home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 7

Последователь Шерлока Холмса?

Тетушка Амели оказалась, как всегда, права: плыть под парусом в час, когда заходящее солнце чертит прозрачные узоры на белом полотне треугольного крыла фелюги, оказалось настоящим блаженством. Воды Нила были голубыми, как никогда, топорщась пенными гребешками там, где волны разбивались о скалы; воздух божественно чист, зелень изумрудна и густа, а яркие нежные цветы подступали прямо к воде. Чуть слышно напевая, на судне трудились моряки. Решено было

обойти вокруг острова Элефантина и затем там пришвартоваться, чтобы взять на борт План-Крепен, находящуюся в разрушенном храме.

— Она там с утра и будет рада уехать с нами, чтобы не дожидаться парома.

— Мари-Анжелин проводит там дни напролет? А вам не скучно без нее?

— Да нет, она не на весь день уезжает на остров. Чаще всего она отправляется сюда после полудня, хотя с тех пор, как я сдружилась с Сэржентами, иногда и с утра уезжает, запасаясь своим... сухим пайком? Так это называют?

— Именно так! — засмеялся Альдо.

— Кроме того, в теплых странах меня всегда тянет поспать после обеда, а ей на месте не сидится, ты же ее знаешь. Как-то она сама мне призналась, что не хотела бы терять зря ни единой минуты своей жизни...

— Я этому не удивляюсь. Но что же, она пропускает свою любимую утреннюю службу? Не приняла же она ислам, в самом деле!

В Париже Мари-Анжелин с точностью секундомера ежедневно, ровно в шесть утра, посещала службу в церкви Святого Августина. Там она организовала в некотором роде информационный центр, состоящий из старых дев и лакеев множества знатных домов, и годами черпала от них разные сведения, которые часто оказывали неоценимую помощь в многочисленных приключениях, куда неизменно ее втягивали, к огромной радости самой Мари-Анжелин, ее друзья — Альдо и Адальбер.

— Это не проблема! Недалеко от отеля есть небольшой монастырь, и она легко добирается туда пешком. Такая, как она, и на Северном полюсе часовенку найдет.

Потом оба замолчали, поддавшись волшебству речной прогулки. Здесь, на воде, Альдо словно сбросил груз своих забот. Пройдя северный мыс большого острова, а затем и остров-сад Киченер, они поплыли вверх по реке вдоль левого берега, где вскоре встретили паром, направляющийся к монастырю Святого Симеона. Приближаясь к проходу между островами Эсса и Элефантина, Альдо взглянул в предусмотрительно захваченный с собой бинокль и удивленно вскрикнул:

— Да что же ей тут делать?

— Ты о ком?

— Да о вашей же План-Крепен, бог ты мой! Возьмите бинокль и посмотрите на тропинку, которая ведет к понтону, где паром. Готов съесть свою шляпу, если это не она!

Но это была именно она. Сидя верхом на степенно вышагивающем осле, Мари-Анжелин не спеша спускалась к дебаркадеру. Рядом с ней трусил парнишка, которого они недавно видели в компании с ней. Она направлялась к парому, следующему на остров Изис, откуда на пароходе можно было добраться до Асуана.

— Ты прав, это она! Напрашивается справедливый вопрос: что можно здесь рисовать? Совершенно пустынное место.

— Если вам будет угодно ко мне прислушаться, я бы предложил, более не беспокоясь о Мари-Анжелин, вернуться в отель и подождать ее там. Интересно, что она расскажет нам за ужином? Вам же известна ее скрытность.

— Не понаслышке!

— А кто этот юноша? Я их уже второй вижу их вместе.

— Юный Хаким? Он ей очень предан с тех самых пор, как в первый же день после нашего приезда она вырвала его из лап одного верзилы: тот гнался за ним с хлыстом и обзывал попрошайкой. И она, вооруженная лишь зонтиком от солнца, ринулась в бой! Посмотрел бы ты на нее! Эпическая сцена! План-Крепен в одиночку совершила крестовый поход в лучших традициях своих предков, о которых она нам прожужжала все уши. Грандиозное зрелище! С того дня мальчик в какой-то мере сделался ее пажом. А мы расскажем ей, что видели их?

— Почему бы и нет? Она вольна находиться там, где пожелает.— Да-да, конечно. И все-таки иногда ее реакция бывает непредсказуемой.

Так и случилось этим вечером. Когда Альдо и тетушка Амели спросили ее, где же она побывала сегодня днем, Мари-Анжелин покраснела до самых корней своих соломенных волос и попыталась ответить как можно непринужденнее:

— Где? О, в этой стране, куда ни пойди, везде так интересно... Хаким рассказывал мне о... статуе... очень старинной и наполовину зарытой в песок

— И, полагаю, вы ее нарисовали?

Пурпурный цвет ее лица приобрел багровый оттенок:

— Нет... нет... в этом не было смысла... но прогулка оказалась приятной.

