Пеликорн... член Академии. Он известный ученый и, без сомнения, один из самых блестящих современных археологов. А тут его чуть было не бросили в тюрьму, обвиняя в ужасающем преступлении... и только потому, что он на самом деле оказался лишь свидетелем, потрясенным, но беспомощным свидетелем. Добавлю, что девушка, которой вы покровительствуете и одариваете своей дружбой, также оказалась жертвой этого же преступления. Но ее, слава Господу, не лишили жизни, а просто-напросто похитили...

Шакияр, сначала рассеянно слушавшая рассказ маркизы, сразу сосредоточилась и напряглась:

— Вы говорите об убийстве Карима Эль-Холти?

— Да, именно. И его слуги. Это так, принцесса!

— Что вам об этом известно? — с неожиданной горячностью едва ли не выкрикнула она.

— То, что происходило на самом деле. Адальбер к тому времени уже два или три дня гостил в доме этого молодого человека. В тот вечер они сели за стол, собираясь поужинать, как вдруг, подобно порыву ветра, там появилась мадемуазель Хайюн. Она стала умолять господина Эль-Холти, с которым ее, казалось, связывала, я бы сказала... большая любовь, немедленно бежать вместе с ней. Она уверяла, что необходимо воспользоваться отсутствием вашего брата Али, мадам, с которым она якобы была помолвлена насильно, чтобы покинуть страну. О, ей не пришлось его долго упрашивать, господин Эль-Холти и не думал возражать, но в этот момент во двор виллы ворвалось не меньше десяти нубийцев, которые закололи молодого человека и его слугу и унесли отчаянно сопротивлявшуюся Салиму.

— А ваш друг так ничего и не предпринял, чтобы прийти на помощь своему гостеприимному хозяину?

— Драма разыгралась во внутреннем дворе, а он находился в столовой. Он погасил там свет, чтобы не помешать своей бестактностью двоим влюбленным, и наблюдал за происходящим. События разворачивались с головокружительной быстротой, и он просто не успел прийти на помощь. Эти разбойники втолкнули мадемуазель Хайюн в машину и унеслись прочь. Вот и весь рассказ, мадам! Самое ужасное состоит в том, что начальник полиции не желает в это верить и явно задался целью выставить убийцей нашего бедного Адальбера!

— Это ограниченный болван, который любит только деньги... и фисташки! — с горькой иронией подтвердила Шакияр. — Но почему вы думаете, что я могу вам помочь?

— Потому что вы тоже замешаны в этом деле! — отрезала тетушка Амели, глядя ей прямо в глаза. — Салима говорила, что именно вы советовали ей немедленно воспользоваться отсутствием вашего брата, чтобы сбежать со своим возлюбленным.

— Это слова вашего друга?

— Разумеется! Зачем ему что-то скрывать? Если бы этот Кейтун был честным полицейским, он бы уже явился сюда и просил бы вас подтвердить это показание.

Принцесса отвернулась. Ее взгляд блуждал в глубине сада, губы изогнулись в презрительной усмешке:

— Он не посмеет! Что еще известно?

— Последнюю новость мы узнали в полдень: Карим Эль-Холти скончался от ран. Однако его слуга все еще борется за жизнь, и я молю бога, чтобы выжил хотя бы он! И все же не только он один может рассказать нам правду. Есть еще и мадемуазель Хайюн, и именно об этом я и пришла просить вас, принцесса. Она была свидетелем драмы и, как я полагаю, сейчас находится здесь...

— Здесь? Но почему вы так думаете?

— Самая элементарная логика: принц Али увез силой ту, которую, должно быть, считает своей собственностью...

Глаза Шакияр наполнились слезами, голос задрожал:

— И вы считаете, это я... я послала Салиму в эту западню? Мою Салиму? О, как это бесчеловечно!

— Простите меня. Но Адальбер слышал... Мадам! Что с вами?

Шакияр упала на диван, содрогаясь в рыданиях, таких безутешных, что было очевидно, что она по-настоящему страдает. Госпожа де Соммьер воззрилась на нее с удивлением, не зная, что сказать. И вдруг она заметила, что шелковый шарф, которым та обмотала шею и грудь, соскользнул, и на красивой еще коже принцессы стали видны синяки и даже царапина. Шакияр мучили! Сделав такой вывод, госпожа де Соммьер отказалась от мысли позвать слугу, чтобы тот в свою очередь вызвал горничную. Сняв свою широкополую шляпу и нахлобучив ее на голову бронзовому тигру, растянувшемуся на комоде, маркиза опустилась на колени у дивана. И услышала, как Шакияр шепчет что-то непонятное на арабском языке.

— Мадам! Принцесса! — умоляла она, пытаясь приподнять Шакияр. — Прошу вас, говорите! Я ужасно сожалею, что вызвала такое горе! Я вижу, что вы страдаете, но не могу понять, как помочь вам. Ведь не вы советовали Салиме бежать с возлюбленным, да?

