home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 3

ВЕДЬМЫ В РОЗНИЦУ И ОПТОМ

Ирка тихонько заглянула в дом. Обычно бабка не слишком приглядывалась, кто к Ирке приходит, кто уходит. Но взрослого дядьку на дорогущем джипе могла и засечь, и тогда уж вопросов не оберешься. Но, кажется, Ирке повезло. Бабка, все еще тяжело дышавшая после утреннего скандала, стояла посреди гостиной и гневно шелестела страницами телепрограммы. Наконец выбор был сделан, и, все еще продолжая негодующе сопеть, бабка плюхнулась в кресло. Щелкнул пульт, роскошная красавица посреди столь же роскошной комнаты театрально заломила руки и закричала что-то про неземную любовь. На бабкином лице проступило умиротворение.

Ирка довольно кивнула. Все, считай, бабки дома нет. Не то что на джипе, на танке можно приехать — и то не заметит. И нехотя потащилась к столику под яблоней, где, утирая пот широким клетчатым платком, восседал бизнесмен Иващенко.

Что, с утра красоту наводила? — покосившись на Ирку, вопросил бизнесмен.

Какую красоту? — опешила Ирка.

Так возле глаз осталось, — неловко хмыкнул Иващенко. — Яичная маска, да? Моя девушка их тоже делает.

Ирка отколупнула с века пленку присохшего белка.

— Ага, маска, — мрачно буркнула она. — Косметическая. Яйцо с давленым помидором и целым кабачком. Накладывается на рынке.

А почему на рынке? — теперь уже опешил Иващенко.

Там от фруктовых испарений воздух для кожи очень полезный, — любезным голосом пояснила Ирка. — Так своей девушке и передайте.

Моя девушка на рынок не ходит, у нас домработница есть, — ответил окончательно растерявшийся Иващенко.

Ничего, для красоты-то можно и сходить. Встанет посреди базара, яйцом и помидором намажется, кабачком разотрется…

Ирка злилась. Домработница у них, видите ли! Он что, сюда приперся про домработницу рассказывать?

— Ага. Ну да, — неопределенно пробормотал Иващенко и смолк, нерешительно поглядывая на неласковую хозяйку. Неловко потянул галстук, словно бы тот его душил. Поводил пальцем по плохо обструганному краю столешницы.

Ирка молчала, совершенно не собираясь помогать бизнесмену. Больше всего ее устроило бы, если б гость убрался из сада, так и не решившись высказаться. Но Иващенко недаром был крупным бизнесменом. Набрав полную грудь воздуха, как перед прыжком с вышки, он выпалил:

— У меня есть компаньон. То есть был компаньон.

Ирка пожала плечами. Нет, он не про домработницу пришел рассказывать, похоже, он решил Ирку со всем своим семейством познакомить. Вот уже до компаньона добрался, скоро на собак с кошками перейдет.

Так вот, недавно мой компаньон исчез. Сбежал. И прихватил с собой очень крупную сумму. Огромные деньги, ты себе даже не представляешь какие! А самое главное, это не наши с ним деньги. Это партнеров наших. Они нам бабки под один проект дали. А теперь, сама понимаешь, ни проекта, ни денег, одни неприятности.

Обратитесь в милицию, — вяло буркнула Ирка. Разговор вызывал у нее все большее недоумение.

Иващенко дернул уголком рта: то ли усмехнулся, то ли гримасу скорчил.

Нет, в милицию нельзя, — пробормотал он и тут же торопливо успокоил Ирку: — Ты не волнуйся, я к тем же ментам частным порядком обращался. На меня один очень крутой майор работал.

Я, в общем-то, и не волнуюсь, — ответила Ирка.

Только все равно без толку, — не слушая, продолжал Иващенко. — Я и свою службу безопасности подключил, и к этим, которые шпионов ловят, ходил, и компьютерных хакеров нанимал, чтоб они трансферы по банкам отслеживали… Все с меня деньги взяли, а потом руками развели. Говорят: никаких следов! Короче, для меня — полный конец света, хоть вешайся! — Иващенко сдернул галстук набок, будто собирался повеситься именно на нем и прямо здесь, на Иркиной яблоне. — Вот тут я про тебя и вспомнил! Дал своим ребятам задание… Они, конечно, ругались: ни имени, ни фамилии, ни фотографии, только описание да приблизительный возраст… Но ничего: побегали, посуетились, и видишь — нашли тебя, Ирка Хортица.

