home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



г. Москва, Садовое кольцо — Триумфальная площадь — Пожарская улица, 23 марта, пятница, день-вечер

Сколько я служу, столько и убеждаюсь в одной очень простой, но неоспоримой истине: у наводчика БТР есть все, а если он говорит, что чего-то нет, значит, ему просто жалко отдавать. Вот и сейчас, стоило мне поинтересоваться, имеется ли в нашем бронетранспортере хороший крепкий трос, наводчик Рома Ершов задумчиво сплюнул себе под ноги и поинтересовался:

— Зачем?

— Вот этих выродков вешать, — зло бросил я.

Окунев понимающе кивнул.

— А пристрелить не проще? Трос новый почти, жалко.

— Пуля — это честная смерть для честного врага. А эти гниды подобного отношения не заслужили. Значит, будем вешать. Как раз вполне для предателей смерть подходящая.

— Угу, — снова сплюнул Рома, — понял. Сейчас найду.

С этими словами он нырнул через боковой десантный люк в нутро «восьмидесятки» и чем-то там загремел.

— Только нужно им будет кляпы забить потуже и руки за спиной связать. Мало ли… Если вдруг обратятся — так и будут висеть, дергаться, — донесся до меня его приглушенный и частично заглушенный лязганьем каких-то железок бубнеж. — А ну как сорвутся…

Мысль наводчика я уловил.

— Потом дострелим, чтоб уже ни для кого опасными не были. Но сдохнут они в петле.

Возможно, я переборщил. Возможно, стоило их просто к ближайшей подходящей стенке «прислонить». В конце концов, если б давешние, напавшие на нас вместе с бандой азербайджанцев, дезертировавшие милиционеры попались нам живыми, я вряд ли стал устраивать что-то похожее. Но тут была большая разница: «азеры» напали на нас, а не на неспособных защищаться гражданских. И произошло это задолго о того, как эвакуационный центр на Житной превратился в кубло ожившей мертвечины. Тогда у меня было куда больше сочувствия к ближним, даже если эти самые ближние хотели мне причинить вред, не совместимый с жизнью. Впрочем, наверное, стоит обо всем по порядку.

Когда этот пацан выскочил из арки старого, сталинской еще постройки, жилого дома на Садовом, по которому наша «броня» шла в сторону Триумфальной площади, и кинулся едва ли не нам под колеса, я его чуть не пристрелил от неожиданности, ей-богу. На излишне шустрых мертвецов я в последнее время нагляделся, равно как и на то, на что они способны. А тут еще разодранная куртка, грязные джинсы и залитое темной, почти черной кровью лицо. Но, не успев даже вскинуть автомат, сообразил, что кровь до сих пор весьма обильно течет из раны, что для мертвецов как-то не свойственно. Да и руками он уж больно осмысленно машет. И только пару секунд спустя, сквозь рычание дизеля, расслышал, что он еще и кричать пытается, зовя на помощь. Выходит, правда, не очень: после удара прикладом по горлу не то, что кричать — хрипеть больно, но про приклад мы уже позже узнали. Пока я уяснил только, что он не один и его друзья очень нуждаются в нашей помощи. Парень пытается сказать что-то еще, но и его сипение мне почти не слышно, и времени на разговоры, судя по тому, как он выглядит, у нас просто нет. Несколько отрывистых команд в рацию, и бронетранспортеры, едва не чиркая бортами по стенам, втискиваются через слишком узкую для них арку во двор. А там… Художник Репин, «Приплыли», картина маслом…

Понять, что именно там происходит, несложно. Трое вооруженных огнестрельным оружием здоровых лбов на «четырнадцатой» с сильно помятыми и испачканными кровью мордой и капотом, похоже, только что вполне успешно «отжали» у кого-то старенький, но вполне бодро выглядящий «Шеви-Блейзер». И теперь, почти не обращая внимание на в кровь избитых хозяев перекидывают из «жигулей» в просторный багажник джипа свои пожитки. В Уголовном Кодексе это явление называется «разбой» — открытое хищение чужой собственности с применением насилия или угрозы его применения. Хотя, какие уж там угрозы. Судя по всему, выскочивший под колеса нашего бронетранспортера паренек — едва ли не наименее пострадавший. Остальные выглядят и чувствуют себя куда хуже. С чего я так решил? Ну, хотя бы с того, что он, несмотря на нехорошего вида рану, все же на своих двоих вполне шустро бегает, а не скрючившись на асфальте лежит и дышит через раз. Но это про мужскую половину потерпевшей компании. Девушек, довольно миловидных, как я успел разглядеть — почти не били. Но, судя по их виду и состоянию одежды — лучше бы избили. Так, теперь еще и статью «Изнасилование» плюсуем. Самое же мерзкое в этой ситуации, что на всех трех лбах — серая милицейская форма. И оружие в их руках — явно табельное, да и автомобиль, судя по раскраске и номерам частным быть не может.