Прошло какое-то время, прежде чем она разобрала едва слышное «я» и даже решила было, что ошиблась, поэтому стала спрашивать снова:

— Думая, что ваш брат в отъезде, вы хотели, чтобы она воспользовалась этим и оказалась бы как можно дальше отсюда и от этого будущего замужества, которое было бы ужасным, раз Салима была к нему не расположена... но господин Ассуари на самом деле никуда не уезжал?

Шакияр выпрямилась и обратила к мадам де Соммьер такое измученное лицо, что маркиза позабыла о всякой осторожности. А бывшая королева, не в силах вынести страшного горя, судя по всему, захотела довериться этой незнакомке, чье строгое лицо сейчас было преисполнено неподдельным сочувствием:

— Он уехал, но не дальше Ком Омбо[67]... Расставил ловушку, и я... с преступной беззаботностью в нее угодила! А ведь я его так хорошо знаю! Я всегда потакала его амбициям, поддерживала его в самых безумных начинаниях, потому что я им гордилась. Он так умен! Гораздо умнее меня!

Эти три слова были наполнены таким самоуничижением, что они растрогали госпожу де Соммьер сильнее всяких слез:

— Не унижайте себя! Разве можно заподозрить в недостойных поступках того, кого любишь!

— Я должна была уже давно все понять, когда он вынудил Салиму согласиться на помолвку. Я и не подозревала, что он способен... влюбиться в нее всерьез. Может быть, из-за разницы в возрасте или оттого, что сама она никогда не проявляла по отношению к нему ничего, кроме тихой привязанности, особенно когда она, уже заканчивая свое обучение в Англии, всерьез увлеклась египтологией. Со стороны Салимы не было ничего похожего на всепоглощающую страсть, которая завладела моим братом, когда девушка вернулась в Египет около полугода назад, как раз перед тем, как встретиться с вашим другом. Али тогда не подал виду. Даже поддерживал ее в исследованиях. И советовал сблизиться с дедом.

— Вы заговорили об Ибрагим-бее. Почему она не останавливалась у него, когда приезжала в Асуан?

— Это был необыкновенный человек, но, к сожалению, так и не оправился после смерти единственного сына. Он вел почти что монашескую жизнь. Но я думаю, он все-таки любил внучку, хотя и с некоторой долей снисходительности, как часто бывает у египтян.

Маркизе невольно подумалось, что великий человек был все-таки довольно непоследовательным, ведь, по словам Альдо, он, казалось, сожалел, что единственный член его семьи так тянется к принцу и принцессе с Элефантины, но она сочла за лучшее придержать эту мысль при себе. Ведь можно было узнать еще столько полезного благодаря минутной слабости принцессы: сейчас эта женщина совершенно неожиданно рассказывала ей о самом сокровенном. Как же она, должно быть, страдала, гордячка, если дошла до такого состояния! Как мучительно было для нее хранить все в тайне, не имея возможности хоть с кем-нибудь поделиться!

Госпожа де Соммьер коснулась синяка на шее Шакияр:

— Это он с вами такое сотворил?

— Он был вне себя. Я думала, он вообще меня убьет. Он так гневался за то, что называл моим предательством. И сказал, что сделает все для того, чтобы я больше никогда не увидела Салиму.

— А она действительно так вам дорога?

— Она моя дочь!

Маркиза едва справилась с потрясением. Эта новость была поистине грандиозной!

— Как же это случилось? — выдохнула она.

— Ничего удивительного! Еще до того, как я стала женой Фуада, я часто приезжала сюда. И полюбила Исмаила, сына Ибрагим-бея. Он ответил мне взаимностью. Такую любовь встречаешь только раз в жизни, и мы забыли обо всем на свете... мы наслаждались нашим чувством, и это было так естественно! Никогда потом я не встречала такого красивого мужчины... и такого нежного!

— Но почему вы не поженились?

— Обычная история! — вздохнула Шакияр, пожав плечами. — Наши семьи ненавидели друг друга! Когда я поняла, что жду Салиму, мы хотели вместе убежать из Египта. Тогда-то Исмаил и утонул в Ниле... или его там утопили! — закончила она с грустной усмешкой.

— Но вы так и не узнали кто?..

— Я не хотела ничего узнавать. Его уже не было на этой земле, и все остальное не имело никакого значения. Сначала я хотела последовать за ним, но вскоре одумалась. Я носила под сердцем ребенка от любимого человека и очень хотела, чтобы его живое продолжение увидело этот мир. Я рассказала обо всем своей тете Фариде. Она была вдовой, богатой и независимой, и увезла меня в Александрию, где тогда жили ее друзья, семья Хайюнов. Это была замечательная пара, вот только детей у них не было. Они удочерили Салиму, и благодаря им я смогла видеть, как растет мое дитя, как оно становится теперешней прелестной девушкой. К тому же Хайюны оставались моими преданными друзьями. Он владел крупной судоходной кампанией, а его жена была англичанка... Поэтому-то Салима поехала учиться в Англию, а потом и во Францию.

