home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



г. Пересвет, база Подмосковного ОМОН — окрестности г. Пересвет, войсковая часть 68010 — г. Пересвет, войсковая часть 3422, 28 марта, среда, день

Как ни странно, по башке от Бати за свои инициативы в «Воздвиженском» я так и не огреб, хотя готовился к этому всю обратную дорогу. Встретил он нас, конечно, неласково, видно капитан-вэвэшник по дороге своим по рации наябедничал, а уж те Львову передали, но сначала все же выслушал. И, к моему и Антонову удивлению, с выводами моими согласился.

— Все верно, не стоят эти несчастные огурцы таких жертв, — согласно мотнул он головой. — И по поводу складов и прочих рынков — тоже согласен. Кстати, вот ты, Грошев, проверкой всякого такого и займешься. Слыхал добрую армейскую поговорку, про инициативу, которая сношает инициатора? Вот, считай, сам и напросился.

— Есть, тащ полковник! — привстаю со стула я. — С чего начинать? Какие-то задачи будут, или я в свободном поиске?

— Думаю, и до свободного поиска дело дойдет со временем, но сначала есть несколько мест, которые нужно прямо сейчас проверить и на которые небольшие наколки уже имеются. Выделим тебе машину… УАЗа, думаю, под твои нужды вполне хватит.

— Лучше бы «Тигр»…

Ну, да, меня этому еще в далекой юности в армии научили — всегда проси непомерно много, тогда, глядишь, если повезет, то выделят именно столько, сколько на самом деле нужно.

— А БТР не дать? — могучий Батин загривок аж побагровел от возмущения. — Не наглей, Грошев!

— Тащ полковник, да куда я по нынешним временам на УАЗе? — заканючил я. — Если только движущуюся мишень для всех желающих пострелять по ментам бандитов изображать.

Львов ненадолго задумался.

— Ладно, бронированный УАЗ получишь, из тех, что вы с Пожарской пригнали. Они, как раз, без опознавательных знаков и надписей, обычные, если не приглядываться, светло-серые «козлы». Таких вокруг полно. И трех бойцов выделим, двух стрелков и водителя…

— Тац полковник, а разрешите, вместо водителя — третьего стрелка? За руль я и сам сяду.

— Ну, или так, — согласился командир. — Кого возьмешь?

— Бурова, Солоху и, — я чешу в затылке, — Гумарова, пожалуй.

— Погоди, так Гумаров же пулеметчик?

— Так и я о том же. Если совсем припрет — может очень со своим «Печенегом» пригодиться. А в остальное время — или с «Кедром» повоюет, или с «девяткой». Она, кстати, тоже совсем не лишней может оказаться.

— Хм, — Батя снова погрузился в размышления. — Ладно, не лишено смысла. Значит, полчаса тебе на все про все и выдвигайся. Первой точкой для досмотра тебе будет «Таблетка».

— «Таблетка»? — от удивления я снова брякнулся на стул. — А чего нам там делать то?

Вот бывают же в жизни чудеса, а! Сколько лет мимо ворот этой самой «Таблетки» на службу катался, а теперь выясняется, что ни черта толком про нее и не знал. Нет, еще бог знает когда мне «по большому секрету» рассказали, что когда-то тут, в густой лесопосадке за бетонным забором в километре от окраин Пересвета, базировались ракетные установки С-25 «Беркут», второе кольцо ПВО вокруг Москвы. Да только их, то ли за ненадобностью, из-за того, что устарели, то ли по какому-то договору с заокеанскими «заклятыми друзьями», еще в начале девяностых на иголки попилили. Причем, если мне память не изменяет, лет все же немало прошло, я тогда еще в школе учился, с серьезной помпой и шумихой вокруг этого события. А теперь оказывается, что помимо этих самых «Беркутов» тут еще и центральная база ракетного вооружения и боеприпасов ВВС располагается. Которую, в отличие от ракет, никто не трогал и даже не собирался. Мало того, кроме оружия и боеприпасов тут еще и часть запасов Росрезерва хранится. И знали об этом только те, кому по службе и форме допуска подобную информацию знать положено. А для остальных, как и для меня, например, «Таблетка» все эти годы была просто какой-то непонятной маленькой армейской «точкой», непонятно к каким войскам приписанной и непонятно чем занимающейся. А тут вот оно что! То-то я понять не мог никак, почему эта малюсенькая вэ-чэ[94] так стойко все тяготы и невзгоды последних лет перенесла! С такой-то «начинкой» — странно, если бы оно было иначе.

