home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



12. Прохоров, Вепрев

Москва

Установочный разговор – как называл его Анатолий Алексеевич – был назначен на 9.00. Не дома и не в думском кабинете Прохорова, а в специальной комнате одной из контролируемых им фирм. Специальной она была потому, что после закладки окон и осмотра лучшими специалистами считалась стерильной с точки зрения наличия всевозможных подслушивающих и подглядывающих устройств. «Если, конечно, эти самые специалисты, убрав чужие, не подсунут свои», – невесело подумал Прохоров, вспомнив подлого Блондина.

Ну кто бы мог предположить, что эта вошь решится на такое! И ведь не за деньги, что многое бы объясняло, а по причине мелкой человеческой слабости. Конечно, Блондин, скорее всего, уже в земле – точнее, в мусоре, свозимом на полигон со всего мегаполиса, – но Прохорову от этого ничуть не легче. Ведь видеокассета пока где-то гуляет. Если она всплывет там, где не надо, ему конец. По крайней мере в той ипостаси, в которой он себя в ближайшем будущем видел.

Да и девчонка исчезнувшая, честно говоря, тоже его задела. С ней было так приятно, как уже давно ни с кем не было. Как теперь ее вернешь? Даже если найдут, надо убирать. Ситуацию следует зачистить полностью, невзирая ни на какие личные моменты.

А все эта позорная гнида! Анатолий Алексеевич в приступе внезапно подступившей ярости сильно сжал свои огромные кулаки. Сердце сразу же забилось, он откинулся к спинке удобного, выполненного по заказу и под размер, кресла и постарался успокоиться. Теперь, после второго инфаркта, с врагами надо разделываться без эмоций, спокойно. Иначе на скорбном пути их можно и опередить…

Приняв на всякий случай дорогущую импортную пилюлю, Анатолий Алексеевич посмотрел на настенные часы: 8.54. Очень хорошо, значит, у него еще шесть минут на то, чтобы собраться с мыслями.

Он всегда, с самых юных времен, приходил на важные встречи заранее: и когда был мелким подчиненным, и когда стал крупным начальником.

Итак, что мы имеем с гуся? Ситуация скорее неутешительная.

Первое: фактически потеряна – по меньшей мере на два-три месяца – любовно взращенная точка в ближнем Подмосковье, где релаксировали очень и очень уважаемые люди. Иногда вечерок такого отдыха давал возможность пробить решение, принятие которого откладывалось месяцами. Да и самому разве плохо было оттянуться в полной безопасности после трудов праведных? Как выяснилось, безопасность оказалась не вполне полной…

Второе – и это может оказаться гораздо опаснее, чем первое, – непонятно куда ушла видеокассета, которой место только в печке. Ну, или, может, в его, Анатолия Алексеевича, личном сейфе – Прохоров сладко сжался, вспоминая славные утехи. «Нет, лучше все-таки в печку», – все же решил он. Ни одна баба на свете не стоит такого риска.

Третье: появился некий Робин Гуд, сражающийся, по всей видимости, опять-таки не за деньги, а за честь упомянутой дамы. Это, кстати, скорее хорошо, чем плохо. Если за честь дамы, то вероятность шантажа кассетой резко снижается. А плохо то, что Робин Гуд не только реальный солдат (соответствующие справки уже наведены), но еще и психопат. Такие люди – с подобными навыками и съехавшей крышей одновременно – могут быть очень опасны.

«Ну да ладно, – вздохнул Прохоров. – Волков бояться… И не такое в своей беспокойной жизни видели».

– Анатолий Алексеевич, – вывел его из раздумий мягкий голос секретарши. – Константин Павлович уже в приемной. Ему подождать?

– Нет, пусть заходит, – приказал Прохоров.

После обмена рукопожатиями – Анатолий Алексеевич даже, кряхтя, привстал, желая выказать уважение ближайшему сподвижнику, – сразу приступили к делу.

– Что нового?

– Пока только промежуточные результаты, – признался Константин. – Но – важные.

– Уже хорошо, – одобрил начальник.

– Хотите знать детали?

– Да. Слишком ответственное дело.

– Рэмбо, орудовавший в «Зеленой змее», установлен.