— А как же... Ибрагим-бей? Как он узнал, кем ему приходится девушка?

— Омар Али Хайюн сам ему обо всем рассказал. Он знал Ибрагим-бея и понимал, каким горем стала для него гибель сына. Он хотел хоть немного смягчить утрату. Так, наверное, и случилось...

— Но он так и не узнал, что матерью Салимы были вы?

— Конечно, нет! Хайюн кое-что от него скрыл, сказав, что Салима была дочерью его молодой золовки, которая умерла при родах. Ее необыкновенные глаза, такие же прекрасные, как и у ее отца, служили этому подтверждением... Теперь Хайюнов больше нет, оба погибли в автомобильной катастрофе лет семь или восемь назад... и я, что вполне естественно, помогаю «их» дочери. Вы легко догадаетесь, какую радость мне это доставляет... До недавнего времени. О, боги мои боги! Куда этот демон Али мог запрятать ее?

Тихий ангел пролетел, и госпожа де Соммьер заметила:

— Раз уж вы вновь заговорили о своем брате, хотелось бы узнать: известно ли ему, как дорога вам Салима?

Шакияр встала и сделала несколько шагов в сторону освещенного солнцем сада.

— Известно! Я сама ему сказала, когда он мне объявил, что желает сделать ее своей супругой. Я, как последняя дура, подумала, что он отступится, узнав, что собирается жениться на своей племяннице! Я забыла, какие слова он бросал мне в лицо...

— Какие же?

— Что наши предки, фараоны, укладывали в свою постель своих собственных сестер и что это обстоятельство делает Салиму еще более желанной, потому что кровь древнего и очень благородного рода Ибрагим-бея смешается с нашей кровью! От этого Салима становилась еще более «достойной» претенденткой на титул принцессы Ассуари. И вот до чего все это нас довело!

Шакияр машинально вновь обвязала шарф вокруг своей пораненной шеи и подошла к своей гостье, а та, пораженная услышанным, тихонько поднялась с колен. Со вздохом принцесса продолжала:

— Теперь вам понятно, почему я не могу призвать в свидетели Салиму. Ведь я не должна больше с ней видеться. Я даже не имею представления, в каком месте он ее прячет, и утешаюсь только мыслью о том, что она жива и невредима. Разве что...

Взгляд принцессы вдруг стал еще более тревожным, и госпожа де Соммьер забеспокоилась:

— О чем вы подумали? Если он любит ее так, как вы об этом говорили, то ей нечего бояться своего похитителя.

— Его — нечего, но вот она сама... Ее любовь к Кариму — точная копия чувства, которое я испытывала по отношению к Исмаилу. Если она узнает о его смерти, то от отчаяния может наложить на себя руки. Она не захочет жить без него.

— Но вы-то сами сумели пережить смерть любимого человека?

— Я — да, но я носила дитя нашей любви. А ей остаются... одни сожаления!

— А вы действительно не имеете представления о том, где ее могут содержать?

— Ни малейшего. Мне более или менее известно, где находятся владения моего брата, но ведь он мог поселить ее у кого-то из своих приспешников. Али уже давно мечтает свергнуть короля Фуада, моего бывшего супруга, и у него много сторонников. Он мог заточить Салиму у кого-нибудь из них...

Теперь у госпожи де Соммьер больше не было вопросов. Ей оставалось только поблагодарить принцессу за прием.

— Что вы теперь будете делать? — спросила Шакияр.

— Прежде всего молиться, чтобы выжил Бешир... а потом — искать!

Шакияр с удивлением взглянула на эту высокую и статную женщину, подлинную аристократку, одетую с изяществом, хотя и совсем не по моде, которая не опустила перед ней взгляд изумительно молодых зеленых глаз. А сама принцесса показалась тетушке Амели такой растерянной, что она даже улыбнулась: ей показалось, что она завоевала привязанность бывшей королевы, которую она сначала опасалась и даже едва не возненавидела за ее по меньшей мере странное поведение в отношении Альдо.

— Нет, — сказала она, — я не сестра Шерлока Холмса и не руковожу частным сыскным агентством. Но рядом со мной целая толпа друзей и очень предприимчивые члены семьи!

— В их число, должно быть, входит дама, скрывающая свое лицо под полями канотье с ромашками? Это ведь ее шляпка будто проплывает над туями в саду? Кажется, она сгорает от нетерпения...

— Действительно, вы правы... Это моя младшая кузина, она же чтица и компаньонка. В ней скрыто столько талантов...

— Представьте ее мне! Я пошлю за ней.

Мгновение спустя Мари-Анжелин дю План-Крепен, немного смущенная, присела в безукоризненном реверансе, приветствуя «ее высочество принцессу Шакияр», которую до сих пор она награждала иными эпитетами, звучавшими гораздо менее почтительно, но сейчас она благодарила сиятельную особу за теплый прием. Обе высокородные дамы договорились, что через Мари-Анжелин правительница Египта, если понадобится, передаст сообщение госпоже де Соммьер или даже попросит ее приехать, если узнает что-то новое.