— Стой, стрелять буду!

Смысл фразы, конечно, суровый, но вот голос, которым она была выкрикнута, эти истерично-жалобные интонации… В общем, что-то я сильно сомневаюсь, что кричащий рискнет не то что на спусковой крючок нажать, а хотя бы прицелиться в нашу сторону. Хотя…

— Я вот сейчас на эту вышку залезу, да как одному «стрельцу неприкаянному» дам по шее, чтоб дурных мыслей в пустой голове поубавилось! Ты, воин, совсем с ума спрыгнул, в живых людей автоматом тыкать собрался?! Да еще и в старших по званию! Охренела твоя голова?! На «губу» сильно захотелось? Так я устрою! Деньков этак на десять!

Судя по тому, что я разглядел, нервишки у сидящего на караульной вышке пацана сейчас вообще ни к черту. Как там у классика: «Я человек, измученный «Нарзаном»»? Вот и этот такой же, только с минералкой тут напряжно. В общем, нужно его из этого истерического состояния в реальность возвращать, пока он дел не натворил. А что может лучше «салаге» мозги вправить, чем грозный начальственный окрик и обещание всех возможных кар небесных, в виде нескольких суток гауптвахты?

— Не имеете права, — донеслось с вышки, — на десять суток по Уставу только командир части может. А вы — вообще не из наших.

Ну, слава богу, похоже, оклемался наш часовой. Мозги в конструктивном направлении заработали.

— Ага, — согласился я, — точно, не могу. Это ты верно сообразил. Так мы подъедем?

— Осторожнее только, эти три — они не последние. Остальные убрели куда-то, но могут вернуться.

Спасибо за подсказку, а то мы сами не знаем. Хотя, странно это. Обычно зомби от вероятной трапезы уходят, только если опасность чуют, да и то не всякие. «Манекены» так и будут на месте топтаться, пока им «маслина» в их гнилую голову не прилетит. А тут, выходит, ушли. Правда — не все. Четверых мы угомонили, едва за ворота части въехали, еще двое тут, под вышкой караулили.

— Кстати, воин, а чего ты их сам не пострелял, дистанция-то — никакая?

— Так патронов нет, — глухо буркает он. — Нам их на пост и не выдавали никогда.

М-да, блин, узнаю родную российскую армию. Автомат и подсумок с магазинами вручили, на пост поставили, а вот патронов, чтоб от коварного империалистического хищника этот самый пост защитить — не выдали. На всякий случай. А то ведь, если у солдата патроны будут, так он и пальнуть в кого-нибудь может, ну, чисто гипотетически. А нет у него патронов — так и волноваться не о чем.

— Кстати, много их, остальных-то, боец?

— А фиг его знает, — рапортует в ответ солдат с вышки, — я не меньше десятка видел, но это тех, что возле меня крутились, а что в штабе и в караулке — не знаю.

Вообще-то «Таблетка» — часть на самом деле маленькая, думаю, не больше полусотни человек всего, и офицеров, и «срочников». Очень надеюсь, что не все они сейчас голодной нежитью бродят по округе. Все-таки полсотни зомби на нас четверых (солдатика на вышке я даже в расчет брать не буду, он и тех мертвецов, что прямо возле его поста отирались, уделать не смог) — это слегка перебор. Но, делать нечего, поставленную задачу нужно выполнять, а задача у нас предельно простая: добраться до места, оценить обстановку, найти здешнего старшего и наладить с ним предварительное взаимодействие. О вопросах «вельтполитик» уже позже на уровне Бати договариваться будут, а нам пока — так, вежливо поздороваться и демонстрировать открытость и доброжелательность. Как Машков в роли Кирюхи Мазура в фильме «Охота на пиранью» сказал: «Тут главное — личное обаяние, а у меня этого добра знаешь сколько!» Вот так и мы. Только, прежде чем какому-нибудь здешнему подполковнику улыбаться в тридцать два зуба, нужно для начала, санацию территории произвести. Чем мы и занялись.