— А ну, замерли! Стволы на землю, руки в гору!

Нет, прав был старина Аль Капоне: «Добрым словом и большим пистолетом…» А уж если вместо пистолета — глядящий собеседнику точно в лоб раструб четырнадцати с половиной миллиметрового КПВТ… Тут можно вообще о чем угодно договориться. Троице «серых братьев» спорить с крупнокалиберным аргументом явно не хочется, и они аккуратно складывают свои пистолеты и одну на троих «ксюху» под ноги.

— Ну, и какого рожна тут происходит?

Я, как уже и сказал, сам отлично понял, что тут творится, но догадался — это одно, а вот подтверждение от участников событий получить — совсем другое.

— Да нормально все, коллеги, расслабьтесь, — пытается «распедалить» ситуацию молодой нагломордый старлей, судя по шеврону, из ППС.

— Пасть захлопни и не дергайся! Твои, сука, коллеги под Тамбовом в овраге кобылу доедают.

«Пепс» сразу сник и послушно замолчал. Ну, да, хоть и сволочь, но не дурак и прекрасно понимает, чем подобные «шалости» сейчас для него и подельников его закончиться могут. Ну, раз понял, так и стой, переваривай, шансы свои небогатые прикидывай.

— Они машину нашу отобрать хотели, — натужно сипит выскочивший на нас из арки парень.

— Погоди, — обрываю я его. — Вальмонт! Санитарная сумка у тебя?

— Ага, — отзывается наш внештатный взводный санинструктор, высунувшийся из люка БРДМ.

— Давай сюда, тут сразу несколько кандидатов на первую помощь! А ты рассказывай, — киваю я охрипшему. И, тебя как звать, кстати?

Парень представляется Кириллом и, пока Евгений наскоро промывает ему перекисью водорода неглубокую, но сильно кровящую рану на голове, а потом перевязывает, начинает рассказывать. Монолог у него выходит несколько сумбурный, путаный. Он постоянно испуганно оглядывается в сторону перекрытой корпусом БРДМ арки, в которой уже вовсю захлопали вразнобой автоматы нашей тыловой заставы. Да и говорить ему явно больно. Как я понял, они — компания, три парня, три девушки. Вместе учились. Когда все закрутилось-завертелось — сидели на паре в своем институте. Мертвяк вломился прямо в аудиторию во время лекции. Представляю, что там после этого началось, но суть не в этом. Из института вырвались, в общежитие решили не возвращаться, а вместо этого — отсидеться на квартире единственного среди них москвича Сергея, парень, назвав имя, ткнул пальцем в одного из избитых, рядом с которым как раз сейчас сидит со своей сумкой Вальмонт. У него, оказывается, родители трудятся в какой-то иностранной фирме и сейчас где-то в Германии и квартира в его полном распоряжении. Кроме того, Сергей еще и триалит понемногу, и у него пусть и «лохматых» годов выпуска, но вполне рабочий внедорожник «Шевроле» имеется. Ага, тот самый, из-за которого, похоже, все и началось. До сегодняшнего дня сидели, подчищая большой холодильник и кладовку, и ждали помощи. Но, судя по Интернету, ситуация лучше не становилась, скорее — наоборот, а буквально час назад по телевизору сказали, что спасательная операция в центре Москвы прекращается в связи с недостатком сил. Мол, выбирайтесь сами, если сможете. И они решили выбираться.

— Двор вы зачистили? — поинтересовался я, кивнув на шесть грязно-окровавленных тел у одного из подъездов.

Кирилл кивает в ответ.

— Молодцы. Это чем же вы их?

Тот молча указывает в сторону «четырнадцатой», возле которой я вижу на асфальте крупный и явно тяжелый хозяйственный молоток на длинной черно-желтой обрезиненной ручке и… бейсбольную биту. Оба-на, похоже, не прав я был, когда так плохо про сей инструмент возле автосалона на Варшавке отзывался. Видно, в умелых руках и битой можно дел наворочать, если постараться.

— Ясно, а потом что было?

