home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 15

ЗАКЛЯТИЕ НА БАЧОК УНИТАЗА

Они стояли в небольшом тамбуре: с одной стороны лестница на второй этаж, с другой — дверь в круглый дворик, к вольеру с кавказскими овчарками. Слышно было, как тревожно лают и бросаются на сетку псы, почуявшие близость волков.

Вам опять понадобится мой кинжал? — тихо спросил майора Богдан.

Кинжал — собственность корпорации, — склочным тоном заявил Иващенко.

— Все бизнесмены — жлобы, — неодобрительно заметил майор и, вытащив из кармана золотой «Ролекс», защелкнул его у себя на запястье. — Помешаны на дорогих побрякушках. Проще надо быть, проще…

Майор полюбовался сиянием часов, удовлетворенно вздохнул и метнул турецкий кинжал себе под ноги. Громадный волк-вожак подбежал к основанию лестницы.

— Сейчас пойдем, — кивнула Ирка на неслышный другим людям вопрос. — Здесь больше укрыться негде.

Девчонка посмотрела на стену под лестницей. Не пластик, не гипсокартон, даже не кирпич, а старый серый бетон, наверняка стоявший тут со дня строительства здания. Тайные ходы сюда прокладывать — замаешься.

Ирка поставила ногу на первую ступеньку. Волки, то и дело приостанавливаясь и настороженно поводя ушами, бесшумной вереницей проскользнули мимо и скрылись на втором этаже. За ними, косясь на замешкавшуюся подругу, на лестницу поднялась Танька, а за ней и Богдан. Лишь Иващенко всё топтался у Ирки за спиной. Девчонка раздраженно дернула носом — ну что застрял, шел бы уже! — и снова с сомнением уставилась на капитальную стенку. Поколебалась, поглядывая на нетерпеливо поджидающих ее друзей.

— Дела-то — на полсекунды, — пробормотала она и решительно вывернула наизнанку нагрудный карман в пиджаке.

Казавшийся таким цельным, таким несокрушимым серый бетон разорвало, как пластилин, открывая то, что скрывалось внутри: крохотную комнатушку со стенами, окрашенными бледной пастелью, унитаз, умывальник и узенький старый топчан. А на топчане, скорчившись, сидел худощавый пожилой мужчина. Тот самый, которого Ирка видела на фотографии!

— Таемныць не ховай, всэ, що маешь, — виддавай! — крикнула Ирка и, рванув карман за подкладку, с мясом выдрала его из пиджака.

Содержимое комнаты рвануло наружу.

С лестницы донеслись изумленный Танькин возглас и частый топот ног — друзья мчались на помощь. Мимо Ирки промелькнула серая тень — не тратя времени на спуск по ступенькам, Ментовский Вовкулака прыгнул в лестничный проем.

Старый оборотень приземлился первым, грузно впечатав лапы в пол. Обдав Ментовского Вовкулаку осколками битого фаянса, рухнул умывальник. Свалившийся с потолка компаньон приземлился точно на Иващенко. Сбил того с ног, не растерявшись, ухватил за горло… И тут же падающий бачок унитаза шарахнул душителя по затылку.

— Надо же, бачок на него таки кинулся, — растерянно пробормотал подоспевший Богдан, стягивая с ошеломленного Иващенко навалившееся на него тело. — Ты что, заговор такой положила? — Он оглянулся на запыхавшуюся Таньку…

Жилистая старческая рука отшвырнула мальчишку прочь. Богдан отлетел, глухо стукнувшись о стену…

Компаньон вскочил и кинулся к двери во двор. Створка с грохотом захлопнулась, лязгнул замок. Подоспевшие волки метались у запертого выхода.

Опять! Как надо, так вас нет! — рыкнула на них Ирка.

Разборки потом! Дверь отпирай, а то уйдет! — крикнул Богдан.

Но дверь распахнулась сама.

— Он спустил собак! — прохрипел Иващенко.