Сначала я просто подогнал УАЗ вплотную к вышке, с которой мы, наконец, сняли здорово отощавшего воина в звании младшего сержанта, который, оказывается, почти трое суток там просидел, не слезая, и долго давил на клаксон. На его завывания минут за десять подбрели еще пяток мертвецов. Все в камуфляже с офицерскими погонами, и все с почти одинаковыми пулевыми ранениями в груди. Вот это уже интересно! Я, конечно, не ахти какой судмедэксперт, но кое-что в этом вопросе понимаю. По крайней мере на то, чтобы понять, что стреляли в этих зомби еще когда они были живы, и именно от этих ран они и умерли, даже моих скромных познаний в вопросе хватило. Как догадался? Ну, начать хотя бы с того, что у мертвецов кровь не циркулирует и из раны вытекает ее совсем немного, да и то, если покойник свежий. А если кровь уже успела свернуться, то вообще не течет. А у этих бушлаты кровью пропитались вполне основательно. Это кто же, интересно, и с какого перепугу тут по живым людям палил?

При осмотре штабного корпуса мы получили ответы сразу на два вопроса. Выяснили, куда же именно утопали от вышки остальные мертвецы и кто именно стрелял по военным. Похоже, последние зомби на территории «Таблетки», а было их еще полтора десятка, сгрудились возле распахнутого настежь окна в «дежурку». Они, думаю, и внутрь бы влезли с радостью, да только стальная решетка, закрывающая окно снаружи, им этого сделать не дала. Так и стояли они перед окном тесной кучей, пытаясь дотянуться до чего-то внутри просунутыми сквозь покрашенные белой краской прутья решетки руками. Ни одного «отожранца», одни «деревянные». Они даже на звук подъехавшего автомобиля не отреагировали и в нашу сторону удосужились повернуться только когда мы в четыре ствола их отстреливать начали. Перед тем как войти в здание штаба, я заглянул в окно, интересно же, чего там такого было, что половина зомби с территории тут собрались и даже на сидящую на вышке потенциальную еду внимания не обращали. Ох, елки-палки, а тут, похоже, весело было: стены комнаты были исписаны и изрисованы черным маркером. Тут тебе и кресты, и обрывки молитв и какие-то проклятия, словом, полный комплект. А на полу, в окружении нескольких пустых водочных бутылок и примерно двух десятков пластиковых колодок для пистолетных патронов лежит труп мужика с майорскими погонами на камуфляжной куртке и эмалевым значком «Дежурный по части» на груди. Затылка у покойного нет, вместо него — омерзительное на вид месиво из костей, запекшейся крови и колтуна волос. В руке трупа намертво зажат пистолет Макарова. И стреляные гильзы, много гильз. Миленько так, ничего не скажешь. Сложно сказать, что именно тут произошло, но предположить можно: когда все началось, у здешнего дежурного капитально «потекла крыша», он заперся в «дежурке» и вскрыл оружейную комнату. А потом жрал прямо из горла водку (и откуда у них ее столько в дежурной части было, залет ведь страшнейший, если найдет кто), рисовал и писал всякую хрень на стенах и отстреливал сослуживцев, пытавшихся мимо него проскочить на улицу. Возможно, кто-то даже пытался выпрыгнуть в окна, другими причинами объяснить такое количество открытых фрамуг сложно, но позиция у майора была отличная. А когда кончилась водка, а застреленные коллеги восстали и встали перед окном, пытаясь добраться до своего убийцы, он вставил ствол пистолета себе в рот и еще раз нажал на спуск. Офигеть можно!

Штаб мы, разумеется, на всякий случай проверим, но есть у меня подозрение, что самый старший по званию военнослужащий «Таблетки» — это тот самый младший сержант, что сидит сейчас на заднем сидении нашего УАЗа и жадно рвет зубами ни в чем не повинные бутерброды колбасой, что настругала в дорогу Солохе заботливая супруга, запивая их сладким крепким чаем из моего термоса. Оголодал мальчишка, да и замерз, наверняка, как пес, тут ведь низина, сыро, и по ночам даже летом не очень-то жарко. Короче, есть у меня подозрение, что контакт с местными уже налажен и этот самый «местный» уже заранее согласен практически на все, что угодно, лишь бы его отсюда забрали.

Так я и доложил Львову по рации, спросив попутно, что же мне делать с найденышем.

— Так, Грошев, хорош уже всех в Отряд тащить, — забубнил наушник голосом Бати. — Мы еще от автобуса твоего не оправились. Нет у нас больше мест. Так что, вези к «вэвэрам». Он — парень военный, к казарме привычный, так что там точно как дома будет.

