home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



ГЛАВА 8

О ЧЕМ ГОВОРЯТ СОБАКИ

Сзади послышался топот ботинок.

— Хорошо, что вы ее задержали, майор! — охранник налетел сзади, ухватил Ирку за плечо. Продолжая держать девчонку на весу, майор аккуратно вынул ее плечо из руки охранника, бережно водрузил Ирку на пол и даже одернул на ней рубашку. — Не задержал, а придержал, чтоб глупостей не наделала! — нравоучительно пояснил он охраннику— Ты приятелей-то ее отпусти. — Ментовский Вовкулака кивнул на застрявших за турникетом Таньку и Богдана. — Пусть сюда идут, мне с ними потолковать надо.

Без подписанного пропуска нельзя, — все еще сопротивлялся охранник.

С милицией всюду можно, милиция — сама по себе пропуск, — авторитетно пояснил майор. — Давай, давай, отпирай.

Но вы этих ребят точно знаете? — почти жалобно спросил охранник, когда Танька и Богдан, гордо задрав носы, прошествовали мимо него.

Девчонок еще как знаю, — согласно кивнул майор, — а вот пацана впервые вижу. — И было в его словах, а точнее, в тоне нечто чрезвычайно оскорбительное. Словно старый оборотень разом отсек себя и ведьм от обыкновенного мальчишки, случайно затесавшегося в их необыкновенную компанию.

Богдан обиженно засопел. Но самое интересное было то, что и Танька обиделась на майора.


Богдан — здухач! — хоть и шепотом, чтоб не услышал измученный тревогой и любопытством охранник, но очень горячо объявила она.

Ух ты! — Ментовский Вовкулака покосился на Богдана с уважением. — Воин сновидений? Наш человек! А ты какой здухач — меченосец?

Н-не знаю, наверное… — протянул Богдан. — А какие бывают?

От человека зависит, — пожал плечами оборотень. — Я одного здухача знал, он в своей дневной жизни рыбалку очень уважал. Так когда из тела выходил и на герц отправлялся, в смысле, на дело, нечисть всякую пакостную гонять, он веслом орудовал. Здоровенное такое веслище…

Продолжая рассказывать, майор прошел в стеклянную дверь и ткнул пальцем в землю.

— Вот он, твой след, обрывается, — сообщил Вовкулака Ирке. — Здесь наш подозреваемый в такси сел и исчез, растворился. Бегство он готовил заранее, я хоть и неофициально расследование веду, а кое-что выяснил. Он сразу три билета заказал, на разные рейсы: в Вену, в Тель-Авив и во Франкфурт. И ни одним не воспользовался. Видно, как-то по-тихому сдернул, может, машиной.

Границу нигде не пересекал. Во всяком случае, по своему паспорту, — вдруг неживым, каким-то механическим голосом заявила Танька.

Ты откуда знаешь? — вцепился в нее майор.

Танька поднесла дрожащие руки к голове:

У меня в памяти записано.

Неужели компьютер сказал? — охнула Ирка.

Танька кивнула:

— Пока мы заговор читали, я все время думала, каким образом компаньон сбежал и где он может сейчас быть. Похоже, при обмене данными компьютер автоматически ответил на запрос и записал эту информацию мне в память!


Что еще записал? — Ментовский Вовкулака не очень понимал, о чем болтают юные ведьмы, но он был прежде всего ментом, а уж потом оборотнем, и привык с ходу выхватывать сведения, полезные для следствия.

Не знаю, — растерянно протянула Танька. — У меня и это само всплыло, когда вы сказали, что компаньон смылся.

А ты еще со мной поговори. Глядишь, опять что всплывет, — ласково предложил майор.

С чего вдруг? — подозрительно прищурилась Танька. — Вы свое расследование уже провели и ничего не нашли. Теперь Иващенко нас нанял, и мы уж как-нибудь сами разберемся.

Современные дети — это что-то! — покрутил головой майор. — Ты им жизнь спасаешь, и вот такая благодарность! Да если б не я, вы бы сейчас в желудках у псиголовцев разбирались!

Опасливо покосившись на Ирку — вдруг подругу обуяет очередной приступ бескорыстного благородства, — Танька пошла во встречную атаку:

Это современные взрослые — что-то! Так и норовят на детском труде подзаработать! А в тот раз мы вас поблагодарили. Кто вам толпу бандюков сдал? Вас, кажется, на подполковника представили?

Да они с меня чуть шкуру не сняли, бандюки ваши! И представление на подполковника пока еще только в министерство пошло, — буркнул майор.

