home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 2


Я упоминал, что это будет ад? Я не понимал, о чем говорю! Никакой задел не мог компенсировать такую нагрузку. Досуг исчез как явление, но спал я по восемь часов в сутки и никогда не позволял себе пропустить завтрак. Пенка была в том, что тесты на физическое состояние пройдут за день до экзаменов и я не мог позволить себе прийти на финиш выжатым, как лимон.

Через месяц я вошел в ритм, через четыре - поставил последнюю закорючку в своем дипломном проекте. У меня оставалось семь недель на то, чтобы довести до совершенства теоретические знания и набрать хорошую физическую форму. Вокруг лихорадочно готовились к своим экзаменам полторы тысячи курсантов выпускного курса Центральной Академии Тассета - лучшие специалисты звездных трасс. По традиции, наши испытания приходились на середину зимы, когда все прочие учащиеся разъезжаются кто куда, сдав промежуточные тесты. Зима на Тассете - лучшее время года. Когда (не если, а когда) я сдам экзамен, я закачусь куда-нибудь на Континент Гроз, спущусь на каноэ по Рио-Рокс или попрыгаю с парапланом с Китайской Стенки. Потрясающее место, надо сказать! Денег, оставшихся от родительского состояния, хватит на пару недель крутого загула.

Все шло без авралов, и в моем расписании обнаружился некоторый вакуум. Я мог позволить себе выкроить пару часов в субботний вечер, сходить в клуб, просто сменить обстановку. В заведении, созданном специально для курсантов прямо в здании общежития, было удивительно малолюдно. Никого из знакомых - у всех горячая пора. У стойки уныло потягивает пиво какая-то девчонка. Администрация не поощряла проституток, но нельзя же превратить Академию в монастырь! Я заказал коктейль и сел за угловой столик, подальше от компании подвыпивших первокурсников. Знакомая картина. Мне тоже не куда было уезжать на каникулы, но к таким вот компаниям я не прибивался. Три к одному - шанс вылететь в первые два года. Алкоголь - традиционный релаксант, но при наших нагрузках ничего не стоит втянуться. Посетители приходили и уходили, переливалось световое панно, мягко вибрировала в динамиках музыка. При такой посещаемости нет смысла приглашать настоящих музыкантов. Девчонка у стойки долго строила глазки, а потом потеряла ко мне интерес. Официант принес еще один стакан.

Я неплохо вписываюсь в любой коллектив, но по-настоящему могу отдохнуть только в одиночестве, отсюда мое увлечение парапланами и каноэ. Меня беспокоит, не будет ли это помехой в дальних экспедициях. Впрочем, психологам всегда нравился мой эмоциональный профиль. Я просидел почти до закрытия (зимой они закрываются рано), расплатился и пошел домой. Отдыха не получилось, в теле растекалась неприятная слабость. Сосредоточенно переставляя ноги, я спустился по лестнице и вышел на улицу. Для того чтобы попасть в общежитие, надо было оторваться от перил и пройти восемь шагов. Где-то на четвертом земля рванулась у меня из-под ног, а свет фонарей закружился перед глазами.


Это было смешно, это было глупо, но я отрубился намертво с двух стаканов и какой-то доброхот отвез меня в больницу. Я проснулся ровно в семь, в общей палате бесплатной клиники, с огромной шишкой на затылке и дикой ломотой в висках. К обеду мне удалось убедить врачей, что я здоров. Никаких повреждений, кроме шишки, у меня не было. Я отправился в общежитие, чистить форму и молить Бога, чтобы позорный инцидент не стал достоянием гласности.

В понедельник, после семинара по инженерной безопасности, меня вызвали к Директору. Хмурый старик перекладывал на столе какие-то бумажки.

- Курсант Джон Рейкер…

- Садитесь, курсант.

Я осторожно сел.

- Расскажите мне, что вы делали в субботу вечером.

- Я немного перебрал, сэр. Этого больше не повторится!

- Да? - он сложил руки домиком. - А вы знаете, что врач приемного покоя поставил вам диагноз "эпилепсия"?

- Что?!

Директор пожевал губами.

- Учитывая близость экзаменов, я вынужден требовать от вас в недельный срок пройти соответствующее обследование. В противном случае вы будете отчислены.

Я тупо отдал честь и вышел. Маразм! Как они там поставили этот диагноз? Характерных симптомов эпилептического припадка у меня не было. Только шишка на затылке, да и та уже опадает. Гораздо более вероятно переутомление и невроз, но и тут я был склонен поспорить.

Врач стационара назвал цифру, и я тщетно попытался сосчитать в ней нули.