Распластываясь в воздухе, разъяренная свора кавказских овчарок хлынула в тамбур. Молча, без единого звука, псы ринулись на волков. Огромный «кавказец» в прыжке рухнул на спину Ментовскому Вовкулаке. Оборотень вывернулся, рванул противника зубами, отскочил. Тамбур под лестницей наполнился злобным рыком и лязганьем челюстей. Клочья шерсти полетели в воздух. Мохнатые тела сплелись в единый спрессованный ком. Клыки смыкались в мертвой хватке. Громадная, похожая на крокодилью, пасть овчарки щелкнула, вырвав клок шерсти с волчьей холки. Ирка увидела, как глаза волка наполнились болью. Молодой вовкулака коротко взвизгнул, и тут же «кавказец» навалился на него, всаживая клыки в рвущееся прочь тело.

Брызги крови попали Ирке на лицо. Девчонка очнулась. И тут же словно опять лишилась сознания — человеческого сознания, — впала в бред. Дикая ярость обуяла ее, для этой ярости не было слов, для нее был только рык, грозный, утробный. Почти взревев, ведьма ринулась в центр свалки.

Челюсти «кавказца», намертво сомкнутые на горле волка, рвануло в стороны. Недоуменно, по-щенячьи скуля, пес взмыл к потолку, подброшенный ударом могучей лапы. Клубок мохнатых тел размело в разные стороны, будто в центре него взорвалась бомба. Но там оказалась Ирка, выглядевшая страшнее ядерной войны. Она угрожающе горбатила спину, пальцы ее хищно скрючивались, рот скалился в жуткой гримасе.

— Пр-р-рочь! Запр-р-рещаю! — рычала ведьма, и было в ее рыке нечто невыразимо страшное, что заставляло и «кавказцев», и волков прижимать уши и поджимать хвосты. — Пр-р-рочь!!!

Один из «кавказцев» тихонько, будто вопросительно, гавкнул… Мгновенно всем телом Ирка развернулась к нему:

— Р-разор-р-рву-у!!!

Пес отчаянно взвыл и в слепом ужасе, не разбирая дороги, натыкаясь на стены, со всех лап ринулся прочь. Скуля и завывая, свора мчалась за ним: все равно куда, лишь бы прочь, прочь!

Следом, поджимая лапы и тихо поскуливая, пятились вовкулаки. Видно было, что только глухой рык вожака удерживает их от такого же панического бегства. Куда угодно, лишь бы убраться подальше от хрупкой темноволосой девчонки!

— Говорил я: избавиться надо от псов, опасные они, кинуться могут. А компаньон упирался! Ну и кто в конечном итоге оказался прав? — обалдело пробормотал Иващенко и тут же задумался: а правда — кто?

Думалось как-то тяжело, поэтому бизнесмен просто отмахнулся от дурацких мыслей и требовательно возопил:

А компаньон-то мой опять сбежал!

Не сбежал, — с трудом выламывая язык, заставляя его произносить человеческие слова, сказала Ирка. — Таньки с Богданом нет.

Ментовский Вовкулака коротко тявкнул. По стеночке, испуганно косясь на Ирку, вовкулачья стая проскользнула в дверь и длинными прыжками помчалась через двор. Ирка и Иващенко бежали следом. Преследователи вырвались в центральный холл, одна стена которого была увешана старинным оружием. Турникет стоял распахнутый, а из его щели торчал универсальный пропуск. У турникета, сомкнув руки на груди, застыла Танька. Крепко сжав кулачки, ведьмочка шептала себе под нос заклинание… Ее глаза пылали зелеными колдовскими огнями. А у стеклянного выхода сражался с дверью сухощавый пожилой мужчина. Он рвал ее на себя, бился в нее плечом, но безрезультатно.

Орала сирена, мерцали огни тревожной сигнализации, и лупил кулаками в дверь своей будки охранник. Выбраться наружу он не мог — заклиненную кинжалом дверь из последних сил удерживал Богдан.

Господин Иващенко! — завопил охранник, увидев ворвавшегося в холл генерального директора. — Дети напали на вашего компаньона!

Правильно сделали! — гаркнул в ответ Иващенко.

Услышав его голос, человек у выхода обернулся, взвыл в отчаянии, еще разок попробовал прорваться наружу… и выхватил пистолет.

— Ах ты ж ведьма проклятая! — проорал компаньон.

Черный зрачок дула нацелился Таньке в грудь. Оглушительно грянул выстрел.