Ладно, к «вэвэрам», так к «вэвэрам». Мне-то, собственно, не все равно? Тут недалеко, так что, прокачусь, только вот штабной корпус проверим. Не люблю я у себя за спиной возможные сюрпризы оставлять. Караулку и казарму «срочников» пускай уж следующая группа, что вывоз боеприпасов, оружия и продуктов обеспечивать приедет, проверяет. Ну, а штаб, вроде как мы чистить начали. Нужно до конца дело довести, а уж потом ехать со спокойной совестью.

Штаб, как я и предполагал с самого начала, оказался пуст. Судя по всему, кому-то все же удалось убежать: окна нескольких кабинетов на втором этаже выводили на противоположную от «дежурки» сторону, а на блеклой, прошлогодней траве и слегка подсохшей уже грязи были отчетливо видны цепочки уходящих в сторону лесополосы следов. Ну, хоть этим повезло. На выходе — еще одно испытание: глядящий жалобными собачьими глазами Солоха. По роже вижу, этому страсть как охота в оружейную комнату здешней «дежурки» заглянуть.

— И как, Андрюха? Или у тебя в «мародерке» кроме «лючника» еще и «Ключ»[95] завалялся?

Андрей сокрушенно мотает головой, а потом выступает с рационализаторским предложением.

— Борь, а может, какой-нибудь трос найдем, за бампер зацепим, решетку на окне обмотаем и выдерем?

— Некогда нам тросы искать, да и некуда барахло будет складывать, итак с перегрузом пойдем. Или ты предлагаешь пацана этого тут бросить?

Солоха отрицательно мотает головой, но лицо у него при этом — «Враги сожгли родную хату…». Все-таки удушаемый «жабой» хохол это зрелище — никакого цирка не нужно. В одном я могу быть уверен на все сто процентов, в самое ближайшее время Андрюха раздобудет несколько комплектов «Ключа». Купит, выменяет, украдет, но достанет!

У вэвэшников на базе какая-то непонятная, но очень нехорошо выглядящая со стороны буча. На плацу перед казармой, сразу за КПП — толпа солдат, сотни полторы, наверное. Как я понимаю, весь личный состав, что не дезертировал. На невысоком крылечке, словно на трибуне — несколько офицеров. Откровенной агрессии пока не видно, так что на бунт на каком-нибудь «Очакове» или «Потемкине» явно не тянет. Но физиономии у всех мрачные и решительные. Солдатики что-то выкрикивают, офицеры пытаются отвечать, но ни тех, ни других в общем гвалте почти не слышно. В смысле, голоса-то слышны, а вот что именно говорят — не разобрать. Выбравшись из УАЗа несколько минут просто стою молча и слушаю, пытаясь понять, что же тут все-таки происходит. Ну, в принципе, вполне ожидаемая после всего случившегося утром ситуация. Если верить историкам, то февральская революция в семнадцатом с такой же ерунды началась: солдаты запасных полков очень на фронт, под пули, не хотели, вот и начали орать на улицах про «штык в землю» и «айда по домам». Тут, почти то же самое. Сегодняшние потери здорово взбудоражили солдат. Кто-то из них, видать, услышал мою гневную тираду в «Воздвиженском», что-то добавили от себя… В общем, сейчас тут что-то вроде бунта, только без пальбы. Общий настрой: «Все нафиг, мы на эти блудняки не подписывались, кому нужно, тот пускай сам себе жратву ищет, а нам и так нормально». И самое обидное, что во всем происходящем и моя вина имеется: меньше нужно было у них на виду в супермаркете языком лязгать. Так, нужно попробовать исправить ситуацию, пока не поздно. Сам заварил — самому и расхлебывать. Эх, была, не была!

Протолкавшись к крыльцу, на котором молча стоят офицеры части, поднимаюсь и разворачиваюсь лицом к солдатам. Вывозившие сегодня утром продукты с Привокзальной площади в Посаде меня явно узнали.

— Вот он… Это он… — просквозил шепоток по толпе.

Я обвел взглядом слегка притихшую камуфлированную толпу.

— Все правильно, пацаны! На кой ляд вам это вообще сдалось? Каждый сам за себя! Закон джунглей, ёпта! Спасать кого-то, кормить, защищать… Да на кой пень оно вам нужно? И плевать, что там, — я махнул рукой куда-то в сторону Посада и Москвы, — беззащитные и безоружные штатские дохнут. Главное — что у нас тут тепло, хорошо и спокойно, да?!

Бойчишки смотрят на меня с явным недоумением. Вот чего-чего, а подобных заходов они точно не ожидали.