План-Крепен едва дождалась, когда они окажутся в лодке, отправляясь в обратный путь, и сердито заявила:

— Не будем ли мы так любезны дать мне некоторые объяснения? Я вся изнервничалась, ожидая вас, ведь нас могли в любую минуту выставить за дверь!

— Фи! О чем вы говорите! Во-первых, вы должны бы знать, что даму моего возраста и положения за дверь не выставляют, а во-вторых, мне казалось, что я вам говорила, что уже встречалась с принцессой, когда она еще была королевой Египта. Она помнила о нашей встрече!

— И как по мановению волшебной палочки, мы стали с ней неразлучными друзьями?

— Если хотите услышать самое главное, План-Крепен, придется дождаться, пока мы вернемся в отель. Знайте только, что я не ничуть не жалею об этой поездке, поскольку ситуация еще более тревожна, чем мы могли предполагать!

— А мы сказали ей, что мы тетушка князя Морозини?

— Не все сразу, План-Крепен! Не в один же день!

Как она и ожидала, ее рассказ о вылазке во вражеский стан вызвал гробовое молчание собравшихся. Первым его нарушил Альдо:

— Вы неисправимы, тетушка Амели! Вам было недостаточно мексиканской авантюры?

— Ты же тогда сам признал, что она принесла определенную пользу. А сегодня мы располагаем еще более удовлетворительным результатом.

— Так. Рассказывайте.

В голосе князя слышались нотки раздражения. Мари-Анжелин, не сдержавшись, бросила на него уничтожающий взгляд, однако он этого даже не заметил. В этот день Альдо пребывал в дурном расположении духа из-за письма Ги Бюто, обеспокоенного его долгим отсутствием. Не то чтобы дела стали хуже, нет, антикварный магазин работал как часы, но в письме присутствовал намек на телефонный звонок Лизы, которая тоже считала, что он отсутствует слишком долго, и уточняла, что не покинет Рудольфскроне до тех пор, пока ее муж не вернется домой. К тому же она жаловалась, что Альдо слишком редко ей пишет. Возможно, виной тому очарование египетской жизни?

Морозини в бешенстве скатал письмо в шарик и зашвырнул его в корзину для бумаг.

— Ну и приезжала бы сюда, черт побери! Увидела бы, как мы тут развлекаемся!

Он даже вышел прогуляться, чтобы успокоить нервы.

Однако по мере того, как продвигался рассказ старой дамы, он слушал все внимательнее. Этому немало способствовали тычки ноги План-Крепен по его лодыжке, которыми она исподтишка щедро его одаривала. Он совершенно включился в рассказ, узнав, что Салима — дочь принцессы и что ту избивал ее брат. И в особенности услышав полный ярости крик Адальбера:

— Надо найти Салиму! Я должен ее найти во что бы то ни стало! Она в опасности, находясь в лапах этого мерзавца!

— Но Салима официально помолвлена с ним, — возразила госпожа де Соммьер. — И я только что вам сказала, что он страстно в нее влюблен! Она ничем не рискует!

— А вот я в этом совсем не уверен! Как можно чувствовать себя в безопасности рядом с человеком, который не останавливается перед убийством и, наверное... даже перед насилием! Он же неуправляем!

— Мне кажется, она может за себя постоять, — подал голос Альдо. — По крайней мере, в течение какого-то времени. Женское оружие иное, чем наше.

— Да пойми же ты, наконец, что у нее больше никого не осталось! Деда убили, того, кого... она любила, тоже (эти слова дались ему с трудом). Мать довели до состояния полной беспомощности, с ней дурно обращаются! У Салимы остался только я, и я ее не брошу!

Альдо не успел высказать, что он думал о рыцарских намерениях своего друга. Пустое дело, он об этом знал. Но тут появился служащий отеля и позвал его к телефону. Извинившись, князь последовал за ним.

Обитая красным бархатом телефонная кабина находилась в холле, прямо за кадкой, усаженной разнообразными растениями. На том конце провода послышался встревоженный голос Анри Лассаля:

— Попросите Адальбера забыть о неприятностях, которые я ему доставил, и привезите его немедленно ко мне!

— А зачем?

— Только что умер Бешир. Этот зловредный осел Кейтун наверняка будет его преследовать. Надо действовать быстро. Предложите ему прогуляться после ужина с сигаретой для улучшения пищеварения! Около колодца его будет ждать машина. Вам только нужно будет предать огласке весть о его похищении. Надеюсь, вы хороший актер.

— Вопрос не в этом, а в самом Адальбере. Его нелегко будет уговорить на этот шаг.

— Я думал и сам ехать за ним, но в такой час и при всех постояльцах... Вся эта затея будет шита белыми нитками.

— Так ведь все равно не получится спрятать Адальбера. Кейтун прямиком отправится к вам!