– Пропускаем, – сказал Анатолий Алексеевич и зачитал по бумажке: – «Велегуров Сергей Григорьевич, 1969 года рождения, холост, без родителей, не судим, воинское звание – капитан. Военная специальность – снайпер. Владеет навыками рукопашного боя…» – Тут Прохоров поднял глаза и продолжил своими словами: – И всем, чем положено владеть спецназовцу, здесь длинный список. Далее, – снова вернулся он к бумажке, пропуская неглавные, на его взгляд, места в ориентировке. – Вот: «…имеет пять правительственных наград. Отважен. Вспыльчив, склонен к принятию жестких решений. Комиссован по решению медицинской комиссии за немотивированное убийство осужденного. Проходил индивидуальный курс психологической реабилитации. В настоящее время трудится в рекламном агентстве «Беор» в должности менеджера».

– Вы и без меня все узнали, – разочарованно произнес Константин. – Даже про медицину. Это я беседовал с его врачом.

– Это твоя информация и есть, – успокоил его начальник. – Просто из-за важности пришла по прямой линии.

«Кто ж из моих гавриков стучит? – подумал Константин. – Все пятеро бригадиров читали бумагу».

Прохоров прекрасно понял ход мыслей своего визави. «Пусть почешет репу, – ухмыльнулся он. – Преданный-то преданный, но пусть лишний раз подумает, прежде чем решит продать».

– С кем он работал в «Змее»? – поинтересовался Прохоров. – Не в одиночку же.

– Как раз в одиночку. Водитель из машины не выходил и остался неопознанным. Велегурова тоже опознали случайно: один их охранников у входа служил с ним срочную.

– А раньше он Велегурова в «Змее» не видел?

– Он только пришел на смену. Обернулся на звон стекла. Узнал сразу: говорит – внешне совсем не изменился. Так что нам просто повезло.

– Чем больше пота, – пробурчал босс, – тем больше везения. – Вытянув из золотого портсигара сигарету, прикурил от настольной зажигалки и затянулся.

– Может, лучше не надо? – кивнул на сигарету Константин.

– Лучше – для чего? – уточнил Прохоров. – Для здоровья – лучше не надо. А для жизни – лучше ни в чем себе не отказывать. – Прохоров не кривил душой: если бы он наперед знал, чем закончится его связь с Алей, он и от этого не стал бы отказываться. Просто принял бы соответствующие меры. И общался бы с Алей, пока не надоест.

Сплошные «бы». Кстати, ее потом все равно пришлось бы нейтрализовывать, но – более мягко: например, отправить в длительную командировку. Намекнув новым работодателям, что ее возвращение – нежелательно. Девушки везде нужны: они зарабатывают деньги Прохорову даже в Тунисе. А еще – в Турции, Иордании и даже в благопристойных европейских странах. Красоту ценят везде.

– Вернемся к нашим баранам, – оторвался он от неуместных в данной ситуации размышлений. – Как собираетесь искать Робин Гуда?

– Уже ищем. Выявили адреса, связи. Побывали на квартире.

– Пусто?

– Да. Зато нашли вещи, принадлежавшие Семеновой. Резонно предположить, что она жила у Велегурова, а возможно, и сейчас они вместе.

– Квартира была пустая?

– Доберман там был, щенок. Здорово изгрыз ногу Голикову. Помните моего племяша? Не ожидали такой прыти.

– Собаку убили, – с утверждающей интонацией произнес Прохоров.

– Она была как бешеная!

– Все равно зря. Может, с этим Рэмбо можно было бы договориться. Чтобы выиграть время. А двух сразу он вам вряд ли простит.

«Вам! – зацепило Константина. – Он приказывает, а нам не простят».

Служить господину Прохорову Константин Павлович Вепрев собирался верно, но только до той поры, пока у него не появятся собственные интересы.

– Собака и девушка – в одном ряду? – спросил Вепрев.

– Сдается мне, у него больше никого и нет, – спокойно сказал Прохоров и нажал кнопку селектора: – Эллочка, девочка, будь добра, чай и… – Он вопросительно посмотрел на Константина.

– Мне тоже чай.

– Два чая.

– Хорошо, Анатолий Алексеевич, – почти пропел девичий голос в динамике.