— И зачем я вам понадобилась? — с тем же изумлением, что недавно на бабку, Ирка уставилась на Иващенко.

Бизнесмен неловко отвел глаза в сторону, пошевелил губами, словно пробуя несказанные слова на вкус, и наконец выпалил:

Я знаю, ты — ведьма!

Чего вы ругаетесь? — обиженно скривила губу Ирка. — А еще взрослый!

Но теперь, когда самое главное было сказано, Иващенко явно избавился от растерянности и двинулся прямо к цели.

Не морочь мне голову, девочка, — с тихой змеиной ласковостью прошипел он. — У меня с памятью все в порядке и с мозгами тоже. Думаешь, я не помню, как ты на помеле летала?

На ухвате, — мрачно поправила его Ирка.


Не принципиально, для меня, во всяком случае, — отмахнулся Иващенко. — А еще я помню, как ты одну даму превратила в стог сена!

Это не я! — снова запротестовала Ирка. — Она сама! Я просто не дала ей превратиться обратно! А ведьм не бывает, вы сами тогда сказали!

Неожиданность. Потрясение. Шок, — отчеканил Иващенко. — А потом у меня было время поразмыслить. И я понял: никто, кроме ведьмы, таких штучек выкинуть не мог! А знаешь, что еще? Я ваш разговор тогда, в переулке, припомнил, проанализировал… Заговоры там всякие, слова волшебные, вынутый след. Еще эта болезнь моя непонятная, которую ни один врач определить не смог. И сдается мне, что это ты пыталась меня убить! Колдовством! Верно? — бизнесмен остро глянул девчонке в глаза.

Ирка заерзала на скамейке. Постоянное чувство вины за едва не совершенное убийство накинулось на нее с удвоенной силой. Действительно, жил себе человек нормально, пока она его след не вынула и заговор не наложила. Думала, что всего лишь тренируется, а оказалось, чуть в могилу мужика не загнала.

Но я же вас потом спасла! — попробовала оправдаться Ирка.

Если бы не заколдовала, и спасать бы не пришлось! — заявил Иващенко.

Ирке его возражение показалось вполне резонным.

Я не специально, меня обманули! — уже чуть не плача, оправдывалась ведьмочка.

Значит, все-таки ты! — удовлетворенно кивнул Иващенко.

Напряжение ушло с его лица, на губах проступила улыбочка. Он вольготно откинулся на деревянную спинку скамейки и принялся внимательно изучать Ирку. Так охотник рассматривает беспомощную добычу, прикидывая: сразу на шапку ободрать, или пока в клетке подержать — пусть отъестся немножко.

А Ирка вдруг почувствовала, как под этим изучающим взглядом в ней поднимается глухое бешенство. Тихий-тихий, пока еще никому, кроме нее самой, не слышный рык вскипел в горле. А схваченная галстуком шея Иващенко начала неумолимо притягивать ее взгляд. Она вдруг ясно, словно наяву, представила себе, как одним прыжком перелетает через стол и ее клыки смыкаются на глотке самоуверенного наглеца, думающего, что это он тут охотник! И как он забьется, задыхаясь в ее хватке! О, уж она-то не попортит шкуры!..

Из мира вдруг разом исчезли все краски, осталась лишь пронзительная четкость черного и белого. Испуганная девчонка крепко зажмурилась.

Ярость схлынула, будто разом вымытая из ее души. Ирка опасливо приоткрыла один глаз. Все было как обычно. Мир снова наполнился цветами, а единственным черно-белым пятном был Иващенко в его белой рубашке и черном галстуке, все так же восседающий напротив Ирки.

Ирка потрясла головой. Надо же, чушь какая в башку лезет! Клыки, хватка, шкура…

Какая-то я агрессивная сегодня. Солнцем, что ли, напекло? — чуть слышно пробормотала Ирка.

