home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



















ЗАЯВЛЕНИЕ


Прошу Вас проверить мотивы и основания моего задержания в качестве подозреваемого по статье 122 УПК РФ следователем П-ского Следственного Отдела г. Кри-воручкой П. П.

Я считаю, что ни одно из оснований не имеет доказанного подтверждения и задержание является грубейшим нарушением моих Конституционных и Гражданских прав. Мне не объяснено, на каком основании сделан вывод о моей причастности к совершению какого-то преступления.

Убедительно прошу в предусмотренный Законом срок направить документы о моем задержании на судебную проверку и сообщить мне, когда будет проведено судебное заседание с моим участием.

(Число, подпись.)


Заявление пишется достаточно нейтрально по стилю, чтобы следователь сразу не озверел и не попытался бы применить к Вам меры физического воздействия. Удовлетворить Ваше требование обязаны в любом случае, неисполнение в предусмотренный Законом срок (трое суток) есть существенное нарушение, и прокурору это не нужно.

Обязательно требуйте личного участия в судебном разбирательстве, только так Вы сможете отстоять свои права. Следователь должен будет убедительно объяснить и доказать необходимость Вашего задержания, соответственно Вы получите возможность его слова опровергнуть. У судей нет такой солидарности со следствием, как у прокуратуры, поэтому Вы получите реальный шанс (именно шанс, а не стопроцентную гарантию!) выйти на свободу. Конечно, существуют и безразличные судьи, и тупые прокуроры, но иметь шанс лучше, чем не иметь ничего.

Есть одно маленькое «но» - необходимо, чтобы следователь реально передал Ваше заявление, а не уничтожил его.

Чтобы избежать такой «подлянки» (которая, кстати, не столь редка), Вам обязательно, когда Вы попадете в СИЗО района, надо сообщить о факте своего заявления начальству СИЗО (кому-либо из дежурных офицеров милиции) и проверяющим, которые СИЗО посещают (из ГУВД или прокуратуры). Сделать это нужно в течение первых суток Вашего там нахождения - попросить, при вопросе:

«Есть ли жалобы, пожелания?» - узнать, что с Вашим заявлением.

Если Вы чувствуете, что следователь не чист на руку, сразу по прибытии в СИЗО и при оформлении (снятие отпечатков пальцев, фотографирование) попросите бумагу и ручку и продублируйте заявление через начальство СИЗО или дежурного офицера. Сотрудники изоляторов не препятствуют таким действиям и спокойно направляют заявления по инстанциям (если, конечно, в заявлении нет ни слова об их внутренних нарушениях). Сотрудники Органов из разных подразделений не отличаются пристрастием к взаимопомощи.

Помните: наличие такого заявления крайне необходимо и обязательно. Бороться на свободе легче, чем в камере.

Трое суток задержания складываются из двух частей: в течение первых двадцати четырех часов следователь обязан уведомить прокурора о произведенном задержании, в течение следующих сорока восьми часов прокурор дает свою санкцию на освобождение или арест.

Как Вы понимаете, прокурор подписывает такие постановления не читая (полагаясь на слова следователя). Подозреваемый - это не обвиняемый, и сотрудники органов считают, что посидеть трое суток в камере - «ничего страшного». Это, конечно так, но у граждан есть и свои права.

Если следователь окажется порядочным, то Ваше заявление ляжет на стол прокурора вместе с постановлением на задержание. В этом случае прокурору придется либо лично с Вами встретиться и выслушать Ваши претензии, либо известить судью о необходимости в течение сорока восьми часов выкроить время для разбирательства.

На судебную проверку Вы имеете гарантированное (!) право, поэтому если с судьей договориться не удастся или прокурора не убедят доводы следователя о действительном наличии оснований, с которыми не стыдно идти в суд, то санкцию на арест прокурор, скорее всего, не даст.

