home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



г. Москва, Калужская площадь, 22 марта, четверг, ночь

Осуществить мои глобальные планы удалось лишь наполовину. На ту, что касалась «плотно пожрать». А вот насчет поспать — не обломилось. Едва мы закончили ужин и завалились спать, как снова пожаловали гости со стороны Большого каменного моста[60]. Ну, может и не сразу, это я так, приврал для красного словца. Но то, что я и четырех часов проспать не успел, как за плечо меня затрясла одна из «валькирий» Филипочкина. Зевая, словно бегемот из африканского болота, во всю тактическую ширину пасти и с реальным риском вывихнуть лишнюю челюсть, плетусь по застеленному мягко ковровой дорожкой коридору в сторону центрального входа. Самочувствие — полный аллес: башка, словно чугунная, вниз клонится, в глаза как будто мелкой пыли сыпанули. Но как бы фигово не было, идти нужно. Гаркуша снова сам приехал, значит дело у него серьезное, которое даже по рации не обсудишь.

У «альфонсов» серьезные изменения. На смену красивым «Тахо» и «Эксплореру» пришли обычные армейские бронетранспортеры-«восьмидесятки» с эмблемами Московского округа Внутренних войск — трафаретным белым соколом в красном кругу… Да и вид у полковника Гаркуши и его подчиненных уже совсем не такой щегольский, как утром. Скорее — наоборот. Черные комбезы все в пыли и грязи, остальная экипировка выглядит не лучше. Лица у всех усталые, в разводах смытой потом гари и пороховой копоти. На нескольких белеют пропитанные кровью повязки. Интересно, это еще что за новости? Вроде, после ранений, нанесенных зомби, перевязки делать просто бессмысленно, все равно не поможет. Значит, схлестнулись не с покойниками, а с людьми. Интересно, с кем это? «Альфа» — контора серьезная, мало кто им на равных противостоять сможет. А тут, по всему видать, с вполне сопоставимым по силам противником бились.

— Ну, снова здорова, морда омоновская, наглая, — подмигивает мне Гаркуша, физиономия которого украшена несколькими свежими, едва-едва запекшимися глубокими царапинами, словно ему взрывом добрую пригоршню щебенки в лицо швырнуло. Наткнувшись на мой вопросительный взгляд, полковник вяло отмахивается.

— Не вникай, уже все кончилось. Были тут крысюки одни, решили под шумок страной порулить напоследок. Можно подумать, без их хунты доморощенной проблем у нас мало…

— И что? — знаю, вопрос идиотский, но ничего другого просто в голову не приходит.

— И все… — явно цитирует «бородатый» анекдот полковник. — Успенского читал? «Это были Гога и Магога. Они больше не будут».

Трилогию о Жихаре я читал и цитату вспомнил. Вот, блин, нормальные тут у нас за спиной дела творятся. Только вчера утром о государственном перевороте думал и, вот, пожалте, барин. Переворот заказывали? Получите, распишитесь. Правда, как я понял «альфонса», ничего у неизвестных мне заговорщиков не вышло.

— И что, вы их всех того, что ли?

— Ну, может и не всех, пожал плечами Гаркуша. — Но самых борзых и опасных — точно. А тех, что потрусливее, но пошустрее и в бега подался — все равно отловят. Мы уже со «смежниками» из Спецназа ГРУ какой-никакой контакт наладили. Им, если что, до Шереметева ближе, встретят как родных, блин. Ладно, не о том я сейчас с тобой поговорить хотел. Дорогу к вашим областным складам знаешь?

— Это на Пожарской-то[61]? Разумеется, знаю. Сколько раз туда перед командировками за всякой «вещевкой» катался.

— Вот и хорошо. Тут со всей этой чехардой очень нехорошие вещи происходить начали, — Олег Степанович понижает голос и мне, чтоб лучше слышать, поневоле приходится придвинуться чуть ближе. — Если коротко, довольно много сотрудников милиции вместо того, чтобы выполнять ту работу, за которую им Родина деньги платит, как только запахло керосином, мгновенно «масть сменили».