Альдо хотелось продолжить допрос, чтобы таким образом отомстить ей за плохо скрытое разочарование, когда она узнала, что, поссорившись с Адальбером, он переехал в отель один. Даже если вдруг она влюбилась, их многолетние доверительные отношения заслуживали иной реакции. Так что перед тем, как все они разошлись по номерам, чтобы заняться приготовлениями к ужину, он по дороге к лифту, воспользовавшись тем, что План-Крепен пошла к стойке за ключами, успел шепнуть на ухо маркизе де Соммьер:

— Ни слова о том, что я вам рассказал! Потом скажу почему.

Но объяснений ей не потребовалось.

— А я и не собиралась. История о Кольце вгонит ее в транс, и она тебя изведет, пока не выпросит у тебя это Кольцо, чтобы бегом доставить его своему избраннику. Но о вашей ссоре я расскажу ей правду.

— Вы ее ужасно огорчите...

— Она уже не ребенок, и все равно по-другому не получится. Ты же сам понимаешь, что она не удовольствуется расхожим объяснением в стиле Арамиса из романа Александра Дюма: «О, мы не сошлись в толковании одного места из жития святого Августина!»

— Но такое объяснение дало бы мне дополнительное время на размышление и преуменьшило бы значение размолвки.

— Безусловно, но правда все-таки предпочтительнее. Особенно в отношении такой женщины, как она. Она справится с этим известием!

И действительно, когда все они вновь встретились в гостиной, где собирались пассажиры перед тем, как пройти к столу, Мари-Анжелин, в виде исключения шедшая впереди маркизы, подошла прямо к нему:

— Альдо, я должна перед вами извиниться! Признаю, я испытала шок, когда вы объявили, что поссорились с Адальбером, но не думайте, что я сочла, что вы не правы, еще до того, как узнала о причине ссоры. То, что случилось, очень прискорбно, но, в конце концов, вы ссоритесь не впервые, и должен же быть какой-то выход из создавшегося положения?

Альдо широко улыбнулся ей в ответ. Он взял руку Мари-Анжелин и поцеловал ладонь, как часто целовал жене.

— Будем вместе искать этот выход. Спасибо, Анжелина!

За ужином только и говорили что об истории, произошедшей с Альдо и Адальбером. Альдо рассказал все, что ему удалось узнать о Салиме, не забыв и о предостережении Али Рашида. Удивительно, но реакция Мари-Анжелин оказалась такой же, как и у маркизы:

— Если вспомнить о его предыдущих романах, можно сказать, что Адальбер так и не повзрослел, он все еще находится в подростковом возрасте...

— Ну! Что я говорила! — восторжествовала тетушка Амели.

— С той только разницей, что последний кризис может оказаться тяжелее предыдущих. Эта девушка ведет себя странно: сначала сама навязалась ему в помощницы на раскопках, но как только какой-то хлыщ отобрал у него концессию, тут же и переметнулась на его сторону. Кроме всего прочего, ему ничего о ней не известно, ведь он с неподдельным удивлением обнаружил, что, оказывается, она на самом деле внучка убитого Ибрагим-бея! Плюс ко всему дедушка — единственный из ее родственников, но, несмотря на это, она, приезжая в Асуан, не останавливалась у него, а поселялась у этой Шакияр, даже когда той не было дома... Вот как сейчас, ведь принцесса жила в отеле даже после приема у губернатора.

— Может быть, они родственницы? — высказала предположение маркиза.

— Нет, у Шакияр нет родственных связей с Ибрагим-беем! Не забудьте о том, что сам он говорил о том, что из всей семьи у него остался только один человек.

— Это именно так, — убежденно подтвердила План-Крепен. — Я не вижу другого логического объяснения.

— А молодой красавец, с которым она любезничала на пароходе в Луксоре?

— Если хочешь знать мое мнение, ты сделал слишком поспешные выводы. Ничто не сближает так, как круиз, неважно, совершается он по морю или по реке. А что, если она тогда только что познакомилась с ним? Возможно, я защищаю ее напрасно, но к чему усложнять простые вещи? Оба они молоды, хороши собой и с удовольствием проводили время вместе.

— Я хотела бы уточнить один момент, — проговорила Мари-Анжелин. — По поводу настоящих и поддельных жемчугов. То, что их подкинули вам в комнаты, — дело, я бы сказала, обычное. Более необычно то, что там все перевернули вверх дном, обыскали, вспороли. Как правило, так себя ведут, когда хотят что-то найти, не так ли? Иначе это просто потеря времени.

— Без сомнения, — туманно вымолвила маркиза.

— Но что именно? Вы не догадываетесь?

Чтобы не отвечать, Альдо закурил и предложил сигареты и дамам. Госпожа де Соммьер отважно бросилась в бой.

— Нам ничего об этом не известно! — заявила она, подняв глаза к решетке под сводом, за которой наяривал оркестр (уже давно на сером мраморном полу кружились в танцах пары), как будто испрашивала у неба позволения на такую явную ложь.

— А мы в этом уверены?

— Ну, раз я сказала, конечно, План-Крепен! — рассердилась маркиза оттого, что невольно покраснела и потому, что чувствовала, что ей не верят...

— А что, если мы перейдем на террасу полюбоваться ночным видом? — предложил Альдо, отодвигая кресло, чтобы встать.

