home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



ГЛАВА 10

ОХОТА ЗА ПРОГРАММИСТОМ

— Есть! — хищно выкрикнула Танька. Она рывком распахнула дверь компьютерного зала и… вдруг застыла на пороге в крайнем изумлении. — Ты глянь, кто тут у нас отозвался! Нет, ты только глянь!

Ирка шагнула в проем. Сгрудившиеся в кучку программисты лихорадочно ворошили попавшие к ним письма, щелкали мышками компьютеров, названивали куда-то по мобилкам — скорее всего, искали

средство против какого-то страшного непобедимого вируса. Лишь один человек сидел, скорчившись в своем кресле и судорожно прижимая к груди белый конверт. И испуганно зыркал по сторонам настороженными глазенками.

— Офигеть! — от такого потрясения Ирка даже о словах майора позабыла. — Вот он и замешан? Не может быть! Он же — во, тупой, как это дерево! — и девчонка звучно постучала костяшками пальцев по дверному косяку, так что даже программисты оторвались от своих антивирусников и во все глаза уставились на Ирку. А она громко спросила:

— Серега, это что же, выходит, ты из компьютера генерального бабки выкачал?

Оттолкнув кресло, парень неуклюже поднялся: нелепый, тощий, несчастный, физиономия потерянная и какая-то совсем детская — ну прямо карапуз из песочницы. И вдруг…

— А-а-а! — заорал Серега и, низко нагнув голову, ринулся прямо на Ирку.

Девчонка глухо охнула, когда Серегина голова врезалась ей точно в живот. И тут же ее шарахнуло спиной в коридорную стенку!

Лихим ударом, как в американском футболе, вынеся разоблачительницу из дверей, Серега прыжком развернулся и, мимо ошеломленного Богдана, рванул вдоль коридора, повернул за угол… Только и слышно было, как часто-часто лупят об пол его растоптанные туфли.

Держась за сведенный болью живот, Ирка приподнялась.

— Ирка, ты как? Ты цела, Ирка? — наперебой спрашивали насмерть перепугавшиеся Богдан и Танька.

Майор аккуратно отвел Иркины руки и сочувственно прокряхтел:

Удар твердым тупым предметом в брюшную полость. Враз дух перешибает, — его пальцы умело придавили девочке живот. — Так больно?

Больно, не больно… — просипела Ирка. Голос с трудом возвращался к ней, будто силой пропихивался сквозь сжавшуюся диафрагму— Ну что стали? Ловите гада, уйдет!

— Уйдет? От меня? Шутишь! — вскинулся майор.

Тяжелый десантный нож вылетел из вшитых в штанину ножен и вонзился в линолеум. Майор кувыркнулся… И вот уже вдоль коридора пронесся огромный волк. Разъезжаясь когтями по скользкому полу, свернул за поворот, и победный вой завидевшего добычу зверя заметался меж стен. Отчаянно завизжала какая-то женщина…

Он что, сдурел? А еще мент! Там же народу полно, увидят! — закричал Богдан.

За ним! Как бы чего не вышло! — взвыла Ирка, шатаясь, поднялась на ноги, сделала шаг.

Богдан с Танькой переглянулись, подхватили ее под руки, поволокли вдоль коридора.

— Да что вы меня тащите, невменяемые! — вывернулась Ирка. — Лучше помоги, сними боль!

Конечно! — Танька звучно хлопнула себя по лбу— Протупила!

Как всегда, — буркнул Богдан.

Танька прижала ладонь к животу подруги, забормотала заговор. От ее пальцев потекло ласковое ровное тепло, уменьшая боль, возвращая дыхание. Глубоко вздохнув, Ирка распрямилась… И тут же рванула бегом. Туда, где рык мешался с паническими воплями и перепуганным визгом.

— Не волнуйся, майор его поймает! — на бегу прокричал Богдан.

Ребята тоже свернули за угол и сразу поняли, что майор действительно поймал Серегу. Только вот толку от этого было немного, потому что майор и сам попался.

Судя по разодранной одежде, младший программист уже успел познакомиться с когтями Ментовского Вовкулаки. Серега сидел, вжавшись в дверь офиса, и жалобно причитал:

— Когти что, теперь у всех? Это что теперь, модно?