Я только понимающе хмыкаю в ответ. Тоже мне, новость. А то я сам не понимаю, сколько у нас сейчас «в рядах» всякой сволочи, что в органы пришли с одной единственной целью — власть получить, и под это дело бабла урвать.

— Ну, да, — морщится в ответ Гаркуша. — Америку я тебе явно не открыл. Так вот, это шакалье начинает создавать реальные проблемы. Сам понимаешь, у них остался служебный транспорт, связь, спецсредства, оружие. Они продолжают носить форму, в конце концов. И при всем при этом начали творить форменный беспредел. Грабежи, убийства, изнасилования. Как будто нам обычных бандитов мало, так теперь еще и с этими, мать их, «оборотнями в погонах» разбираться… Но даже это не главное. Основная проблема в том, что в отличие от простых «бандосов» эти знают слишком много такого, чего лучше бы им не знать…

— Например, место нахождения и планировку наших складов, — заканчиваю я начатую полковником мысль.

— Именно. И где стоят, и что лежит, и даже кто и как сторожит… Буквально несколько минут назад на связь вышли парни из охраны складов на Пожарской. Говорят, очень странное, тихое, почти незаметное, и оттого — весьма нехорошее шевеление вокруг них сейчас началось. А свободных сил у нас, как назло — кот наплакал. Вот и решили вас к этому делу подтянуть.

— Товарищ полковник, побойтесь бога, люди двое суток на ногах, да в таком режиме… Д а они у меня сейчас с тюфяков даже под угрозой расстрела не поднимутся.

— Поднимутся, — уверенно тянет он. — Все предусмотрено. На, вот, раздай личному составу. Строго по одной штуке, не больше.

С этими словами Гаркуша протягивает мне небольшой опечатанный конверт, в котором на ощупь чувствуется что-то настолько напоминающее стандартный блистер с таблетками, что, скорее всего, им и является.

— Это что?

— Это, Грошев, коктейль «Будильник» и «Озверин» в одном флаконе. Эфедрин, бензедрин… еще куча каких-то «…инов». Короче, я тебе не учительница химии. «Боевой коктейль», специально для нашей «конторы» Военно-медицинской академией разработанный. Повышает выносливость и работоспособность, подавляет чувство усталости, повышает болевой порог… При всем при этом не туманит сознание и не вызывает привыкания. Правда, здорово нагружает «пламенный мотор», поэтому часто употреблять нельзя ни в коем случае. Бери, давай, я, можно сказать, с мясом от сердца отрываю — запасы у нас небольшие, а новые, боюсь, еще не скоро сделают.

Принимаю у Гаркуши конверт и засовываю его в нагрудный карман куртки, пытаясь сообразить, стоит ли, вообще, этим подарочком пользоваться. С одной стороны, отношусь я ко всякой подобной «химии» без доверия. С другой, уж кем-кем, а наркоманами бойцов Спецназа ФСБ считать глупо. Думаю, в этом вопросе полковник со мною откровенен. Если сказал, что вредная штука, но не наркота, значит так и есть. И задача перед нами ставится серьезная. Мало ли, кто там вокруг складов сейчас хороводится. Ладно, если из числа дезертировавших «пепсов» гопники бестолковые, из тех, что в бандиты по конкурсу не прошли и в менты подались. Этих опасаться стоит только гражданским, да и то самым робким и безоружным в придачу, потому как в большинстве своем наша доблестная патрульно-постовая служба боевой подготовкой, мягко говоря, не блещет. А если какие-нибудь «опера»? Из того же Уголовного розыска, например… Да еще и в плотной «кооперации» с бывшим своим «подотчетным контингентом»? Бандиты-то нынче тоже разные, особенно те, которые из отрицаемых официальными властями «этнических группировок». Ну, да, конечно: «Преступность национальности не имеет»… Сама преступность — разумеется, это общественное явление. А вот у преступников пресловутый «пятый пункт» никуда не подевался. Мало того, они по признаку этого самого пункта в «стаи по интересам» сбивались, сбиваются и будут сбиваться, что бы там с высоких трибун популисты-политики не вещали. В связи же с происходящим последние лет пятнадцать-двадцать по всему Кавказу, в рядах банд из «горячих южных парней» все больше и больше таких, что почти любого «пэпээсника» на завтрак сожрут сырым, без соли и перца. Потому, что в отличие от доблестного правоохранителя, который и в армии-то не служил, а от нее «кося» в милиции отсидеться пришел, вполне реальный и весьма солидный боевой опыт имеют. Раньше их боязнь под суд попасть и на «кичу» загреметь сдерживала, а сейчас, когда государству, похоже, окончательная амба приснилась, с цепи сорвутся — к гадалке не ходить. Нет, в охране складов тоже парни не промах, далеко не те «Яшки с палками» что у вокзалов бабушек с семечками гоняют, но тут, помимо качества, все крепко упирается в количество. А, судя по тому, что решили нас привлечь, у потенциальных нападающих в нем перевес серьезный.

