home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



г. Москва, Садовое кольцо — Ярославское шоссе, 24 марта, суббота, ночь — утро

— Значит так, Антоха, докладаю по порядку: все самое важное и самое ценное мы совместными усилиями со складов вывезли. Наша колонна под охраной «восьмидесятки» ушла в Пересвет. Всех складских, как и было велено, доставил сюда и даже уже разместил. Какие будут дальнейшие команды?

— Да, собственно никаких, Борь. Этот домик мы оставляем за собой, как опорный пункт и вообще, на всякий случай. Как говорится: «шоб було». Гарнизон — сводный, дежурить будем сменами по неделе, вахтовым методом. Отцы-командиры между собой уже все порешали, так что, я с большей частью своей группы тут остаюсь. А ты с утра забирай всех остальных, один «Урал», БРДМ ваш, да выдвигайся следом за колонной. В Посаде, как я понял, дела тоже фиговые, так что, без дела сидеть не будете. А пока — отбой. Отсыпайтесь, пока возможность есть.

Коротко кивнув, спускаюсь во внутренний двор и топаю прямо в «Ростикс». Не ошибся, именно там и сидят все мои архаровцы. Я ж говорил уже, среднестатистический боец ОМОН, как тот Вини-Пух, всегда не прочь немного подкрепиться. Как гласит древняя армейская мудрость: «Хороший солдат ест всегда, когда не спит». Собственно, этим моя «бригада-ух» сейчас и занимается. В смысле, хомячит так, что за ушами трещит. С удивлением замечаю там же компанию давешних «скубентов». Выглядят они несколько лучше, чем вчера, видимо, общение с медиками не прошло даром. Кроме медицинской помощи, гляжу, им еще и материальную оказали. В смысле — переодели. На девушках вчера вообще одни обрывки висели, которые на одежду даже с самой большой натяжкой никак не походили. Да и у парней и куртки, и свитера, и джинсы, было сильно кровью и грязью заляпаны и порваны местами. Сейчас на всех толком не обмявшийся еще армейский камуфляж. Судя по расцветке и пошиву — старый, образца начала девяностых «бутан». Со склада какого-нибудь, наверное. Чувствую, граждан, одетых в стиле «милитари» скоро сильно прибавится. Вытаскивали-то их по-разному: кого из дома, дав при этом время на сборы, а кого и с работы, как ту барышню в колготках… Вот куда она сейчас на своих каблуках и в обтягивающей короткой юбке? А ведь полно таких, вот и «распотрошили», видно, под их нужды какой-нибудь склад. Благо, у Родины в закромах много всего припасено. Мне вон, в свое время предлагали по знакомству недорого комплект настоящей красноармейской ПШ-42: штаны-галифе, гимнастерка с воротом-стойкой, да плюс сапоги хромовые. Мне оно вроде как не нужно было, да и денег в тот момент лишних как-то не водилось… В общем, не взял. Теперь, кстати, иногда жалею. Все-таки хочется иметь что-нибудь такое, необычное. Исключительно из тяги к прекрасному. И ведь если по армейским складам резерва порыскать, думаю, и формы времен Великой Отечественной, и застойных времен «повседневки» или «парадки», и афганской «эксперименталки»… да много чего на тех складах лежит, своего часа ждет. Кстати, к вопросу о барышне. Где она, интересно? Надо бы найти, да извиниться, что ли.

Но, как выяснилось, всех привезенных нами гражданских еще часа три назад увезли в лагерь беженцев в подмосковное Ашукино, поближе к базе Софринской бригады. Ну, значит, не судьба.

— Как самочувствие, «лыцари»? — присаживаюсь я рядом со студентами.

— Спасибо, лучше, — отвечает за всех Сергей, который в этой группе явно лидер.