В эту минуту в зале появились полковник Сэржент с супругой и тут же внесли разнообразие в затянувшуюся беседу:

— Не желаете ли сыграть в бридж? А то что-то сегодня совершенно нечем развлечься, разве что танцами, а кое-кому остается просто слушать музыку, попивая вино...

— Почему бы и нет! — поспешил согласиться Альдо, хотя сам бридж не любил. Зато тетушка Амели в этой игре была сильна.

Преимущество этого предложения было в том, что таким образом легко можно было положить конец каверзным вопросам Мари-Анжелин, а заодно поближе познакомиться с леди Клементиной. Она его очень интересовала с тех самых пор, как он узнал, что леди — родная сестра суперинтенданта Скотленд-Ярда Уоррена, которого Альдо прозвал Птеродактилем: длинный нос, желтые глаза, голый череп и старая вытертая крылатка, которую он надевал в любую погоду, довершали сходство с доисторической птицей. Правда, крылатка не мешала ему носить под ней хоть и строгие, но безукоризненно элегантные костюмы. И все же, глядя на сестру, трудно было поверить, что у нее такой брат. Он был резок, а она, даже в свои шестьдесят, очаровательна: блондинка с серебристыми прядями в волосах, с прекрасными ореховыми глазами, тонкими чертами лица, правда, кое-где все же прорезанного морщинками, и исключительно милой улыбкой.

Этой самой улыбкой она наградила Мари-Анжелин, произнеся:

— Я в игре не очень сильна, но, надеюсь, меня подменит мадемуазель дю План-Крепен?

— Мне правда очень жаль, леди Клементина, но что-то я сегодня устала: к сожалению, не смогу быть вам достойным партнером. Вы меня простите?

— Ну конечно, дорогая! Но если ваши родственники проиграют, то вина будет лежать на вас, а если выиграют — то не поздоровится моему мужу, поскольку ему придется играть в паре со мной!

— Мы гордо понесем знамя английской кавалерии пред лицом русской артиллерии под Балаклавой! — засмеялся Альдо. — Я ведь и сам не мастер в этой игре...

Они направились к игровому салону, а Мари-Анжелин, попрощавшись, пошла к лифту. Но, вернувшись к себе в комнату, ложиться не стала. Она и вообще-то никогда не ложилась спать до тех пор, пока не поможет маркизе устроиться на ночь и не прочитает ей на сон грядущий несколько страниц очередной книги. В этот вечер, благодаря партии в бридж, у нее освободилось некоторое время, и она решила потратить его с пользой.

Набросив на вечернее платье из голубой тафты легкое пальто (после захода солнца стало прохладно), она сошла в холл и попросила дать ей адрес господина Лассаля.

— К вашим услугам, мадам! Пойдете вверх и налево, а потом еще раз налево и метров двести вперед. Дом называется «Пальмы». Не желаете ли машину?

— Нет, спасибо, не нужно. Мне полезно прогуляться.

Во всяком случае, прогулка помогла ей привести в порядок мысли. Тонко чувствующая натура, она сразу заподозрила, что от нее что-то скрывают, и теперь хотела подкрепить свое мнение, выслушав версию Адальбера. И, возможно, даже попытаться примирить двух таких любимых ею людей. Мысль о том, что эта ссора может развести их навсегда, была ей непереносима: Мари-Анжелин потеряла бы часть столь дорогого ей мира.

Она без труда нашла дом Лассаля, но калитка оказалась запертой, и вокруг царила кромешная тьма: ни в привратницкой, ни в окнах белого дома, видневшегося в глубине сада, не было видно ни лучика света. Возможно, все уехали? По словам Альдо, хозяин почти никогда не выходил за ворота, однако беседа с этим человеком вовсе не прельщала План-Крепен.

На мгновение ее взгляд задержался на черной цепочке колокольчика, рука потянулась позвонить, но тут же и упала: она передумала. Ничто не мешало ей снова прийти сюда днем и расспросить обо всем Адальбера, не вступая в беседы с этим Лассалем. И потом, хотя она и была героической женщиной — Крестовые походы предков обязывали, — но царившая вокруг гробовая тишина все же несколько тревожила Мари-Анжелин: ни крика летучей мыши, ни лая собаки. Ей сделалось не по себе, и она решила уйти прочь. Развернувшись, План-Крепен поспешила в отель, взяла книгу и стала терпеливо дожидаться возвращения госпожи де Соммьер.

Окончив партию, полковник Сэржент с Альдо отправились в бар пропустить по стаканчику. Они сдружились, к тому же англичанин проиграл им в бридж с таким неподражаемым юмором, что невозможно было не проникнуться к нему еще большей симпатией.

Выпив и покурив в молчании, полковник сказал:

— Возможно, мои слова вам не доставят удовольствия, но я считаю настоящей удачей то, что сюда вместе с вами не переехал ваш друг...

— А вам есть за что на него сердиться?

— Абсолютно не за что! Скажу даже, что подобный тип людей мне скорее импонирует. А радуюсь, что его нет, потому, что гостиничной мебели не грозит быть разрушенной. Сегодня вечером тут высадился Фредди Дакуорт со всей амуницией.

— Вы лично с ним знакомы?