А потом, когда они уже загрузились в «Блейзер» во двор вползла сильно битая патрульная милицейская машина. Вползла, и заглохла. Ну, судя по тому, что я отсюда вижу, водитель зачем-то решил зомбей на таран брать. И очень быстро выяснил, что «жигуль» в данном вопросе — совсем не то же самое, что бронетранспортер. Может, патрубок какой порвал, а может и радиатор пробил, не знаю, да и не интересно оно мне. А Кирилл продолжает рассказывать. О том, как они сначала сильно обрадовались, и о том, как те, от кого ждали помощи, под стволами выкинули их из внедорожника, разоружили, избили… Про девушек он ничего не говорит, только беспомощно разводит руками, но тут и без слов все понятно. Ему почти в самом начале потасовки влупили прикладом «укорота» сначала в лоб, а потом по кадыку. И, после того, как он, заливаясь кровью и слезами, задыхаясь, рухнул на землю, уже не трогали. Видно, посчитали, что сам концы отдаст. Зачем на такого время и силы зря тратить? Действительно, там ведь и поинтереснее дела были… Ну, а Кирилл, когда понемногу пришел в себя, так и лежал, не подавая вида, что очухался, а услышав наши двигатели, решил, что терять уже один черт нечего и, пока на него не глядел никто, бросился через арку на Садовое, в надежде найти там помощь. И нашел там нас.

Нет, вот же ж суки, мля! Ведь и сам изначально отлично понимал, что такие ухари обязательно появятся, и Гаркуша мне про их выходки уже рассказывал, пусть и без подробностей, и даже три тела с милицейских бушлатах среди трупов в банде азербайджанцев я видел… Но, все равно, воспринимал это как-то отстраненно, без эмоций. А вот как эти рожи самодовольные, с которых, кстати, нагло-хамское выражение давно сползло, уступив место нешуточному испугу, увидал, так просто взбеленился. Вы ж, твари, Присягу давали! Вы ж законность защищать не щадя жизни обещали! Хотя, о чем я говорю? Какие там Присяга, долг, честь?.. У этих уродов моральных и понятий-то таких в головах не было никогда, одно бабло на уме. Многим раньше мозги на место вправить служба в армии, если в нормальное подразделение попал, помогала. Только, то раньше. А сейчас в армию ходить не модно, сейчас понятия простые: «Армия — это для лохов, нормальные пацаны — «косят». Вот и набрали в органы целую толпу «нормальных пацанов», у которых в головах только жажда власти и наживы. Из которых, случись чего, самые что ни на есть конченные твари и получаются, потому как к тому, что они — власть, привыкли очень быстро, но вот то, что власть — это не только права, но еще и куча обязанностей — так и не поняли. Да и не собирались понимать, как мне кажется. Кроме своего «я» ничего ценить и уважать просто не умеют. Не обучены. Вот оно, это самое «чего» и случилось. И те, кто хоть что-то из себя представлял, или погибли уже, людей спасая и свой долг выполняя, или, как мы, до сих пор этим занимаются. А эти втихаря покуролесить решили, значит? Да не вопрос! Только за все отвечать нужно.

— Как они, Жень? — оборачиваюсь я к уже закончившему с потерпевшими Вальмонту.

— Жить будут. Пара трещин в ребрах, одно сотрясение, гематомы, ссадины. Ну, и у девчонок…

— Я понял. Значит сейчас вы все, — обвожу взглядом приходящих в себя «скубентов», — грузитесь в свой джип и едете за нами на Триумфальную. Там врачи МЧС, они вам точно помогут. Но это чуть позже, пока нужно еще с одним вопросом разобраться.

Кинув мрачный, не предвещающий ничего хорошего, взгляд на совсем притихших и даже как-то в росте и фигурах потерявших старлея и двух его подчиненных-подельничков в сержантских погонах, направляюсь к нашей «восьмидесятке» и легонько несколько раз бью прикладом по крышке бокового люка. Секунды через три ручка на крышке поворачивается и из-под брони выглядывает наводчик Ершов.

— Чего тебе?

— Рома, у тебя бухта веревки толстой и крепкой, или альпийского троса-статики есть?..

С бывшими коллегами тянуть не стали, наскоро связали на длинных кусках троса три скользящих петли, может, и не совсем правильных, ну так мы не палаческому ремеслу, а горно-высотной подготовке обучались. Этим и таких за глаза хватит. Перекинули концы через весьма удачно проходящую вдоль стены на уровне второго этажа толстую, лохматую от бесчисленных слоев покрывающей ее отшелушивающейся краски, трубу. Эх, жаль табличку сделать не из чего! Ну, да ничего, мы и без таблички, народными методами. Когда ноги вздернутых перестали дергаться в конвульсиях, я подобрал с земли обломок красного кирпича и, брезгливо обойдя свежие лужи мочи на асфальте, крупными буквами вывел прямо на стене: «Грабители и насильники».