На Ирку вдруг разом навалилась усталость. Почему-то она была уверена, что обнаруженный ею след сразу же приведет к сбежавшему компаньону и можно будет наконец закончить это дело! А оказалось, что след и без нее давно нашли, и никуда он не ведет, и снова все надо начинать сначала, конца краю их колдовскому расследованию не видно. А тут еще майор появился. По-хорошему, так надо бы с ним вместе работать, а не конкуренцию тут устраивать, а теперь Вовкулака наверняка на них обиделся. Но если Ирка сейчас предложит ему сотрудничество, обидится Танька. Опять скажет, что Ирка — как балованное дитятко, не хочет сама о себе позаботиться. Как ни поверни, все плохо!

А второй след куда ведет? — спросила Ирка, пытаясь разрядить ситуацию.

Какой еще второй? — удивился майор.

Да вот этот! — Ирка ткнула в еще одну, прерывистую, будто пунктирную линию, тянущуюся из пустоты (видно, здесь пропавший компаньон вылез из машины) и вновь ныряющую в двери корпорации. — Который обратно ведет!

Обратно? — майор нагнулся, раздул ноздри, будто собрался втянуть в себя мелкую пыль на бетонных плитах у входа. — Нет тут никакого обратного следа!

Как же нет, а это что? — Ирка тоже нагнулась и… черно-белый мир вдруг вновь полыхнул многоцветием красок, зато очертания окружающих предметов утратили свою необыкновенную ясность.

А следы исчезли, будто их и не было. И первый, четкий, ведущий прочь от корпорации, и второй, пунктирный, который то ли и вправду был, то ли привиделся уставшей Ирке.

— Верно, нет, — согласилась ведьма. — Я на картах нашему беглецу еще одну, позднюю дорогу выкинула, вот теперь она мне всюду и мерещится. Я вообще не очень понимаю, чем я этот самый след воспринимаю. Не глазами, не ушами…

Вовкулака снисходительно поглядел на Ирку и усмехнулся:

— Молодая. Сама себя не знаешь. Нюхом ты его чуешь, сестренка, нюхом, чем же еще!

Ирка растерянно коснулась кончиком пальца своего носа — нюх-то тут при чем? И вдруг поняла. Неужели майор хочет сказать, что след, за которым она шла все время, неведомо как принимая и воспринимая его, это был запах? Нет, но запахи же совсем не такие! Они не бывают такими плотными, почти осязаемыми, такими четкими и определенными, словно ты их видишь!

Запах, гадость какая! Она что, с ума сошла, совершенно незнакомого беглого дядьку нюхать! Распахся тут, понимаешь, на все здание! Приличные люди дезодорантом пользуются!

Все происходящее Ирке категорически не нравилось. Следовало признать, что здесь, в стенах Иващенковской корпорации, с ней стало происходить что-то крайне странное. А в чем дело — в самой Ирке или в затеянном ими расследовании, — разбираться не хотелось. И денег шальных тоже не хотелось: ни раньше, ни сейчас. Хотелось немедленно отправиться домой, завалиться в кровать и продрыхнуть часов до десяти утра. В конце концов, надо же ей хоть изредка высыпаться, а то бабка со своим огородом и рынком совсем замучила за каникулы, вот и мерещится всякая чушь. Ей-богу, скорей бы школа началась, лишь бы от полевых работ избавиться.

— Народ, а может, хватит на сегодня, а? — преувеличенно бодрым тоном предложила Ирка. — Пошли по домам, поздно уже.

Она покосилась на часы и удивилась. Оказалось, что они и вправду проторчали в компании невесть сколько времени. День давным-давно перевалил за половину.

— Куда пошли, мы ж еще ничего толком не узнали! — вскинулась Танька. — И неизвестно, попадем сюда завтра или нет!

Ирка была уверена, что очень даже известно — не попадут. Если только у нее получится, она тихо спустит на тормозах все расследование, с самого начала казавшееся ей глупым и безнадежным.

— Но мы же кое-что выяснили, ну пусть немножечко, но ведь выяснили, а если мы еще немножечко повыясняем… — Танька чуть не плакала. Похоже, она сразу догадалась, что Ирка намеревается слинять, и понимала, что после целого дня, потраченного впустую, удержать подругу не удастся.

Выяснили они! Ну что они там выяснили! Компьютер Таньке рассказал, что беглый компаньон границы не пересекал! Это по своему паспорту, а по чужому? Что, Танька не понимает: если компаньон заранее готовился к бегству, так мог и фальшивые документы себе подготовить? Да все она понимает! Вот подруга перестала бормотать и тяжко вздохнула, смиряясь. Сумасшедшие тысячи долларов делали им ручкой, но как тут прикажешь быть? С розыском удравшего партнера лучше всего должен был справиться майор-оборотень — но и он на сей раз облажался. С поиском украденных через компьютер денег должны разбираться хакеры — но и они ничего не нашли. Так с чего их троица, пусть и наделенная особыми способностями, решила, что сможет переплюнуть профессионалов? Колдовство, конечно, — сила, но никогда такого не было и быть не могло. Ирка решительно кивнула, соглашаясь с собственными благоразумными мыслями.