Вчера, избитый и ободранный он выглядел совсем фигово, да и не присматривался я к нему, по совести сказать, других забот хватало. А вот сейчас пригляделся. Нормальный парнишка, крепкий, жилистый. Ну, да, триал — дело такое, там хлюпики не держатся, потому как засевшую в грязи машину, порой, не лебедками, а лопатами, срубленными деревцами и «пердячим паром» на сухую землю вытаскивать приходится. Отмытый и переодетый в чистое Кирилл тоже уже не производит того жалкого впечатления, что при первой встрече. Вполне спортивного сложения хлопчик, только роста не высокого и, на мой взгляд, патлат не в меру. В принципе, насколько я знаю, у теперешнего молодняка спорт не совсем в загоне. Это в армию они, все как один, не годны по причине общей утомленности организма, а вот на всякие паркуры и прочие фитнесы их вполне хватает. И откуда внезапно после выхода за дверь военкомата здоровье берется? Так что, на то, чтобы угомонить полдюжины «манекенов» при помощи подручных средств, эти ребятишки оказались вполне способны. А вот потом спасовали. Нет, я не о том, что они с тем молотком и битой на пистолеты автомат не пошли, при таких шансах, пожалуй, и я дергаться не стал бы. Я о том, что так запросто дали себя измолотить. Мы в их годы все больше разными рукомашествами и ногодрыжествами занимались, да в «железках» мышцу качали. Нам юшку пустить сложнее было. А у этих мордобой не в чести, и, несмотря на спортивные фигуры, в большинстве своем, на удар они жидковаты.

В любом случае, симпатичны мне эти ребята. Решительностью своей и готовностью рискнуть, если понадобится. Надо бы им как-то помочь. Но вот как? Было бы у них свое оружие, как у того же «внучка Ванечки» — дал бы патронов, не жалея. Но оружия у них нет, и своей властью я им его выдавать полномочий не имею. Кроме того, я краем глаза сам видел сурового вида генерал-майора в полевом камуфляже, который по «ящику» показывал особенности сборки-разборки карабина СКС и зачитывал с листочка адреса лагерей беженцев и опорных пунктов, на которых уже начали раздавать оружие. Так что, недолго им безоружными быть, доедут до ближайшего армейского «блока», по той же Тверской-Ямской, плавно переходящей в Ленинградское шоссе до Солнечногорска, там и вооружатся. А что им я могу предложить? О, идея!

— Кстати, господа рыцари, а чего у вас с доспехами так плохо?

Прежде чем ответить, парни с легкой завистью поглядели на закрывающие мои голени, плечи и предплечья пластиковые щитки, которые я до сих пор так и не удосужился снять.

— Хорошая штука, сразу видно, такую мертвецу сходу не прокусить. Да где ж нам такие достать? — с легкой завистью протянул Кирилл. — Если только у вас попробовать выклянчить. Все равно, ни купить, ни сменять нам их не на что…

— Ну, положим, именно эти, или другие такие же я вам отдать не смогу — казенная вещь. А вот помочь раздобыть что-нибудь похожее — запросто.

«Скубенты» явно заинтересовались.

— Ладно, не буду ваше терпение на прочность испытывать, скажу прямо. Тут совсем рядом, буквально двести метров по Садовому в сторону Самотечной здоровенны такой магазин есть, фирмы «Ямаха»…

— Это где пианино в витрине стоит? — Сергей явно понял, о чем я говорю.

— Угу, только не пианино, а рояль. Там вообще разных музыкальных инструментов полно. Но кроме «бабалаек» разных там еще и мотоциклами торгуют в соседнем помещении. А где мотоциклы, там всегда обязательно…

— Всякая защитная «сбруя», — заканчивает мою мысль Сергей.

Ну, да, он же джипер, а те с любителями квадроциклов и мотоциклов периодически на разных своих покатушечных сборищах пересекаются.

— Вообще-то, старших перебивать не вежливо, — наставительно поднимаю вверх указательный палец я, — но ты все правильно понял. Разные куртки-штаны с вшитыми щитками, панцири, наколенники-налокотники, шлемы опять же… Вот я и подумал: а не заглянуть ли нам туда на огонек и не разжиться ли чем-нибудь нужным?

— Мы только за, — пожимает плечами Сергей. — Только вам-то это зачем?

— А просто так, — улыбаюсь я в ответ. — Понравились вы мне, вот и решил вам помочь. Опять же, много ли вы возьмете? А остальное мы приберем. А то жизнь — она длинная, мало ли, вдруг пригодится. Ну, что, договорились?

— Договорились.

— Ладно, тогда встречаемся завтра в семь утра на этом же месте.

От студентов я пересел к своим, они как раз трапезничать заканчивали. Поговорил о своей идее с Андреями и Мельниковым. Те согласились, что ребятам помочь — дело хорошее, а самим при этом прибарахлиться — еще лучше. Всех дергать не будем, двумя «тройками» пойдем на «бардаке», да «скубенты» на своем внедорожнике. На Садовом мертвецов пока еще не слишком много, они уже достаточно поумнели, чтобы на проезжую часть широких улиц не вылезать. А вот узенькие переулки, наоборот, отлично блокировать научились. Если действовать быстро — вполне управимся.