— Не-ет! — истошно завопил Богдан, бросаясь к Таньке.

Но прыжок Ментовского Вовкулаки был стремительнее и точнее. Тяжелое волчье тело серой тенью метнулось между девочкой и летящей пулей. И словно переломилось пополам. Вовкулаку развернуло в воздухе и швырнуло в сторону. Он попытался подняться, но лапы разъехались, глаза затуманились. Тяжелая морда упала, тупо стукнувшись в пол.

В холле грянул многоголосый яростный вой. Перемахивая через турникет, шестерка молодых вовкулак ринулась на человека у выхода. Он вжался в стекло, вскинул навстречу стае руку с пистолетом. Лязгнули волчьи челюсти, смыкаясь на дрожащем запястье. Пистолет с металлическим стуком упал на пол и завертелся. Мужчина закричал, валясь под тяжестью мохнатых тел.

— Парни, парни, не увлекайтесь! Он нужен живой! — скомандовал знакомый голос.

Ирка оглянулась. Кряхтя и держась за бок, майор поднимался с пола.

Живой! — ликующе завопила Танька и, раскинув руки, кинулась на шею Ментовскому Вовкулаке.

Конечно, живой, — пробурчал майор, отбрасывая прочь окровавленный стальной цилиндрик. — Это ж не серебро. Ходил бы я на такие опасные задержания, если б меня простая пуля брала!

Изо всех сил обнимая майора, Танька лепетала:

Вы мне жизнь спасли! Спасибо! Спасибо!! Спасибо!!!

Спасибо — это много, — рассудительно заявил Вовкулака, — а вот равноценная дележка — по пятьдесят тысяч на нос, включая ваши безнюхие носишки! — это будет в самый раз.

Танька медленно расцепила руки, поглядела на майора настороженным взглядом и процедила сквозь зубы:

— Мы обсудим этот вопрос.

Громко топая, мимо пробежал Иващенко. Туда, где не было уже никаких волков и где шестеро здоровенных парней в камуфляже крепко держали сухощавого пожилого человека с высокими залысинами.

В бухгалтерию его, там тоже программа «Клиент — Банк» есть! — решительно скомандовал Иващенко. — И Серегу тащите! Пусть наш новоявленный компьютерный гений поработает немного! — Генеральный широким шагом миновал турникет. Бросил охраннику, робко поглядывающему из глубины будки: — А с вами я потом разберусь!

Да я думал, вы уже уехали, Владимир Георгиевич! — потерянно пролепетал охранник.

Никто из начальства домой не уехал, — злобно косясь на трепыхающегося в руках камуфляжников компаньона, заявил Иващенко. — Ну вот буквально все остались в здании!

Терпения добраться до собственного кабинета у Иващенко уже не было. Он рывком распахнул дверь бухгалтерии. Вовкулаки швырнули компаньона на стул перед компьютером главного бухгалтера, через мгновение рядом кинули Серегу.

Ирка устало ввалилась следом. Бешеное напряжение этой ночи постепенно отпускало. Сонными глазами девчонка смотрела, как торжествующий Иващенко размахивает пальцем под носом у племянника:

Давай, выходи на банк, в который ты мои денежки засунул! — командовал бизнесмен. — Работай!

Опять? — возмутился Серега. — Мне еще за тот раз не заплатили! — парень многозначительно покосился на поникшего на соседнем стуле компаньона. — Я вам не папа Карло, за бесплатно ишачить!

Его дядя взревел в лучшем вовкулачьем стиле, и младший программист уткнулся в клавиатуру:

— Да ладно, ладно, делаю уже! — и, бормоча себе под нос: «Посторонней детворе платит, а родному племяннику… Прямо рабство какое-то!» — Серега застучал по клавишам.

По экрану побежали ряды цифр. И наконец, засветилось красное окошечко.

— Код доступа давайте, — буркнул Серега. Иващенко глянул на компаньона:

Ну?

Тот ответил совершенно пустым, непонимающим взглядом. Казалось, этот человек вообще не в состоянии был осознать: где он, что происходит, кто вокруг него и чего от него хотят.

Лицо генерального налилось гневом, постепенно приобретая кроваво-красный оттенок:

— Ты ваньку мне тут не валяй! Мы тебя поймали!! Давай код, быстро!!!

