home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



ГЛАВА 5

КОГТИ ПРОЧЬ ОТ СИСАДМИНА

Лицо Иващенко стало кислым, будто он уксусу глотнул.

— И что теперь? — разочарованно протянул бизнесмен.

С первого раза может и не выйти! Дело-то серьезное! — скрывая разочарование и неуверенность за авторитетным тоном, заявила Танька. — Надо осмотреться, разобраться в деле, подумать…

Ага, мне все так говорили: и безопасники, и мент, и хакеры. Теперь вы еще, — не скрывая крайнего недовольства, пробурчал Иващенко. — Все вы только деньги тянете, а найти никого не в состоянии.

Мы от вас пока что никаких денег не видели! — возмутилась Танька. — Если вас ваши менты-хакеры подвели, нечего на нас сваливать! Мы вам не какие-то там, мы настоящие ведьмы! Вот мы сейчас…

Домой пойдем, — перебила ее Ирка и решительно вскочила. — Очень жаль, что не смогли вам помочь, Владимир Георгиевич.

Но мы сможем! — запротестовала Танька.

Ирка метнула на подругу яростный взгляд.

С зеркалом не вышло — значит, все. С самого начала вся затея была полной фигней. Давайте завязывать.

Что значит «завязывать»? — вмешался в разговор Иващенко. Выражение лица бизнесмена стремительно менялось. Танькины оправдания он слушал с брюзгливой миной — дескать, давай-давай, уговаривай меня, а я послушаю. Но стоило Ирке заявить, что они уходят, как брюзгливость сменилась растерянностью пополам со злостью. Он просверлил ведьмочку гневным взглядом. — Куда это вы собрались? Чуть что не вышло, так сразу в кусты?! Вы мне помочь обещали! Даже договор свой, колдовской составили! Извольте выполнять!

Но вы же видите — ничего у нас не получилось, — вдруг заявила Танька, и голос у нее был ласковый-ласковый, масляный-масляный. — Ира права! Не стоит нам больше отнимать ваше время, тем более если вы считаете, что мы ваши деньги тянем… А между прочим, немедленного результата никто не обещал. Сам к нам пришел, а сам не доверяет — так работать невозможно… — Обиженно бормоча себе под нос, Танька нацелилась к выходу.

Стойте! — рявкнул Иващенко. — Ладно, всё: вы правы, я не прав. Я с ведьмами раньше не работал, как у вас принято — не знаю. Готов довериться профессионалам. Тем более что другого выхода у меня все равно нет, — безнадежно признал он. — Делайте, что считаете нужным. Только делайте, ради бога, а не то я пропал! Вы осмотреться хотели? Давайте я вам корпорацию покажу! Танька покачала головой.

— Неплохо бы, но странно будет выглядеть. Вы же сами сказали, что в курьеры нас нанимаете. А глава корпорации не может лично устраивать экскурсию для каких-то курьеров.

Иващенко задумчиво покивал:

— А кто может? Главам отделов вас доверять тоже нельзя, вы тогда не мои бабки искать будете, а от их вопросов отбиваться, — и тут лицо его просветлело. — Знаю, кто вас поводит! Все равно ведь ни черта не делает! И с вопросами он тоже не полезет, такой пофигист — ни до чего ему дела нет. — Иващенко схватился за внутренний телефон, набрал номер. Послушал долгие гудки в трубке и раздраженно брякнул ее на рычаг. — Вечно где-то шляется!

Генеральный директор сорвался с места и выскочил в приемную. Ребята слышали его громкий недовольный голос — бизнесмен давал указания секретарше.

Довольная Танька лихо прищелкнула пальцами.

Молодец, Ирка! Если б я стала его уговаривать, он бы нас точно выставил. Или оплату срезал. А как ты уходить собралась, так сразу: работайте-работайте! Классно ты его раскрутила!

Я никого не собиралась раскручивать! — процедила Ирка сквозь зубы. — Я не хочу тут осматриваться! И работать тоже не собираюсь! Мне с самого начала вся затея не нравится, а теперь — тем более! Раньше мы хоть на зеркало рассчитывали, а сейчас? Сидит этот самый компаньон возле стенки, а где эта стенка находится, ты знаешь? Ведь никаких особенностей, никаких опознавательных знаков, ничего! Как будем искать?

По ходу дела сообразим! — бодро объявила Танька. — Ну не отказываться же нам от таких бабок из-за одной неудачи!

Вот именно что отказываться! — взвилась Ирка. — Не знаем, как сделать дело, так хоть не будем морочить человеку голову! По крайней мере, честно! Короче, ты как хочешь, а мы с Богданом пошли! — Она обернулась к мальчишке.