— Обычное знакомство людей, несколько раз оказывавшихся в одном и том же отеле. С виду он не грубиян и, насколько я мог понять, тоже египтолог... хотя в его случае профессия выглядит скорее как декорация, а не всепоглощающая страсть.

— От того, наверное, что у него существует собственная точка зрения на это занятие. Вы что-нибудь слышали о методе кукушки?

— Кукушки?

— Это птичка ждет, пока прочие пернатые совьют гнездо, а потом подбрасывает туда свои яйца. Таков и метод Дакуорта: он начинает следить за кем-нибудь из собратьев по профессии и, если тот что-то обнаружит, спешит отобрать у него концессию, раструбив повсюду, что он первым сделал открытие... А поскольку у него, кажется, влиятельные покровители и к тому же — уж простите великодушно — он англичанин, то всегда без труда добивается своего. Таким образом он обобрал и Видаль-Пеликорна, заняв его место в перспективных раскопках. Но на этот раз дело не выгорело: гробница, хоть и наглухо замурованная, оказалась разграбленной еще десятки лет назад. Там даже валялся труп, не имеющий никакого отношения к телу фараона... или, скорее, фараонши... это, кажется, была женщина...

— Понятно! Конечно, не благородный, но очень удобный путь. Будем надеяться, что эти два джентльмена больше никогда не встретятся!

— На это действительно можно только надеяться, хотя верится с трудом! Асуан же не метрополия! А известно ли вам, почему Дакуорт так надежно защищен? Он что, племянник самого премьер-министра?

— Не премьера, а лорда Риббльсдейла, ставшего одним из богатейших людей Англии благодаря браку с некоей золотоносной американкой. Несмотря на возраст, она еще удивительно хороша, а уж эксцентрична сверх всякой меры!

— Ава Астор! — догадался Морозини, потрясенный новым поворотом событий. — Опять она!

— А вы ее знаете?

— Сказал бы даже, что слишком хорошо. Она мне помогла в одном деле, которым я занимался в Соединенных Штатах года три-четыре назад. Так что считаю своим долгом испытывать к ней некоторую признательность. Помимо этого, она, вне сомнения, самая несносная женщина, которую я когда-либо встречал. Исключая разве что ее собственную дочь Алису. Эта юная особа впадает в транс при одном упоминании о Египте. Уверяет, что она якобы какая-то возродившаяся принцесса, и всем без умолку трещит о своей старинной дружбе с лордом Карнарвоном, который участвовал во вскрытии гробницы Тутанхамона. Мой друг Видаль-Пеликорн тоже их знает. Он познакомился с ними на свою беду. Однако я очень надеюсь, что эти дамы в ближайшем будущем не испортят своим появлением здешний дивный пейзаж. Если к тому же они состоят в родстве с этим Дакуортом, нам тут резни не избежать!

Полковник расхохотался, в его взгляде появился азарт:

— Ох, не искушайте! А то начну молиться, чтобы нам было дано лицезреть эту сцену! Ведь здешние места, помимо руин и прогулок по Нилу, отнюдь не изобилуют развлечениями! Кстати, завтра утром собираюсь проехаться верхом. Не составите мне компанию?

Но Альдо отклонил приглашение. В прошлом он был отличным наездником, но уже давно не садился в седло. К тому же, приехав сюда по делу, он и не подумал прихватить подходящую одежду для конных прогулок.

— О, если дело только в этом, то нет ничего проще! Клуб верховой езды подчиняется офицерам гарнизона[55], и вам наверняка подберут у портного что-нибудь подходящее по вашей мерке. Что до практики, уверяю вас, это как езда на велосипеде — не забывается! Поедемте! Завтра для похорон как раз доставят в дом Ибрагим-бея его тело. Не скрою, хотел бы взглянуть на это зрелище...

А вот это уже становилось интересным! Не заставляя себя более упрашивать, Альдо согласился. Было все же немного странно, что полковник индийской армии[56] в отставке горит желанием поехать на похороны арабского старца, пусть даже и известного своей безупречной репутацией... Правда, совсем недавно он упоминал, что здесь недостает развлечений...

За завтраком леди Клементина все разъяснила:

— Мой муж любопытен, как кошка! Я даже иногда подозреваю, что это качество развилось в нем под влиянием моего брата. Знаете, Артур его просто обожает!

— И, наверное, не он один! Это выдающийся полицейский. И прекрасный друг.

— В данный момент его больше всего волнует кража, совершенная из Британского музея!

— Музей ограбили? Не знал...

— Гордон следил за тем, чтобы информация не просочилась. На самом деле украли только один предмет: египетский крест жизни Анх, найденный когда-то в этих местах. Этот предмет древнее самых древних фараонов. Кража не вызвала бы такого переполоха, если бы при этом не убили двух человек...

— А, понятно!

Ему было даже более чем понятно, он словно снова услышал голос Ги в ту ночь, когда погиб Эль-Куари, и вспомнил, как тот рассказывал, будто бы видел в Британском музее крест Анх из орихалка, дошедший к нам, скорее всего, из Атлантиды. Так, значит, крест похитили почти в то же самое время, когда Картера лишили защитного Кольца! А если к этому добавить неожиданный интерес к Неизвестной Царице, о которой каждый кричал, что она — лишь легенда, и вспомнить некоторые побочные детали, как, например, поиски Анри Лассалем имени своей мифической возлюбленной, и откровения некоей Лавинии в адрес План-Крепен, и недомолвки Ибрагим-бея — что ни говори, тут было о чем задуматься!