Существует приказ Генерального прокурора РФ № 10 от 21.02.1995 г. «Об организации прокурорского надзора за расследованием и раскрытием преступления», в котором русским языком сказано:

«Не допускать использования задержания как средства получения от подозреваемого признания вины в совершении преступления». Этот приказ имеет прямое и непосредственное действие на все (!) подразделения Правоохранительных Органов.

Как мы знаем, задержание подозреваемого как раз и используется именно с этой целью - получить «признательные показания». Добиться от свободного гражданина чего-либо сложновато — тут следователю мыслительный аппарат напрягать нужно (если он есть в наличии), и доказательства собирать (а где он их возьмет?), и с гражданином вежливо разговаривать. А при задержании лафа в камере подержал, в кабинете попинал, и вот оно, родимое «признание»! И работать не надо!

Поэтому в заявлении (от Вас или Ваших родственников) обязательно ссылайтесь на то, что следователь прямо использует задержание как «единственное средство» (!) получения признания в совершении преступления. Прохождение такого заявления напрямую от Вас затруднено барьером в виде телесного воплощения по кличке «следователь», потому пусть кто-либо из родственников подаст его в прокуратуру города.


ОБРАЗЕЦ:


Прокурору города Свято-Петровска

г. Сидорчуку И. И. от гр.Крокодильчиковой


ЗАЯВЛЕНИЕ


01.01.1995г. мой муж, Весельчаков Т. Р., был задержан следователем Тупоумовым С. С. по статье 122 УПК РФ в качестве подозреваемого в совершении кражи.

Никаких оснований к этому у следователя Тупоумова не имеется. Однако, как он сам мне сообщил, ему нужно, чтобы мой муж «признался» и задержал он его «именно для этого».

Следователь Тупоумов С. С. заявил мне, что не выпустит моего мужа из камеры до тех пор, пока не получит «нужных показаний».

Я считаю происходящее нарушением Закона и Конституции РФ и убедительно прошу Вас принять меры прокурорской проверки законности этого задержания.

01.01.1995г. Крокодильчикова


Заявление подается в тот же день или, в крайнем случае, на следующий, если задержание произошло вечером или ночью.

Прокуратура города обычно реагирует достаточно оперативно, по крайней мере, сразу позвонят прокурору района и скажут: «Ты там разберись, что у тебя с задержанием гражданина такого-то происходит!» А этот звонок предполагает неизбежность Вашей встречи с сотрудником прокуратуры, на которой следователь должен будет доказывать свои подозрения.


СТАТЬЯ 122' УПК РФ: ПОРЯДОК КРАТКОВРЕМЕННОГО ЗАДЕРЖАНИЯ ЛИЦ, ПОДОЗРЕВАЕМЫХ В СОВЕРШЕНИИ ПРЕСТУПЛЕНИЯ

(введена Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 30.12.76)

Порядок кратковременного задержания лиц, подозреваемых в совершении преступления, определяется Федеральным Законом «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений».

(в ред. Указа Президиума Верховного Совета РСФСР от 08.08.83 - Ведомости Верховного Совета РСФСР, 1977, № 1, cm. 2; 1983, № 32, cm. 1153, Федерального Закона от 15.06.96 NQ 73-ФЗ)

Содержание подозреваемого под стражей, даже и кратковременное, малоприятно. Трое суток содержания складываются из первых суток, когда следователь ставит в известность прокурора, и сорока восьми часов, в течение которых прокурор решает, выпустить Вас или нет. На самом деле прокурор лично этим голову себе забивать не станет, а подождет, с чем к нему на исходе третьих суток пожалует следователь. Ну и, конечно, важную роль играют взаимоотношения прокуратуры и следствия, ибо по существующей статье 96 У ПК РФ (заключение под стражу) арест может быть применен фактически к любому обвиняемому, чья статья предусматривает лишение свободы на срок год и более, а это - две трети статей УК РФ.

Любому человеку, имеющему основания полагать, что его могут задержать на трое суток в качестве подозреваемого, необходимо знать следующее:

1. В районном СИЗО кормят один раз в день, обычно в 14-15 часов.

