home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 39

Наш районный ЗАГС тоже оказался страшным местом. Очереди. В ЗАГСе очереди, длинные очереди. Там поставили дополнительные столы, и всё равно очереди. Стоят очереди к столам с табличками «Регистрация смертей». Мы с Сашей также отстояли одну такую очередь и разом зарегистрировали смерти всех наших умерших родственников.

А вот к столику «Регистрация рождений и браков» очереди не было, мы с Сашей сразу прошли. Женщина за столом удивлённо посмотрела на нас, а люди вокруг шутят, что мы жениться пришли. На самом же деле, мы пришли получать новые метрики на себя, так как наши погибли в разрушенном доме. Мы не просто так пришли, нам Галина Степановна уже один документ выписала.

Сашке она вручила украшенный штампиком нашего детсада листочек, на котором написала, что податель сего действительно является Александром Игоревичем Кругловым, что она и подтверждает. И номер его старой метрики написала, он у неё был записан. Похожая справка, понятно, мне тоже досталась.

В детдом нас взяли, конечно, без разговоров. Мы теперь детдомовцы и находимся на иждивении у государства. Единственное, 1 февраля мы с Сашей остались без завтрака. Всем детям дали по 50 грамм хлеба с кусочком соевого маргарина и сладковатый «чайный напиток». Нам же с Сашей достался лишь кипяток. Хорошо, у меня две конфеты были в кармане, их мы и съели.

Но уже в обед нас кормили на общих основаниях, а хлеба дали даже на 50 грамм больше, чем остальным, так как мы утром хлеб не получили. Это Галина Степановна, несмотря на то, что было воскресенье, смогла выбить две дополнительные порции. В столовой, как на предприятии оборонного значения, был действовавший телефон, вот она с его помощью большинство вопросов и решала. Очень удобно, не нужно никуда тащиться по морозу. Тем более, она уже старенькая и ходит плохо.

Состав детей по сравнению с детским садом поменялся, но незначительно. От нас ушли семь человек, и пришли пять новых. Да плюс ещё я с Сашкой. То есть у нас как было 29 детей, так 29 и осталось. Только теперь ещё и мы двое в их число входим, раньше-то нас не считали.

Так как детдом сделали на базе детсада, то новеньких нам присылали тоже только детсадовского возраста. Так было проще и детям и воспитателям и снабженцам. Мы с Сашей были исключением, нас только потому взяли, что большинство детей к нам привыкло. Иначе в другой детдом отправили бы, в группу нашего возраста.

Во вторник, 3 февраля, у нас новая нянечка появилась. Ей оказался опухший от голода студент второго курса Ленинградского института живописи по имени Костик. Он сам так представился. Думаю, его к нам подкормиться направили. Я тут узнала, что сейчас работа нянечками в детских садах или детдомах —очень хорошая работа, которую совсем нелегко получить. Такая работа даёт возможность питаться вместе с детдомом или детсадом, а их снабжали существенно лучше, чем в среднем по городу.

Нет, продуктовые нормы-то у нас такие же, как и у всех. Дело в том, что остальные далеко не всегда получали продукты по действовавшим нормам. Первые две недели января, по-моему, вообще ничего, кроме хлеба, не давали. Я, во всяком случае, не видела. А за декабрь мне, между прочим, 1200 граммов крупы полагалось. И что я получила взамен? Бутылку пива я вместо этого получила, вот что. А было бы у меня 1200 граммов крупы, хоть какой крупы, любой, пусть даже перловки, разве я допустила бы гибель Вовки? Да ни за что! Тем более, Вовке и самому столько же крупы полагалось. Такой страшный голод и столько смертей вовсе не потому случились, что продовольственная норма слишком маленькая была, нет. Норма для выживания и даже для работы вполне достаточная, если бы мы действительно снабжались по этой норме. В реальности же, кроме хлеба не было почти ничего. А иногда и хлеба не было. Я ведь ложки пошла менять на еду, когда булочную закрыли. Два дня без хлеба не протянуть никак, а ничего другого просто не было. В детдоме такого не случается. Галина Степановна говорила, что детдома практически всё время снабжались продуктами согласно утверждённым нормам. Да, вместо мяса могли привезти заменитель, студень там или яичный порошок. Такое случалось. Но у других-то вообще ничего не было!

Вот и прислали будущего художника Костика к нам, чтобы он по своим карточкам служащего пищи получал столько, сколько ему полагалось, а не сколько ему удалось достать. Правда, ситуация потихоньку выправляется. По радио каждый день объявляют, в какой магазин что и когда подвозят, чтобы люди знали. Стали в магазины и крупы поступать и консервы. Даже настоящие, не соевые конфеты теперь иногда появляются.

А вчера мы с Сашкой пришли в школу, а там на переменах только и было разговоров, что о последнем завозе января. Мы долго в школу не ходили, две недели, теперь догонять придётся. Наши портфели уже и из парты вытащили и места наши заняли. А событие действительно удивительное произошло. В магазин завезли мороженых кур! И много завезли! Конечно, непотрошёных, с ногами и головами. Ноги, головы и внутренности кур тоже шли по весу как мясо, за них также купоны вырезали.

Выстроилась огромная очередь, ведь 31 января, карточки мясные последний день действуют. И эти карточки почти у всех совсем не использованы. А тут курицы! И давали куриц не по двести грамм в руки, как многие опасались, а по карточкам. Сколько есть неиспользованных купонов на карточке —столько и взять можно. Хоть ты десять карточек принеси с собой, неважно. Кур завезли так много, что даже не всех успели распродать, хотя работу магазина в виде исключения продлили на час, он 31 января только в 22 часа закрылся.