Отбросив кирпич в сторону я сплюнул и, краем глаза отметив, как Солоха подбирает с земли автомат и пистолеты, забрался на свое место на «броне» и взял в руки микрофон СГУ. Двор большой, да и машин вдоль тротуаров припарковано много, чем черт не шутит.

— Граждане, если в этом доме еще остались живые — сейчас ваш последний шанс на эвакуацию. Милиция, армия и МЧС уходят из Москвы. У вас есть ровно пятнадцать минут на сборы. Потом мы уедем, и выбираться вам придется уже самостоятельно. Если ваш подъезд блокирован изнутри зомби — кричите в окна, мы поможем разобраться. Время пошло!

Возвращаясь к «броне» я подобрал по пути молоток и биту, а сейчас дошел до «Блейзера» и протянул их рукоятями вперед в открытое боковое окно Кириллу.

— Принимайте свое добро назад, «лыцари». Только поосторожнее будьте, с таким оружием сейчас много не навоюешь — схарчат.

— А мы с ним много воевать и не собираемся, — отвечает мне уже более-менее пришедший в себя Сергей, сидящий за рулем. — С вами прокатимся, врачам покажемся и поедем себе огнестрельное добывать.

— Это где же?

Тон мой Сергею явно не понравился и он поспешно объяснил.

— Военные по телевизору объявили, что начинают раздавать оружие с мобилизационных складов. Не всем, понятное дело, только совершеннолетним и несудимым при наличии паспорта или военного билета. Сразу сказали, что выдавать будут разные раритеты вроде винтовок Мосина и карабинов Симонова, ну и разных ППШ и ППС военных лет. Ну, так на безрыбье и сам раком встанешь. Не в нашем положении привередничать.

Ага, вот и сбылось давешнее предсказание Гаркуши. Продавила-таки «группа компетентных лиц» свое решение по оружию. И слава богу! Плохо только, что долго чухались. Сколько народу можно было бы спасти, если бы арсеналы сразу вскрыли. Хотя… Да никто б сразу такое просто не разрешил. Как я понял, это распоряжение не с самых «верхов», о которых вот уже пару дней вообще ничего не слышно, пришло. Это подполковники-полковники, что сейчас реально всем командуют, между собой порешали и пришли к выводу, что нужно людям хоть какой-то шанс дать, да и себе заодно задачу облегчить немного. Ведь чем больше людей смогут самих себя и своих близких защитить, тем меньше на армейцев и остальных «силовиков» нагрузка. А народу, потенциально за себя постоять способного, у нас пока, слава богу, хватает. Это сейчас в армию идти молодняк боится, а вот среди мужиков, что меня постарше лет на пять и больше, не служили только такие, у кого совсем со здоровьем беда какая-нибудь была. Остальные честно два года Родине отдали. А значит, в большинстве своем, как минимум в курсе, с какой стороны из автомата пуля вылетает. Да плюс военные пенсионеры, вроде бати моего, не совсем уж древние ветераны-фронтовики, которых уже и не осталось почти, а те майоры-подполковники, которых в первые годы после развала Союза из армии «ушли». Да, они уже не мальчики, но и в старики этих пятидесяти пяти-шестидесятилетних мужиков записывать явно рановато. Да и просто в решительных и готовых за себя и близких своих постоять мужиках у нас недостатка никогда не было. Они еще себя покажут, если придется. Нет, оно понятно, что многие «срочку» тянули или очередные звезды на погоны зарабатывали в разных военно-строительных, железнодорожных и прочих вспомогательных войсках. Но ведь и разных десантников, морпехов, и прочих воинов «мотострелецких войск» среди них все равно больше. И если таким людям дать оружие, то никакого вреда окромя пользы от этого, не будет.

— Хорошо, если так. И где ж эта «материализация духов и раздача слонов» происходит?

— По «ящику» сказали, на армейских опорных пунктах по Ярославскому, Ленинградскому, Минскому и Каширскому шоссе, почти сразу за МКАДом. Там у них что-то вроде блокпостов.

Вот оно даже как. И на нашей Ярославке тоже всем желающим карамультуки раздают. Нужно будет на обратном пути заехать, глянуть. Необычное все-таки для нас явление. Вот отобрать — это завсегда пожалуйста, а чтоб раздавали, да еще и всем желающим… Нет, тут как в том анекдоте: «Плевать на крылья! Я должен это увидеть!».