— Не отправится, если будет думать, что мы в ссоре. Тут ведь маленький город, все обо всем знают. Ради бога, поторопитесь!

В голосе Лассаля сквозила неподдельная тревога. Альдо ясно почувствовал это. Решительно, от этого странного человека можно было ожидать чего угодно!

— Сразу его убедить не получится. На это нужно время.

— Тогда поступим по-другому. Вы уже поужинали?

— Да. Только что вышли из-за стола.

— Хорошо. Ничего ему не говорите. Просто пригласите пройтись по улице и покурить. А сами приведете его к машине!

— Иначе говоря, состоится новое липовое похищение, но на этот раз роль мальчика-провожатого должен буду играть я сам? Это похоже на игры в сумасшедшем доме.

— Похоже, но, умоляю, согласитесь! Ради него! Вы же не знаете, что такое египетские тюрьмы! Этот Кейтун лишь кажется увальнем, на самом деле он самый жуткий подлец, которого когда-либо носила земля!

— Ладно. Я вам верю. Только не обманите моего доверия...

— Вам отлично известно, что я никогда не желал ему зла!

Альдо, особенно не торопясь, отправился искать свою компанию. Он нашел всех на террасе. И Адальберу явно не сиделось на месте.

— Кто звонил? — спросила госпожа де Соммьер.

— Никто... в смысле неважно! Ничего особенного. Потом расскажу, — ответил он, смягчив ответ лучезарной улыбкой. — А ты уже закипаешь? — поинтересовался он, обратив свой взор на Адальбера. — Пойдем пройдемся и выкурим по сигаре.

— Можно я с вами? — попросилась Мари-Анжелин.

— А как же тетушка Амели? Вы же ее не бросите?

— О, мы с Сэржентами собирались сыграть в бридж.

Тут Альдо незаметно сдвинул брови, и это движение подействовало на маркизу лучше всяких слов:

— План-Крепен! Вы и вправду думаете, что они без вас не обойдутся? Уверена, им о многом нужно поговорить тет-а-тет. Так что оставьте их в покое.

Выйдя из отеля, Адальбер зажег сигару и быстро направился сквозь сады в сторону Нила, но Альдо, взяв его под руку, потянул в обратном направлении:

— Пойдем лучше туда! В такую лунную ночь на реке наверняка уйма народу, а нам надо поговорить.

— Как хочешь. Без сомнения, великолепная вылазка тетушки Амели заслуживает того, чтобы ей посвятили некоторое время...

Прогулочным шагом они добрались до верхней части города. Сначала шли молча, любуясь отблесками лунного света, словно по волшебству посеребрившего все вокруг. Тонкий аромат гаванских сигар так великолепно сочетался с запахами, витавшими в воздухе, что ни одному из них не хотелось нарушать эту гармонию. Тишину нарушали лишь отзвуки музыки, доносившейся издалека, из отеля.

Но, говоря откровенно, Альдо было не по себе. Впервые с тех пор, как они с Адальбером узнали друг друга, он вел друга в западню. Даже если он делал это для спасения Видаль-Пеликорна, все равно мучился вопросом: а правильно ли он поступает... и простит ли ему когда-нибудь этот поступок Адальбер? С того момента, как в жизни его друга появилась Салима, их дружба день ото дня становилась все более хрупкой.

Они едва успели обменяться парой слов, как уже дошли до старого колодца, возле которого стоял черный лимузин с погашенными фарами.

— Надо же! — воскликнул Адальбер. — Что это он здесь делает?

Он подошел взглянуть, есть ли кто-то внутри, но не успел и рта раскрыть, как Фарид, выпрыгнув из машины, накинул ему на голову джутовый мешок и, не обращая никакого внимания на сопротивление и ругательства, которыми их осыпал Адальбер, стал с помощью второго слуги, своего брата и точной своей копии, заталкивать его в салон автомобиля. Альдо было очень тяжело наблюдать эту сцену; сначала он хотел как-то подбодрить друга, но потом решил промолчать. Может быть, Адальбер подумает, что и его постигла та же участь? По крайней мере, он будет думать так до того, как поймет, что вновь оказался у Лассаля.

Фарид подошел к Морозини, явно намереваясь что-то сказать, но тот ему сделал знак молчать и показал на свой подбородок. Огромный нубиец быстро все понял, его длинные белые зубы приоткрылись в ослепительной улыбке... и он влепил Альдо такой удар правой, от которого тот, взметая пыль, почти что без сознания покатился по земле.

Лимузин рванул с места и исчез в направлении «Пальм». Альдо осторожно потрогал ноющую челюсть, подвигал ею, чтобы убедиться, что ничего не сломано. Фарид двинул его как бешеный, а ведь мог бы и полегче!