Очередь же на 1 февраля начала выстраиваться ещё с восьми вечера 31 января, когда стало ясно, что всех кур продать не успеют. Люди ночевали на улице в очереди. Занимали сразу на несколько человек, которые всю ночь меняли друг друга. Ведь утром станут действовать уже февральские карточки, и можно будет выкупить месячную норму ещё раз! Составили список очереди и периодически проводили перекличку. Когда объявляли воздушную тревогу, спускались в бомбоубежище, а затем снова выстраивались в очередь по списку.

Было несколько смертей в очереди. Кто говорил четыре, кто пять, а кто и больше. У нас у одной девочки из седьмого класса папа в той очереди умер. Она пришла утром помочь ему, а тот мёртвый уже. Девочку без очереди пропустили, она самой первой в феврале отоварилась, причём и по карточке уже мёртвого отца тоже получила мясо. А вообще, курицы закончились часам к десяти, всем не хватило.

Весна, приближается весна. Дни стали ощутимо длиннее. Пусть всё ещё очень холодно, но всё равно чувствуется приближение весны. Сегодня уже десятое февраля, мы с ребятами ждём новенького, которого вот-вот должен привезти на санках из госпиталя Сашка. Это будет мальчик шести лет со смешным старорежимным именем Арсений. Его снарядом ранило в ноябре месяце, когда он с бабушкой шёл по улице. Бабушку убило, а его ранило, с тех пор он был в госпитале, а теперь вот его выписали, и Сашка пошёл забирать Арсения. Про новенького это нам всё Галина Степановна рассказала, хотя она и сама ещё ни разу того Арсения не видела.

Саша мой стал чем-то вроде секретаря и адъютанта при Галине Степановне. Когда какой-то вопрос по телефону решить нельзя, она ему обычно поручает куда-то идти. Ей самой тяжело. Позавчера вот, например, он за лопатами ходил. То есть, за лопатками. У нас ведь совсем почти детских игрушек нет. Объявление повесили в столовой, чтобы приносили игрушки для детдома, но несут мало. И тут Галине Степановне удалось выбить нам лопатки. Ну, просто детские игрушечные лопатки, снег копать. Лопатки на складе были, и Сашка с санками и ордером от Галины Степановны ходил сначала в РОНО визировать ордер, а потом и на склад. Вернулся вечером, привёз сорок детских лопаток. Причём деревянные ручки к лопаткам почему-то были отдельно и вчера мы до обеда эти ручки к лопаткам приделывали.

На улице снег пошёл. Ну, где там этот Сашка? Ребята новенького ждут, особенно Сергеев, которому с ним спать предстоит в одной кровати. Кроватей по-прежнему на всех не хватает. В комнату входит радостно возбуждённая Галина Степановна, она по телефону звонить ходила. Что случилось? Что??

Объявление Галины Степановны малышня встретила радостным визгом. Я тоже от радости вскочила со стула. Хлеб!! С завтрашнего дня, с 11 февраля, хлебную норму поднимают. Опять поднимают, опять!! И это тоже весна! Идёт, идёт весна. Весна —это победа. Фашистам не удалось заморить нас голодом, мы выстояли!

Всё хорошо. Теперь всё хорошо. Нужно Лёньке написать про хлеб обязательно. Бумаги вот только мало у нас, но для письма на фронт Галина Степановна листик найдёт.

Лёнька ещё не знает, что наш с ним дом разрушили. Я написала ему, но ещё, наверное, не дошло письмо. Хотя письмо от 18 января Лёнька получил и даже ответил на него. Ответ я три дня назад получила, уже в детдоме. Специально в наше почтовое отделение ходила предупредить, чтобы письма мне и Сашке теперь носили в детдом по такому-то адресу, так как наш дом разрушен. Это нормально, там у них специальная книга заведена, куда письма пересылать. Они все письма сначала по этой книге проверяют, вдруг человек переехал, а новый адрес сообщить ещё не успел и ему по старому адресу письмо придёт. Такое не обязательно из-за разрушения домов бомбами бывает. Например, я знаю, что многие деревянные дома специально разбирают на дрова, а жильцов переселяют в пустующие квартиры каменных домов.

Лёнька же написал, что он потрясён гибелью почти всей семьи. Причём гибелью в тылу. Пишет, что сук фашистских без всякой жалости станет давить гусеницами. Ещё он написал, что жив и здоров, участвовал в наступлении под Москвой, а сейчас их отвели в тыл на переформирование.

И у Лёньки теперь новый танк, Т-34. Лёнька тренируется управлять им. А их старенький Т-26 фашисты так и не подбили. Полностью исправный танк Лёнька сам загнал на железнодорожную платформу. Танк увезли. Лёньке жаль было боевого товарища, но он понимает, что танк слабый и Т-34 гораздо лучше. А что будет с его старым Т-26, Лёнька не знает. Может, в переплавку его отправят. Хотя это вряд ли, танк-то исправен. Скорее, как учебный будут использовать. Или на Дальний Восток отвезут. Японцев гонять и такого танка хватит.

О, а вот и Сашка. В окошко видно, как он тянет в сторону двери санки с закутанным в одеяло мальчишкой в пальто. Одеяло Сашка с собой брал, чтобы не заморозить ребёнка по дороге. Вот открывается дверь и они входят внутрь. Ой, у Арсения на ногах не валенки, а ботиночки. Конечно, если он в госпиталь в ноябре попал, то вполне мог и в ботинках тогда быть. Сейчас же в ботинках холодно.

Ребята обступили новенького, разглядывают, а тот явно смущается. Саша помогает Арсению снять пальто и… Ох.

Бедненький.

Сволочи, ну какие же сволочи! Ну, за что такое нам?

У Арсения не было правой руки до локтя…


Глава 38 | Ленка-пенка | Глава 40