— Все верно! Плевать на всех, главное — самим выжить. Какая, к черту, Присяга, какой к бениной маме долг перед Родиной? Вы ж, мля, молодые и свободные йаркие личности, никому ничего не должные, да?! Один вопрос: а дальше что? Вот прямо сейчас — выжили. А дальше? Через год, через два? Что, сидеть в промерзших бетонных коробках с заплесневевшими стенами и протекающей крышей, топиться «буржуйками», лопать печеную картоху и просроченные консервы а по ночам «гондурасить» по темным углам или друг дружку в задницы огуливать?! Чего притихли, не прав я что ли?! Кто тут из вас строитель? Электрик кто? Сантехник? Водопроводчик? Кто вам, мудакам, порвавшуюся одежду заштопает или что-то приличное пожрать сготовит? Кто машины, на которых вы сейчас катаетесь, починит? Кто, в конце концов, вам, дурням, через год-другой детей рожать будет, а?!! Они все, электрики, сантехники, автомеханики, девчонки молодые, симпатичные, учителя, что ваших детей читать-писать когда-нибудь научат и в дикарей превратиться им не дадут — там!!! Они прямо сейчас, пока вы тут в революционных матросов играете и самих себя жалеете, умирают. Убивают их там и жрут!!! Тех самых девчонок, что вам могли бы женами стать — жрут!!! Каждую минуту их все меньше, а упырей, все больше! С каждой минутой все меньше шансов их найти и спасти! А вы тут скулите про то, как от вас много требуют! Да на хрен вы никому не сдались, такие красивые!!! Никому от вас ничего не нужно!!! Живите, как хотите, мля! Только сами для себя решите сначала, кто вы вообще по этой жизни, армия или банда?! Потому что если вы банда — то мне и говорить с вами больше не о чем, за меня вам все мой автомат скажет, если хоть что-то отмочить попытаетесь. А не хотите рано или поздно с моим «калашом» пообщаться — скатертью по жопе, катитесь на все четыре стороны, никто вас не держит! А вот если все таки армия, то подотрите сопли, отыщите свои яйца, коль мужиками родились, и вспомните, какая у армии основная задача! Для особо одаренных напомню: долг и главная задача каждого солдата — защищать свою страну и свой народ! А вы, сука, на этот самый народ, похоже, положили с пробором, защитнички, вашу мать! Стыдно мне на вас смотреть, мужики, стыдно!

Неужели получилось? Вот блин, с таманцами не вышло, а тут — получилось! Или я с «таманью» просто недостаточно постарался? В любом случае, этих я, похоже, если и не убедил до конца, то, как минимум, заставил крепко задуматься. Обведя еще раз замерших в гробовом молчании солдат, я махнул рукой, и начал было спускаться с крыльца вниз, собираясь вернуться к машине, но меня аккуратно придержал за плечо стоявший рядом молодой майор.

— Скажи, прапорщик, а ты сам-то веришь во все то, что только что сказал? Какая страна, о чем ты? Оглянись вокруг! От правительства со второго дня всего этого ни слуху, ни духу. Бросили нас…

Я останавливаюсь и, пристально глядя ему в глаза, отвечаю:

— Верю. Какая страна? Наша, мать твою! И причем тут правительство? Государство и Родина — это не всегда одно и то же. Кто тебя бросил? Президент? Министр внутренних дел? А что они для тебя сделать сейчас смогут такого, что ты сам для себя и без их помощи не сделаешь? Просто ты, товарищ майор, повторюсь, уж определись для самого себя, кто ты. И если решишь, что ты все еще майор, часть армии, то уясни, что для тех гражданских, которых ты сейчас защищаешь, ты — и есть государство. Не Президент, неизвестно где потерявшийся, и не куча депутатов-дармоедов, а ты майор!

И уже направляясь между расступающимися передо мной солдатами к УАЗу, я слышу за спиной его тихий и растерянный голос.

— Майор, майор… Да кому сейчас эти звезды и просветы вообще интересны? Все мы сейчас рядовые… Рядовые Апокалипсиса, блин…

1

«Красный», «зеленый» — в спецподразделениях этими голосовыми командами обозначают неготовность или готовность к бою.

2

Подбив — способ замены магазина в автомате, при котором старый магазин как бы выбивают новым, ударяя им по защелке магазина и самому старому магазину. Способ удобен быстротой, но при нем выбитый магазин падает на землю.