2. В туалет выводят три раза в день (хотя, если разобраться, подозреваемый, равно как и обвиняемый,- гражданин, имеющий все Конституционные права, и такие ограничения являются грубейшим нарушением свобод. Но правила в СИЗО устанавливают не содержащиеся там люди, а бездушные параграфы инструкции МВД).

3. При имеющемся у Вас хроническом заболевании — в случае, если следователь не внял голосу разума (он может даже использовать факт Вашего заболевания против Вас - заявить, к примеру: «Ну что ж, если ты больной, то в твоих интересах побыстрее признаться, чтоб на свободу выйти. Не признаешься — твои проблемы, никто тебя лечить не будет».),- Вам следует при оформлении Вашего поступления в СИЗО сообщить о Вашей болезни дежурному офицеру. Сотрудники СИЗО достаточно внимательно относятся к таким вещам и обычно приглашают врача, который дает заключение, можно ли вообще содержать такого больного под стражей (к числу серьезных заболеваний относятся диабет, сердечные заболевания, язвы в тяжелой форме, практически — любые хронические заболевания, требующие определенного режима питания, приема лекарств, специальных медицинских процедур и т. д.). В случае заключения врача, что содержать Вас в камере нельзя, начальник СИЗО информирует прокурора и тот решает вопрос о Вашем освобождении. Сотрудники СИЗО не будут (!) брать на себя ответственность и при негативном ответе прокурора района обратятся непосредственно к прокурору города или к руководству ГУВД, так как в случае Вашей смерти или отправки в больницу ответственность в полном объеме ложится именно на них.

4. Курить разрешено, но по непонятной причине запрещены зажигалки. Поэтому либо имейте при себе спички, либо пусть их передадут Ваши родственники в передаче (три-четыре коробка).

5. Передачи разрешены хоть каждый день или даже по несколько раз в день. Объем передачи (Ваши родственники или друзья должны ориентироваться на то, что с Вами сидят еще три-четыре человека) около пяти килограммов.

Желательно следующее (нечто вроде «минимального продуктового набора сидельца»), передаваемое за один раз:

- белый хлеб - два батона;

- сок в литровых пакетах - два-три пакета (сок лучше натуральный, так называемый «Мультивита-минный»);

- сигареты - три-четыре пачки (с фильтром, «Беломор» нежелателен. Но и не дорогие, чтобы сотрудники милиции не польстились. Лучше всего -«Магна», «Лазер», «ЛМ», «Бонд» или что-либо из того же ценового ряда. Не ментоловые (дабы не насмешничать над доблестной милицией) и не облегченные);

- спички - три-четыре коробка;

- колбаса копченая (и только копченая (!) — граммов триста-четыреста, уже нарезанная (!);

- фрукты - яблоки (пять-шесть штук), бананы (пять-шесть штук);

- конфеты типа леденцов или карамелек -триста-четыреста граммов, лучше без оберток (и Вы в камере мусорить не будете, и сотрудники милиции, пожелавшие отведать конфетку, не будут с бумажкой мучиться).

Нельзя передавать ничего, что может вызвать проблемы с желудком (сало, вареную колбасу, помидоры, груши, сливы, яйца и пр.) или с сокамерниками (лук, чеснок, предметы религиозного культа).

Ваши родственники и знакомые должны помнить: нельзя ни в коем случае пытаться «заслать» записочку - сотрудники СИЗО лучше Вас знают, как это делается, и записка, найденная в передаче, будет приобщена к делу и серьезно осложнит жизнь задержанному.

6. Спят задержанные на деревянных нарах. Поэтому желательно иметь на себе как можно больше одежды (вне зависимости зима на воле или лето) -свитер, пуховик, длинная куртка, теплые носки и пр. Из этого Вы сможете соорудить себе импровизированное ложе. Помните, что камеры не отапливаются, а удары кулаком в дверь с криком: «Начальник, градус давай!» сотрудниками СИЗО не приветствуются.