– Соседей прокачали?

– Он ни с кем не поддерживал отношения.

– А всех опросили?

– Кого застали, – виновато ответил Вепрев. До него дошло, что имел в виду Прохоров.

– Вот-вот, – сказал Жаба («Он и в самом деле читает мысли», – ужаснулся подручный). – Кто-то должен кормить собаку и гулять с ней. Сегодня же отработайте. У них должна быть какая-то связь, пусть даже односторонняя.

– Обязательно, – чиркнул себе в блокнотик Вепрев.

– И поменьше пиши, – между делом сказал Прохоров. – Голова-то у тебя еще свежая, все должен помнить.

Элла внесла на мельхиоровом подносике фарфоровый чайник с уже заваренным цейлонским чаем, сахарницу, столовые приборы и вазочку с конфетами.

– Бутерброды, может быть, сделать? – спросила она.

– Спасибо, дорогая, – ответил босс. – Не сейчас.

Элла поставила все на большой полированный стол, достала две кожаные подставки под чашки и удалилась. Вепрев с удовольствием проводил взглядом ее обтянутый голубой короткой юбкой зад. Спохватившись, развернулся к Прохорову. Тот смотрел на него с плохо скрываемым раздражением. Константина аж пот пробил. Он помнил, из-за чего разгорелся нынешний сыр-бор. Очень опасно смотреть на девушек любимого начальника. Жаба не может стать ни моложе, ни здоровее. Зато он может лишить жизни и молодых, и здоровых.

– Ничего, ничего, – холодно улыбнулся Прохоров. – Девушки для того и созданы, чтобы на них смотрели.

– Нет уж, – совершенно искренне вырвалось у Вепрева.

Прохоров расхохотался:

– Принесешь мне кассету, Эллочка будет твоей.

Константин промолчал, чтобы замять щекотливую тему.

– Работу Велегурова проверили? – спросил Анатолий Алексеевич. – Оттуда проблем не будет?

– Не должно. Рекламное агентство. Скорее, даже маленькое производство «Беор».

– Что-то я о нем слышал, – задумчиво сказал Прохоров. С этой частью добытой информации он еще знаком не был.

– Вряд ли. Довольно мелкое.

– Ну ладно. Твои дальнейшие планы?

– Сегодня найдем, кто кормил собаку. Сегодня же днем у меня будут фотографии Велегурова. Распространим везде, где-то они должны объявиться. Два человека не пропадут бесследно. И видно, фирмой его тоже стоит заняться. Может, у него там друзья завелись. Хотя вряд ли у такого человека могут быть друзья.

– Но за рулем-то кто-то сидел?

– Может, военные связи?

– А они нас не интересуют?

– Там нам сложнее оперировать.

– Ну и бог с ним, с водителем. Не думаю, что он как-нибудь еще проявится, – сказал Прохоров. И вдруг чуть не подпрыгнул на месте: – Стоп! Как ты сказал – «Беор»?

– Да, – ответил удивленный реакцией Вепрев.

Прохоров прикрыл глаза, вспоминая:

– Срочно проверь, не те ли это ребята, что два года назад пропихнули своего бухгалтера в начальники ГУВД. Срочно выясни, не служит ли там господин И-вли-ев, – четко, под запись, произнес он.

– Все? – кончив записывать, спросил Вепрев.

– Да, – уже раздраженно ответил Прохоров.

Константин вышел, а Анатолий Алексеевич тяжело встал из-за стола, развернул шерстяной, теплого цвета плед на стоявшем тут же, в кабинете, большом диване, и прилег. Если «Беор» тот – нехорошо. Прохоров знал цену подобным совпадениям и не любил их. Не боялся, нет – он вообще мало кого боялся. Но если придется сцепиться с теми ловкими ребятами – задача из рядовой может стать довольно сложной.

Про «Беор» он знал не из старых газет. Его просил помочь приятель – полковник в отставке Миловидов, царствие ему небесное. Сказал, что дело мелкое, но что-то не задалось: нужна свежая рука. Они часто оказывали друг другу мелкие услуги, но то ли Прохоров был занят, то ли Миловидов не слишком был настойчив, только против «Беора» Анатолий Алексеевич Прохоров тогда играть не стал.