Ну вот, настал таки его звездный час, желанная возможность поставить Таньку на место. Но Богдан повел себя странно. Поерзал в кресле, повздыхал, лицо его исказилось самым настоящим страданием. Наконец он с трудом выдавил:

— Не пойду. С ней останусь, — пацан покосился на Таньку с искренним отвращением. Встретил Танькин полный изумления взгляд, демонстративно отвернулся и тут же буквально накинулся на Ирку: — Я вот слушаю вас и вообще не понимаю! Как будто это ты тут дочка миллионера, а не она! Танька могла бы сидеть задрав ножки и ни черта не делать! Всё любящий папочка принесет на блюдечке с голубой каемочкой. А она — ничего, тоже как нормальный человек, сама зарабатывать хочет. А ты, вроде, с детства работаешь, а ведешь себя как балованное дитятко. От самого маленького усилия бегаешь. А я, чтоб ты знала, не миллионерский ребенок, как некоторые, мне родители райскую жизнь не гарантировали…

Да твои родители ради тебя что угодно сделают! — вяло огрызнулась ошеломленная Ирка.

Да! — агрессивно возопил Богдан. — А я ради них, может, тоже хочу! Чтоб им полегче было!

Ты для родителей, а я для кого? — уже почти жалобно переспросила Ирка.

Сама решай! — отрезал Богдан. — А то только ноешь, себя жалеешь, а делать ничего не делаешь.

Не наезжай на нее! — вмешалась Танька так же вяло.

Неожиданная поддержка повергла девчонку в ступор, и она поспешила снова задраться с Богданом. Так было привычнее и спокойнее.

Ирка насупилась. Прекрасно! Богдан с Танькой, значит, — трудовые пчелки, им есть ради кого денежки зарабатывать. А ей не для кого, ясно! Никого у нее нет! Вот разве что сами Танька и Богдан. И бабка последнее время что-то покашливать стала, ее бы в санаторий, а путевки дорогущие… Ирка вздохнула. Ну ладно, эта парочка твердо решила подзаработать, а вот кто из них решит, как реально Иващенковские бабки отыскать?

Дверь в очередной раз распахнулась — вернулся Иващенко. А за ним лениво, нога за ногу, тащился пацан. Ирка присмотрелась. Нет, пацаном его уже не назвать. Но и парнем тоже рановато. Так, серединка на половинку, не ребенок и не взрослый, нечто непонятное, затянутое в потертые джинсы и синюю джинсовую рубашку.

— Вот, — сказал директор, демонстрируя это нечто. — Знакомьтесь. Серега. Он вас всюду поводит. — Иващенко оглянулся на своего спутника. — Ребятам надо территорию как следует осмотреть. — Он осекся и тут же торопливо пояснил: — Курьеры должны хорошо знать компанию. Чтоб знали, куда бумаги относить.

Серега небрежно перекинул жвачку от щеки к щеке и высокомерно прочавкал:

Я че вам тут, нянька Вика? — он пытался говорить басом, но неизменно срывался на тонкий фальцет. — У меня своя работа есть!

Видел я твою работу: шарик по экрану гонять. Хоть бы игру покруче выбрал, убогий, — отрезал Иващенко. — Делай, что говорят, или проваливай отсюда. Домой, к мамочке. Вы с ним построже, — доверительно обратился он к Ирке, — а мешать станет — гоните вон. Ходить можете куда хотите. Я вам сейчас универсальный ключ дам, он все двери в компании открывает. — Директор полез в сейф и вытащил оттуда пластиковую карточку. — С ним даже внешний турникет разблокировать можно. Правда, охрана все равно остановит, они там день и ночь дежурят.

— Зачем нам ключ? Мы и без ключа… — Танька высокомерно задрала подбородок, но Ирка тут же ткнула ее кулаком в спину, и подруга осеклась. Секунду подумала и согласно кивнула: — Правильно, нужен ключ. Для конспирации, — шепнула она Ирке.

Та тяжело вздохнула. Не наигралась еще Танька, любой заговор в радость, даже на открытие запоров, который приходится на собственной крови делать. Ничего, вот исколет себе пальцы до живого мяса — перестанет от ключей отказываться. Ирка взяла пластиковый прямоугольничек.

Все двери открывает? А у вашего компаньона такой был? — тихо спросила она Иващенко.

А как же. Один у него, один у меня, а это третий, запасной.

— Ладно, хватит тут болтать, — процедил Серега и, шаркая разболтанными летними туфлями, погреб к двери. — Пошли.