Свет ночью в камере не выключается.

7. «Качать права» в отношении сотрудников СИЗО - занятие бесперспективное. Если Вы не «выпендриваетесь», то и они не будут Вас трогать. У сотрудников изолятора нет задачи получить из-под Вас «признание», на все выверты следствия им глубоко наплевать.

Единственное, чего охраняющие Вас милиционеры очень не любят, так это пристального взгляда прямо в глаза — так обычно смотрят перед нападением. Так что, если у Вас есть эта дурная привычка, постарайтесь себя контролировать, иначе можете превентивно получить «по рогам».

8. Драка в камере — явление из ряда вон выходящее. Ваши «соарендаторы» - такие же люди, как и Вы, поэтому никому в голову не придет устроить «махаловку». Во-первых, Вас тут же разнимут и угомонят дубинками, во-вторых, для драки нет повода.

Если же следователь пытается объяснить, что Ваш родственник или знакомый получил синяки в камере (!), то это — вранье. Таким способом следователь пытается скрыть свои «методы» ведения допросов. От Вас сразу же (!) требуется заявление в прокуратуру города. Имейте в виду, что сокамерники стопроцентно подтвердят то, что между ними не было никакой «обоюдной драки».

В случае своевременной (!) подачи такого заявления следователю придется туго.

9. «Наседка» или «стукачок» в камере может быть легко. Поэтому держите язык за зубами и говорите только то, что и следователю. Никакого хвастовства! Даже если Вы соврете, желая показать свою «крутизну», то, пока разберутся, что Вы, мягко говоря, «преувеличиваете». Вы будете «отдыхать» на нарах.

Не принято лезть с вопросами к окружающим по существу тех приключений, благодаря которым они делят кров с Вами. Захотят — сами расскажут, но лучше этого не делать. Гораздо приятнее потравить анекдоты, поведать что-нибудь веселое из своей жизни, связанное с коэффициентом интеллектуального развития сотрудников Правоохранительных Органов, или побеседовать о новом фильме.

10. Не обсуждать с сокамерниками подробности своей защиты и не слушать ничьих советов (см. п. 9)!

11. При проверках (прокурором или комиссией) не жаловаться на условия содержания. Задать вопрос о судьбе своего заявления (если Вы его писали) не возбраняется.

Если у вас возникла необходимость подать заявление, можно в мягкой форме поинтересоваться у сотрудников СИЗО (у старшего смены), когда Вам разрешат это сделать. Обычно разрешают либо сразу, либо когда освобождаются от других дел (прием нового задержанного, развод и пр.). Препятствий задержанным не чинят, и их заявления отправляют по адресу (естественно, если в заявлении нет жалоб на сотрудников СИЗО).

Если Вы решили написать заявление с требованием прокурорской или судебной проверки, лучше всего указать в нем причину, по которой Вы обращаетесь к вышеуказанным инстанциям, чтобы у сотрудников СИЗО не возникло подозрений, что Вы собрались на них жаловаться. Тогда Ваше заявление быстро попадет по адресу.

12. В камере запрещено: кричать, громко разговаривать или громко смеяться (особенно над внешними данными или умственными способностями сотрудников СИЗО, хотя среди них встречаются очень потешные экземпляры), топать и бегать, пытаться ломать нары и писать на стенах разные гадости (к примеру: «Милицию - в космос!», «Следователь такой-то — слюнявый олиго-френ» и пр.), обзывать нехорошими словами сокамерников и милиционеров.

Кстати, в камере не принято ругаться матом или употреблять жаргонные выражения — это достаточно важное условие. Вы не знаете, как к таким проявлениям относятся сокамерники, и вообще -противопоставьте свое поведение манерам Стражей Порядка (хотя на их фоне любой будет выглядеть мастером изящной словесности и знатоком этикета).

В случае, если следователь до исхода третьих суток не представил постановления, подписанного прокурором, об освобождении или назначении ареста, начальник СИЗО обязан самостоятельно Вас освободить. Держать Вас без санкции не будут и лишнего часа.

