home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



ГЛАВА 11

ОТГАДКА ДЛЯ ЗАГАДКИ

Ирка торопливо запихала свою безумную колоду поглубже в карман и на всякий случай еще придержала рукой, словно и в самом деле боялась, что та выскочит наружу.

Все, что могла, рассказала, — буркнула ведьмочка.

Совсем немного, — майор был недоволен. — Что ты все про свой дом твердишь, в смысле, про его дом! Нету его там, гарантирую!


А может, он домом не квартиру свою считает, а какое-то другое место, например дачу? — предположила Танька.

Тогда уж дом у него прямо здесь, в корпорации, — усмехнулся Иващенко. — Он здесь дневал и ночевал. Всё что-то благоустраивал.

Майор вдруг издал странный булькающий звук — будто подавился.

А план здания у вас есть? — каким-то чужим голосом спросил он.

Конечно, как и у всех, — пожал плечами Иващенко. — На каждом этаже висит, для эвакуации при пожаре. Правда, он немножко устаревший — говорю же, компаньон самой корпорацией занимался. То в компьютерах что-то менял, то видеокамеры переустанавливал, то перестраивать что-то затеял…

Где перестраивал? — быстро переспросил майор.

Да по всему зданию! Бзик у него такой был! Я в это не лез, и без того хлопот хватало!

И что, эти изменения нигде не отмечались? — настороженно поинтересовался майор.

В компьютере есть план со всеми пометками, — Иващенко защелкал мышкой. — Странно, — протянул он, — пропал.

Все глаза вперились в позабытого было Серегу.

А чего такого, — парень независимо повел плечом. — Мне велели план грохнуть, я и грохнул. Он сказал, устарел планчик, новый будет.

Что ты еще грохнул? — утомленно переспросил Иващенко.

Серега пялился в стол так пристально, будто неожиданно обнаружил там нечто чрезвычайно интересное. И молчал так упорно, что стало ясно — не заговорит.

Майор аккуратно и даже нежно взял Серегу за ухо.

— Колись, самородок, — нежно попросил он и чуть сжал пальцы.

Серега ощутил на ухе уже знакомое царапающее прикосновение.


Только не надо снова меня драть! Я ни в чем не виноват! Он сказал — для розыгрыша, я и сделал для розыгрыша!

Да скажи наконец, что ты сделал, — не выдержал Иващенко.

Ну, камеры перенастроил! Чтоб они днем как обычно снимали, а ночью со старой кассеты все время одно и то же переписывали. А что такого, все равно ночью ничего не происходит!

Так, — тяжело сказал майор. — Всё просто. Утром уехал отсюда в аэропорт — вроде, смылся, а вечером взял и вернулся. Вот она, «поздняя дорожка»! Вот он, «свой дом»! Универсальный ключ у него есть, дождался, пока охранник отлучился…

Он никогда не отлучается! — вскричал Иващенко.

Ребята дружно хмыкнули, вспомнив, как охранник бросил свой пост, чтобы продемонстрировать Богдану прелести оружейной коллекции.

— Это не компаньон ваш умный. Это я дебил, — не обращая никакого внимания на бизнесмена, продолжал бормотать майор. — Еще удивлялся, кретин безнюхий: время идет, а след нашего беглеца по зданию свеженьким остается, не выветривается. Конечно, не выветривается, он же его подновляет! Ночью по коридорам гуляет…

То есть как, гуляет? — страшным шепотом переспросил Иващенко. — Вы что хотите сказать, мой пропавший компаньон… ЗДЕСЬ? — Он обвел взглядом стены кабинета, словно надеялся прямо сквозь кладку, штукатурку и гипсокартон узреть притаившегося беглеца.

Точно вам говорю, он где-то здесь прячется, мерзавец! — майор возбужденно мерил шагами кабинет. — Построил себе укрытие…

Все еще ошеломленный, Иващенко только мотал головой, будто его шарахнули чем-то тяжелым между глаз.

— Мог, — наконец согласился бизнесмен. — Его строительный раж обуял, как раз когда я переговоры насчет проекта начал. Заранее готовился, гад!

— Надо только вычислить, где умник прячется! — теперь уже майор обвел глазами стены.

А Иващенко неожиданно помрачнел:

Столько, сколько он перестраивал… Мог не то что одно укрытие сделать — всю корпорацию тайными ходами изрыть. И потом, он же раньше здесь директором был! Ремонты делал. Что ж нам теперь, все здание до основания срывать, чтоб нашего беглеца выковырять?

Он ночью гулять выйдет, тут мы его и сцапаем! — азартно вмешался в разговор Богдан.