3

«Горка» — полевое обмундирование спецподразделений из грубого брезента, с дополнительными тканевыми накладками на локтях и коленях, для прочности.

4

Модульная «разгрузка» — «разгрузка» в виде жилета, либо ременно-плечевой системы, отличающаяся от обычного разгрузочного жилета возможностью произвольного расположения карманов и подсумков. Такую «разгрузку» каждый боец подгоняет под себя, размещая ее элементы там, где это удобно ему.

5

«Имитация» — общее название холостых боеприпасов, взрывпакетов и имитационных мин.

6

«Лебединое озеро» — балет Петра Ильича Чайковского, отдельно известный тем, что именно его транслировали по всем телеканалам во время августовского путча в 1991 году.

7

Отсечка — характерный звук, раздающийся в тот момент, когда в магазине автомата закончились патроны.

8

ФМС — Федеральная миграционная служба, федеральный орган исполнительной власти, реализующий государственную политику в сфере миграции и осуществляющий контроль, надзор и оказание государственных услуг в сфере миграции.

9

Иж-71 — служебная модификация пистолета Макарова, в которой используется более слабый 9 мм патрон 9х17 мм «курц».

10

ГНР — группа немедленного реагирования, подразделение, состоящее из наиболее подготовленных сотрудников ОВД, выезжающее на самые серьезные преступления.

11

ОМСН — отряд милиции специального назначения (в прошлом СОБР), подразделение спецназа МВД, занимающееся борьбой с терроризмом, освобождением заложников, задержанием особо опасных преступников.

12

«Штурм» (9А-91) — малогабаритный автомат под 9 мм спец. патроны СП-5, СП-6 и ПАБ-9, состоящий на вооружении спец. подразделений МО и МВД.

13

«Зорька» — сленговое название свето-шумовой гранаты «Заря-2М».

14

ЗШ (ЗШ-1.2) — шлем второго класса защиты с поликарбонатным прозрачным забралом. Входит в штатную экипировку спецподразделений МВД.

15

«Маска» — он же шлем ЗШ-1. Более ранняя версия боевого шлема для спецподразделений МВД. В отличие от ЗШ-1.2 не имеет забрала.

16

ГП-30 «Обувка» — 40-мм подствольный гранатомет.

17

КМБ — курс молодого бойца, первоначальный подготовительный этап армейской службы.

18

«Журавли» — памятник жителям Ивантеевки, павшим в годы Великой Отечественной войны.

19

«Пепс» — милиционер из подразделения ППС (патрульно-постовой службы).

20

Кутагы — грубое ругательство на татарском языке.

21

Джаляб — еще одно грубое ругательство на татарском языке.

22

«Гаеры» — сотрудники ГИБДД.

23

«Лумумбарий» — Российский Университет Дружбы Народов им. Патриса Лумумбы.

24

ПХД — парко-хозяйственный день. В армии в этот день (обычно ПХД объявляется по субботам) солдаты проводят генеральную уборку всех помещений и территории войсковой части.

25

Шени деда шевеци — грубое ругательство на грузинском языке.

26

ШТ — шифротелеграмма.

27

«Джетта» — пластиковый шлем с прозрачным забралом, предназначенный для бойцов спецподразделений МВД, работающих на массовых мероприятиях. Класса защиты, как такового, не имеет и является исключительно противоударным.

28

ГСГ-9 — антитеррористичесое подразделение федеральной полиции Германии.

29

«Интерполитех» — проходящая в Москве на ВДНХ ежегодная международная выставка, на которой представляют новейшие разработки в области вооружения, экипировки, специальных средств и техники для правоохранительных структур.

30

«Брысь» — шутливая переделка названия ОМСН МВД «Рысь».

31

МОБ — милиция общественной безопасности.

32

ОБОЗ — отдельный батальон охраны зданий.

33

Собры — сотрудники ОМСН, ранее называвшегося СОБРом. Кстати, с января 2012 года всем ОМСНам снова вернули название СОБР.

34

Младший начальствующий состав — сотрудники правоохранительных органов в звании от младшего сержанта до старшего прапорщика включительно.

35

«Альфонсы» — шутливое прозвище сотрудников Управления «А» ФСБ РФ (бывшей группы «Альфа»).

36

ОПМ — созданный на базе расформированного долгопрудненского ОМОН Оперативный полк милиции. Основные задачи полка — охрана общественного порядка на массовых мероприятиях, в том числе и спортивных.