Ребята двинулись следом. Мимо сгорающей от любопытства секретарши прошли в коридор. Ирка в нерешительности остановилась. Юная ведьма понятия не имела, что делать дальше. Она категорически, абсолютно не верила, что можно вот так взять и заработать безумную сумму в полмиллиона долларов. Но друзья твердо решили не отказываться от денег, да и самой Ирке не хотелось чувствовать себя маменькиной дочкой, ожидающей, что все блага жизни сами собой свалятся ей на голову. Она огляделась, мучительно прикидывая, что здесь, в корпорации, могло бы помочь им в поисках пропавших миллионов.

Значит так, Серега… — начала она.

Кому Серега, а вам, мелочь, уважаемый Сергей Петрович, — отрезал пацан.

Кем уважаемый? — немедленно окрысился Богдан.

— Да уж тебя-то я как-нибудь научу меня уважать. Думаете, если генеральный сказал, так я, взрослый дядька, позволю всякой детворе собой командовать?! — грозно взревел Серега. Точнее, попытался взреветь, потому что голос у него сорвался и последнюю фразу он почти провизжал. Как щенок, которому наступили на лапу.

Танька захихикала:

Тебе сколько лет, взрослый дядька? В десятом классе, наверное? Или в одиннадцатый перешел?

Я студент! — оскорбленно вскинулся Серега. — Первый курс! — И уже тише добавил: — Поступил в этом году… Здесь в компьютерном отделе подрабатываю, младшим программистом, между прочим! Навязались на мою голову, так слушайтесь! Быстренько разбились на пары…

Все трое? — невинно осведомилась Танька.

Ирка почувствовала, что начинает заводиться. Серегины амбиции были совсем не к месту и не ко времени, а тут еще Танька решила поприкалываться. Как раз когда надо думать, как Иващенковский заказ выполнить. Раз уж взялись.

Серега тем временем налился злостью так, что прямо щеки раздулись, превращая его во вполне современного, в джинсах и майке, синьора Помидора.

— Умничать дома будешь, — сообщил он Таньке. — Я сказал, построились. — Мгновение подумал и добавил: — В затылок. Что встала, за ним становись! — И он пихнул Таньку, заставляя ее стать следом за Богданом. — А тебе что, особое приглашение требуется? — обернулся он к Ирке. — Марш на свое место! А ключ сюда давай, это тебе не игрушка!

Иркино бешенство достигло пиковой точки. Все сложилось одно к одному: обещанные громадные деньги, которые не столько привлекали, сколько пугали ее, колдовское расследование, за которое непонятно с какой стороны браться и от которого ее друзья ни в какую не хотели отказываться. А тут еще этот невесть откуда взявшийся первоклассник, то есть первокурсник, командовать пытается! Надоел!

Именно в этот момент Серега, видя, что Ирка не торопится отдавать ему универсальный ключ, протянул руку, собираясь просто-напросто вытащить пластиковый прямоугольник у девчонки из кармана.

Иркины глаза снова перестали различать цвета, будто в ней, как в телевизоре, отключился рычажок цветности и остались лишь белый и черный. Но взамен окружающий мир обрел необыкновенную четкость — Ирка видела любое, самое крохотное пятнышко на стене, каждую выщерблинку в полу. Тысячи новых, никогда раньше не слышанных звуков плеснули в уши, а движения приобрели невероятную стремительность. Ей казалось, что Серегина рука движется бесконечно, изматывающе медленно. Зато волна неистового гнева охватила ее мгновенно, наполняя рот вязкой горькой слюной.

— Ты совсем сдурел? Будешь у меня по карманам лазить? — рыкнула Ирка.

Обеими руками она со всей силы толкнула Серегу к стенке. Сразу не отскочила, боясь сопротивления: хоть и придурковатый, но все-таки достаточно здоровый детина. Ирка так и осталась стоять, обеими руками приперев незадачливого программиста к пластиковой панели коридора. Медленно поставив переднюю лапу на горло человеку, она с любопытством слушала, как тот захрипел. Здоровенная, очень красивая капля набухала у него под кадыком, наливалась, словно ягода соком, и наконец, оторвавшись, скатилась вниз, в ямочку ключицы, расплылась по футболке.

Кровь… — отстраненно, словно не о себе, а о ком-то чужом, подумал Серега и перевел глаза вниз, где огромная лапа, впиваясь когтями, медленно погружалась в податливое человеческое горло. Между прочим, его горло.