Время от времени он безнадежно стучал в дверь офиса кулаком. За дверью тоже слышался стук. Похоже, работники офиса, завидев несущегося по коридору волчару, благоразумно решили забаррикадироваться мебелью. Мебель была легкая, пластиковая, и на полноценную баррикаду ее требовалось много.

Впрочем, можно было и не стараться особенно. Потому что перед офисной дверью и полуобморочным Серегой стояли двое. А точнее, две. Холеная женщина в брючном костюме, вооруженная тяжеленной папкой, и бабка-уборщица в синем халате со шваброй наперевес. Вздыбив шерсть на загривке и грозно изогнув спину, волк переступил лапами и вдруг взвился вверх, пытаясь перепрыгнуть через женщин и добраться до Сереги.

Удар шваброй пришелся точно в волчью морду.

— Не трожь парня, зверина! — рявкнула бабка.

Жесткий край папки съездил волка по хребту, а острый носок модельной туфельки воткнулся ему под ребра:

Пшел вон, животное!

Они ж его сейчас пришибут! — испуганно взвизгнула Танька, видя, как взлетает швабра, норовя раздробить рухнувшему оборотню голову. На заговоры не было времени, и ведьмочка просто властно крикнула:

Ко мне! А ну ко мне!

Волка словно дернуло за заднюю лапу. Проволокло по полу, одним махом выхватывая из-под удара. Швабра глухо тюкнула в пол.

— Это твоя собака, девочка? — тяжело дыша и вытирая рукой папку, поинтересовалась холеная дама.

Ментовский Вовкулака оскорблено взвыл и пружинисто вскочил на ноги.

А женщина продолжала выговаривать Таньке:

— Такая опасная, чуть юношу не загрызла! Почему она без намордника?

Танька представила себе Ментовского Вовкулаку в парадной майорской, нет, лучше сразу полковничьей форме, фуражке — и в наморднике! Не выдержала, захохотала. И тут же огребла крепкий подзатыльник.

— Смешно ей! Нашла над чем смеяться! — злобно процедил знакомый голос.

Вернувшийся к человеческому облику майор поднялся с четверенек. Дама помотала головой, будто муху отгоняла, и уставилась на оборотня широко распахнутыми глазами:

Мужчина, вы откуда тут? А собачка ваша где?

Собачка?! — лязгнул клыками майор. — Юноша ваш, чуть не загрызенный, где, защитница хренова?

Дама обернулась. Позади нее никого не было.

— Смотался, трус паршивый! — рявкнула Ирка. — Сейчас я его! А ну ко мне! — непонятно кому крикнула она.

Впрочем, сразу же стало ясно — кому. Швабра вырвалась из рук уборщицы и легла Ирке в подставленную ладонь. Мазок полетного зелья по запястьям — и ведьмочка вскочила на швабру и взмыла к потолку. Одинаково зажмурившись и схватившись за сердце, холеная дама и бабка-уборщица сползли по стене.

Где он? — прокричала Ирка. — Ищи его, майор, ищи!

Совсем меня за Жучку держат! — возмутился майор. — Одолжи ножик, пацан! — Выхватив у Богдана из-за пояса двухлезвийный кинжал, Вовкулака кувыркнулся через него… И вот уже, припав носом к следу, громадный волк помчался в погоню.

Лихо гикнув, Ирка штопором ввинтилась в воздух… и погнала вслед за волком, ловко закладывая виражи на коридорных поворотах.

— Весь пол ножами истыкали, — укоризненно покачал головой Богдан и бережно вытащил кинжал из линолеума. — Как-то мы неаккуратно со здешним имуществом.


Да и вообще — что-то чересчур много крику и беготни, — неожиданно согласилась Танька. — Чего за ним гнаться, спрашивается?

А ты что предлагаешь, пускай сматывается? — воинственно вопросил Богдан. Даже если Танька в виде исключения была согласна с ним, то уж он с Танькой соглашаться никак не желал.

Конечно, пускай, — невозмутимо согласилась белобрысая ведьма. — Далеко все равно не убежит. — Она вытряхнула вглубь коридора горстку сушеной травы из небольшого самодельного пакетика и пожелала: — Кольцом тебе дороженька, Серега!