Ты там не бурчи, ты слушай меня, девочка, — с уверенностью хозяина положения бросил Иващенко. — Ты ведь убийца! — Он поднял ладонь, останавливая вскинувшуюся было Ирку— Да, да, такая маленькая милая девочка, и при этом самая настоящая убийца! А я — твоя жертва! — В этот момент он походил на кого угодно, но уж никак не на жертву — Ты передо мной очень сильно виновата, верно? И придется тебе эту вину искупить. По-моему, так будет правильно.

Ну и чего вам надо? — мрачно спросила Ирка. Все, что говорил Иващенко, ей жутко не нравилось, но какая-то справедливость в его словах все-таки была.


Сама не догадываешься? — Иващенко навалился на стол, заглядывая Ирке в глаза. — Мне нужно всего лишь вернуть деньги, которые украл мой компаньон.

Да где я вашего компаньона найду?! — взвилась Ирка.

Компаньона — не обязательно, меня интересуют только деньги, — уточнил Иващенко.

Я не умею искать. Ни компаньонов, ни деньги. Я ж не мент! — все еще сопротивлялась Ирка.

Мента я уже нанимал, — напомнил Иващенко, — теперь мне нужна ведьма. А ты артачишься, не хочешь вину заглаживать. Какая ты нехорошая. Прямо-таки бессовестная. Ла-адненько, не договорились по-хорошему, попробуем по-плохому. Как тебе понравится, если все вокруг узнают, кто ты на самом деле? Приятели твои, одноклассники? Соседи? Думаешь, им приятно будет жить рядом с ведьмой? Да они все свои неприятности на тебя свалят! Еще и сожгут, как в старину, — Иващенко зловеще ухмыльнулся.

Испуганная Ирка скорчилась на скамейке. Ее воспаленному воображению вдруг представилась темная ночь и толпа с факелами, а впереди почему-то та самая тетка, что выгнала ее сегодня с базара. И ведет она народ прямо к дому, где за плотно закрытыми ставнями затаились она и бабка.

Кусты смородины раздвинулись, и из них выбралась бабка.

А чого вы мэни тут дытыну лякаетэ? — привычно уперев руки в бока, вопросила бабка. — То ваша дытына, шо вы ее лякаетэ? От идыть до своих и лякайте, а мою не трожте!

У меня нет своих детей, почтеннейшая, — начал было Иващенко, но бабка тут же вцепилась в его слова, как охотничий пес в дичь.

Оно и видно, шо нема! Понаехал на двор, думает, на «Мерседесе», так все можно! А ну йдить геть звидси! — и бабка замахнулась на Иващенко кухонной тряпкой.

Бизнесмен вскочил, перехватил летящую ему в лицо тряпку… Бабка тут же издала вопль не хуже пароходной сирены:

Обижают! Стару жинку обижают! Милиция! Рятуйтэ!

А ну замолчите! Да кто вас трогает?! — Иващенко выпустил кусок засаленной материи, но было уже поздно.

Отошел быстро от бабки! Ирка, ты цела? — спросил звонкий мальчишеский голос.

Иващенко обернулся. На него надвигался мальчишка лет одиннадцати. Обыкновенный мальчишка в майке, джинсах и стоптанных кроссовках. Только вот на поясе у него висел тяжелый стальной клинок, в руках он держал туго натянутый лук, и остро отточенная стрела целилась Иващенко точно между глаз. У бизнесмена даже переносица зачесалась. Что лук и меч далеко не игрушечные и то, как мальчишка ими владеет, Иващенко помнил с первой их встречи. Бизнесмен испуганно попятился.

Тут же кусты снова раздвинулись и из них выбралась еще и девчонка: светловолосая и пухленькая.

Какой у вас людный двор, — с кривой усмешкой пробормотал Иващенко.

Я, наверное, заднюю калитку не заперла, — словно бы извиняясь, ответила Ирка.

Заперла. Просто я ее заговором открыла, — сообщила Танька и слизнула капельку крови с пальца.