Утро следующего дня Альдо встретил одетым в бриджи[57], рубашку-поло и спортивную куртку; на голове у него красовалось твидовое кепи. Он весело гарцевал рядом с полковником, направляясь к «Замку у реки». Давно уже Альдо не чувствовал себя так раскованно. Утро с восходящим к зениту солнцем было прекрасным, и он почти с детской радостью обнаружил, что все еще хорошо держится в седле. Кстати сказать, конь принял его сразу, как только Альдо оседлал его, и князь, отбросив тревоги, поскакал вперед, наслаждаясь радостью конной прогулки.

— Ну, что я вам говорил! Разучиться невозможно! — похвалил его Сэржент, критически наблюдавший за ним. — Или ты хороший наездник, или нет, а возраст тут ни при чем... разве что скрутит ревматизм. И это тоже происходит у всех по-разному! Я вот знал одного старого афганца, жертву ревматизма. Он жутко скрипел всеми своими суставами. Но едва его смазывали какими-то тошнотворными мазями, как он тут же бросался к седлу и держался в нем, будто кентавр.

Они выехали спозаранку, чтобы опередить толпу, спешащую проводить усопшего в последний путь, ведь покойный пользовался репутацией мудреца и почти что святого. К тому же он погиб насильственной смертью. Несмотря на ранний час, на дорогу, ведущую к гробнице — довольно скромной постройке под куполом, возвышавшейся в стороне от старого дома, — уже прибыло немало людей. Полковник решил расположиться позади замка, со стороны реки. Они привязали коней к единственной в этом месте пальме и, вооружившись биноклями, стали ждать.

Их ожидание было недолгим. Вначале послышался гул, который, приближаясь, становился плачем и выкриками плакальщиц, перемежавшимися со стонами мужчин. Вскоре плато заполнила целая толпа, человеческое море, колыхавшееся вокруг кедрового гроба, в котором покоился убитый. Лицо его было открыто. Люди проталкивались поближе к гробу, отпихивая при этом совершенно беспомощных стражей порядка.

— Не знаю, намечаются ли речи, но официальным лицам нелегко будет взять слово в таком бедламе.

Отказавшись от бесполезной борьбы, чиновники во главе с губернатором сбились в кучку, ожидая, пока толпа отхлынет от могилы, возле которой уже стояла закутанная в черное с ног до головы Салима. Позади нее пристроились Шакияр с братом.

В бинокль Альдо хорошо была видна группа местной знати: Махмуд-паша с советником, Абдул Азиз Кейтун, размахивающий руками и пытавшийся руководить сбитой с толку полицией; прочие известные и неизвестные лица, среди которых он узнал Анри Лассаля и Адальбера.

— Потрясающе! — удивился полковник. — Весь город тут. Кроме разве что туристов, да и то неизвестно — может, и они тут есть! Наверняка хоть несколько человек привлекло это необычное зрелище.

— Интересно, пришел ли убийца? — задумался Альдо.

— Возможно. Этот праздник смерти завершает содеянное им. Он должен праздновать победу.

— Кажется, вы поддерживаете знакомство с капитаном Кейтуном? Известно вам, насколько продвинулось следствие?

— Я даже не уверен, что оно ведется. Все, что не касается поедания фисташек и курения кальяна, ему категорически не удается. Справедливо было бы задаться вопросом, о чем думают в Каире, до сих пор не присылая сюда достойного полицейского.

Имам умолк, и тело Ибрагим-бея поместили в гробницу. Все стихло. Официальные лица начали расходиться. Альдо заметил, как Лассаль пытается увести явно упирающегося Адальбера. Ему это удалось сделать только тогда, когда Салима и двое ее сопровождающих вошли в дом. После этого большая часть толпы тоже рассосалась. У входа в гробницу осталась только кучка самых верных молельщиков.

— Нам тоже пора уходить, — объявил полковник. — А вам случайно не известно, кто та молодая девушка, за которой так хотел последовать ваш друг?

— Вы и это заметили? — удивился Альдо. — Вы наблюдательный человек.

— Поневоле станешь таким на пенсии, оставив активную деятельность. Она чудо как хороша!

— Это внучка Ибрагим-бея, а те, кто с ней, — принцесса Шакияр, бывшая супруга короля Фуада, и ее брат, Али Ассуари.

Сэржент присвистнул от восхищения:

— Знатные господа, я слышал. А не ради ли этой девушки ваш друг так наподдал тому рыжему, когда мы с вами познакомились в Луксоре?

Альдо расхохотался.

— Браво! Вам надо попроситься в помощники к Уоррену. Скотленд-Ярд только выиграет, заполучив вас.

Старый солдат даже покраснел от удовольствия, услышав похвалу.

— Что ж поделаешь, надо ведь чем-то себя занять...