Следователь может уехать, напиться, умереть, но на такой исход расчитывать не стоит.


СТАТЬЯ 123 УПК РФ: ВЫЗОВ И ДОПРОС ПОДОЗРЕВАЕМОГО

Вызов и допрос подозреваемого производится с соблюдением правил, установленных статьями 145—147 и 150—152 настоящего Кодекса.

Перед допросом подозреваемому должны быть разъяснены его права, предусмотренные статьей 52 настоящего Кодекса. Ему должно быть объявлено, в совершении какого преступления он подозревается, о чем делается отметка в протоколе его допроса.

Если подозреваемый был задержан или в отношении его избрана мера пресечения в виде заключения под стражу, его допрос производится немедленно. Однако если произвести допрос немедленно не представляется возможным, подозреваемый должен быть допрошен не позднее двадцати четырех часов с момента задержания.

На практике следствие не заинтересовано в соблюдении прав подозреваемого (исключение составляют, пожалуй, дела, подведомственные ФСБ). Причем это совсем не означает, что следователь в любом случае будет пытаться «выбивать» показания и всячески мучить гражданина. Отнюдь нет. Просто понимание своих прав в полном объеме и их исполнение подозреваемым прибавят работы следствию в десятки раз. И, что для следствия самое печальное, придется доказывать и подробно подтверждать свои подозрения, а не слушать оправдания гражданина.

Поэтому гражданину, вызванному на допрос в качестве подозреваемого, полезно вспомнить свои права, обозначенные в статье 52 УП^С РФ.

Подозреваемый имеет право:

- знать, в чем он подозревается, причем конкретно, полно и с наличием обоснованных доказательств;

- подавать любые заявления и ходатайства в любые инстанции, причем ему (как и обвиняемому) обязаны отвечать быстро,- дело в том, что статус подозреваемого и обвиняемого предполагает ограничение прав гражданина и надзорные инстанции это знают;

- обжаловать в суде решение о применении к нему меры пресечения в виде заключения под стражу и знакомиться со всеми материалами дела (читай -доказательствами), которые следователь направит в суд для подтверждения своего решения;

- все иные права, связанные с отводами, жалобами, представлением доказательств и пр.

Соответственно при реальном выполнении этих условий следователь будет вынужден действовать не по «внутреннему убеждению», а на основе более или менее четких фактов.

Подозреваемый имеет право отвечать только в присутствии защитника. Это не означает, что защитник может посоветовать гражданину не отвечать на какие-либо вопросы,- мы не в США, у нас защитник исполняет свои функции по-другому. Участие адвоката означает, что он будет следить за правильным оформлением протокола следователем, за соблюдением элементарных прав подозреваемого и только в крайнем случае (!) может прервать следователя, дав понять своему подзащитному, что на некоторые вопросы надо «сначала думать, а потом отвечать».

Присутствие защитника при допросе — это гарантия того, что Вас не будут бить, поэтому имейте адвоката хотя бы для этих целей. Ну а что касается отстаивания своих прав и защиты от обвинений — лучше Вас самих этого никто не сделает.

Обратимся к допросу как к таковому. Помимо разъяснения подозреваемому его прав ему «должно быть объявлено», в чем его подозревают. Следователю выгодно понимать эту фразу буквально - зачитал статью уголовного кодекса, назвал фамилию потерпевшего, и все.

На самом деле это совсем не так. Следователь обязан (!) подробно объяснить гражданину основания подозрений, какие к этому есть конкретные подтверждения и доказательства, есть ли свидетели и что показывают они, при наличии документов в деле - предъявить их подозреваемому для ознакомления. Ваша задача — объяснить следователю, что это сделать придется. Для этого просто заявите ему, что Вы «не поняли» сущности подозрений, и попросите подробно повторить. Не подписывайте протокол ни в коем случае, пока служитель Фемиды не выполнит требование Закона. Вам не ясно - и точка! Без Вашей подписи об ознакомлении со своими правами и разъяснении сущности подозрений следователь не имеет права продолжить допрос. Ничего, пусть потрудится, попробует объяснить доходчиво - у него все равно нет выхода, допросить он Вас обязан,- если он этого не сделает, то неприятности будут у него самого.