Все, с насущным разобрался — пора и на боковую. Выискиваю свободное «койко-место» на длинных, вдоль всей стены, мягких «нарах» и аккуратно укладываю на него свой автомат. Мол, занято. Откуда нары и почему в кавычках? Ууу, это отдельная история. Кресла в «Интерфаксе» хоть и мягкие, но не сильно подходящие для сна. Вот и занялся народ бытовым вандализмом. Разбираешь аккуратно кресло — получаются две вполне приличного размера «подушки», на которые, если их сдвинуть, вполне можно прилечь. Да, ноги остаются на полу. Ну, так там все-таки относительно чистое ковровое покрытие, а вовсе не голые цементные плиты. Вполне приличная лежка, бывало и куда хуже. Сначала такое койко-место себе один сделал, на него поглядев — второй… Так, в конце концов, и получились эти самые «нары», на глаз, штук на сорок посадочных мест, одно из которых я сейчас и занял.

Теперь пора гигиеной заняться. Висящее на стене от руки написанное объявление коротко и недвусмысленно: «Носки стираем, берцы оставляем за порогом». М-да, и с чего это я стиль изложения узнаю? У нас в жилом кубрике в Отряде почти такое же висит, только на принтере распечатанное. К чему такие строгости? Ну, как сказать… Если коротко и по-простому, то когда после насыщенного трудового дня сразу два десятка мужиков в замкнутом помещении стягивают берцы… Амбре в той комнате получается непередаваемый и сногсшибательный. С носками все просто — пошел, да постирал, если мыла нет, то просто в холодной проточной воде, на первый раз и ее хватит. А вот с обувью сложнее. Если ботинки вымыть, то не факт, что они высохнуть успеют к тому моменту, как снова понадобятся. Так что, пока до надежного места не добрался — боты лучше просто проветривать. И уж точно не стоит этого делать в том же помещении, в котором спишь. «Казарменного духа» большинство из нас еще во время службы в рядах непобедимой и легендарной нанюхалось. В общем, простирнул носочки в раковине рядом с туалетом, ноги помыл и пошлепал голыми пятками по ковролину в сторону «лежбища», дисциплинированно оставив свою обувку возле двери, где уже стоял десяток пар. Перевел мобилу в автономный режим, чтоб она, болезная, не сажала почем зря аккумулятор в бесплодных попытках поймать окончательно гавкнувшуюся сеть, завел будильник и, намотав на запястье и кулак правой руки автоматный ремень и обнявшись с «Тигрой», будто с девушкой, рухнул спать. Не буду утверждать наверняка, но мне кажется, что уснул я еще до того, как мое левое ухо коснулось мягкой, слегка вытертой спинами обивки.

Встать по тихому, но настойчивому треньканью будильника было сродни очередному подвигу Геракла. Нечасто со мной такое бывает, чтоб самого себе буквально пинком поднимать из постели приходится, но сегодня именно такой случай. Буквально на морально-волевых, не хотелось перед студентами себя балаболом выставлять, доплелся до раковины. А там — сюрприз: вместо воды из крана только сипящий воздух. Вот и приплыли… Сначала свет, потом мобильная связь, теперь — водопровод с канализацией. Да, как ни крути, из Москвы пора уходить, любой мегаполис в таких условиях и без всяких зомби за пару недель загнется. Это вам не деревенька, где сам себе дров нарубил, печь в доме и баню протопил, керосину в «летучую мышь» залил, а вместо канализации — самодельный «скворечник» из не струганных досок над выгребной ямой. Надо, кстати, Антона в известность поставить, коль он тут за «коменданта снежной крепости», ему одной проблемой больше стало — теперь придется водой где-то запасаться. Лично мне сходу только пара вариантов в голову приходит: или какую-нибудь автоцистерну или пожарную машину под это дело приватизировать и придумывать, где ее заполнять, или на склады фирм, что двадцатилитровыми бутылями питьевой воды для офисных кулеров торгуют, рейды организовывать. А иначе — никак.

Пока я с «радостными» новостями ходил у Тисову — проснулась и моя команда. Взявший на себя роль мехвода «бардака» Угрюмцев, Буров, Солоха и Мельников — сами, Вальмонта и Гумарова поднимать пришлось. Ну, по поводу последнего я почему-то и не сомневался, сам он ни в жисть рано утром не встанет, а будить нашего татарина — та еще эпопея.