Они пустили лошадей легким галопом по плато, перед тем как повернуть к городу. Приблизившись к полковнику, Альдо показал на часы:

— Ничего, если мы, сделав крюк, проедем мимо полицейского участка? Кейтун, должно быть, уже вернулся, и я хотел бы с ним поговорить.

— Конечно! Скажу даже, что меня все это очень развлекает. Он такой болван, что просто смешно. Держу пари, что он сидит себе сейчас и в ус не дует, развлекаясь фисташками, кальяном и мухобойкой. Так что, спорим?

— Ни за что на свете! Это верный проигрыш.

Когда они приехали в участок, фисташки, мухобойка и кальян были на месте, но самого Кейтуна и след простыл! Правда, бас его грохотал где-то в глубине дома.— Похоже, я упустил прекрасную возможность разжиться десятью фунтами, — удивился Морозини.

— Все потому, что вы не англичанин. У нас держат пари на все подряд!

Мгновение спустя в кабинет ввалился Кейтун с папкой под мышкой.

— Что вам здесь надо? — рявкнул он. — А-а... здравствуйте, полковник, я вас не заметил. У вас опять украли лошадь?

— Нет. С вами хотел говорить князь Морозини.

— Ах так? В чем дело?

— Ну, раз уж он потрудился лично заехать сюда, лучше спросите у него сами...

— Ладно. Так что вам надо?

Разговор начался неудачно и рисковал превратиться в перепалку. Альдо предпочел взять быка за рога:

— Уехать домой!

— Зачем?

— Мне пора приступать к работе. Капитан, я деловой человек, а здесь только время теряю!

— Так уезжайте!

— Я бы с удовольствием... но мне нужен мой паспорт. Я не привык путешествовать нелегально!

— Это невозможно!

— Но почему?

— Потому что следствие еще не закончено.

— Но чем я могу помочь? Ведь не я же, в самом деле, убил Ибрагим-бея и его людей!

— Вы — один из двоих, видевших его последними.

— Ничего подобного! Последними были убийцы! А я не из их числа.

— Это ваша версия. Ее надо еще доказать! Тут в спор вступил полковник Сэржент:

— Если позволите, там был один свидетель. Мажордом, который попал в больницу. Если не ошибаюсь... Тауфик?

— Вы не ошибаетесь, но он в коме, а в таком состоянии на вопросы отвечать невозможно. Так что пока оставайтесь тут. И точка!

И, желая лишний раз продемонстрировать, что посетители больше не дождутся от него ни слова, Кейтун уселся и запустил свои жирные руки в блюдо с фисташками. Пришлось оставить его за этим всепоглощающим занятием и вернуться к лошадям.

— Невероятно! — вздохнул полковник. — Такое ощущение, что он лично имеет что-то против вас.

— Вы не поверите, но почему-то почти все полицейские именно так ко мне и относятся. Наверное, я им чем-то напоминаю рецидивиста.

— Что вы говорите? А вот мне так не показалось! Что ж, может быть, нам пора самим начать расследование? — предложил полковник, чуть не облизнувшись. — Предлагаю начать с больницы! Так они немедленно и поступили, но толку от их визита не было: «Да, высокий нубиец без сознания... нет, к нему нельзя...» У дверей круглосуточно дежурила охрана. Ситуация оказалась тупиковой, и только несгибаемый оптимизм полковника не позволял им впасть в уныние.

— В любом случае, — заметил Альдо, — он, скорее всего, ничего бы нам не рассказал. Ведь он говорит только по-арабски?

— Да, но я говорю на семи языках... в том числе на арабском и на пушту. До Пешавара и гуркхов, где я оттрубил долгие годы, меня еще назначали в Аден. Не отчаивайтесь! — утешил он Альдо, с силой хлопнув его по плечу. — Найдем выход.

«Вот только когда, — подумал про себя Альдо. — И в каком состоянии?»

Все три последующих дня стали для Альдо мукой. Он страдал от бездействия, не находя себе места в перерывах между прогулками верхом в компании полковника, чей оптимизм относительно «следствия» потихоньку таял и чье настроение было уже совсем не похоже на эмоциональный подъем в день похорон, и пешими прогулками или катанием по реке в обществе тетушки Амели, которая явно за него тревожилась. Мари-Анжелин поторопилась воспользоваться его присутствием рядом с маркизой, чтобы ежедневно убегать «на этюды» в какие-то таинственные места. При этом она дала всем понять, что не нуждается в компании, сделав исключение лишь для юного Хакима. Из «Пальм» никаких вестей не поступало, и Альдо с каждым часом все больше свирепел. Он горел желанием ворваться туда, даже, если понадобится, проникнуть силой и устроить Адальберу такую взбучку, которая вытравила бы из его головы само воспоминание об этой проклятой Салиме. Он заодно сердился и на Анри Лассаля за то, что тот продолжал держать его в неведении. С каждым днем все, что его окружало, уже не радовало князя, и даже дивный пейзаж ему надоел.