Чтобы довершить образ пострадавшего в драке, князь, убедившись в том, что вокруг нет ни души, еще немного покатался по земле, взъерошил себе волосы и наложил последний штрих, расцарапав себе щеку перстнем. А потом задумался, что лучше сделать: отправиться сразу в полицию или сначала все-таки попробовать зайти в отель? Он выбрал последнее, полагая, что весельчак Кейтун был вполне способен упечь его за решетку, не утруждая себя судопроизводством.

Вернувшись, он застал жуткий переполох, в котором потонуло ужасное ощущение от того, что он совершил проступок, достойный Иуды. В тот же самый момент он мысленно попросил прощения у Лассаля, особенно когда увидел, что отель буквально наводнен полицией под предводительством человека с мухобойкой. Кейтун пытался нагнать страху на портье Гаррета, которому он угрожал устроить в отеле полный обыск, если тот немедленно не выдаст ему Видаль-Пеликорна.

Альдо заприметил и полковника, делающего попытки вмешаться, и целую толпу постояльцев, столпившихся в вестибюле «Катаракта». И тогда, набрав в грудь побольше воздуха, он ринулся вперед.

— Только что на моих глазах похитили господина Видаль-Пеликорна! — крикнул он и, повернувшись к жирному полицейскому, сделал вид, что только что его заметил: — Ах, и вы здесь? Поистине, вы обладаете удивительным даром путать все подряд и искать виновных там, где их нет!

Не пытаясь скрыть удивления, египтянин стал разглядывать Альдо: его распухший подбородок, щеку, с которой стекала капелька крови, грязную и пыльную одежду:

— Это что еще за чушь? Похищен? Кем же, скажите на милость?

— Откуда мне, по-вашему, знать? Я и сам-то чудом от них сбежал!

— От кого? — упорствовал тот.

— Вы уже спрашивали господина Морозини об этом, — вмешался Сэржент. — В подобных делах редко обмениваются визитками...

— Да ладно вам! Ну-ка, расскажите, что произошло!

— Да все очень просто! Мы гуляли, курили сигары, а около колодца стояла машина с потушенными фарами. Оттуда выскочили двое... нубийцы в черных галабиях. Они ударили моего друга, мне тоже досталось. Его затолкали в автомобиль, а меня почти без сознания бросили на дороге.

— Почему же они и вас не забрали с собой?

— Я и сам об этом думал, пока шел сюда. Наверное, потому, что их интересовал не я. Или чтобы я все рассказал и это послужило бы уроком...

— Кому?

— Да тем, кто задался целью раскрыть убийство Карима Эль-Холти! Совершенно ясно, что тем людям был нужен последний оставшийся в живых свидетель убийства. Видаль-Пеликорн в опасности! В очень большой опасности!— Если так, то почему они его сразу не убили?

— Этот вопрос было бы лучше задать самим похитителям. Может быть, они попытаются вытянуть из него какие-нибудь сведения? Так что теперь ваш ход! Вы же начальник полиции, в конце концов!

Альдо не приходилось даже играть: он на самом деле был вне себя и с трудом боролся с желанием еще чуток приплюснуть лунообразную рожу Кейтуна, на которой ясно читались неприязнь и недоверие. Еще один идиотский вопрос и... Полковник Сэржент, должно быть, почувствовал его состояние и взял слово:

— Спокойствие, старина! Капитан свое дело знает, и, можете быть уверены, он примет во внимание этот новый поворот в деле. На сегодняшний вечер довольно, так я понимаю? — добавил он, глядя в сторону толстяка. — Князю Морозини необходимо принять ванну и прийти в себя.

Феска на голове Кейтуна недовольно покачнулась в знак согласия, а сам он повернулся к ним спиной и, собрав своих людей и ни с кем не попрощавшись, выкатился из отеля.

— Иногда, — задумчиво проговорил Сэржент, — невольно начинаешь задаваться вопросом: а понимает ли он вообще, что ему говорят?

— Он понимает лишь то, что его устраивает. Остальное ему безразлично. Думаете, он наконец начнет действовать?

— Я не стал бы давать руку на отсечение. Ваш друг для него — идеальный убийца, потому что в его образе собрано все, что он ненавидит: Адальбер европеец, археолог и пользуется блестящей репутацией...

— Но неужели он всем заправляет в городе? А губернатор?

— Махмуд-паша? Его девизом могли бы стать слова: «только не поднимать шума». Он даже не пошевелится. Зато... зашевелюсь я!

— Что вы собираетесь предпринять?

— Вылазку в Каир. Мне нужно увидеться с Генеральным консулом Великобритании. Иными словами, с тем, кто на самом деле управляет Египтом. Пора ему узнать, что тут происходит!

— Когда поедете?

— Завтра с утра... но жену с собой не возьму. Вверяю ее вам, вы о ней и позаботитесь!

— Буду стараться!

— Опять похитили? — застонала Мари-Анжелин, когда они с госпожой де Соммьер встретились с Альдо в лифте. — Да это просто немыслимо! Или же кто-то хочет свести с ним личные счеты. Бедный, бедный Адальбер! Если бы только...