Когда мы спустились во внутренний двор и через служебный вход вошли в «Ростикс», Сергей и Кирилл были уже там. Вот третьего их товарища, такого же, как и Кирилл, излишне патлатого, да при этом еще и огненно-рыжего, Славу, кажется, пришлось еще пару минут подождать.

— Все? — уточнил на всякий случай я.

— Да, — подтвердил Сергей. — Мы девушек решили с собой не таскать, ни к чему оно. Помочь они нам все равно не смогут, так хоть мешать не будут. А «сбрую» мы им сами подберем.

Я только кивнул одобрительно и дал отмашку в сторону двери, мол, все на выход.

Сначала, при помощи стоящих в охранении парней из второго взвода, отстреляли припершихся за ночь к арке въезда во внутренний двор «манекенов». Их и было-то не больше десятка. По виду судя — все, как их Кирилл метко окрестил, «веганы». В смысле — никого пока не евшие, и оттого до невозможности тупые. К тому же, ночью температура почти до нуля опускалась, так что со скоростью и поворотливостью у них тоже не ахти. Так что, за минуту совместными усилиями управились. Что интересно, даже на выстрелы и десяток окончательно упокоенных трупов зомби никак не отреагировали. Мелькнуло несколько фигур между домами на Третьей Тверской-Ямской, как мне показалось, пара измазанных бурой, запекшейся кровью рож из подворотни на Садовой-Триумфальной выглянула осторожно и все. Под выстрелы не вылезли. Умнеют, сволочи.

Усадив студентов в «Шевроле», мы забрались в БРДМ и тронулись. Ехать тут — всего ничего. И трехсот-то метров не будет, наверное. Пешком-то минут пять, если не спеша, прогулочным шагом, а уж на машине — и говорить не о чем. По дороге я все же успел прикинуть, как именно проникать в магазин. Пока что мой мародерский опыт ограничился подломом автосалона на Варшавском шоссе, но там основную работу за нас три безвременно почивших гопника сделали. Мы же просто в открытые (а, вернее, разбитые) ими двери вошли и взяли то, что нужно А тут…

А тут все оказалось не намного сложнее. Уж не знаю, что именно тут случилось несколько дней назад, но последствия выглядели так: здоровенный, будто сарай, джип «Линкольн-Эскалейд» по какой-то причине, уж не знаю по какой именно, слетел с проезжей части, протаранил и разметал в щепки стоящий на тротуаре фургончик «Русского Бистро» и, снеся несколько полосатых столбиков ограждения, уютно устроился прямо посреди витрины, зажатого между уже упомянутым «Миром музыки» и крутым мебельным салоном магазина «Мототехника». В который мы, собственно, и ехали.

Студентам я жестами дал понять, что им пока наружу лезть не стоит, магазин мы и без них почистим, вот тогда пусть и заходят, выбирают что приглянется. «Тройка» Мельникова осталась на «броне», а мы с «неразлучниками» полезли через выбитую витрину внутрь. В «Эскалейде» под надувшейся при ударе подушкой безопасности вдруг завозился незамеченный нами сразу покойник. Я лишь указал на него Гумарову, а тот вскинул свою «девятку», ствол которой украсился толстой слегка вытертой трубой ПБС. Глухо пумкнул ослабленный глушителем выстрел, лязгнул затвор, зазвенела по броне БРДМ зеленая гильза. Дергающий руками, пытающийся выкарабкаться из-под подушки безопасности мертвяк обмяк и затих. Нормально. Работаем дальше.

Интересное дело, раньше я в такие дорогие и пафосные торговые точки, как этот мотомагазин или автосалон на Варшавке даже не заходил. Не скажу точно, почему, тут сразу несколько причин сошлось: денег на то, чтобы купить что-то в таких местах у меня никогда не было, это раз. Во-вторых, не хотелось ощущать на себе презрительные взгляды продавцов, которые хотя сами тоже в собственном магазине ничего приобрести не могли, но зато на зашедших просто поглазеть граждан смотрели, будто на привокзальных бомжей, свысока и с презрением. Ну, и, в-третьих, не любитель я просто так по разным лабазам прогуливаться. Если что-то нужно — пришел, купил и ушел. Удовольствия от процесса под иноземным названием «шопинг» я испытывать не способен. Разве что в хороших магазинах армейского снаряжения и экипировки, вроде той же «Стратегии» или «Корпуса выживания» я могу зависнуть надолго, но это уже сродни экскурсии по музею. Не просто желание накупить всего, побольше и подешевле, а созерцание и получение эстетического удовольствия. Вот загнул, а? Зато сейчас, когда вокруг бог знает что творится, будто решил наверстать упущенное.