Помимо Сэржента, источником положительных эмоций для него стала еще одна постоялица отеля «Катаракт», с которой его познакомила тетушка Амели: англичанка лет сорока, высокого роста и плотного телосложения, с красивым открытым лицом и лучистыми умными глазами. Ее звали миссис Маллоуэн, и она была женой «месопотамского» археолога, но в Англии и во Франции она была более известна тем, что сочиняла детективные романы под псевдонимом Агаты Кристи. Она поселилась в «люксе», чтобы без помех заниматься творчеством. В разговорах эта дама была совершенно непредсказуема и полна юмора. Она, например, могла высказаться таким образом:— Что может быть лучше, чем выйти замуж за археолога? Чем больше вам лет, тем сильнее он будет вас любить...

В ней было качество, которое особенно нравилось Морозини: ей было абсолютно наплевать на разного рода легендарные и неизвестные драгоценности, так что они оба с огромным удовольствием предавались непринужденным беседам. Что, однако, все же никак не могло полностью избавить его от тревог.

Наконец на четвертый день утром произошло важное событие: портье вручил Альдо конверт с паспортом. Полиция не посчитала своим долгом объясниться с князем, да это уже и не имело никакого значения. Он обрадовался, как школьник, которого наконец-то простили, и, чувствуя, что вот-вот перед ним откроются врата свободы, полетел к госпоже де Соммьер:

— Аллилуйя, тетя Амели! Я могу вернуться в Венецию!

От письменного стола тут же поднялись две головы: маркиза с помощью План-Крепен писала письма.

— Тебе отдали паспорт?

— Да! Ужасно жаль покидать вас, но это путешествие, на которое я возлагал столько надежд, оказалось крайне неудачным, и теперь у меня нет никакого желания его продолжать. К тому же я здесь совершенно бесполезен. Так что уже завтра намереваюсь отправиться в Каир.

— Не стану тебя за это упрекать... — начала маркиза, но ее тут же прервала ее так называемый «секретарь»:

— А что с Адальбером? Что вы намереваетесь делать с ним? Так его и бросите?

— Спокойствие, План-Крепен! Он уже достаточно взрослый для того, чтобы самому принимать решения.

— Спасибо, тетушка Амели! А вам, дорогая Мари-Анжелин, хотел бы напомнить, что не я первым вступил на тропу войны. Если бы Адальбер хотел помириться, у него для этого было достаточно времени...

— Как будто вы его не знаете! Наверняка он мучается так же, как и вы.

— Вот это вряд ли! Скорее всего, в этот самый момент он играет роль утешителя для своей последней пассии!

— Которой вы не без причин не доверяете. Но я убеждена, что очень скоро ему понадобится ваша помощь.

— Хотелось бы знать, почему вы в этом убеждены? Я-то знаю, как бывает, когда он вобьет себе в голову какую-нибудь любовь: в это время мир для него больше не существует. Только возлюбленная. Так что предоставим его этому чувству... К тому же о нем заботится Анри Лассаль. Он же ему вроде сына.

— Возможно. И все-таки нельзя вам вот так уезжать. У меня предчувствие, что все мы об этом очень пожалеем! Очень скоро пожалеем!

По щекам План-Крепен текли слезы, и голос был таким тревожным, что Альдо растрогался:

— Не надо расстраиваться, Анжелина! Если кто-то и может собрать и склеить черепки нашей дружбы, то только вы и тетушка Амели. Он вас очень любит и, как только я исчезну из поля его зрения, возможно, скорее придет в себя. Я так думаю... А вам я оставлю подарок для него... Сейчас, одну минуточку...

Вбежав в свою комнату, он схватил конверт, положил в него Кольцо, запечатал и помчался обратно, чтобы передать его лично в руки Мари-Анжелин:

— Вот. Передайте это ему от меня, пожалуйста. Ему оно будет нужнее, чем мне.

— А ты уверен, что поступаешь правильно? — забеспокоилась госпожа де Соммьер. — Вспомни, о чем ты сам только недавно говорил: он немедленно передарит это повелительнице своих грез...

— Ну, если от этого он станет счастливее...

В это самое время План-Крепен ощупывала конверт, не решаясь все же его вскрыть:

— Что тут?

— Кольцо... это именно то, что мы от вас скрывали! А скрывали потому, что боялись, как бы вы тут же не побежали отдавать его Адальберу.

— Неубедительная причина! Может быть, вы все-таки расскажете мне обо всем? Я ничего ему не отдам, не узнав прежде, в чем тут дело. Раз вы уезжаете только завтра, то у нас есть весь сегодняшний день.

Она уселась в кресло, скрестив на груди руки и ожидая продолжения.

— План-Крепен! — упрекнула ее госпожа де Соммьер. — Вам не кажется, что у Альдо и без того предостаточно неприятностей? К чему усложнять?

— Нам следовало бы знать меня получше! Я оскорблена тем, что после такого количества совместных дел от меня считают нужным что-то скрывать... возможно, что-то очень важное...

— Конечно, важное! — начал терять терпение Альдо. — Так вы будете меня слушать или предпочитаете читать мне нотацию? Я ведь могу переслать Кольцо Анри Лассалю по почте...

— Нет, нет! Ни в коем случае! Я слушаю...

В нескольких словах он поведал ей историю Кольца и в конце своего рассказа вскрыл конверт, чтобы показать его Мари-Анжелин. Дурное настроение как ветром сдуло, и теперь она, как маленькая девочка, уставилась на Кольцо.