Но майор тоже вдруг поскучнел:

— Будем надеяться, конечно… Но если он не полный идиот, то наверняка заранее сдублировал себе систему видеонаблюдения, и она ему вовсе не старую кассету, а настоящие коридоры показывает. Ну, вдруг тот же шеф, — майор кивнул на Иващенко, — ночью поработать останется, или программисты ваши в Интернете засидятся. Он тогда из своего укрытия и не высовывается, пока весь народ не разойдется.

Все опять уставились на Серегу.

Тот заерзал, завозился и, наконец, выпалил:

Ну да, да! Сделал я ему пульт! Переносной! Дистанционный! А чего…

Господи! — не дослушав, простонал Иващенко. — Ты ж, оказывается, у нас талант! Да если б ты хоть половину своей изобретательности на работу тратил, я б тебя начальником компьютерного отдела сделал, за границу бы учиться послал…

Че, серьезно? — опешил Серега и растерянно захлопал глазами.

Но дядя лишь в немой мольбе вскинул руки к потолку.

А давайте мы замаскируемся, — вернулся к делу Богдан. — Пусть Ирка с Танькой быстренько нас во что-нибудь превратят. Компаньон, ничего не подозревая, погулять выйдет…

А тут на него бачок от унитаза как кинется, — закончила за него Танька.


Почему именно бачок? — удивился Богдан.

Потому что тебя я обязательно превращу в бачок от унитаза, не откажу себе в этом удовольствии, — уведомила любопытного воина ведьма. — Ничего не выйдет.

Людей в предметы можно только ненадолго превращать, они в неживой форме не удерживаются — обратно в самих себя возвращаются. Вот труп — пожалуйста, во что угодно.

А если во что-то живое? — предположил Богдан. — Майора даже превращать не придется.

И не только майора, — хмыкнула Танька.

Ирка вдруг испугалась, настолько сильно и остро, что спина у нее моментально стала мокрой от страха. Что… что Танька имеет в виду? Кого еще, кроме оборотня, не нужно превращать?

— Ты, Богданчик, у нас тоже, с какой стороны ни погляди, — натуральный дуб, — пояснила Танька.

Ирка вдруг шумно выдохнула. Оказалось, что, дожидаясь Танькиных слов, она не дышала — так испугалась. Так испугалась, что не дышала? А чего она, собственно, испугалась?

Значит, по-твоему, увидев в коридорах людей, компаньон ни за что не выйдет? — не замечая Иркиных переживаний, продолжала выступать Танька. — А если увидит, как по коридорам звери бродят — лошади там, коровы, волк бегает, — сразу выскочит?

Коровой будешь ты, — пробормотал Богдан еле слышно. И громко добавил: — Так как мы компаньона выковыривать будем?

Пусть ведьмы придумают, а то критиковать все могут! — заявил майор. — Я, вон, уже все дело распутал, а они сидят! Непонятно, за что им платят…

Танька исподлобья глянула на майора и явственно зарычала. Так, что вовкулака вздрогнул и с испугом покосился на девчонку:


Ты что, тоже?..

Я вам покажу «тоже». Это вы тут «тоже». А мы дело раскрутили! Ирка, вон, своими картами этого придурка разоблачила!

Чего чуть что — сразу придурок! — обиделся Серега. — Слышала, дядя сказал, что я талант!

Но Танька уже неслась на всех парах дальше:

— Кто вам гадал? Кстати, а след? Тот, прерывистый, который вел от входа обратно в здание? Ирка вас в него чуть носом не тыкала. А вы? Какой обратный след, нет никакого следа…

Вовкулака смутился:

Насчет следа — это верно, что ж тут скажешь. И как я его пропустил? Может, химия там какая? Но ты ж его взяла! И молодец. Молодой нюх творит чудеса.

Нет у меня никакого нюха, — обозлилась Ирка.

А чудеса есть, — перехватила инициативу ее подруга. — Вы профессионал и догадались классно. Мы, конечно, деньгами поделимся. Чуть-чуть, — уточнила белобрысая ведьма. — Но если кто и способен раскрутить дело до конца, так только мы с Иркой. Ирка, скажи им! — Танька победно уставилась на подругу. И все остальные, включая Серегу, воззрились на Ирку в ожидании, что вот сейчас, сию минуту она все придумает, все разъяснит и приведет дело к благополучному концу.

«Ох, скажу! — в панике думала Ирка. — Ох сказану! Тебе, Танечка! Пусть только ушей лишних рядом не будет!» Она растерянно теребила манжет рубашки. Разворачивала-заворачивала, снова разворачивала. В голове было пусто, ни одной мысли. Ведьмочка лишь бездумно смотрела, как манжет скатывается в трубочку, а потом опять раскручивается. И вдруг что-то словно кольнуло ее, и ясная, четкая схема, вычерченная бабушкиной рукой в заветной тетради, встала перед глазами. Девчонка поднялась и принялась выворачивать у себя все карманы: на джинсах, на рубашке. Поглядела на болтающуюся подкладку, торчащие нитки швов и стала запихивать карманы обратно.