Лицо Сереги, в Иркином бесцветном мире и без того выглядевшее бледным, побелело еще больше, приобрело трупный оттенок. Глаза распахнулись широко-широко, будто хотели удрать из глазниц подальше от невыносимого зрелища. Губы заплямкали. Серега хотел закричать, но не мог. Голоса не было.

Что могло его так напугать? Ирка бросила взгляд на свою руку — и оцепенела. Она поняла что. Ведьма ощутила, как под тонкой Серегиной кожей испуганно трепещет жилка. И тут же почувствовала, что и сама дрожит, так же испуганно. На мгновение у нее мелькнула надежда, что это вот, когтистое, вовсе не ее рука, а чья-то чужая, чья угодно, лишь бы не ее! Но надежда была напрасной. Каждый когтище украшала роспись в японском стиле, сделанная гелевой ручкой.

— Ты… Пусти… Пусти!!! — голос вернулся к Сереге, он отчаянно завопил, рванулся прочь, чуть не распоров себе горло об Иркины когти.

К счастью для младшего программиста, девчонка успела разжать пальцы.

Ее наманикюренные когти сверкнули в белесом свете коридорных ламп. Ведьма спрятала руки за спину…

Трясущийся Серега отскочил прочь, натолкнулся на Богдана… Мальчишка немедленно отпихнул его на Таньку.

— Таки сбрендил! Чего мечешься?!! — проорала Танька, когда одуревший от ужаса парень слепо наткнулся на нее. И испуганно смолкла.

Шея и подбородок студента были словно обмотаны красным платком. Тонкая ниточка крови сползла на грудь, скользнула за ворот рубахи…

— Я умираю! Истекаю кровью! — прохрипел Серега, хватаясь руками за горло.

— Не трынди! — велела Танька.

Властной рукой она взяла Серегу за подбородок и вздернула ему голову. При этом старательно делала вид, что не слышит, как Ирка лихорадочно бормочет заговор на затворение крови.

Танька провела ладонью Сереге по шее. Парень истошно заверещал. А обалдевшая ведьмочка увидела, как на Серегином горле стремительно исчезают четыре ровные длинные царапины — словно след от удара лапы большого хищника.

Ну чего ты орешь? — старательно сохраняя безразлично-презрительный тон, процедила Танька. — Ничего нет!

Как это ничего нет?! Да она мне чуть горло не разорвала! Это все она! Она сделала! У нее… У нее когти! — дрожащий Серегин палец уперся в Ирку.

Да что ты говоришь?! — Танька решительно обошла перепуганного программиста. — Ну и где они? — преодолевая Иркино сопротивление, она взяла подругу за руку

Закусив губу, Ирка с трудом сдержалась, чтоб не завопить. Сейчас ее подруга увидит, сейчас…

— Где когти? Я тебя спрашиваю, ненормальный! — переспросила Танька.

Ирка невольно покосилась на свою руку. Никаких когтей не было! Обычные ногти, вон, на большом пальце лак уже чуть-чуть облупился. Знакомая гелевая роспись. Ой, а лак-то синий! Она снова видела цвета. Зато безумный калейдоскоп новых звуков стих, словно у нее в голове плотно захлопнулась дверь, отрезая непривычные шумы и шорохи.

Так, хватит! То нас строит, то из себя идиота! — накинулась Танька на Серегу— Сам небось прыщик разодрал, когда брился!

Ничего я не разодрал, — отбивался Серега. — Я еще не бреюсь!

Танькина физиономия стала ехидной.

Так ты еще маленький? А туда же, раскомандовался! Много о себе возомнил! Делай, что тебе шеф велел, а то живо отсюда вылетишь! Хочешь проверить?

Но у нее и правда были когти, — жалобно протянул Серега.

Все взрослые понты крутого сотрудника крутой компании слетели с него, будто унесенные порывом ветра. Сейчас он казался всего лишь перепуганным ребенком и время от времени косился на Иркины руки.

— Раз когти, значит, смотри, чтоб не задрала, — отрезала Танька. — Шагай давай!

Неуверенно, спотыкаясь на ровном месте, Серега двинулся вдоль коридора. Ребята пошли за ним.

— Что это такое было? — шепнула Танька, когда Ирка поравнялась с ней. — Морок навела?

Ирка лишь молча покачала головой. Ее все еще трясло от пережитого ужаса. Она бы и сама хотела знать, что с ней произошло. И если это был морок, как она умудрилась заморочить и саму себя?


ГЛАВА 4 КАРТЫ. ДЕНЬГИ, ДВЕ ТАЙНЫ | Колдовство по найму | ГЛАВА 6 ИНСТАЛЛЯЦИЯ ВЕДЬМЫ