Но пойманный беглец всё так же тупо глядел на своего партнера.

— А побыстрее нельзя? — нахально потребовал Серега. — Тут, между прочим, таймер на ввод кода: вовремя не введем, так ваши денежки на Мальте и останутся!

Правда, заканчивайте уже! — впервые выказала недовольство Танька и судорожно зевнула. — Мы тут с вами уже полночи колотимся! А если вы не заметили, так мы, между прочим, дети! Нам спать пора! Я родителям наврала, что к Ирке ночевать пойду. Не дай бог, они не мне на мобилку, а Иркиной бабке на домашний позвонят!

А бабка ответит, что я к тебе ночевать пошла, — мрачно вздохнула Ирка.

Слыхал, мужик, какие у ребят проблемы? — навис над сжавшимся пленником майор. — Колись, какой код! Давай, гад, пока я добрый! — Он шарахнул кулаком об стол перед склоненным лицом компаньона.

Золотой браслет «Ролекса» сверкнул у того перед глазами. Пленник вскинул голову и уставился на майора совершенно безумным взглядом.

— Хозяин? — растерянно переспросил он. — Это вы, хозяин?

Майор уставился на пленника в изумлении. На лице его застыла грозная гримаса. И компаньон немедленно испуганно сжался.

— Хорошо, хорошо, хозяин! — залепетал он. — Я слушаюсь, хозяин! Я всегда вас слушаюсь! Сказали забрать — я забрал. Сказали вернуть — вот, пожалуйста, всё сейчас вернется. — Его пальцы шустро пробежали по клавишам. В окошке засветился ряд цифр. Компаньон с заискивающей улыбкой обернулся к майору: — Вы довольны, хозяин?

Майор судорожно глотнул, откашлялся в кулак:

— Того… А как же… Очень даже… — забормотал он.

Но глаза компаньона уже впились в майорский кулак, заметались: с золотого «Ролекса» на запястье — на пальцы, снова на «Ролекс»:

— А где ваше кольцо, хозяин? Ваше рубиновое кольцо? — страшное подозрение отразилось на лице компаньона. — Ты… Ты не хозяин! Ты — не он!

Пленник яростно рванулся к клавиатуре, собираясь стереть только что введенные цифры. Но тут в дело неожиданно вмешался Серега. Младший программист коротко ткнул пальцем в клавишу ввода… Цифры мигнули, окошко закрылось и тут же появилось вновь, с надписью: «Перевод денег завершен».

Есть! — тихо, словно он не мог поверить своему счастью, пробормотал Иващенко. — Вернулись! Я спасен!

Ага! — взревел Серега. — Как я тебя! — Он торжествующе воззрился на компаньона: — Будешь знать, как бабки за работу замыливать!

Несчастный компаньон издал мучительный стон и закрыл лицо дрожащими руками. Он раскачивался на стуле и тихо, придушенно бормотал:

Я не виноват! Хозяин, я не виноват! Меня обманули, хозяин! У них ваш «Ролекс», хозяин!

«Ролекс», — майор растерянно поглядел на свое запястье и забормотал, тоже тихо и придушенно: — «Ролекс», рубиновое кольцо… Хозяин! — И вдруг, сорвавшись с места, распахнул дверь офиса. Ирка кинулась к нему, встала рядом. Длинная кишка коридора тянулась вглубь здания. А у батареи, там, где должна была находиться поникшая фигура жадного папаши, не было никого. Лишь пустые наручники бессильно свисали с трубы.

Смылся, — задумчиво проговорил майор. — Еще когда мы с этими, человечьими выкормышами, сцепились, его уже не было. И как он умудрился?

Не знаю. И знать не хочу, — отрезала Ирка. Ей было невыносимо страшно. — Нашли Иващенковские деньги — и хватит, всё! Уходим отсюда! Всё кончилось!

Ничого не скинчилося… усе тилькы починаеться… — проскрипел незнакомый голос.


ГЛАВА 14 КОРПОРАЦИЯ НАИЗНАНКУ | Колдовство по найму | ГЛАВА 16 ЛОВУШКА НА ХОРТОВУ КРОВЬ