Можно, конечно, пригласить понятых и попытаться удостоверить Ваш «отказ» от подписи — но Вы должны сразу предупредить, что в любом случае собственноручно запишете в протокол все, что думаете.

Таким поведением Вы ставите следователя в па-товую ситуацию — с одной стороны, в течение двадцати четырех часов он обязан получить хоть какие-нибудь Ваши объяснения, чтобы с ними идти к прокурору; с другой - понимает, что в Вашей власти (согласно Конституции РФ) заставить его выложить и подробно описать все свои козыри. Не спешите — время у Вас есть, сосредоточьтесь на словах следователя и попробуйте понять, на основании каких конкретных фактов (а не домыслов) он строит свое «внутреннее убеждение».

Следователь не может (!) по собственной инициативе прервать первый допрос подозреваемого. Можно сделать перерыв (на еду и пр.) и только. Если же служитель Фемиды совсем «оборзел» и вопит, что «Все, довольно! Подписывай - и в камеру! Буду я еще с тобой возиться!», сделайте собственноручную запись в протоколе следующего содержания:


«В процессе допроса я (гражданин такой-то) только частично понял из объяснений следователя такого-то сущность подозрений в мой адрес. Следователь такой-то не смог мне подробно объяснить, на каком основании строятся все его подозрения, сообщив мне, что вопрос с доказательствами будет решен в дальнейшем. Следователь такой-то по собственной инициативе прервал допрос, не выслушав и не приняв во внимание никакие мои объяснения. Я прошу прокурора провести тщательную проверку материала и сообщить суду о моем ходатайстве о судебном разбирательстве».

(Время (!), число, подпись).


Адвокат также подписывает протокол и также может вписать свои претензии.

У следователя есть только два выхода: либо взять новый лист протокола допроса и начать все с начала (старый, тем не менее, он обязан (!) приобщить к делу), либо отправить Вас в камеру, а самому пойти к прокурору, положить этот протокол ему на стол и, пока тот читает, повернуться спиной и чуть-чуть наклониться - вполне подходящая поза для дальнейших действий прокурора.

Допрос подозреваемого сопровождают явные и скрытые угрозы со стороны следователя. Конечно же, при адвокате сотрудники Правоохранительных Органов говорят, как им кажется, завуалированно, даже часто обращаются к защитнику, чтобы тот «объяснил клиенту» необходимость «помощи следствию» и «права следователя». При беседе один на один, без протокола и защитника, угрозы высказываются даже с каким-то сладострастием. Их перечень невелик:

— задержание или арест (если подозреваемый на свободе);

— продление срока задержания;

— задержание с последующей «тяжелой жизнью» в камере;

— привлечение к ответственности близкого для подозреваемого человека (практически откровенная угроза фальсификации дела);

— физическое насилие разной степени тяжести.

К угрозам и словам следователя в целом нужно относиться дифференцированно. Необходимо отделить цель, которую преследует служитель Фемиды, от известных ему перспектив по делу (то есть ответить на вопрос: а что будет, если следователь ничего не добьется и нужных показаний не получит?).

Цель следователя более-менее понятна: получить явку с повинной или признательные показания в протоколе допроса и не ломать себе голвву над дальнейшим исследованием материалов дела. Имея на руках «расколовшегося» подозреваемого, можно с чистой совестью идти к прокурору и просить санкцию на арест. Если в деле один эпизод, то и следствие можно завершить за полтора-два месяца и направить дело с обвинительным заключением в суд, а там - пусть судья разбирается.