Все, уходим, — твердо объявила она. — Ничего мы больше не узнаем, у них рабочий день скоро закончится. С Владимиром Георгиевичем только попрощаемся, а то неприлично выйдет.

Вот и я так же с этим делом: копался, копался и обломался. Какой-то хитрый финт мужик придумал, просто так и не разгадаешь, — задумчиво кивнул майор. — А ведь наверняка кто-то что-то видел, кто-то что-то знает… Но молчат! — Похоже, майору и жаль было, что ведьмы не сумели раскрыть тайну пропавшего компаньона, и радостно, что его не обошли в любимом деле. Если Ментовский Вовкулака не может, так и никто не сможет. — Пошли, я вас к кабинету Иващенко через двор проведу, короче выйдет. Они снова миновали турникет и охранника — тот проводил посетителей измученным, безнадежным взглядом, явно прикидывая, каких еще проблем ожидать от невесть откуда взявшейся троицы. Но вместо того чтобы тащиться длинными коридорами к кабинету генерального директора, майор вывел ребят к неприметной дверце. Они оказались в ухоженном круглом дворике. Посреди дворика тянулась решетка вольера. С десяток огромных, мохнатых, сомлевших от жары кавказских овчарок, бессильно свесив розовые тряпочки языков, валялись на полу. Неторопливо приподняли тяжелые лобастые головы, лениво поглядели на шагающую мимо компанию.

В спину Ирке подул легкий ветерок. И словно сдул охватившую собак лень. Кавказцы разом вскочили. От их благостного добродушия не осталось и следа. Разъяренные, бешено рычащие дьяволы всем своим немалым весом бросались на сетку вольера. Сетка дрожала и прогибалась. Танька испуганно ойкнула.

— Это они меня учуяли, — перекрикивая заполонивший все пространство яростный рык, проорал Ментовский Вовкулака.

Он улыбнулся, демонстрируя жутковатый оскал, и остановился у самой решетки, такой близкий к псам и такой недоступный. Разъяренные кавказцы принялись биться о вольер с удвоенной силой.

— Давайте, давайте, — насмешливо подбодрил их майор. — Хоть лопните от злости, только все равно вы в клетке, а я на воле! У-у, морды кавказской национальности! — он запрокинул голову и издал тихий, но явственный вой, в котором были издевка, презрение и вызов волка псам.

Собаки озверели окончательно, они уже не рычали, а хрипели.

Ирка схватила майора за руку:

— Что вы их дразните, стыдно! Вы же все-таки человек!

Один пес перестал безуспешно прыгать на пружинящую сетку и коротко, хрипло залаял.

Ирка мгновенно и яростно развернулась к нему.

— С кем хочу, с тем и дружу! — и она демонстративно взяла майора под руку. — А у вас хвост не дорос замечания мне делать!

И тут же увидела, как огромный, только что бешено ярившийся пес испугался. Наклонил лобастую голову и вроде как присел в униженном реверансе, заправляя хвост между задними ногами.

Что это он раскланялся? — спросил Богдан.

Поза покорности, — отрезала все еще рассерженная Ирка. Каждый пес тут на нее лаять будет! Совсем соображение потеряли! — У собак так принято, если признаешь, что другой сильнее.

А ты, похоже, знаешь, что у них принято? — с интересом глядя на подругу, спросила Танька. — И вообще по-собачьи понимаешь?

Я? — Ирка недоуменно уставилась на подругу, а потом медленно постучала согнутым пальцем себе по лбу. — Ты рехнулась? Я не могу понимать по-собачьи, потому что собаки не разговаривают!

И она через весь двор направилась к противоположной двери в здание. Похоже, утраченные Иващенковские денежки сильно ударили Таньке в голову. Придумала тоже — взаимопонимание между Иркой и собаками. Да она псов-ярчуков, охотников за ведьмами, до сих пор без дрожи вспомнить не может, а уж людоеды-псиголовцы чего стоят! Нет, для Ирки хуже собаки зверя нет!

Сквозь дверцу у лестницы она вошла внутрь. После освещенного августовским солнцем двора коридор компании показался темноватым. Ирка быстро заморгала. А когда глаза привыкли к белесому свету галогенных ламп, девчонке почудилось, что вход в приемную генерального директора приобрел новое украшение. Но тут две неподвижные фигуры шевельнулись и потеряли сходство со статуями, зато неожиданно стали походить на столь нелюбимых Иркой собак. Во всяком случае, выражение лиц у них было точно как у псов, подкарауливших добычу. А добычей они явно считали Ирку и ее друзей.


ГЛАВА 7 БЕГОТНЯ ПО СЛЕДУ | Колдовство по найму | ГЛАВА 9 ПЛЯШИТЕ! ВАМ ПИСЬМО