«Булат» — ОМСН ГУВД по Московской области.

37

Дословная цитата из объявления о приеме на службу в милицию, которое крутили в Московском метро в начале 2000-х. Никаких других требований к кандидатам не предъявлялось.

38

Подразделения ВВ МВД РФ негласно делятся на два типа: «серые» СМВЧ (специальные моторизированные войсковые части, они же «ментобаты»), в которых солдаты несут службу в милицейской форме, и «зеленые» — в которых личный состав носит камуфляж. «Зеленые», обычно, подготовлены несколько лучше, по той причине, что у «серых» на боевую подготовку просто нет времени, они сотрудников ППС на улицах городов изображают.

39

«Вэвэры» — военнослужащие ВВ МВД.

40

«Контрас» — он же «сверчок», он же «контрабас» — военнослужащий, проходящий сверхсрочную службу по контракту.

41

Партак (уголовн. жаргон) — татуировка.

42

«Слоу-мо» — сокращение от английского slow motion, «замедленное движение».

43

СШ-68 — армейский стальной шлем образца 1968 года. Обычная армейская «каска» (хотя, каска — это у строителей, все, что в армии — шлем).

44

«Трехцветка» — стандартный российский армейский камуфляж «флора».

45

СГУ — она же «крякалка», сигнальная громкоговорящая установка.

46

«Луна» — мощный прожектор, монтируемый на башнях бронетранспортеров и боевых машин пехоты.

47

Центроподвоз — специальное управление Министерства обороны, созданное для доставки грузов в гарнизоны на территории Чеченской республики. Обычная колонна Центроподвоза — это 100–150 грузовиков под охраной бронетехники, а, в случае необходимости, и вертолетов.

48

Центроспас — Центральный аэромобильный отряд спасателей МЧС России.

«Лидер» — Центр проведения спасательных операций особого риска «Лидер» МЧС России. Собственное спецподразделение МЧС, предназначенное для проведения спасательных операций в особого опасных условиях, например, в зоне военного конфликта.

49

Тухтап тур (узб.) — постой-ка, погоди.

50

«Мародерка» — она же «сухарка», она же «дей-пак», небольшого размера подсумок для всякой всячины, крепящийся к разгрузочному жилету или РПС на спину или на поясницу.

51

ИТО — инженерно-техническое отделение, подразделение саперов и взрывотехников.

52

«Трехминутка» — боевая группа постоянной, «трехминутной» готовности.

53

«Прилив» — стандартное боковое крепление для ночных и оптических прицелов на автоматах Калашникова.

54

«Зенит-2» — тактический фонарь, стоящий на вооружении Подмосковного ОМОН. Крепится на ствол и газоотводную трубку автомата при помощи специального крепления, имеющего интегрированный разъем для установки лазерного целеуказателя.

55

«Рэд дот» (англ.) — «красная точка», коллиматоры называют так потому, что именно так выглядит в большинстве моделей прицельная марка.

56

«Бардак» (арм. сленг) — БРДМ, боевая разведывательно-дозорная машина.

57

«Колпак» — защитный шлем второго класса защиты «Колпак-3М» производства Питерского НПО Специальных материалов.

58

ПП-2000 — одна из новейших российских оружейных разработок, 9-мм пистолет-пулемет весьма необычного внешнего вида. Состоит на вооружении спецподразделений МВД, ФСБ и Минюста.

59

КХО — комната хранения оружия.

КХСС — комната хранения спецсредств.

60

Большой каменный мост — мост через Москву-реку, расположенный рядом с Боровицкой башней Кремля.

61

Специально для хорошо информированных читателей: автор прекрасно знает, как на самом деле называется улица, на которой расположены склады ГУ МВД России по Московской области. Но для сюжета этот момент не существенен.

62

«Покемон» — бронеавтомобиль на базе армейского грузовика «Урал». В бронированной капсуле кузова может везти до 20 военнослужащих, обеспечивая им защиту от стрелкового оружия. Имеет ряд весьма существенных недостатков, но: «На безрыбье и рак — щука».

63

«Хозяйка» — армейский тентованный грузовик «Урал» или ЗиЛ-131, предназначенный для перевозки имущества.

64

ЦУ — ценное указание.

65

МДЗ — 14,5 мм патрон для КПВД мгновенного действия зажигательный. При попадании в цель — взрывается.

66

Натти (Натаниэль) Бампо — охотник и следопыт, герой повестей Фенимора Купера «Зверобой», «Последний из могикан», «Следопыт или на берегах Онтарио».