- Ваша страховка не покрывает подобные исследования. Конечно, если вас устроит восьмидесяти процентная вероятность…

Сумма почти вдвое превышала все мои накопления, а на то, чтобы продать дом, уйдет гораздо больше, чем неделя. Банковский служащий вежливо объяснил, что для взятия кредита такого размера мне необходимо согласие опекуна. Дядин номер молчал, и личный, и домашний. Меня начинало трясти. Можно было пойти поругаться в ту клинику, но что толку? Денег у них самих нет ни цента, а того, что написано пером, не вырубишь топором. Поскрипев мозгами, я припомнил номер одной дядиной знакомой. По чистой случайности, она никуда не переехала.

- О! Они поехали на Континент, недели на две.

- Куда именно?

- О! Мне не сказали! Они хотели отдохнуть вдвоем.

И все.

Этого не может быть, потому что не может быть никогда. Идиотизм ситуации мешал оценивать ее логично. Пункт один: мне нужны деньги. Пункт два: денег нужно много. Пункт три: деньги нужны быстро. Пункт четыре… а может кто-нибудь надавить на Директора? Что это нашло на старика, с каких это пор Академия готова выставить вон почти готового специалиста!

Где находится офис Астроэкспедиционного Корпуса, я знал. Знакомый офицер принял меня удивительно быстро, можно было подумать, что он меня ждал.

- Я бы мог уклониться от этого разговора, но вы заслуживаете большего. В бюджете моей организации не предусмотрены авансовые выплаты кандидатам. Издержки правительственного учреждения! Фактически, я никак не могу повлиять на ситуацию. Могу дать добрый совет: попробуйте обратиться в "Пан-Галаксис".

Наверно, он заметил выражение моего лица, потому, что быстро добавил.

- Они ведут исследования Внеземелья гораздо интенсивнее, чем Корпус. Их внимание сосредоточено на перспективных районах, их корабли - больше, маршруты - протяженнее, оборудование - совершеннее. Откровенно говоря, последние пятьдесят лет наша контора занимается исключительно картографированием, - он заколебался и совсем уж не впопад добавил. - "Пан-Галаксис" заинтересована в вас, их предложение может вас удивить.

Я вежливо попрощался - ни к чему вешать на мужика свои проблемы.

Решать нужно было быстро: обследование займет пару дней, потом они будут писать заключение, потом - пересылать его. Короче, неделя - это в обрез, тормозить нельзя. Хотел зайти в кафе, но вид столиков и стаканов вызвал жуткую тошноту, тогда я отправился бродить по деловому центру. "Пан-Галаксис" отпадала: я никогда, даже теоретически, не допущу ситуации, когда моим начальником может оказаться Гай Челленджер. Мы достаточно попортили друг другу крови, когда я был на первом курсе, а он - на четвертом. Кто там есть еще? "Комстар"? Они занимаются пассажирскими перевозками. "Титаник Ко"?

Найти в справочнике телефон "Титаник Ко" было просто. Позвонил, представился, попросил связать меня с менеджером, занимающимся вербовкой курсантов. Две минуты выслушивал жизнерадостные пассажи "Маринера", а потом столь же жизнерадостный голос секретарши прощебетал: "Извините, сэр, но все вакансии на этот год закрыты".

Это была катастрофа.

Я сделал все возможное и все - тщетно. В голове роились гениальные планы обогащения, один идиотичнее другого, обрывки мыслей, бессмысленные фразы. Может, если я ничего не буду предпринимать, ОНИ опомнятся и забегают? Не было ли безумие нашей фамильной чертой? Я не позволил себе опуститься на скамейку в сквере - знал, что встать снова уже не смогу. Так ведь и впрямь можно стать припадочным! Мне нужно было срочно успокоиться, снять напряжение, принять горячий душ, наплевать на все. Возможно, завтра найдется иное, неожиданное решение.

Тонкий ручеек туристов и клерков сбегал по ступеням подземки. При мысли о возможности быть стиснутым толпой в маленьком, душном вагоне мне снова стало нехорошо. Многоэтажные башни общежития виднелись совсем рядом, час - полтора ходьбы, не больше. Правда, этим путем я из центра ни разу не добирался. Бесстрашный первопроходец боится ходить по городу пешком?

Пройдусь, заодно и проветрюсь.

Я решительно зашагал по узкой пешеходной дорожке в направлении фантастического нагромождению автомобильных развязок, эстакад и загадочных строений цвета ржавчины и пыли.

Вначале идти было просто, но скоро я понял, что переоценил свои силы - сегодняшний день дался мне нелегко. Пугающе быстро в груди скопилась усталость, голову тяжело клонило к земле. Я ругал себя за то, что отправился гулять в таком состоянии. Расстояние оказалось обманчивым, прямой дороги не было и пешеходные дорожки быстро превратились в запутанный лабиринт. Как назло, на пути мне не попадалось ни кафешки, ни заправки, никакого ориентира, к которому можно было бы вызвать такси, я совершенно не представлял, где нахожусь. По скоростному шоссе проносились тысячи машин, но пытаться выбраться туда было чистым самоубийством. Я старался идти медленно и равномерно, полностью сосредоточившись на дыхании. Быстро темнело.