Пока я со студентами болтал, из разных подъездов выбралось примерно три десятка человек. Еще восьмерых пришлось выводить нам. На первом этаже их подъезда уютно обосновалась парочка «деревянных». Для моих парней — минутное дело, но вот для безоружных штатских — почти непреодолимое препятствие. Хотя, тут все не только от наличия оружия зависит. Смогли ведь те же «скубенты» молотком и «палочкой для игры в американскую лапту» аж шестерых мертвецов во дворе упокоить? Понятное дело, что в тесном подъезде с мертвяками воевать сложнее, чем в просторном дворе, ну, так и двое — далеко не шестеро. Просто у кого-то в критической ситуации хватает смелости и решительности рискнуть, пусть даже поставив на кон собственную жизнь, а у кого-то — нет. И, если у первых почти всегда есть шанс, пусть и не стопроцентный, но есть, то вторые без помощи извне — обречены. М-да, такая вот грустная постапокалиптическая статистика…

Большая часть выбравшихся во двор граждан шустро начала рассаживаться по своим машинам. Правда, «безлошадных» тоже оказалось предостаточно и пришлось их «трамбовать» по машинам соседей. Как придется, по одному, по двое. Тут уже не до того, чтоб семьи вместе ехали — лишь бы места на всех хватило. Ничего, пусть и порознь, зато поедут. Ну, а то, что тесновато… Тут недалеко осталось, потерпят. Под «броню» я уже никого втиснуть не смогу, даже если это будет ребенок или какая-нибудь симпатичная барышня, навроде нашей спасенной офисной блондинки в рваных чулках. Не поместятся. Некуда. Что, все? Раз так, то поехали, а то позади нашего «бардака» скоро бруствер из трупов образуется, через который только два наших бронетранспортера, да задранный внедорожный «Шевроле» переберутся.

На Триумфальной, вышла небольшая заминка: маленький внутренний двор оказался недостаточно велик для той колонны автомашин, что мы привели. Опять же, в нем уже два наших омоновских «Урала» стояло, «приблудный» бронетранспортер БТР-70, попавший сюда примерно так же, как наша оставшаяся «в наследство» от таманцев «восьмидесятка» да микроавтобус-«реанимобиль» МЧС. Да если приплюсовать ко всему этому две наши «коробочки»… Места оставалось только-только бочком мимо всего этого хозяйства протиснуться. Предложение оставить машины снаружи сначала едва не вызвало маленький бунт среди прибывших. Но тут в дело вступил Антон, который помимо внушительных габаритов обладал еще незаурядным обаянием и талантом дипломата. Всего за несколько минут он уладил едва не разгоревшийся конфликт и часть приехавших, получив на прощание предельно четкие инструкции куда нужно ехать, чтобы спокойно, насколько это вообще в нынешней ситуации возможно, выбраться за пределы Москвы, двинулась дальше. Как ни странно, но кроме спасенных нами студентов и всех «безлошадных», у которых просто не было иных вариантов, дожидаться плановой эвакуации решили и несколько человек, имевших свои машины. В принципе, можно и их понять: ехать за пределы Москвы им некуда и не к кому, рисковать своими жизнями, надеясь на «авось» — тоже не хочется. А тут — надежные стены и крыша над головой, кормежка, здоровенные мужики в камуфляже и с автоматами в качестве охраны… Опять же, Тисов их клятвенно заверил, что когда придет колонна, им расчистят дорогу к машинам, и эвакуироваться в лагеря беженцев они смогут на своих личных авто, но в составе охраняемого конвоя. А там, может, и найдут себе место в новом мире.

Проконтролировав размещение привезенных нами людей и сдав компанию «скубентов» с рук на руки врачам из МЧС, в дружный коллектив которых какими-то неисповедимыми путями влились аж два врача столичной «неотложки» (и как выжить-то умудрились в безумии первых дней всего этого?), я пытаюсь выяснить, где тут, собственно, наши расквартировались. Медики, добрые души, указывают направление. Искренне их благодарю. Вроде и небольшой дом, а планировка сложная, тут с непривычки и заплутать не долго.

К моему нескончаемому удивлению, Тисов с остальными нашими архаровцами засел не в «Ростиксе», «Иль Патио» или суши-баре, а в расположенных на втором этаже над «Американским грилем» помещениях пресс-службы «Интерфакса», Странно, ей-богу, это ж прописная истина: первый вопрос, который задает приехавший на выезд боец ОМОН, еще даже до того, как выяснит, кого именно тут бить можно, а кого — не нужно: «Когда кормить будут?» А тут такое резкое и неожиданное выпадение из образа. Явно предвидя возможные хохмы по этому поводу, Антон сразу отшутился: мол, все вкусное они уже сожрали задолго до нашего приезда, так чего тогда там делать? В пресс-центре кресла намного мягче. Думаю, в другое время народ бы обязательно позубоскалил, но только не сегодня. После того, что произошло, ни у кого желания шутить не возникает. Причины нашего состояния Антон пока не знает и наши угрюмые лица ему явно не по душе.