Чего мусоришь? — слабо отреагировала приоткрывшая один глаз уборщица. И тут же опять зажмурилась, потому что у Таньки за спиной послышались топот ног и свист рассекаемого воздуха.

Девчонка обернулась. Дорога кольцом неизбежно привела беглого программиста обратно к юной ведьме. Ошалевший парень мчался, не разбирая дороги. Следом неслась Ирка на швабре, а за ней стлался по полу громадный волк. Серега оборачивался на бегу, безумными глазами вглядывался в своих необыкновенных, невозможных преследователей, и из горла его вырывался тоненький, отчаянный визг:

— Не бывает! Не верю! Ведьмы! Оборотни! А-а-а!

Хрипло, загнанно дыша, Серега пробежал мимо Таньки… Коварная ведьмочка вытянула ногу и носком кроссовки зацепила его за щиколотку.

Вскинув руки, парень рухнул, растянувшись на полу. Попытался подняться. Но сверху, впечатывая подметки ему в спину, спикировала Ирка, а на плечи длинным прыжком обрушился оборотень.

— Держи его! Вяжи! Крути! — клубок тел прокатился по коридору, а когда распался, Танька захохотала снова.

Две пары наручников сковывали Серегу по рукам и ногам, а сквозь наручники была пропущена швабра. Серега болтался на ней, точно жертва людоедов в кино.

— Во смешливая! Швабру покажи — и то ржет! — пожал плечами вернувшийся в человеческий облик майор. — Чего такого? Удобно же! Я — спереди, сестренка и пацан — сзади. Ну, взяли, поволокли!

Ирка с Богданом и Ментовский Вовкулака подхватили швабру с двух концов — Серега слабо вякнул, провисая, — и, гордо волоча «заполёванную» добычу, пошли к Иващенко.

— А хвосты за вами кто подбирать будет? — спросила вслед Танька.

Ирка и майор дружно глянули себе через плечо и ниже. А потом так же дружно объявили:

Какие еще хвосты? Нет никаких хвостов!

Да я, собственно, вот их имела в виду, — несколько растерянно пояснила Танька, кивая на дамочку с папкой и бабку-уборщицу— Видели они чересчур много: превращения, полеты. Наверняка трепаться будут.

Ментовский Вовкулака оценивающе поглядел на пребывающих в полуобмороке женщин и буркнул:

Да, проблемка! За раз я ее, пожалуй, и не решу. Тем более что обедал совсем недавно.

Так, идите! Идите себе к своему Иващенко, — тут же заторопилась Танька. — Я сама с ними разберусь. Идите, идите, не задерживайтесь.

Процессия скрылась из виду, и лишь тогда Танька облегченно вздохнула.

— Решит он! У, волчина! — пробормотала девчонка и наклонилась к нежелательным свидетельницам. Обе чуть приоткрыли глаза и снова испуганно зажмурились, увидев нависшее над ними лицо. — Не такая уж я и страшная! — слегка обиделась Танька. — Что же мне с вами делать? — И тут она радостно прищелкнула пальцами. — Знаю! — И ведьмочка тихо-тихо, едва слышно запела: — Ой, ходыть Сон по улонци, в билэсэнький кошулонци… — Дыхание женщин стало ровным, безмятежным. А Танька все тянула… — Слоняеться, тыняеться, до памъяти торкаеться. Ходы, Сонку, в колысоньку, прыспы нашу дытыноньку, хай спыть, не трындыть, що бачыла — забудыть, що памъятае — за сон мае. Вот так!

У стены, прямо на полу, безмятежно смежив веки, спали деловая бизнес-леди и бабка-уборщица.

— Надо же, — покачала головой Танька. — Совсем Иващенко своих служащих довел, прямо в коридоре засыпают от переутомления! Да еще сны такие странные видят: с оборотнями и летающими девочками. Придется генеральному на внеочередной отпуск расщедриться. — Ведьмочка аккуратно подмостила папку с документами под головы спящим и бегом кинулась догонять друзей.


ГЛАВА 9 ПЛЯШИТЕ! ВАМ ПИСЬМО | Колдовство по найму | ГЛАВА 11 СЕМЕЙНОЕ ДЕЛО НА МИЛЛИОНЫ