И слава богу, потому что Миловидов на той операции подрастерял сначала кадры, потом могущество, а потом и жизнь. И надо же – бумеранг возвращается.

Теперь Прохоров был почти уверен, что будет иметь дело именно с тем «Беором». В груди слева тяжело заныло. Он, не вызывая Эллу и даже не запивая, проглотил пилюлю.

«Нельзя все принимать так близко к сердцу», – приказал себе Анатолий Алексеевич. – Те – не те, какая разница? Даже если те? Может, они и не вспомнят о своем новеньком менеджере. Исчез – и исчез. Сейчас и родственников забывают!»

– Можно зайти? – спросил Вепрев из динамика. Прохоров не торопясь встал с дивана, занял место за столом. Провел руками по лицу, возвращаясь к привычному ритму. Лишь после этого – не стоит никому показывать свои слабости – нажал на кнопку селектора:

– Валяй!

– Вы правы! – лишний раз удивился прозорливости босса вошедший Константин. – Тот самый «Беор».

– Лады, – сказал Прохоров. – Тот – значит, тот. – Теперь никто бы не сказал, что пять минут назад он был серьезно взволнован. – Слушай сюда, – продолжил он. – «Беор» не так безобиден, как кажется. Называю главных персонажей. – Прохоров закрыл глаза и приподнял лицо.

«Из космоса, что ли, ему диктуют?» – подумал Вепрев.

– Александр Иванович Орлов, – начал диктовать босс. Его феноменальная память не подводила еще ни разу. – Главный бухгалтер. Убил то ли четверых, то ли пятерых подготовленных людей.

– Пятерых? – поразился Вепрев.

– Пятерых! – разозлился Прохоров. – Причем первого – шилом. Попытки разобраться с ним в тюрьме тоже не увенчались успехом. Далее: Ивлиев. Я тебе о нем уже говорил. Не помню имени и звания. Чекист. Старый ковбой. Очень серьезный противник. Если «Беор» в деле, начинайте с него. И – их директор. Ефим Береславский.

– Тоже стреляет с двух рук? – не выдержал Вепрев.

– Не суетись, – тихо сказал Прохоров. – Он из них самый опасный.

– Чем же он опасен? – никак не мог взять в толк Вепрев. – И если они такие крутые, то почему такие бедные?

– У директора – множественные связи. МВД, ФСБ, бандиты. И очень нестандартные действия. Хотя очень целеустремленные.

– Хороший компот, – одобрил Константин. – Но мы вроде тоже не из гимназии.

– Мы, безусловно, сильнее, – подтвердил Прохоров. – Не сравнить. И тем не менее… Ты Миловидова застал?

– Только слышал. Говорят, сильный был человек.

– Не то слово, – согласился Прохоров. – Правая рука самого Дурашева. Умница. Огромный опыт. Но – недооценил противника. Был – и нет. А маленький бедный «Беор» – есть. Так что отнесись со всей серьезностью. Проверь, не поддерживают ли они связь с Велегуровым. Если нет – не трогай. Пугнуть можно, но в угол не зажимай, пока не переговорим. Я поддержу тебя по полной программе. Любым ресурсом.

«Стареет босс, – думал Вепрев, покидая здание. – Тоже мне былинные герои. Очкарики из рекламного бюро». Он не думал нарушать приказ и собирался со всей серьезностью, как и велено, подойти к этим фраерам. Но что-то Прохоров задергался. Может, слабеет? В таких случаях всегда нужно успеть вовремя покинуть корабль.

А Прохоров расстроился. Очень расстроился. Нет, не «Беора» он, конечно, испугался. Скорее всего, «Беор» к Велегурову вообще отношения не имеет. Прохорова расстроили совпадения. Он не любил подобных совпадений, они нервировали его. «Наверное, лучше перестраховаться и сработать с ними по жесткому варианту, – наконец решил Анатолий Алексеевич. – Лучше перебдеть, чем недобдеть».

– Эллочка, соедини меня с Костей по мобильному, – приказал он. Та удивилась – надо же, не наговорились! – но ничем своего удивления не выказала и быстро набрала номер.


Средний Урал, восемь лет назад | Ради тебя одной | 13.  Береславский, Ивлиев Москва