— Так, парни, хорош брови хмурить. Айда, перекусим чего-нито! Как говорится, чем бог послал…

Ну, да, ну, да. «В тот день бог послал…» Короче, очень быстро выяснилось, что насчет «все сожрали» Тисов мало-мало преувеличил. Запасы в холодильниках фаст-фуда были еще весьма приличные. Все потому, что на гражданских их никто не тратил. Тут места было куда меньше, чем на Житной, и потому спасенные долго не задерживались — их сразу же после обязательного карантина вывозили в подмосковные лагеря беженцев. Соответственно, при такой текучке никто и заморачиваться не стал организацией горячего питания. Смысл? Пока на полевой кухне суп готов будет, те, кому его варили, уже где-то под Софрино или Наро-Фоминском окажутся. Куда проще привезти пару-тройку фур с армейскими «сухпайками». Да, далеко не ресторан «Славянская трапеза», но вполне съедобно и питательно. Многим штатским каша из того же ИРП-П[73] с непривычки даже нравится, особенно перловая. Просто, они ею в горах по шесть месяцев не давились изо дня в день. Да и паштет и орехово-шоколадная паста там тоже вполне ничего. Словом, проблему питания тут решили по методу «дешево и сердито» — враз лишившимся всего: дома, родных, привычного мира вокруг людям было почти все равно, что именно есть. А всевозможные фаст-фудные «разносолы» с наглыми физиономиями зажилили в качестве «оперативного резерва Ставки», в смысле, для себя. Впрочем, ничего плохого в этом не вижу, при том количестве беженцев, что через Триумфалку прошло, холодильники «Ростикса» и «Американского гриля» опустели бы, наверное, максимум за двое суток, а то и раньше. А вот малочисленному гарнизону из бойцов ОМОН и сотрудников МЧС всей этой картошки-фри, кукурузы и прочих нагетсов и куриных крылышек не на одну неделю «автономки» хватит. Главное, чтоб электричество было.

Поздний обед, или ранний ужин, это с какой стороны посмотреть, нам накрыли в зале «Ростикса». Странно, блин! Я ведь тут бывал несколько раз. Сидел на этих самых красных дерматиновых диванчиках, угощал одну симпатичную девушку пивом и острой курицей, ел с другом вареную кукурузу и пил отдающую водопроводной водой «Кока-Колу». И выглядело тогда все вокруг совсем иначе. А сейчас вместо яркого солнечного света за огромными окнами — тусклый, помаргивающий свет запитанных на бензогенератор во внутреннем дворе лампочек. Да и вместо самих окон — толстые листы местами ржавого, с отстающей краской железа, не очень аккуратно сваренные между собой — сварной шов грубый, кое-где даже окалину не отбили. Но главное даже не в этом уродстве, а в том, от чего оно нас отгородило. Как вспомню эти серо-зеленоватые, обвисшие мертвые лица, эти совершенно невозможные, наполненные злобной не-жизнью глаза… Бррр, никогда не считал себя сильно впечатлительным, но от таких воспоминаний кусок в горло не лезет.

Почти не чувствуя вкуса набиваю кишку, молча, кивком, благодарю двоих парней, хозяйничающих в здешнем «горячем цеху». Один из МЧС, а второй, судя по шеврону, из Московского ОМОНа, видать, дежурные по камбузу.

— Ну-ка, брат, — легонько толкает меня кулаком в плечо Антон, — пошли, пошепчемся. Вид у вас какой-то нехороший. Давай, выкладывай, что произошло.

Ну, я и выложил. И про Рыбалкина, и про мутантов, что пост Минюста на Ленинском перебили, и про ушедших таманцев, и про девчонку в ДАСе, и про бойню на Житной. А «на сладкое» — про повешенных по моему приказу «коллег» на Садовом.

— Зашибись! — задумчиво тянет Антон. — Нормально погулял, товарищ прапорщик. Сильно фигово?

— Да будто в бадью с жидким дерьмом с головой окунулся, — не стал корчить из себя непрошибаемого и невозмутимого героя я. — Больше всего хочется нажраться до поросячьего визга, в слюни. Одно только и останавливало до сих пор, что дел полно было…

— Вот и хорошо, что полно, — серьезно смотрит мне в глаза Антоха. — В такой ситуации лучше всего самого себя загрузить по самые ноздри, чтоб на всякие мысли не по делу и прочие рефлексии ни единой секунды не оставалось. Только на перекусить и поспать немного. Уж поверь, по себе знаю.

Не доверять старому товарищу даже и в мыслях не было. Биография у него, пожалуй, еще кучерявее, чем у меня самого. Если говорит — значит знает о чем. Однако, давать добрые советы всегда легче, чем их реализовывать на практике. Легко сказать — займи себя. А чем?