Я спустился в какую-то низину, теперь мне были видны только самые верхушки башен общежития, по-прежнему очень далеко. Пора было остановиться. Настоящий астронавт знает предел своих возможностей. Лихорадочная активность, нервное напряжение, остатки той дряни, что свалила меня в субботу (теперь я был уверен, что отравился), плюс я с утра бегаю на одной чашке кофе - еще немного, и инфаркт мне обеспечен. После такого о космосе можно будет забыть. Надо было найти тихое место и позволить организму самому решить свои проблемы.

- Э, мужик, это наша улица!

Наверно, я совсем перестал смотреть по сторонам, потому что этот парень с ядовито-зеленой шевелюрой никак не мог подойти ко мне незаметно. Меня искренне удивило, как узкое пространство между звукоотбойником скоростного шоссе и бетонными опорами эстакады можно назвать улицей.

- Оставь ее себе.

- Хамишь!

- Отстань от него! - абориген был не один. Под навесом эстакады, на куче картонных коробок расположились еще две колоритные личности. Ни дать, ни взять - кочевники бетонных джунглей. В железной бочке приветливо мерцало пламя. Девочка-подросток с ненатурально рыжей шевелюрой помахала мне рукой. - Иди сюда, мальчик!

За пять лет я отвык бояться людей без пистолета, рефлекс пропал. Они, должно быть, посчитали меня пьяным и тоже особенно не беспокоились.

- У тебя горе? - из-под причудливых завитков грима на лице девчонки смотрели удивительно проницательные серые глаза.

Я, со стыдом, понял, что голосом своим не владею, и молча кивнул.

- Выперли! - профессионально определил зеленоволосый, оглядывая мою курсантскую форму.

Я снова кивнул.

Парень с ярко-красным гребнем на голове сунул мне в руки шуршащий пакет, внутри что-то соблазнительно булькало. Я нащупал горлышко бутылки, задержал дыхание и в три глотка затолкал в себя содержимое. Из глаз брызнули слезы.

- Силен! - уважительно протянул зеленый, хлопая меня по спине. Я опустился на коробки. Что бы это ни было, это не пиво.

- Ничто не происходит без причины, - веско заявила рыжая. - Все имеет свой смысл.

Говорить стало легче, можно было притвориться, что слезы - это из-за выпивки. В голове шипели пузырьки. Красный Гребень сунул мне еще одну бутылку.

- Я хотел стать астронавтом.

- Тогда тебе повезло! - с пьяной безапелляционностью заявил зеленый. - Всю жизнь провел бы в консервной банке. Камни такого типа, камни сякого типа. Бухгалтерия! Они там живут по УСТАВУ и они этим ГОРДЯТСЯ! - казалось, такое просто выше его понимания.

- Но, открытия, инопланетяне…

- Всех покоцают на шкуры! - он кивнул с авторитетным видом.

- Почему?!

- А кому нужно что-либо, кроме шкур? Вот ты мне скажи, кому?

Слова зеленоволосого мохнатым пауком упали в душу. Никогда в своих мечтах я не видел такого - боевые машины пехоты на улицах сказочных городов.

Три разноцветных панка и курсант Академии сидят под мостом, пьют и обсуждают проблемы астронавтики. На улице накрапывает дождь. Происходящее не казалось мне странным, напротив, дискуссия получалась увлекательная, вопросы поднимались серьезные… Интересно, а что это я, собственно, выпил?

- Вижу! - торжественно заявила рыжая, отбирая у меня бутылку. - Ждет тебя, касатик, долгая дорога и казенный дом. Старый враг готовит тебе гроб, а на гробе том три креста, сверху сидит птица, - она приложилась к бутылке и икнула. - Верно говорю! Ничего не бойся, все, о чем мечтаешь, сбудется. Но наоборот.

Некоторое время я пытался осмыслить услышанное, словно она передала мне какую-то шифрованную инструкцию на тарабарском языке. По крайней мере, насчет гроба у меня были соображения.

- А вы кто? - меня пробрал глупый смех.

Красный Гребень наклонился ко мне и произнес неожиданно низким, странно обволакивающим голосом:

- А мы - привидения. Мы тебе снимся. Нас нет.

Он легонько толкнул меня в лоб и я повалился на коробки, и куда-то ниже, в невесомость, в заполненное образами звезд лимбо.



Глава 1 | Специалист | Глава 3