— Кольцо! Такое древнее! Просто невероятно!

— Так вы отдадите его Адальберу или нет?

— Конечно... хотя теперь я думаю, может быть, вы в чем-то были правы...

— Так мы ни к чему не придем! — рассердилась госпожа де Соммьер. — Альдо, отдай конверт мне, я сама пойду...

Но закончить фразу ей не удалось: зазвонил внутренний телефон. План-Крепен поспешила снять трубку. Это входило в круг ее обязанностей, так как маркизе мысль о том, что ей кто-то может звонить как прислуге, была непереносима. Послышались лаконичные ответы:

— Да... Да, он здесь. Хорошо, я передам ему. Она повесила трубку и обернулась к Альдо.

— Вас ждет внизу господин Лассаль. Он желает говорить с вами.

— Я спущусь к нему. А вы пока уберите это! — попросил он, сунув в руки Мари-Анжелин конверт и Кольцо. — Заодно сразу же закажу обратный билет в Венецию.

Он бегом спустился по лестнице и прошел к бару, где его ожидал старый ученый, сидя за столиком в углу перед полупустым стаканом. Выглядел он, как всегда, безукоризненно, но Альдо с беспокойством заметил прорезавшую его переносицу тревожную складку. И, не успев пожать Лассалю руку, сразу же поинтересовался целью его визита.

— О, сущие пустяки: Адальбер исчез!

— Как это исчез? — удивился Альдо, опускаясь на красную бархатную банкетку возле своего гостя.

— Как исчез — не знаю! Единственное, что я могу вам сказать, так это то, что мы с ним не виделись около двух дней. Позавчера вечером он ушел, получив через мальчика-посыльного какую-то записку и предупредив, что покидает дом ненадолго...

— И вы только сейчас забеспокоились? Вы хоть в полицию обращались?

— Естественно, но скорее для очистки совести. Сами же знаете, каковы деловые качества этой полиции.

— Могли бы мне сообщить.

— Вот я и сообщаю... хотя, не скрою, не без долгих раздумий. Во-первых, Адальбер был на вас очень зол. Во-вторых, он такое проделывает уже не впервые. Пять или шесть лет назад, когда он гостил у меня, то вот так же вечером ушел и появился только три дня спустя. Он очень раскаивался, но вид у него был такой довольный, что я даже не решился его отчитать. Правда, тогда в его исчезновении была замешана женщина...

— Почему вы думаете, что эта история не повторилась?

— Сейчас его мысли занимает лишь одна особа, и вы знаете, о ком идет речь. Будучи осведомленным о «теплоте» их отношений, я бы очень удивился, если бы узнал, что все это время он провел в ее объятиях.

— Но ведь самый лучший способ узнать — просто отправиться к ней и проверить?

Кровь бросилась в лицо Лассалю:

— Я? Чтобы я пошел в логово к этой гадюке, принцессе Шакияр? К тому же я не представляю, что Адальбер мог бы делать у нее.

— Вам же отлично известно, что возлюбленной Адальбера там уже нет, поскольку со дня похорон Ибрагим-бея она обосновалась в «Замке у реки»!

Господин Лассаль осушил стакан и скривился, как будто выпил какую-то отраву. Альдо тотчас же перевел его мимику на обычный язык:

— Но у вас не было никакого желания идти туда и проверять. Это слишком даже для женоненавистника, вам не кажется?

— Не мешало бы вам признать, что во всей этой истории есть доля и вашей вины!

— Послушайте, какой смысл нам тут препираться? Давайте я возьму это неприятное дело на себя. И сразу же поймем, там ли Адальбер.

— Но, возможно, его там удерживают насильно?

— С какой стати? В последнее время красавица Салима только и делала, что давала ему понять, чтобы он ушел с ее дороги. Решено, иду! Не беспокойтесь, — уже гораздо мягче добавил он, — я зайду к вам на обратном пути.

В несколько прыжков Альдо оказался наверху, в комнате госпожи де Соммьер, где, как и можно было ожидать, новость, сообщенная им, заставила Мари-Анжелин издать истошный крик. Да такой пронзительный, что старая дама чуть не подскочила в кресле:

— Что это с вами, План-Крепен, зачем вы так кричите? Насколько мне известно, Адальбер не умер.

— Вот именно, что вам ничего не известно! — возразила та, позабыв от волнения свое исполненное величия «мы». — Я уверена, что эта женщина очень опасна!

— Я тоже в этом уверен, но мы и не таких видали! — возразил Альдо. — Так что побегу туда не откладывая. Если вдруг не вернусь — кто знает? — предупредите об этом господина Лассаля. Даже если у вас о нем только плохие воспоминания!

Альдо уже собрался выходить, когда услышал голос Мари-Анжелин:

— Вы все еще думаете завтра уехать? Несмотря на беспокойство, он не смог сдержать улыбки:

— Ох, мадемуазель дю План-Крепен, вы никогда ни о чем не забываете! Подумайте сами, как я могу поступить!


Глава 6 Все усложняется | Кольцо Атлантиды | Глава 8 Что же увидел Фредди Дакуорт...