67

ФСИН — Федеральная служба исполнения наказаний Министерства юстиции РФ.

68

«Кивер-4» — защитный шлем, состоящий на вооружении спецподразделений МВД и ФСБ.

69

«Лючник» — универсальный ключ, подходящий для замков бронетехники российского и советского производства.

70

«Пича» — от английского «speech» — «речь», на жаргоне уличных аферистов — заранее заготовленная речевка, с которой мошенник обращается к своей потенциальной жертве.

71

Штат одинокой звезды — Техас.

72

ГБР - группа быстрого реагирования.

73

ИРП-П — индивидуальный рацион питания повседневный, одна из разновидностей армейского «сухого пайка».

74

СИБ и САО — средства индивидуальной безопасности и средства активной обороны: общее название спецсредств, стоящих на вооружении в МО и МВД.

75

«Булат» — ОМСН ГУВД по Московской области. «Долгопа» — подмосковный ОМОН из города Долгопрудный в 2009 году был переформирован в Оперативный полк милиции по охране массовых мероприятий «Авангард», но на момент событий, описываемых в книге, существовал еще в старом виде. ОМСН «Булат» и долгопрудненский ОМОН расположены на одной базе.

76

АХО — автохозяйство.

77

«Рохля» — ручная гидравлическая тележка, приводимая в действие мускульной силой грузчика. Называется так потому, что произведены эти тележки-погрузчики финской фирмой Rohla.

78

«Тревожный рюкзак» — то же самое, что и «тревожный чемодан»: сумка или ранец, в которых у бойца собран минимальный комплект необходимых вещей и предметов, с которыми он в любой момент готов убыть в служебную командировку или на войну.

79

«Красный конверт» — в каждом подразделении МВД, МО или МЧС России в специальном опечатанном сейфе хранится особый конверт с набором типовых план-приказов, в соответствии с которыми данное подразделение должно действовать, в случае каких-либо чрезвычайных ситуаций: стихийного бедствия, техногенной катастрофы и даже войны (в том числе и ядерной). К сожалению, массовое нашествие зомби подобными приказами не предусмотрено, вот и пришлось использовать наиболее подходящий из имеющихся.

80

ГАЭС — Загорская гидроаккумулирующая электростанция.

81

«Шляпники» — точное происхождение данного термина мне неизвестно, но «шляпниками» по какой-то причине называют сотрудников ФСО России из подразделений охраны важных государственных объектов.

82

Тактическое поле (тактический городок) — армейский тренировочный полигон, имитирующий различные типы местности, на которых может вестись бой (городская и сельская застройка, укрепленные позиции и тд.).

83

Сечка — крупа из дробленого пшеничного зерна. В сельском хозяйстве она называется «дробленкой» и ею кормят крупный рогатый скот и свиней. Вот такое у нас отношение к защитникам Родины. Хотя, не буду врать, при должном умении и желании даже сечку можно приготовить весьма вкусно.

84

СД — «самолет и двигатель», борттехники, одна из специальностей инженеров-техников, обслуживающих самолеты и вертолеты армейской авиации.

85

Склад РАВ — склад ракетно-артиллерийского вооружения. Обычное стрелковое оружие и боеприпасы к нему также хранятся на этих армейских складах.

86

МСЧ — медико-санитарная часть.

87

Склад ГСМ — склад горюче-смазочных материалов.

88

«Амеба» — первая форма, которую в конце восьмидесятых — начале девяностых носили бойцы и офицеры УРСН (учебных рот специального назначения) ВВ МВД России.

89

Орден Мужества.

90

«Чепок» — солдатская чайная совмещенная с магазином на территории воинской части.

91

Кибо-дачи — стойка в каратэ.

92

Макивара — тренажер для отработки ударов ногами в восточных единоборствах.

93

Лоу-кик — один из наиболее эффективных ударов в боевых искусствах. Наносится голенью по середине бедра соперника, как по внешней, так и по внутренней стороне.

94

Вэ-че (в/ч) — войсковая часть.

95

Изделие «Ключ» — спецсредство, состоящее на вооружении МВД. Небольшой накладной заряд пластита, предназначенный для разрушения дверных замков и иных запирающих устройств путем направленного взрыва.


г. Сергиев Посад, Привокзальная площадь, торговый центр «Воздвиженский», 28 марта, среда, утро | Это Моя Земля! |