Заглянувший в дверь паренек в милицейской форме с большой желтой буквой «К» на погонах и нашивками третьего курса на рукаве, призывно махнул рукой.

— Товарищ лейтенант, Посад на связь вышел, вас спрашивают.

Кивком отпустив посыльного, или кто он тут, Антон ободряюще пихнул меня кулаком в плечо и вышел. Я достал из кармана камуфляжа «Нокию». Ну, да, похоже, мобильной связи совсем амба приснилась: не только уровня приема на экранчике нет, но и привычного Мегафоновского логотипа. Понятно: «Панночка помэрла». Блин, и как теперь без «мобил»? Вроде, и вошли они в нашу жизнь всего лет десять назад, а уже никто толком не помнит, как же мы без них обходились. Вот и сейчас: казалось бы, нужен тебе человек, достал «трубку» ткнул пару-тройку раз пальцем по кнопкам, и — вуаля, общайся на здоровье. А теперь только если по рации. Эх, как же быстро мы привыкаем к удобствам и с каким трудом потом от них отвыкаем!

— На ловца и зверь бежит, — Антон остановился на пороге и смотрит на меня. — Хотел работы — получи и распишись! Из Отряда просили оказать все возможное содействие в вывозе складов с Пожарской.

— Они умом там тронулись, что ли? На той Пожарской барахла — не один десяток полноразмерных фур под завязку набить можно!

— А барахло оттуда вывозить пока никто и не будет. Одежда, обувь, всякие носки-ремни-шапки пусть и дальше лежат. Понадобятся — прокатимся и возьмем, что нужно. Но вот людей оттуда пора забирать и вывозить к нам, слишком опасно там стало. Ну, и, понятное дело, оружие, боеприпасы, связь и все СИБ и САО[74] велено вытаскивать уже сейчас все, что есть, и распределять между подразделениями. А тех подразделений и осталось — мы, подольцы, да «Булат» с долгопой[75] на пару. Вот на всех и поделим. По братски, потому что поровну — слишком мало выйдет.

— Ясно, — понятливо кивнул я. — В большой семье кто раньше встал, того и тапки…

— Угу, — поддакнул Тисов. — А еще, если я все правильно помню, там во дворе полно машин стоит, новых только с завода пригнали. Так вот, бери себе всех, кто рулить хоть немного умеет, и выводи оттуда все УАЗы и грузовики с кунгами, что сможешь.

А ведь и верно, только «Хантеров», в милицейском окрасе на площадке возле склада десятка полтора стояло. Были еще и «Форды» и «четырнадцатые»-«пятнадцатые» и прочие «Приоры», но те под наши реалии теперь не очень подходят, а вот УАЗы — вполне.

— По роже вижу, что ты все понял, — подводит итог Артем. — А раз понял — ноги в руки, и бегом, пока нас не обошел кто-нибудь!

Я и помчал бегом. Сначала отлавливать и сгонять в организованную стаю всех наших, у кого есть водительские удостоверения. Потом отбирал из них самых толковых и умелых, а то полно последнее время развелось «наездников», что только с автоматической коробкой передач дело имели, и при страшном слове «механика», словно тот слон из мультика, теряют волю. Затем выяснял, кто из нашего славного ведомства сейчас вообще в этом бедламе за организацию централизованных автомобильных перевозок отвечает. Это раньше все было просто — пишет командир Отряда заявку в АХО,[76] ее утверждают, и все в ажуре. А теперь? Приехать на склад и присесть на вершине собственноручно стащенной кучи барахла — дело не долгое. Вот только кто и на чем тебя и эту кучу потом с того склада вывозить будет? Вот и я не знаю… Вернее, не знал еще полчаса назад. Теперь уже в курсе: все выяснил, согласовал и наладил взаимодействие. Не так уж сложно оказалось. Все как обычно: у кого глотка крепче и морда нахальнее, тот и прав. Короче, имеем две восемнадцатиметровые «шаланды», да еще и УАЗы я думаю забить под завязку, и в «коробочки» утрамбовать, сколько влезет. Угу, налетай — подешевело!

Нет, Антоха прав! Когда ты, словно какой-то муравей, час за часом таскаешь в кузова подогнанных к самому парапету склада фур всевозможные ящики, коробки и тюки, времени на разные самокопания не остается совершенно. Хорошая, простая и честная физическая работа. «Бери больше — кидай дальше». Тот самый труд, который, по словам классиков, облагораживает. А заодно превращает обезьян в людей, а людей, впоследствии — в тягловых лошадей. Но, зато всю муть из головы словно ветром выдуло. Хотя, нет, скорее — потом вымыло.