Нам тоже так сделать? — осторожно поинтересовался Иващенко.

Вам не надо, — помотала головой Ирка. — Одежка от вашего компаньона здесь осталась?

Вон его пиджак за дверью висит, — быстро ответил Иващенко. — Мы как раз над проектом работали, он снял, а забрать забыл.

А мы компьютер допрашивали, — тихо пробормотала Ирка. — Ладно, зато теперь пригодится. — Она сняла пиджак с вешалки. Потом виновато покосилась на Таньку— Только без вовкулак нам все равно не обойтись.

Танька независимо повела плечом:

Если ты так говоришь… Хорошо, пусть майор будет в доле.

Ты что, недослышала подругу, ведьма? — оскалился майор. — Она сказала «без вовкулак». Сколько тебе наших нужно, сестренка?

А сколько есть?

Со мной — семеро. Все — мои сыновья и племянники, — быстро ответил майор.

Ничего себе! — завопила Танька. — На одного старого дядьку с семью вовкулаками охотиться? И каждый небось от денежек урвать захочет?

А ты как думала? Нынче волки за бесплатно не кусают! — подтвердил ее подозрения майор.

За такие деньги я сама кого хочешь покусаю!

Мне не нужно, чтоб они кусали. Во всяком случае, пока, — попыталась пояснить Ирка. — Мне нужно… как бы это сказать… что-то вроде волчьего радара. Здание огромное, а если и правда компаньон в нем ходов понаделал, как червяк в яблоке, то, когда я его наружу вытряхивать начну, он же где угодно выскочить может. А нас мало!

Ничего не мало, — упиралась Танька. — Достаточно. Сядем с тобой на метлы, будем шнырять вдоль коридоров.

Ирка покачала головой:

Надо, чтобы волки его унюхали и перехватили.

Ладно, ладно! — вскинула ладони Танька. — Одного процента от пятисот тысяч им хватит? А что, пять тыщ баксов — нормально за ночь работы.

Где ж такие дети наглые берутся? — теперь уже рычал вовкулака. — А сама за пять тысяч побегать не хочешь?

Ирка почувствовала, что в очередной раз закипает. Вообще, как она связалась с этим бизнесом, так злость не оставляла ее ни на минуту. Особенно бесила Танька. Прихватить бы ее как следует за загривок да тряхануть… В конце концов, кто вожак в этой стае?

Ирка испуганно дернулась, потому что вокруг нее опять исчезли цвета, зато вернулись звуки и запахи. Она быстро покосилась на свои руки и на всякий случай сжала их, спрятав большой палец внутрь кулака. Крепко стиснула губы и, не разжимая их, промычала:

— Пикатите дибедлино!

Прервав ожесточенную торговлю, Танька и майор уставились на Ирку:

Чего?

Гободю… — она ощупала зубы языком — вроде обычные, клыки не торчат — и разомкнула губы: — Тьфу! Говорю, кончайте дурью маяться, ясно? Время идет! А вдруг и правда завтра уже поздно будет? Пришьют его, — она кивнула на Иващенко, — оба без денег останетесь. — И жестко скомандовала подруге: — Поделим между всеми поровну!

Танька поглядела на нее безнадежно сожалеющими глазами и печально вздохнула. Так вздыхают мамаши, когда их чадо приносит домой очередную двойку.

Никогда не видела, чтоб человек так от денег отбивался.

Я не отбиваюсь! — наклонившись к Таньке, прошептала Ирка. — То есть отбиваюсь, но не от всех! Их слишком много, этих баксов. Волков семеро, нас трое, поделим на всех поровну, будет по пятьдесят тысяч. Пятьдесят тысяч на нос — это да, это понятно, а сто шестьдесят шесть тысяч — таких денег просто не бывает, безумие какое-то! Это что ж, получим мы их — и всё, больше ничего не надо? Всю жизнь можно даже не работать.

— Со ста шестьюдесятью тысячами можно только начинать работать, — тоскливо вздохнула Танька. — Придется мне быть при тебе менеджером, а то тебя куры загребут, вместе со всем твоим крутым ведьмовством. — Она повернулась к майору— Только ради Ирки поделим поровну. В смысле, половина — на вас семерых, а половина — нам на троих.


ГЛАВА 11 СЕМЕЙНОЕ ДЕЛО НА МИЛЛИОНЫ | Колдовство по найму | ГЛАВА 13 КТО НЕ СПРЯТАЛСЯ — Я НЕ ВИНОВАТ