— Действует ваш «Озверин» сколько? — перевожу разговор в практическую плоскость.

— Недолго, — честно признается Олег Степанович. — От веса и метаболизма зависит, но, в среднем полчаса — сорок пять минут. Я же говорю, под нашу «контору» разрабатывали, а у нас своя специфика, нам по два дня по горам ползать на пузе не нужно. Штурм долго не длится, сам понимаешь. Зато эти полчаса ты чувствуешь себя, если не богом, то уж как минимум младшим его заместителем по общим вопросам.

— Ясно, подумаем. Может, и впрямь, сгодится. А в остальном, как вы вообще себе операцию представляете?

— Да есть одна мысль, — почесывает в задумчивости правую бровь Гаркуша. — Я так понимаю, что та шушера, что склад «на меч» взять собирается, сейчас удобного момента ждет. Вот и хочу им этот момент организовать. А не то, не ровен час, они его сами дождутся. Так что, думаю, стоит им устроить подвижную засаду. Три «Урала»-«покемона»[62] у нас под это дело есть. Рассадим твоих людей в кузовах, в эфире дадим сообщение на милицейской частоте, что, мол, три грузовика за патронами идут. Думаю, противник наш эфир слушает, и почти наверняка решит ситуацией воспользоваться. Сомневаюсь, что старшим у них там какой-нибудь гений стратегии и тактики. А тут судьба такой шанс дарит. Чем плох вариант, на ваших плечах сквозь ворота прорваться? Вот только вместо открытых ворот будет их ждать горячая встреча из двух десятков стволов. Короче, Грошев, поднимай всех своих, и человек восемь таманцев возьми, тех, что потолковее. Мы вам на всех пулеметы привезли, кому ручные, кому единые. Это, на мой взгляд, куда лучше, чем простые «калаши» будет. И калибр у ПК и «Печенегов» серьезнее, и боекомплект, и вообще… Только, чур, с возвратом, а то знаю я ваши ментовские фокусы, вам только волю дай — и танк замылите. Короче, по восемь человек на каждый «покемон» — нормально получается. Плюс, охрана склада вас поддержит. Это им пока команду дали «огня не открывать, на провокации не поддаваться» и вообще изображать слепо-глухо-немых даунов, чтоб не вспугнуть, или, наоборот, на нападение раньше времени не спровоцировать. А как начнется, они вас из всего, что в наличии есть прикроют.