Несмотря на всю напряженность ситуации, Ирка невольно уставилась на этот палец. Не могла не уставиться. Потому что Танькин ноготь был расписан в три цвета: приглушенно, неброско и в то же время изящно. Наверняка мама Таньку с собой в салон брала. Ирка поняла, что ее самодельное творчество не идет ни в какое сравнение с работой профессионала. Ну что за день — расстройство за расстройством!


Я из нашего окна выглянула, а у тебя над домом прямо темное облако висит. Ясно, случилось что-то. Я сюда и рванула, — продолжала Танька.

А я ее увидел и за ней! — рявкнул Богдан.

Мог не беспокоиться! — презрительно процедила Танька.

Иващенко тем временем пялился на девчонку во все глаза, так, что даже забыл про нацеленную в него стрелу.

Тоже ведьма? — ухмыльнулся бизнесмен.

Допустим, — совершенно невозмутимо парировала Танька и напоследок лизнула палец еще раз. — А что, про меня вы тоже всем расскажете? Друзьям, соседям?

Могу и рассказать, — буркнул Иващенко.

Что-то в Танькиных словах ему не нравилось. Наверное, тон. Чересчур легкомысленный, да еще и с явственной ехидцей.

— Да можете, конечно, — покорно согласилась Танька и тут же окинула Иващенко насмешливым взглядом. — Только вы погодите минутку, я сейчас вернусь. — И ведьмочка нырнула в дверь дома.

Буквально через минуту она появилась, волоча ворох старых газет, вытащенных из коридорного шкафа, куда их складывала Иркина бабка. Танька бросила газеты на столик, небрежно переворошила, выбрала лист.

— Значит, говорите, все узнают, что мы с Иркой ведьмы, — задумчиво повторила она. — Сожгут, говорите. — Она повела пальцем вдоль столбика газетных объявлений. — Что тут у нас? Ага, знахарка Марфа, снимет сглаз, наденет порчу. Вот еще, матушка Пелагия, белая ведьма. Не в смысле, что не негритянка, а в смысле, что зла не делает. Маг Ибрагим, знаток черной, белой и японской магии. Желтой, наверное. Ну, так о чем вы собрались рассказывать, а, Владимир Георгиевич? — поинтересовалась Танька, мгновенно вспомнив имя-отчество бизнесмена.

Эти все, в газетах, не настоящие! — чувствуя, что теряет почву под ногами, Иващенко перешел в наступление. — А вы на метлах летаете!

Да неужели? — деланно изумилась Танька. — Ну пойдите, расскажите кому-нибудь. Знаете, что завтра ваши бизнес-партнеры говорить будут? — И, подделываясь под мужской голос, она пробасила: — «Слыхали, Иващенко девочек на метлах видел!» — «А мальчиков с рожками и вилами еще нет? Ничего, скоро и они подоспеют».

Краска бросилась бизнесмену в лицо.

Между прочим, твоя подружка мне кое-что должна! Она меня убить пыталась!

Это вы ей должны! Она вам жизнь спасла! — возмутилась Танька.

— Где это написано? Свидетели где? — хмыкнул бизнесмен.

— А где написано, что она пыталась вас убить? Доказательства, протокол? — передернула плечами Танька.

Бизнесмен мгновение помолчал, переваривая свое поражение.

А еще говорят, что дети — милые и добрые существа, — наконец вздохнул он.

А еще говорят, что мы наивные и доверчивые и нас легко обмануть, — парировала Танька.

Так мне не нужно разыскивать его пропавшие деньги? — Ирка повеселела, расцвела, с благодарной улыбкой глядя на Таньку.

И тут же улыбка увяла на ее лице, потому что подруга вдруг выдала нечто совершенно неожиданное:

Может, и нужно. Если, конечно, господин Иващенко перестанет валять дурака и начнет говорить дело. — Танька деловито уселась за столик под яблоней, мимоходом бросив бабке: — Там, кажется, новый сериал начинается. Мама говорит, интересный.