Она остановилась на полуслове: приложив палец к губам, Альдо сделал ей знак замолчать. Другой рукой он указал на потолок с узорчатой кованой решеткой. Она послушалась и молчала до тех пор, пока они не оказались в своем номере.

— Ему угрожает опасность не большая, чем в предыдущий раз. Это похищение подстроили мы с Лассалем.

— С Лассалем? Вы шутите?

— Напротив, я очень серьезен. Это он недавно мне звонил и сообщил о том, что Бешир умер и Кейтун вот-вот появится, чтобы арестовать Адальбера. Мы с ним все это и состряпали! На скорую руку, конечно, но все получилось!

— И это ты его подставил? — расстроилась госпожа де Соммьер.

— Нуда, частично. Но, думаю, мы успели вовремя, потому что, вернувшись в отель, я застал здесь Кейтуна.

А Мари-Анжелин продолжала взирать на него с подозрением:

— Говорите что хотите, но я не могу полностью довериться этому человеку.

— Вам бы больше понравилось, чтобы жирный боров забрал Адальбера в тюрьму?

— Н-нет... Но мне казалось...

— Хватит, План-Крепен! Пора уже вам выйти из образа вселенского судьи! Альдо необходимо срочно принять душ, а нам — лечь в постель! Я уверена, что там, где Адальбер сейчас находится, наш милый мальчик в полной безопасности.

А в это самое время Абдул Азиз Кейтун, вернувшись со своими людьми в участок, снова принялся за фисташки. Вместо того чтобы не думать ни о чем, как это частенько с ним случалось, он предался размышлениям. Это новое похищение повергло его в полную растерянность. Он чувствовал какую-то фальшь сегодня вечером, и вообще, все эти события не укладывались в его голове.

Поразмыслив таким образом некоторое время, он взялся было за телефон, но потом передумал, понимая, что наверху подобная инициатива может и не понравиться. Единственное, что он мог предпринять, так это получше расспросить обо всем основное действующее лицо всей этой долгой и запутанной истории. Так что, с сожалением покинув свое кресло, он вышел из кабинета, предупредил дежурного, что отлучится ненадолго, и отправился в гараж, где не без труда втиснулся за руль машины, что само по себе было подвигом для человека, привыкшего ездить развалясь на подушках широкого заднего сиденья автомобиля. Но там, куда он направлялся, ему не нужны были свидетели, иначе неприятностей не избежать.

Он запустил двигатель, включил фары и выехал из гаража.

Полчаса спустя вышколенный слуга уже вводил его в кабинет Али Ассуари. Тот сидел, развалясь в огромном чиппендейловском[68] кресле, обитом кожей, и наблюдал за голубоватыми колечками дыма от сигары. Он совсем не хотел, чтобы его беспокоили. Это и почувствовал Кейтун с первых же его слов.

— Что тебе надо? — проворчал Али, не двинувшись с места и даже не глядя на посетителя и, само собой, не предложив ему сесть.

Даже слуге обычно уделяют больше внимания. Все это не улучшило настроения полицейского, для которого вертикальное положение было крайне неудобным. Это отразилось в ответе:

— Узнать, зачем вам понадобилось похищать археолога, не снизойдя до того, чтобы поставить меня в известность.

Это произвело магический эффект: Ассуари не только выпрямился в кресле, он выскочил из него, не обращая ни малейшего внимания на рассыпавшийся пепел. Его черные глаза метали молнии:

— Если это шутка, то не смешная. Ты должен бы знать, что я терпеть не могу, когда надо мной насмехаются.

— Я сказал правду: вы утащили этого человека прямо у меня из-под носа. Для чего?

— Я никого не утаскивал!

— Ну, если это сделали не вы, то кто-то другой, но кто?

— Скажи, наконец, что произошло!

— Пожалуйста: едва я прибыл с нашими людьми в отель, как туда же ввалился этот Морозини, весь в пыли, с кровоточащей ссадиной на лице, и заорал, что, когда они с Видаль-Пеликорном гуляли после ужина, на них напали какие-то люди из автомобиля и, оглушив, без лишних слов забрали того, второго. Вот и все! Что вы на это скажете?

Ассуари ничего не ответил. Он сел за письменный стол. На белом листе бумаги для рисования были разложены кусочки очень древнего папируса, которые он хотел собрать в единое целое. Кейтун, все еще стоя, бросил на них косой взгляд, но увидел лишь изломанные линии, которые, возможно, очерчивали какой-то план, и похожие на иероглифы фрагменты письма.

В изнеможении капитан слегка оперся на стол: ноги его не выдерживали слишком большого веса и отчаянно болели. Но Ассуари, казалось, вообще забыл о его присутствии...

— Так что же? — наконец выдавил полицейский.

Хозяин дома посидел еще некоторое время, уставясь в пространство и словно не замечая посетителя. Наконец он перевел взгляд на Кейтуна, и под его веками засветился жестокий огонек.

— Садись! — наконец позволил он.