Что же происходит, если такого «признания» нет? Вот это уже - перспективы, которые Вы должны себе представлять не хуже своего оппонента. Их несколько: либо следователь должен собрать полную доказательную базу, либо «выбить» из Вас признание, либо сообщить прокурору, что дело пока «зависает на мертвой точке», либо перевести Вас в обвиняемые и пытаться таким образом оказывать давление. Кроме первой (почти сказочной) перспективы, все остальные явно свидетельствуют о том, что на этом этапе в деле больше «внутреннего убеждения» следователя, чем реальных доказательств.

Если Вас не стали «метелить» на первой же встрече со следователем (или сразу после задержания), то применение к Вам подобных мер в дальнейшем маловероятно: дело в том, что на следующих этапах подключается защитник, при котором это делать чревато для самих сотрудников органов. Адвокат, конечно же, защитить Вас от физического насилия не может, но способен «возбудить» прокуратуру, дать показания против следователя и пр.

Отнеситесь к угрозам следователя разумно и с известной долей иронии. Состоявшиеся в этой жизни люди, имеющие опыт, интеллектуальный багаж и действительную физическую силу, никогда не будут размениваться на угрозы или обещания чего-либо нехорошего, тем более человеку, который волею судеб на время оказался в их власти. Этим занимаются только люди ущербные, закомплексованные и которые боятся того, что наружу вылезут их реальная сущность и умственное убожество. Угрозы в адрес подследственного - это подсознательный страх следователя, что начальство «не поймет», почему он не получил «нужных» показаний; что подозреваемый гражданин явно превосходит его по нескольким параметрам и в обычной повседневной жизни занимает (или займет) более высокую ступень в обществе. У женщин-следователей еще может накладываться обида за то, что ею не восхищаются и не воспринимают как «писаную красавицу».

Поэтому сделайте для себя выводы на основании количества и формы угрожающих заявлений следователя: Вы знаете суть своего уголовного дела; знаете, какие доказательства есть или могут быть. Если следователь обращает больше внимания на отвлеченные «угрозы», то это говорит о том, что с фактическими данными у него не густо и ему просто не о чем с Вами беседовать (у следователей в производстве не одно дело и тратить время на посторонние разговоры бессмысленно. Имея доказательства, Ваш оппонент предпочтет говорить по существу, чтобы внести в материалы дела какие-либо данные и действительные показания по предъявленным обстоятельствам. Количество и достоверность фактов определяют необходимость допросов и их направленность - чем их меньше, тем больше посторонних или эмоциональных разговоров следователя).

Выдержите паузу, пока следователь не объяснит полностью сущность дела и не выложит все доказа- ,, тельства (свои подозрения, угрозы, в общем, все, что скопилось у него на душе), только потом отвечайте сами.

В некоторых случаях (все зависит от конкретных обстоятельств дела) может быть полезным даже не отвечать. Давать показания - это Ваше право, а не обязанность. Но не отказывайтесь от показаний совсем (это плохо читается в протоколе), а заявите, что по представленным фактам (если нет доказательства Вашей причастности к ним) Вы ничего сказать не можете, так как впервые об этом услышали только что от следователя. Иногда Ваше «знание» о происшедшем факте может быть положено в основу обвинения.


Пример: Вас подозревают в соучастии в некоем преступлении, и следователь уверен, что Вы в курсе некоего разговора между гражданами Х и Y, в результате которого они договорились о совместных действиях. Предположим, что преступление не могло совершиться без сговора между этими гражданами и Вашего знания о содержании разговора (на нем строились дальнейшие действия). Следователю, естественно, необходимы данные о том, что Вы были «в курсе», на этом основании он собрался строить дело о «сговоре», «преступной группе» и пр.

Вы же заявляете, что не только ничего не знаете о некоем «разговоре», но даже и о том, что граждане Х и Y знакомы между собой. То есть — абсолютно не в курсе. Указанных граждан - да. Вы лично знаете, но не предполагаете о наличии между ними разговоров, отношений, договоренностей и пр. Получается, что Вы не можете сказать «ни единого слова» о данном факте, ибо только сейчас узнали о нем со слов следователя.