Та я знаю! — буркнула бабка. С тех самых пор, как от Танькиного прикосновения заработал отключенный за неуплату телефон, злить Иркину подружку бабка опасалась. Вдруг дармовая связь опять отключится? — А вин без мэнэ Яринку не обидит? — подозрительно косясь на Иващенко, поинтересовалась она.

— Ни в коем случае, — твердо заверила Танька. — Владимир Георгиевич сейчас с нами кое-что обсудит и поедет. Правда, Владимир Георгиевич?

Иващенко, словно завороженный, медленно кивнул.

Неуверенно оглядываясь, бабка двинулась обратно к дому.

Стакан компота, господин Иващенко? Вишневый, сливовый, грушевый яблочный? — поинтересовалась Танька тоном, каким бизнесмены в иностранных сериалах спрашивают у своих партнеров: «Вам чай, кофе?»

Вишневый, — выбрал бизнесмен, и Танька через плечо обронила:

Вишневый, пожалуйста.

Ирка не сразу поняла, что подруга обращается именно к ней.

Подавив возмущенный вопль «Я тебе не секретарша!», Ирка поднялась и мрачно буркнула:

Вишневого нет, весь выдули.

Тогда сливовый, — согласилась Танька. — Да вы присаживайтесь, Владимир Георгиевич. Побеседуем. А ты лук убери, — бросила она Богдану, — не то еще господин Иващенко скажет, что мы его к соглашению вынудили. Под дулом пистолета.

Почему под дулом? — переспросил Богдан, косясь на свой лук, у которого явно не было никакого дула.

Если он скажет, что вынудили под стрелой лука, будет как с историей о ведьмах. Обсмеют.

Когда Ирка вернулась из погреба с компотом (перелила из банки в кувшин, на поднос поставила, рядом четыре стакана — все как в лучших домах), переговоры были в самом разгаре. Танька небрежным жестом велела Ирке наполнить стаканы. Ирка стиснула зубы, но ссориться не стала, понимала — не время сейчас.


Только вот, пожалуйста, не надо второй раз держать нас за лохов. Ну конечно, вы покроете все наши расходы, дорогой Владимир Георгиевич, куда вы денетесь. Это ведь вы к нам пришли, а не мы к вам, — с приторной любезностью цедила Танька, поигрывая компотом в стакане. — Ну, хорошо. А теперь давайте поговорим об оплате!

Я ни в коем случае не держу вас за лохов, дорогая Татьяна… э-э…

Николаевна, — надменным движением наклонила голову Танька.

Дорогая Татьяна Николаевна! — чуть насмешливо выдал Иващенко. Потом запнулся и уже другим тоном поинтересовался: — Николаевна? А ваш отец, случайно, недвижимостью не торгует?

Торгует, и не случайно, — отрезала Танька.

Иващенко помолчал, явно задумавшись. Потом сообщил:

— Много слышал о нем. И какую же оплату вы хотите получить?

— Думаю, двадцать процентов от похищенной суммы будет в самый раз, — чуть побледнев от собственной наглости, выдала Танька.

Иващенко поперхнулся компотом.

— Сколько? Вы что, с ума сошли? Двадцать процентов? От пятидесяти миллионов долларов?

У Ирки перехватило дух, Богдан широко распахнул глаза, а Танька судорожно вздрогнула. Ирка подумала, что подруга тоже подавится компотом, как Иващенко, но Танька только молча отставила стакан в сторону.

Вы соображаете?! — продолжал бушевать Иващенко. — Вот так, за здорово живешь, десять лимонов отдать? Что я партнерам скажу, куда баксы делись? Даю полпроцента и ни центом больше!

Если мы ваши деньги не найдем, вам и остальные сорок миллионов не видать, — почти машинально парировала Танька. — Ладно, бог с вами, раз вы такой жадный. Три! Три процента!


Ноль семьдесят пять!

Два!

Хорошо! — вскричал Иващенко. — Один, и все, все! Пятьсот тысяч я найду, как компенсировать, но это мое последнее слово!

Танька коротко кивнула. Вырвав из блокнота листок, принялась писать.

И что, мы будем это заверять у нотариуса? — кисло поинтересовался Иващенко, читая текст соглашения.

Зачем нам нотариус? — удивилась Танька.