Понятное дело, подмять под себя все у нас не получилось, да и не ставил я перед нами такой цели. Просто не уволокли бы мы такую кучу одни. За один только «узкий» момент переживал, но вопрос о повторном переделе семнадцати УАЗов, на которые мы, прибыв первыми, с наглыми физиями наложили лапу, ни «собры», ни долгопрудненцы с подольцами даже не поднимали. Мы ведь совсем уж наглеть не стали и, когда они подъехали, как раз были заняты тем, что все остальное: ящики с патронами, гранатами и гранатометными выстрелами, пистолеты, автоматы, сумки с бронежилетами и шлемами, коробки с радиостанциями по-честному растаскивали на четыре равные кучи. Словом, вышло вполне по совести и справедливости. Но сколько ж тут всякого добра! Никогда себя считать слабаком повода не имел, но тут — выдохся. А все из-за электричества, вернее — его отсутствия. Раньше-то все проще было: поставил все нужные тебе ящики на погрузчик-«рохлю»[77] и потащил к лифту, на нем спустился на первый этаж все на той же «рохле» по специальному трапику — прямо в кузов грузовика. А вот теперь так не выйдет — электричества нету и лифт не фурычит. Вот и приходится все по лестнице вручную вниз тащить. А потом, по второй лестнице, чтоб на той, по которой с вещами вниз идут, толчеи не создавать, снова вверх, за новой партией. Натуральная муравьиная тропа!

Под конец погрузки выдохлись настолько, что внезапно сиганувший через забор мутант мог нами закусить вообще не напрягаясь: лично у меня автомат поднять и в его сторону направить силенок еле хватило. А уж попал я в него или нет, даже врать не буду, не знаю. Но тут нас всех здорово выручила предусмотрительность мужиков из «Булата», которые хоть и умучились при погрузке больше всех, зато оставили в одном из «Тигров», на которых приехали, аж четырех часовых, да при крупнокалиберном «Корде». Эти не растерялись, все ж таки у каждого из них боевого опыта на десяток бойцов ОМОН разом хватит, да еще и останется. Оглушительно загрохотал «крупняк», длинным колеблющимся «лисьим хвостом» вспыхнула и заплясала дульная вспышка. Запрыгали по асфальту золотистые гильзы. В общем, мутант, очень сильно похожий на упокоенного нами на Ленинском проспекте «халка», всех пусть и напугал едва ли не до мокрых штанов, но реальных проблем создать не успел. В споре между горой ожившего мертвого мяса и пулями калибра двенадцать и семь десятых пули победили, как на соревнованиях по разным единоборствам говорят: «за явным преимуществом». Но зато всем сразу стало понятно, что эвакуировали мы склад вовремя. У здешней охраны ничего калибром крупнее девяти миллиметров не было. Равно как и опыта схваток с зомби. Не забредали они сюда пока. Поэтому, думаю, с мутантом они просто не справились бы. И нам от того, что «база снабжения» превратилась бы в рассадник живой мертвечины, никакого прибытка. Понятно, что зачистили бы в конце концов, но чего бы нам это стоило. Заставленные стеллажами складские закоулки, особенно если электричества не будет — это вам не подъезд жилого дома. Если дизель-генератор заглохнет — лампочки погаснут, окон нет, планировка — натуральный лабиринт. Весело было бы — словами не передать. И один бог знает, каких потерь нам бы стоило склад назад, под свою руку отбить. Лучше уж, как сейчас: самое необходимое забрали, а если что понадобится — позже вернемся. Пустой многоэтажный сарай сам по себе, как мне кажется, зомби не сильно интересен. Их живые люди привлекают, а не залежи милицейских бушлатов. А чтоб все-таки не забрели случайно, мы все двери и ворота закроем. Живому человеку навесной замок — не преграда, даже если ключа нет, а вот для мертвеца, будь он хоть трижды мутантом — вполне.

Фу, кажется, все. Теперь можно мозолистой лапой утереть с рожи трудовой пот, в очередной раз позавидовав Мише с его черной банданой, торопливо поручкаться на прощанье со знакомцами из Подольска и «Булата»… И валить отселяя к чертовой бабушке! Глядя на изодранную пулями гипертрофированную тушу посреди двора, желания задерживаться на складе дольше необходимого лично у меня вообще не возникает. И, похоже, не у меня одного. Набрали всякого-разного — пора и честь знать.


Интермедия третья. Евгения Воробьева | Это Моя Земля! | г. Москва, Садовое кольцо — Ярославское шоссе, 24 марта, суббота, ночь — утро