Все вопли следователя о том, что у него есть «признание» граждан Х и Y он может засунуть себе в любое место, исходя из собственных пристрастий. Во-первых, Вы отнюдь не уверены в том, что эти «показания» вообще есть, а если и есть — что они не «выбиты», во-вторых, зачем Вам говорить о вещах, о которых Вы не имеете ни малейшего представления?

Вот пусть следователь именно это, и подробно, запишет в протокол, не забыв указать, что сам и рассказал Вам о факте «разговора». А Вы проконтролируйте и сделайте дополнительную собственноручную запись, чтобы на следующем допросе следователь не мог заявить, что Вы знаете об этом разговоре. Да, знаете, но - с его слов!

Подозреваемый имеет право (и должен (!) пользоваться этим правом постоянно) делать собственноручные записи в протокол допроса. Вас не должно интересовать, как следователь «понял» Ваши слова и в какой форме он их записывает, Ваша задача — полностью отразить в протоколе свою точку зрения.

Внимательно читайте протокол и дописывайте в него все, что Вы считаете нужным! Не бойтесь обратить внимание на то, что Вам не нравится, -вполне допустимо (и очень, очень полезно!) в собственноручной записи использовать следующие формы:

«Следователь Б-ский записал на второй странице протокола то, что я „пошел на улицу Х-скую к своему знакомому Р-скому". На самом деле я сказал, что я „собирался" пойти к своему знакомому Р-скому, но не пошел»;

«следователь Б-ский произвольно изменил мои слова о моих взаимоотношениях с гражданином Х-ским. Я сказал не „неприязненные отношения", как следователь Б-ский записал на странице 3 настоящего протокола, а всего лишь что „в детстве я не дружил с гражданином Х-ским", что означает, что я гражданина Х-ского плохо знаю и дать ему оценку не могу. Отношения же у меня с гражданином Х-ским абсолютно нормальные, и я не понимаю, зачем следователь Б-ский так изменяет мои слова». 90


Такие маленькие «поправки и дополнения» здорово портят жизнь следователю. Дайте ему возможность записать все так, как он хочет, а потом разгромите все это собственноручными записями. В прокуратуре обязательно укажут следователю на необходимость «фиксировать слова допрашиваемого, а не заниматься самодеятельностью, ишь, Белинский нашелся!»

Дополнять протокол Вы можете в любом объеме, хоть на десять страниц. Следователь не имеет права Вас остановить, сказать: «Хватит!» или не дать полностью изложить свои соображения.

В случае Вашего недовольства формой записи Ваших слов и параллельно со своими дополнениями в протоколе допроса напишите заявление в прокуратуру, где попросите «разъяснить следователю его обязанности точно записывать показания, а не заниматься произвольной их интерпретацией».


СТАТЬЯ 124 УПК РФ: ОКОНЧАНИЕ ИЛИ ПРИОСТАНОВЛЕНИЕ ДОЗНАНИЯ

Дознание по делам, по которым производство предварительного следствия обязательно, заканчивается составлением постановления о направлении дела следователю.

Дознание по делам, по которым производство предварительного следствия не обязательно, заканчивается составлением обвинительного заключения или постановления о прекращении дела. При наличии одного из оснований, предусмотренных статьей 208 настоящего Кодекса, орган дознания прекращает дело мотивированным постановлением, копия которого в суточный срок направляется прокурору. В остальных случаях составляется обвинительное заключение, которое со всеми материалами дознания представляется прокурору для утверждения.

При наличии одного из оснований, предусмотренных статьей 195 настоящего Кодекса, орган дознания вправе приостановить производство по делу, по которому предварительное следствие не обязательно. О приостановлении дознания выносится постановление, копия которого в суточный срок направляется прокурору.

В комментариях не нуждается.









Глава 10.



ДОЗНАНИЕ | Особенности национального следствия-2 | ОБЩИЕ УСЛОВИЯ ПРОИЗВОДСТВА ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО СЛЕДСТВИЯ