Магазин оказался очень даже симпатичный. И выбор хороший: кроссовые эндуро, солидные чопперы, даже на вид шустрые скутеры. Квадов разных тоже полно — от мелких пятидесятикубовок, детишкам по дачному поселку собак гонять, до здоровых, чуть не с трактор размером, «Бомбардье» и «Поларисы». И для внедорожных покатушек, и даже, если по смонтированным позади сиденья чехлам судить, для охоты. На ценники глянул — аж поплохело, мне мой верный сильно подержанный «Фокус» дешевле обошелся. Так он, по крайней мере, полноценная машина, пусть и не новая и утомленная русскими дорогами отечественным сервисом. Нет, хорошо, что я по подобным магазинам раньше не ходил — меньше расстраивался. Сейчас расстраиваться некогда — мы тут не на товары глазеем а территорию зачищаем.

При «зачистке» никаких эксцессов не возникло. Вообще. Не оказалось в магазине ни одного зомби, не считая того, что в «Линкольне» придавленный подушкой безопасности загорал. Что ж, тем лучше для нас. «Глушак» у нас на шестерых всего один — на «девятке» Гумарова, так что при столкновении с мертвецами пришлось бы пошуметь. А на пальбу из окрестных дворов вполне могли забрести на огонек новые не совсем живые граждане… Пришлось бы и с ними воевать. Долго оно и хлопотно. Куда проще, как мы сейчас, без шума и пыли. Выглянул на улицу, Сергею в разбитую витрину рукой махнул, заходи мол, милости просим.

Пока Сергей, Кирилл и Слава придирчиво отбирали себе и своим подругам мотоциклетные куртки, штаны и шлемы, мы, особо не разглядывая, сметали все остальное в большие и прочные целлофановые пакеты с логотипом магазина, изрядный запас которых я обнаружил под кассовым прилавком. Закончив с полками и вешалками в торговом зале, заглянули в подсобку. Облом-с, много чего там было, но все больше из разряда запчастей. Из одежды и «доспехов» — только то, что в зале было. Ну, с паршивой овцы…

— Вы как, закончили? — негромко окликаю я Сергея.

Тот вместо ответа оживленно мотает вверх-вниз головой и демонстрирует мне сразу три шлема, подбородочные ремешки которых он зажал в кулаке. Хороший, кстати, выбор, я все опасался, как бы он этих понтовых «гермаков» не набрал. Тех, что наподобие шлемов пилотов «Формулы-1». Выглядят они, конечно, до умопомрачения круто, вот только слышимость в них никакая, и обзор ненамного не лучше. Обошлось, Сергей набрал шлемов, очень здорово похожих на наши «Джеты», разве что без защищающих шею сзади клеенчатых бармиц, да еще с другой формы креплениями забрала. Хороший выбор. Обзор не сужен, лицо закрыто, слышно в них тоже должно быть хорошо. Цветовая гамма, конечно… веселенькая, но тут уж не до жиру, что было, то и взяли.

— Все, помародерствовали и будет, — скомандовал я. — Пошли на выход. «Скубенты» первыми, потом мы.

Когда я, звеня мелким стеклянным крошевом, перебирался через выбитую витрину на улицу, в голову мне пришла забавная мысль: похоже, в новых реалиях слово «мародер» скоро потеряет свой отрицательный окрас и станет синонимом слова «добытчик».

На этот раз «Шевроле» на тротуаре оставлять не стали и он протиснулся в арку следом за «бардаком». Девушки уже ждали во внутреннем дворе, их наш связист оповестил. А его, соответственно, я, когда в БРДМ грузился. Распрощались тепло и как-то буднично, что ли, словно знакомые, расстающиеся на пару-тройку дней. Может и хорошо, как говорится: долгие проводы — лишние слезы. Тут же пожали друг другу руки, пожелали удачи и поехали каждый в свою сторону. Кто знает, может еще и встретимся, Земля — она круглая.


г. Москва, Садовое кольцо — Триумфальная площадь — Пожарская улица, 23 марта, пятница, день-вечер | Это Моя Земля! | г. Пересвет, база Подмосковного ОМОН. 24 марта, суббота, день