Быстрым движением отобрав у Богдана стрелу, она потянулась к руке Иващенко. Бизнесмен резко вскрикнул и изумленно уставился на свой окровавленный палец. Танька прижала его палец к бумаге.

— Посмотрим, как вы осмелитесь нарушить такое соглашение, — сказала девчонка и постаралась ухмыльнуться как можно более зловеще.

Похоже, ее улыбка и собственный кровавый отпечаток на белом листе произвели на Иващенко впечатление. Бизнесмен побледнел.

Так значит, завтра жду вас у меня в офисе? — спросил он, поднимаясь из-за стола.

Ждите-ждите, а как же, — промурлыкала Танька, дуя на бумагу, чтобы просушить кровавый отпечаток.

Бизнесмен побледнел еще больше и почти бегом двинулся к калитке.

Ну ни фига ж себе! — выдохнул Богдан, угрюмо молчавший во время этих кровожадных переговоров. — Такая вроде скромная, тихая, трусливая, в школе всего боится… А тут надо же, как крутого мужика-бизнесмена раскрутила!

При чем тут школа, — фыркнула Танька. — Это бизнес! — Она помахала текстом соглашения. — Ты хоть понимаешь… Нет, ты ничего не понимаешь! — Она повернулась к Ирке. — Ты хоть понимаешь, как нам повезло?


Не знаю. Я этого Иващенко вообще-то выставить хотела, — неуверенно протянула Ирка. — А вышло какое-то колдовство по найму. Как-то меня это все… напрягает.

Интересно! — обиженно протянула Танька. — Для кого я тут стараюсь? Колдовство по найму ее напрягает, видите ли! А что ты в принципе со своим колдовством делать собиралась? Для друзей ворожить по большим праздникам? Так извини, твои друзья и сами в ворожбе нормально секут! — На Танькиных губах проскользнула самодовольная улыбка. — Мы ж не мошенничаем, как эти вот, из газеты, мы самое настоящее колдовство предлагаем, без дураков!

Деньги какие-то… безумные! — почти жалобно протянула Ирка. — Даже представить сложно. Полмиллиона долларов на троих!

Танька покосилась на Богдана, скорчила гримаску:

— А я еще сказала, что без дураков! Прости, Богданчик, про тебя забыла. Не понимаю, чего мы еще и с ним должны делиться, по-моему, от него никакого толку. Ну ладно, раз ты так говоришь, пусть будет на троих. А если на троих, то не такие уж и безумные эти деньги. — Она вытащила из кармана калькулятор, быстренько пощелкала клавишами. — Получается на каждого сто шестьдесят шесть тысяч шестьсот шестьдесят шесть. — Танька вдруг помрачнела. — Шестьсот шестьдесят шесть? Нехорошее число. Дьявольское.

— О, говорю ж, трусливая — жуть, всего боится, даже баксов, — хмыкнул Богдан. — Можешь мне свою долю отдать. Мне хорошо, и у тебя счастливое число — ноль.

Танька в ответ молча скрутила фигу.

— Но-но, без ведьмовских штучек, — угрожающе помахал мечом Богдан. Тут же глаза его стали мечтательными, затуманились. — Ты, Ирка, дом заново отстроишь, а то эта развалюха скоро на вас с бабкой рухнет. Я отцу машину куплю. Путешествовать поедем.


За границу, — подхватила Танька. — И в твою Германию поедем, обязательно, слышишь, Ирка? Сможем там сколько угодно жить, пока ты… В общем, сколько надо будет.

Бабка перестанет ворчать, что от меня одни убытки, — поддаваясь общему настроению, пробормотала Ирка. И вдруг встряхнула волосами, приходя в себя. — Ребята, а кто знает, как мы эти деньги собираемся заработать? Кто-нибудь умеет разыскивать украденные баксы?

Гробовое молчание было ей ответом.


ГЛАВА 2 ДЖИП В ГОСТИ — К ДЕНЬГАМ | Колдовство по найму | ГЛАВА 4 КАРТЫ. ДЕНЬГИ, ДВЕ ТАЙНЫ