Что ж, вполне толковая мысль, на мой взгляд. Действительно, штурмовать склад удобнее всего со стороны ворот, и будь я старшим той группы, что наших кладовщиков решила за влажное вымя пощупать, то такого подарка судьбы, как маленькая колонна, которую однозначно внутрь запускать будут, не упустил бы. Эти, скорее всего, тоже не упустят. И нарвутся на огонь двадцати четырех пулеметов разом. Только клочья кровавые во все стороны полетят. Бронированный «Урал», на самом деле — то еще дерьмище, если уж честно. Делали его, как я понимаю, этаким аналогом иностранных MRAPов — бронированных автомобилей для перевозки личного состава в зоне боевых действий. Но, по старой русской традиции, решили «слегка» сэкономить. Ну, оно понятно, детишкам на молочишко тоже урвать толику малую нужно… В результате получилось нечто весьма странное: внешне почти обычный грузовик, вот только с бронированной кабиной водителя, и прикрытой тентом бронекапсулой вместо обычного кунга. И все бы ничего, да только противоминной защиты днища у данного «чуда природы» нет вообще и крыша капсулы — из толстой, крашеной под цвет бортов, фанеры. Вот такое вот русское «ноу-хау» в области военного автомобилестроения. Видимо, сама мысль, что противник может начать стрелять по «бронированному» грузовику сверху, его создателям даже в голову не пришла. Взять бы тех, кто эту чудо-машину создал, посадить в нее, та куда-нибудь в ущелье Волчья Пасть под Итум-Кале отправить. Исключительно в познавательных целях, ну, глянуть, долго ли проживут?

Но, с другой стороны, сомневаюсь, что наши теперешние оппоненты будут ставить на нас фугасы, да и сверху пострелять по «Уралам» на Пожарской просто неоткуда и незачем. В наличии у них гранатометов я тоже сильно сомневаюсь. Какую-никакую противопульную же защиту стенки капсул обеспечить все-таки в состоянии. А главное — в темноте, да еще для несведущего в вопросе человека, броне-«Урал» с натянутым на капсулу тентом практически неотличим от обычного армейского трехосного грузовика. Не каждый сможет впотьмах маленькие круглые бойницы на окнах кабины водителя разглядеть, а если и увидит, то не факт, что сразу догадается, что это и зачем оно там нужно. Есть еще прикрывающий спереди решетку радиатора лист брони, но он тоже не сильно в глаза бросается, особенно при плохом освещении. Так что, шансы на успех приличные. В той же Чечне в начале двухтысячных, когда эти грузовики только-только в войска пошли, очень многие горные абреки на их счет сильно ошиблись, приняв за обычную грузовую «хозяйку»[63]. За что и поплатились. Армейцы «покемонов» поначалу даже «антизасадой» прозвали. Думаю, раз в горах сработало, то и тут сработать должно.

— Ладно, товарищ полковник, будем считать, подписал ты нас под эту авантюру, давай свои пулеметы.

— Блин, Грошев, — Гаркуше явно неудобно, — не дави на больную мозоль, а! Ну, нету у меня сейчас людей свободных, нету! Или ты думаешь, что я от хорошей жизни вас припахиваю, да еще и спецпрепаратами снабжаю? Да тебе, товарищ прапорщик, даже знать не положено, что такие таблетки существуют, не то, что на зуб их пробовать.

— Да понял я все, Олег Степаныч, не горячись, бога ради. Понял и не в претензии. Опять же, склады эти нам всем как воздух необходимы. Без них нас схарчат, только хрящи на зубах хрустнут. Повоевал я тут с одним мертвяком «раз на раз» на кулачках…

— И как? — интерес «альфонса» явно не дежурный, неподдельный.

— Хреново, — не стал врать я. — Очередное подтверждение старого утверждения: «Лучший прием рукопашного боя — выстрел в голову». Не дотянулся бы до пистолета — меня б уже в том дворе давно по косточкам растащили.

— Понятно, — кивает Гаркуша и, слегка склонив голову вправо, прислушивается к едва слышному мне бормотанию в миниатюрном наушнике, вставленном в ухо. — «Покемоны» на подходе, Борис. Поднимай свой личный состав. Пора…


г. Москва, Центральный, Южный и Юго-Западный административный округ. 21 марта, среда, утро, день и вечер | Это Моя Земля! | г. Москва, Пожарская улица, 22 марта, четверг, ночь