Толстяк поспешил исполнить приказание с таким видимым облегчением, что впору было умилиться. Сиденье, на которое он опустился, оказалось слишком узко для него, но это уже не имело значения. Теперь он мог спокойно дожидаться, пока Ассуари закончит размышлять. Но ожидание было недолгим.

— Над тобой подшутили, Абдул Азиз! — с неким подобием улыбки выговорил принц.

— Как это?

— Француза никто не похищал. Его просто-напросто вывели из игры, чтобы помешать тебе его арестовать.

— Вы так считаете?

— Раз похищение не моих рук дело, то ничего другого не остается. Ясно как день! Хотя, признаю, сработано хитро...

— Но кто же это подстроил?

— Есть только один человек, у которого имеются необходимые подручные средства. Это другой француз: Анри Лассаль.

— Этот старик?

— Этот старик пошустрее и посильнее тебя. Кроме того, у него есть деньги, имущество, и он здесь живет так давно, что пользуется уважением властей.

— Что же мне тогда делать? Посадить его?

— Ты, видно, совсем идиот! Под каким соусом ты можешь это сделать? Хоть губернатор у нас и вялый, но он в любой момент может вмешаться... и потом, англичане. Например, этот полковник Сэржент, который слишком часто оказывается в гуще событий, он кажется мне довольно предприимчивым типом...

— Кстати, забыл вам сказать, власти у него побольше, чем у простого туриста.

— Что ты мелешь?

— Он показал мне карточку Министерства иностранных дел.

— А раньше не мог сказать?

От гнева сердитое лицо принца покраснело. Он резко встал, и Кейтун инстинктивно прикрылся, словно боясь удара. Такое желание наверняка посетило того, кого можно было назвать не иначе как хозяином, но здравомыслие подсказало Али, что лучше будет, если он с этим желанием справится. Так что принц просто пожал плечами:

— Все это пока не имеет большого значения. Конечно, если этот полковник станет проявлять сильное любопытство, нужно будет подумать о том... скажем, как его удалить. Но не волнуйся об этом! Мы еще решим...Высокомерным взмахом руки он отослал посетителя прочь и погрузился в свои папирусы, перекладывая их, вертя и так, и эдак с величайшей осторожностью, ведь время сделало их тонкими и хрупкими. Так сидел он несколько часов, пока не заболели уставшие глаза. Но вдруг, когда в узкое окно уже проник первый свет зари, он вскрикнул от радости. Вот как надо было их собрать! Разрывы совпадали...

Конечно, он не мог полностью разгадать ребус, потому что так и не научился читать иероглифы, и то, что было написано, оставалось для него загадкой, но по некоторым признакам ему казалось, что он понял, какое именно место имеется в виду, оно было обрисовано довольно точно. К тому же он знал, кто наверняка мог бы помочь ему с переводом...

Стараясь унять дрожь в руках, он приступил к последнему этапу. До тех пор фрагменты складывались почти автоматически, но не хватало одного куска, и именно это портило все дело! Но теперь все будет хорошо. У него был план...

Принца охватила такая невероятная радость, что он едва сдерживался, чтобы не закричать. Ну, наконец-то он станет повелителем всей земли! Восторг его достиг апогея. Можно не сомневаться, что к этой победе добавится другая: Салима наконец-то подчинится ему! Салима, которую он желал с ее отрочества, станет его триумфальной песней!

Ему вдруг захотелось бежать к ней, все рассказать... но нет! Дело еще не сделано. Возведенное с таким трудом здание могло обрушиться от малейшего дуновения ветра. Так что он, даже не захотев звать слугу, чтобы тот подал ему кофе, пошел проверить, хорошо ли заперта дверь, повернул ключ на два оборота, взял клей и снова принялся за работу. С тщательностью педанта он склеивал тонкие кусочки папируса.

Когда все было кончено, он, несмотря на утреннюю прохладу, был весь в поту. Пришлось еще подождать, пока высохнет клей, а потом, взяв второй лист бумаги, в точности такой, как и тот, на котором он клеил, он положил его сверху. Выбрал из пачек книг, валявшихся вокруг, толстенный том, посвященный флоре и фауне пустыни, положил туда склеенный план, закрыл книгу и засунул ее туда, откуда взял, под стопку меньших книг. Под таким прессом бумага выровняется и сохранится лучше, чем в любом сейфе.

И только после этого он разрешил себе вздохнуть полной грудью, отпер дверь и приказал принести кофе, который выпил с величайшим наслаждением. Никогда еще этот напиток не казался ему таким вкусным! Боясь даже отойти от своего сокровища, он растянулся на одном из диванов, чтобы немного отдохнуть и расслабиться. У него был план и у него был ключ. Не хватало только Кольца! Надо было завладеть им любой ценой. Глупо было бы после такого открытия попасть во власть проклятия, а в том, что там оно было, принц не сомневался! Наконец он уснул.


Глава 10 Нападение | Кольцо Атлантиды | Глава 12 Принц Элефантины